2011-08-20 17:41:33
ГлавнаяМировая экономика — Система золотого стандарта в мировой валютной системе



Система золотого стандарта в мировой валютной системе


Модель функционирования золотого стандарта.

Базовая теоретическая модель функционирования золотого стандарта построена на основных принципах классической экономической теории. Эта модель получила название модели Юма - по имени экономиста и философа, первым описавшего механизм ее функционирования. Модель Юма удивляет своим долголетием. Будучи разработанной в восемнадцатом веке, она и по сей день остается основным инструментом в изучении системы золотого стандарта.

В своей модели Юм делает допущение о том, что в мире в качестве платежного средства используются только золотые монеты. При продаже товара за границу экспортер получает платеж золотом, при покупке товара за рубежом, соответственно, импортер осуществляет платеж золотом. Таким образом, каждая сделка опосредуется перемещением «желтого» металла из одной страны в другую.

Если совокупный экспорт страны меньше совокупного импорта, то есть, выражаясь современной терминологией, имеет место дефицит торгового баланса, государство сталкивается с оттоком золота. Снижение количества денег (золотых монет) в обращении на внутреннем рынке приводит к снижению уровня цен в этой стране. Одновременно, приток дополнительного золота в страну с положительным сальдо торгового баланса способствует росту цен на ее внутреннем рынке. В результате, отечественные потребители государства, испытывающего дефицит торгового баланса, столкнутся с удорожанием импортных товаров и снизят их потребление. Иностранные потребители (потребители страны с положительным торговым балансом), в свою очередь, будут покупать больше отечественных товаров (товаров из страны с отрицательным сальдо торгового баланса), которые для них станут дешевле.

Следовательно, отечественный экспорт начнет расти, а отечественный импорт - снижаться до тех пор, пока торговые балансы обоих государств не достигнут состояния равновесия.

В современной интерпретации модель Юма можно выразить через уравнение

MV = PQ,

где М - предложение (количество) денег,

V - скорость обращения денег, показывающая как часто за определенный период времени банкнота или монета переходит из рук в руки,

Р - уровень цен на внутреннем рынке,

Q - объем производства в национальной экономике.

При постоянной V в краткосрочном периоде, любое событие (экономический шок), приводящее к снижению объемов национального производства, вызывает, одновременно, рост цен на отечественные товары. Вследствие этого происходит увеличение спроса на более дешевые импортные товары, приводящее к росту дефицита торгового баланса. Отток золота из страны приводит к снижению внутреннего денежного предложения М и опосредованному падению цен на внутреннем рынке. Начинается обратный процесс, уравновешивающий торговые балансы обоих государств.

Таким образом, система функционирования золотого стандарта, модель которой была построена на ряде допущений, характерных для классического направления политэкономии, имеет несколько неоспоримых плюсов. Во-первых, в долгосрочной перспективе уровень мировых цен остается стабильным. Колебания цен в отдельных странах, их отклонение от равновесных значений носят временный характер. Стабильность мировых цен в долгосрочной перспективе способствует развитию международной торговли и процессу зарубежного инвестирования. «Весь мир превращается в одну большую страну, с той лишь разницей, что остаются национальные правительства, обладающие правом устанавливать и собирать налоги, ограничивать передвижение граждан из одной станы в другую... А в остальном - размещение и использование ресурсов в мире - оказывается таким же эффективным, как и в отдельно взятой стране [в условиях совершенной конкуренции]».

Изменчивость внутренних цен в краткосрочной перспективе можно рассматривать как свидетельство того, что в период золотого стандарта у государств были иные приоритеты, нежели стабильность внутренних цен и, как мы увидим далее, борьба с безработицей. Стремясь сохранить фиксированный курс национальной валюты в условиях свободного международного перемещения капитала, власти вынуждены были отказываться от регулирования, в том числе, темпов инфляции в краткосрочном перспективе. В долгосрочной же перспективе стабильность цен в странах обеспечивалась благодаря функционированию системы золотого стандарта, основной составляющей которого, как будет отмечено дальше, было международное экономическое сотрудничество.

