2011-05-25 09:00:33
ГлавнаяМировая экономика — Проблема начала и структуры процесса глобализации



Проблема начала и структуры процесса глобализации


Взаимодействие этих основных коалиций стран и создавало реальную интригу исторического процесса.

Наличие социализма в определенном отношении упорядочивало структуру мирового процесса, поскольку социализм выступал противовесом капитализму, равно как и капитализм ограничивал возможности социализма. При этом наличие социализма заставляло другую систему более ответственно относиться к функционирующим демократическим институтам, международным договорам, своему «имиджу» в мире. Подобная взаимозависимость распространялась на многие сферы деятельности.

Сегодня западные страны, и особенно США «опьяненные победой» в холодной войне, «переигрывают» самих себя, стремясь всеми силами (экономическими, информационными, финансовыми, военными) как можно быстрее навязать миру неолиберально-рыночные представления, которые породили современный системно-глобальный кризис. Не имея достойных оппонентов на этом конкретном историческом этапе, индустриально-развитые страны Запада, особенно США начинают игнорировать законы международного права, отказываются от ряда принятых обязательств, забывают о демократических принципах за пределами собственных стран.

Победа в «холодной войне» привела к изменению геостратегических планов США. Это нашло отражение в многочисленных документах, фиксирующих новые приоритеты США в мире. Последнее привело к тому, что США не скрывают своих глобальных намерений. Они исходят из того, что США должны «вести за собой мир», поскольку ее «военная мощь не имеет себе равной в мире». По мнению авторов «Стратегии национальной безопасности США в следующем столетии» США могут и должны «использовать лидирующую роль США для придания нужного направления интеграционным тенденциям в мире, внесения коррективов в существующие политические и экономические институты и структуры безопасности, а также для формирования новых организаций, которые помогут создать условия, необходимые для продвижения наших интересов и ценностей».

Между тем лидерство - тяжелая ноша. Это не только ответственность перед будущим, но и экономические затраты. И что особенно важно, лидерство в современном мире предполагает умение считаться со сложностью, противоречивостью и нестабильностью современной цивилизации. Проблема в том, что эти факторы не принимаются в расчет. Прав оказался Н.Н. Моисеев, который писал в 1992 г.: «Власти США будут иметь в ближайшие годы почти абсолютную поддержку у своего народа, и трудно предположить, что они этим не воспользуются. Соблазн тому безмерно велик. Но может произойти и нечто большее: история показала, что национальные амбиции могут иметь самые трагические последствия. Ну и, кроме того, оказавшись монополистом, их подстерегают новые и не очень им понятные трудности, связанные с судьбой любого монополиста». Стремление к роли одной страны, даже самой мощной в технологической и военной сфере, всегда вызывает напряженность в мире, а сегодняшняя политика США, которая пытается установить свой контроль в мире, тем более вызывает неприятие, что США не имеют привлекательную систему ценностей. Крайний прагматизм и утилитаризм трудно сделать привлекательными для всех социокультурных традиций. Между тем в современном сложном и взаимозависимом мире лидер несет ответственность за будущее мира и не имеет права игнорировать интересы других участников мирового процесса, поскольку это ведет к усилению нестабильности и международной напряженности в мире.

Реальная взаимозависимость различных государств, цивилизационных потоков делает страну, берущую на себя бремя ответственности за будущее, особенно уязвимым для критики, поскольку от нее требуется сочетание трудно совместимых черт, а именно усиление, с одной стороны, организационного начала в общепланетарном масштабе, дабы справиться с. множеством сложных проблем, а с другой, - децентрализацию и сохранение социокультурной самобытности различных социальных организмов, взаимодействие которых составляет ядро современной цивилизации. Тенденция к экономической, политической унификации современного мира, проявляющаяся в политике ведущих западных стран, упрощает сущность политики и экономики, поскольку рассматривает их скорее как определенные технологические процедуры, нежели сложные социокультурные феномены, уходящие глубокими корнями вглубь традиций тех или иных стран.