Во-вторых, использование системы золотого стандарта оказывается эффективным средством ограждения населения страны от экономических шоков, связанных с природными катастрофами. Стихийные бедствия, неурожаи, снижающиеся объемы национального производства при использовании системы золотого стандарта не влекут за собой сокращения потребления и обязательное снижение уровня жизни граждан пострадавшей станы, а вызывают перемещение золотых запасов, направленных на закупку недостающих товаров. Так как подобной выгодой системы может воспользоваться любая страна, то ее можно назвать «системой взаимной помощи для целого мира».

В-третьих, экономическое равновесие при золотом стандарте достигается без вмешательства государства. Это огромное преимущество с точки зрения людей, придерживающихся мнения о том, что эффективное распределение и использование ресурсов - сложнейший процесс. Ни один человек, ни одна государственная власть не в состоянии его смоделировать в силу отсутствия достаточного количества имеющейся информации. Кроме того, вмешательство государства в экономические процессы, можно рассматривать как нарушение экономической, а в перспективе и личной свободы граждан, которая не может существовать без достижения первой в обществе свободы выбора. Вспоминая общество эпохи золотого стандарта, современник писал: «Те, кто хорошо помнят и понимают мир, существовавший до первой мировой войны, вспоминают это время с большой ностальгией... [В то время] ощущалась полная безопасность -чувство, которое после этого не существовало. Прогресс представлялся как само собой подразумевающееся явление... Это был продолжительный период истории, в течении которого, десятилетие за десятилетием, можно было наблюдать растущую политическую свободу, прогрессивное развитие демократических институтов, постоянное повышение уровня жизни в обществе».

Несмотря на все свои достоинства, модель Юма содержала существенные недостатки. Во-первых, в ней не учитывалась роль международного движения капитала и его влияние на платежные балансы страны, в то время, как, переливы капитала с целью кредитования иностранных заемщиков по своим объемам превосходили, порой существенно, товарные потоки. Во-вторых, эмпирические исследования показали, что «даже самые серьезные отклонения от равновесного состояния платежных балансов опосредовались незначительными по своим объемам перемещениями золота из одной страны в другую», гораздо меньшими, чем предсказывала модель Юма.

Значение международного перелива капитал как важной составляющей достижения равновесия платежного баланса страны игнорировалось в ранних классических моделях, подобных модели Юма, в силу существовавшего допущения о гибкости цен и затрат. Как следствие, основное внимание в подобных моделях было сконцентрировано на торговом балансе. Считалось, что отклонение от состояния равновесия платежного баланса есть прямое следствие соответствующего изменениям в торговом балансе. Однако, «в реальной жизни международное движение капиталов играло огромную роль в процессе уравновешивания платежного баланса». Так, например, развивающиеся на том момент страны, такие, как США, Канада, Австралия, Аргентина, имели постоянный дефицит торгового баланса, который финансировался притоком иностранного капитала из более развитых стран Западной Европы. Из 44 млрд.$ совокупных иностранных инвестиций накануне первой мировой войны 12 млрд.$ было инвестировано в Европу, 6,8 млрд.$ - в США, 8,5 млрд.$ - в страны Латинской Америки, 6 млрд.$ - в Азиатский регион, 4,7 млрд.$ - в Африку, 3,7 млрд.$ - в Канаду и 2,3 млрд.$ - в Австралию и Новую Зеландию.

Одновременно, Англия - наиболее развитая страна того времени имела дело с постоянно растущим положительным сальдо торгового баланса. Если в период с 1816 по 1855 год этот показатель увеличивался в среднем на 35 млн.$ в год, то в предвоенный период с 1906 по 1913 год ежегодный прирост стал составлять 870 млн.$. Равновесие платежного баланса Англии достигалось за счет оттока капитала из страны в виде инвестиций. Ежегодный объем иностранных инвестиций из Англии за соответствующий период времени вырос с 30 млн.$ в 1816-1855 гг., до 850 млн.$ в 1906-1913 гг., причем, начиная с 1910 года, этот показатель превышал 1 млрд.$ в год, что равнялось 10% национального дохода страны.

Таким образом, учитывая важность международного перелива капиталов уже в эпоху золотого стандарта, можно сказать, что «механизм уравновешивания платежного баланса посредством цен и перелива металлических денег мог действовать автоматически, приводя в соответствие баланс текущих операций и баланс движения капитала и устраняя перемещение золота между странами. Тем не менее, реакция центральных банков на движение золота через границу создает другой механизм, помогающий восстановить равновесие платежного баланса. Центральные банки, постоянно теряющие золото, рискуют оказаться не в состоянии выполнить свои обязательства по выкупу денежных банкнот. Поэтому при потере золота они вынуждены сокращать имеющиеся у них объемы внутренних активов, повышая учетную ставку в стране и вызывая прилив капитала из-за границы... У накопившего золото центрального банка может возникнуть соблазн приобрести внутренние активы, что [приводя к снижению учетной ставки] увеличивает отток капитала и направляет золото за границу».

Однако, несмотря на кажущуюся логичность подобных рассуждений, эмпирические данные, собранные А. Блумфилдом в 1959 году, говорят о том, что действия центральных банков в эпоху золотого стандарта, как правило, расходились с теми, что были описаны выше. Собрав данные по 11 странам (Англия, Франция, Австро-Венгрия, Россия, Германия, Бельгия, Дания, Норвегия. Финляндия, Нидерланды и Швеция) за период с 1880 по 1913 гг. (для Австро-Венгрии - с 1892 г., для России - с 1897 г., а для Швеции - с 1900 г.), А. Блумфилд проанализировал наличие взаимосвязи между ежегодными изменениями в объемах притока/оттока иностранного капитала и изменениями в том, что сегодня принято называть внутренней кредитно-денежной политикой (изменение учетной (дисконтной) ставки, количество государственных облигаций в обращении и т.д.). Результат получился прямо противоположный тому, что был представлен выше. Из 319 наблюдений 60% (в 191 случае) свидетельствует о том, что при соответствующем изменении в движении иностранного капитала, центральные банки предпринимали те меры, которые, по логике вещей, предпринимать были бы не должен. Иначе говоря, в 60% случаев при оттоке капитала из страны центральные банки снижали учетную ставку, а при увеличении притока капитала - повышали.

Вывод, к которому пришел Блумфилд, означает, что центральные банки эпохи золотого стандарта руководствовались в своих действиях иными, нежели равновесие платежного баланса, мотивами. Можно сделать заключение, что помимо главного приоритета - стабильная конвертируемая национальная валюта, центробанки при проведении своих действий придерживались неких «правил игры». Если под «правилами игры» понимать следование политики laissez-faire со стороны центральных банков, то исследования Блумфилда действительно свидетельствуют о том, что главные банки страны не предпринимали никаких сознательных компенсирующих действий для предотвращения перелива золота через национальную границу. В этом смысле можно говорить, что центральные банки «играли» по общепринятым правилам. В обмен на соблюдение правил национальный банк страны, столкнувшийся с экономическим дисбалансом, получал помощь от других участников «игры». Эта помощь могла быть как в виде дополнительных кредитов, так и в форме соглашения не предъявлять к обмену на золото накопленные бумажные банкноты и прочие обязательства, выпущенные банком страны переживающей кризис.

Кроме того, эмпирические данные показывают, что многие центральные банки не спешили обменивать скопившиеся у них бумажные деньги и прочие обязательства иностранных центральных банков и казначейств на золото.

Причиной тому могло быть как сотрудничество и предварительная договоренность (как правило, в случаях финансовых кризисов, когда по просьбе эмитента центральные банки других стран не предъявляли к обмену на золото скопившиеся у них обязательства национального банка страны, переживающего экономический или финансовый кризис), так и стремление получить дополнительную прибыль в виде процентов по иностранным обязательствам, так как золото представляло собой пусть и надежный, но беспроцентный актив.

Например, если у Индии образовывалось положительное сальдо в торговле с Англией, то ее центральный банк предпочитал не конвертировать аккумулированные бумажные фунты стерлингов в золото, а инвестировать их в ценные бумаги в Лондоне. Таким образом, дефицит торгового баланса Англии уравновешивался притоком краткосрочного капитала. Фактического же перемещения золота между странами не происходило. Такую же картину, как мы увидим дальше, можно было наблюдать и в кризисные годы. Такое положение вещей во многом объясняет причины незначительных по сравнению с прогнозами, вытекающими из модели Юма, реальных объемов перемещения золота между странами.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Институциональная основа, принципы и функции ВТО
Теории и концепции внешней торговли и размещения прямых иностранных инвестиций
Проблемы, условия и перспективы присоединения России к ВТО
Глобалистика, глобализм и глобализация
Европейская валютная интеграция
Вернуться к списку публикаций