Попытка США стать лидером современного мирового процесса имеет свою логику и объясняется многими факторами. США - относительно молодая держава. Страна обладает огромными экономическими, технологическими, информационными и финансовыми ресурсами. На ее территорию не падали бомбы. США всегда воевали на чужой территории: в Европе во время II мировой войны, в Корее, во Вьетнаме. У такой страны нет не только истории войны, но и истории вообще в глубинном смысле этого слова. США, как особая культура, находятся на стадии формирования и самосознания. Политики США живут и действуют, исходя из наличного состояния, особо не задумываясь о прошлом и будущем. Для них настоящее выступает единственным масштабом принятия любых решений. В подобной ситуации легче принимаются ответственейшие решения.

Между тем, принципиально важно, что устранение оппонента в лице СССР и социалистической системы не привело и не могло привести к снятию многих фундаментальных проблем, которые стояли перед капитализмом, как цивилизационным образованием. И причина здесь не только в наличии недоверия к глобализации сверху, идущего от прежнего противостояния капитализма и социализма. Причина в том, что Россия, равно как и другие ведущие страны мира - Китай, Индия, Иран и др., мешают США и их сторонникам реализовать на практике свои геополитические и геостратегические планы.

Столкновение интересов между различными участниками цивилизационного процесса было неизбежным, поскольку причиной противостояния двух миров было не только идеологическое расхождение при всей важности этого фактора. Кроме идеологического фактора в мире действуют экономические, политические, геостратегические факторы. Именно это обстоятельство было забыто политиками, которые содействовали разрушению экономики, науки, образования и, наконец, СССР-союз многих народов, часть из которых сложился раньше, чем произошла Октябрьская революция в 1917 г.

Структура глобализационного процесса во многом определяется экономическими факторами, которые выступают решающим детерминантом цивилизационного развития. Установление связи между различными странами для мирохозяйственной деятельности, мировой торговли можно считать началом естественной глобализации. Вместе с тем, экономическая деятельность - часть, форма человеческой самоорганизации и потому человек стремился установить связь с другими не только для экономических целей, торговли, но и для коммуникации. Но несомненно то, что ядром глобализации выступает глобализация в сфере экономики. И чем больше общество становится экономикоцентричным, тем сильнее влияние сегмента экономической глобализации на другие составляющие данного процесса. В целом столь большое влияние глобализации на все сферы жизни современной цивилизации связано с экономическими возможностями индустриально ­развитых стран мира. Ни одно сообщество других государств не обладало и не обладает столь значительными экономическими возможностями влияния на международные события, не имеет такого глобального охвата, какую имеют индустриально-развитые страны мира. Отсюда и тот резонанс, который оказывает на мир попытка этих стран универсализировать принципы, рынка и либерализма. Такое место экономической глобализации среди других форм глобализации закономерно, поскольку западное общество - экономикоцентричное общество. Это не означает, что для целостного понимания глобализации, как нового фактора мировой истории, важна только экономическая глобализация и можно недооценивать технологическую или финансовую и т.д. формы глобализации. Подобное воззрение ошибочно, поскольку общество - целостная система и экономическая глобализация стратегически эффективна только тогда, когда ее поддерживают другие формы глобализации. Вопрос поэтому в другом, он сводится к тому, чтобы понять структуру глобализационного процесса, его решающие дерминанты, влияние тех или иных факторов на логику глобализации, как сложного неоднородного по своей структуре и следствиям явления. В этой связи требует специального рассмотрения вопрос о том, как влияют политические и геостратегические интересы архитекторов глобального мира на предлагаемые разными исследователями теоретические модели глобализации. При анализе этих проблем следует считаться с тем, что оппонентами глобализации, как универсализации принципов «рыночного фундаментализма» (Дж. Сорос) выступают многие экономисты, политики, социологи не только в развивающихся странах, но и в западных странах, что свидетельствует о неоднозначности сути глобализации как цивилизационного явления.

Процесс глобализации способствует обострению международной ситуации тем, что «сталкивает» такие разнонаправленные процессы, как стремление отдельных народов к национально-государственному суверенитету, с одной стороны, и необходимость открытости границ и уменьшение роли национально-государственных образований, с другой. Сегодня архитекторы глобализма поддерживают только те национальные движения, которые им выгодны с геостратегической и политической точки зрения. Таким образом, те или иные выступления за национальный суверенитет становятся орудием борьбы в геостратегическом отношении, что свидетельствует о том, что сам процесс глобализации тоже политизируется. В тех же ситуациях, когда националистические устремления проявляются на территории союзников индустриально-развитых стран или же в самих индустриально-развитых странах мира, то подобные попытки жестко пресекаются. Тем самым проявляется политика «двойных стандартов», политизация и идеологизация глобализационного процесса. Разумеется, это не может остаться незамеченным теми странами, которые оказываются вовлеченными в подобные конфликты. Естественно подобная стратегия не может способствовать укреплению стабильности и доверия.

Указанные два фактора будут влиять на международные события и в будущем в рамках общего процесса глобализации. Националистические движения в той или иной мере всегда были частью инструментария международной политики. Но со временем подобная политизация националистической проблематики может стать опасным дестабилизирующим фактором, поскольку, по мнению бывшего государственного секретаря США У. Кристоферра, если не остановить парад суверенитетов по этно-национальному признаку, то через несколько десятков лет мы будем иметь более 5000 суверенных государств. Такой сценарий противоречит интересам как современной цивилизации в целом, так и процессу глобализации, поскольку приводит к увеличению числа сложнейших проблем, стоящих перед миром. Сегодня в мире столько трудноразрешимых экономических, политических, экологических, региональных и т.п. проблем, которые получат дополнительный импульс от такого «размножения» государственных образований. При этом характерно, что ведущие индустриально-развитые страны мира явно или неявно поддерживая ряд национальных движений, в частности, стремление Чечни выйти из состава Российской Федерации, в течение длительного времени, в данном случае вплоть до трагических событий 11 сентября в США, понимают опасность суверенизации по этно-национальному признаку, и потому не особенно афишируют свои симпатии, но зачастую преобладающими оказываются геостратегические, экономические и политические интересы, желание расширить влияние США в тех или иных регионах мира. Это типичное проявление политики «двойных стандартов» в данном вопросе, попытка усилить свое влияние в том или ином регионе.

Следующий момент, который отличает нынешний этап глобализации от предшествующего этапа развития цивилизации, состоит в том, что до недавнего времени преимущественно быстрее трансформировались отдельные конкретные подсистемы, элементы мирового социума, а его общий облик менялся медленнее. В наши дни ситуация резко меняется, поскольку сейчас имеет место стремление индустриально-развитых стран, особенно США, изменить быстрее общую картину мира, задав новые целевые установки международному сообществу, тогда как многие подсистемы общественного организма остаются до определенного времени без качественных изменений, которые продолжают функционировать в прежних рамках.

Речь, в первую очередь, идет о том, чтобы открыть границы для получения доступа к природным ресурсам всей планеты, особенно энергетическим. Открытость границ при этом нельзя трактовать буквально. Государственные границы могут сохраняться, но при этом правительство должно быть таким, чтобы оно не мешало транснациональным компаниям и не имеющим достаточных природных ресурсов индустриально-развитым странам получать доступ к природным ресурсам тех или иных стран. Эта стратегическая линия в той или иной степени будет сопровождаться и сопровождаться «долларизацией», «макдоналдизацией» и т.д., тогда как другие аспекты глобализации, также как решение глобальной экологической проблемы, и особенно, проблемы уменьшения международной напряженности за счет уменьшения разрыва в уровнях доходов, качества жизни и т.д. между «Севером» и «Югом», «золотым миллиардом» и «голодным миллиардом» и т.д. не привлекают особого внимания ведущих стран мира. Эти проблемы настолько важны, насколько они касаются главного - доступа к природным ресурсам и реализации идей экономической глобализации, для которой характерна политика насаждения идей «рыночного фундаментализма». Что же касается столь острого вопроса как темпы роста отмеченного разрыва между этими мирами, данная проблема усугубляются и те меры, которые предпринимаются индустриально-развитыми странами (частичное списание долгов бедным странам, те или иные частные меры в конкретных сферах экономического развития, совершенствования образовательной системы и т.д.) не сопоставимы с тем, в чем действительно нуждаются беднейшие страны. Между тем, эта проблема -одна из центральных среди глобальных проблем, поскольку она «питает» многие другие негативные процессы в мире вплоть до терроризма, и, что не менее важно - поддерживает атмосферу недоверия к индустриально-развитым странам, заставляет все страны тратить значительные средства на гонку вооружений и т.д. Ситуация обостряется тем, что во многих регионах «третьего» мира в течение длительного времени царит устойчивая нестабильность из-за нерешенности социальных, этно-национальных и конфессиональных проблем, которая мешает нормальному развитию экономики, формированию эффективно функционирующего образовательного процесса и не дает возможности использования достижения современной науки и технологии для решения социально-экономических задач.

Все это приводит к тому, что многим странам «не до глобализации», они не имеют возможности участвовать в выработке общей стратегии цивилизационного развития, той модели мирового процесса, которая обозначается общим термином глобализация. При этом речь идет не только об отдельных странах и регионах Африки, Азии и Латинской Америки, но в силу различных причин (экономических, политических, демографических, исторических) и таких стран, как Индия, Иран, Пакистан и др., которые заняты внутренними, региональными вопросами и пока мало влияют на данный процесс и активно не участвуют в выработке нового устройства мира. Все это приводит к тому, что пока еще не столь резко осознается радикальный характер начавшихся глубинных трансформаций, связанных с формированием глобального мира. Именно подобная логика развития событий приводит к тому, что многие участники глобализационного процесса не осознают более отдаленных возможных последствий нынешнего этапа глобализации, как американизации. Потому глобализация на данном этапе соединяет не столько людей, культуры, сколько экономические интересы, финансовые системы, технологические основания общецивилизационного процесса.

Анализируя специфику новых цивилизационных процессов в мире, важно считаться с тем, что предлагаемые процессом глобализации новый образ жизни, новые правила поведения в глобальном мире всегда стресс для любой культуры. И чем более радикальны для той или иной социокультурной традиции социальные, экономические и т.д. трансформации, тем больше стресс. Именно с подобной стрессовой ситуацией сталкивается современная цивилизация, поскольку управляемая извне глобализация предлагает значительной части планеты стать энергетическим и ресурсным донором для индустриально-развитых стран. При этом специфика нового типа мирового развития в том, что должны изменить свое поведение и многие капиталистические страны, в которых слабы традиции неолиберализма. И подобные масштабные трансформации, затрагивающие судьбы не сотен миллионов, а миллиардов людей, только потому еще вызывает не столь резкий протест и явное беспокойство, что глобализация только набирает обороты, показывая возможные сценарии цивилизационного развития, чем действительные угрозы при реализации самой идеи универсализации идей неолиберальной экономики. В целом можно предсказать со временем возрастание антиглобалистских выступлений, еще большее обострение ситуаций в области межконфессиональных, межнациональных, межгосударственных, межкультурных и т.д. отношений по мере дальнейшего развертывания процесса глобализации.

При этом не исключен и другой сценарий развития событий, поскольку нельзя исключить и то, что лидеры и архитекторы глобализма, осознав опасность попыток ускоренной глобализации, внесут определенные коррективы в эту модель. Такой сценарий более вероятен тогда, когда такие страны, как Китай, Россия, Индия, а возможно, и объединенная Европа смогут перевести вектор цивилизационного развития от движения к однополярности к дву- и многополярному миру. Подобное заключение основано на том, что нынешнее обострение событий в мире связано не только с экономической, технологической, военной и политической силой США, которые неоспоримы, сколько со слабостью других центров мирового развития.

Анализ природы и сути начавшегося процесса глобализации определенного варианта капиталистических отношений предполагает учет тех изменений, которые произошли в структуре капитализма и его целевых установок, за прошедшие несколько столетий с момента возникновения капиталистических отношений в Европе до начала третьего тысячелетия. Это большая и самостоятельная тема, без систематического изучения которой трудно понять логику глобализации. Представляется, что для наших целей важно отметить существенные различия смысла и целей капитализма внутри ведущих капиталистических стран. Например, различия между капитализмом в Японии, как одном из лидеров постиндустриального мира и западноевропейским капитализмом, как классическим ядром капитализма, имеющего в свою очередь различия внутри себя (например, капитализм во Франции отличается от капитализма в Германии).



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Свободные экономические зоны - международный опыт
Модель Манделла-Флеминга для страны с крупной экономикой
ВТО как институт регулирования международных торговых отношений
Признаки, функции и роль социальных институтов в современной экономической жизни
Миграционное давление на Европу
Вернуться к списку публикаций