2011-05-25 09:00:33
ГлавнаяМировая экономика — Проблема начала и структуры процесса глобализации



Проблема начала и структуры процесса глобализации


В процессе обсуждения проблемы глобализации очень часто встает вопрос о начале и структуре данного процесса. При этом высказываются самые разные точки зрения по этим вопросам. И это не случайно. Основанием таких расхождений является интерпретация сути процесса глобализации. В зависимости от решения вопроса о том, что понимается под процессом глобализации, решается вопрос о начале и в определенной мере структуре глобализационного процесса. Спектр расхождений по вопросу о начале данного процесса значителен. Согласно Г.С. Померанцу процесс глобализации восходит исторически к «осевому времени» (К, Ясперс), когда налаживаются связи между первыми великими культурными традициями. А.А. Зиновьев считает, что глобализация началась сразу после Второй мировой войны. А.И. Уткин в монографии «Глобализация: процесс и осмысление» исходит из того, что глобализационные процессы получили первый значительный импульс на рубеже XIX и XX вв., когда человечество вступило в период активного взаимодействия и сближения на основе торговли новых транспортных средств (пароходу и железным дорогам), телефону, телеграфу. По мнению В.Г. Федотовой «первые шаги глобализации были связаны с XIX веком, с превращением истории во всемирную, но эта глобализация XIX века была следствием модернизационных процессов, произошедших на Западе, первичной модернизации».

Наиболее целостная модель структуры глобализации дана в монографиях М. Уотерса и Р. Робертсона. Рассмотрим кратко некоторые идеи модели Р. Робертсона и М. Уотерса.

М. Уотерс в монографии «Глобализация», анализируя данную проблему, отмечает, что хотя термин «глобальный» используется более четырех веков, но образованный от термина «глобальный» понятия «глобализация», «глобализм» стали входить в социальную мысль только в начале 1960-х гг. В академическом смысле термин «глобализация» по мнению другого исследователя Р. Робертсона, входит в оборот с середины 1980-х гг.. Согласно Р. Робертсону «как концепт, глобализация отражает процесс сжатия мира и интенсификации мирового сознания как единого целого ...переход к конкретной глобальной взаимозависимости и сознанию глобального целого в XX веке».

М. Уотерс, анализируя работы Р. Робертсона, А. Гидденса и других современных исследователей доказывает, что возникла новая социология глобализации. Согласно этой новой концепции глобализация по времени совпадает с модернизацией и начинается с XVI в. С этого времени глобализация расширяет пространство своего влияния. В процессе глобализации не только усиливается взаимосвязь и взаимозависимость различных подсистем мирового процесса, как Целого, но становятся более тесными социальные и культурные связи внутри отдельных социальных организмов. Тем самым модернизация и глобализация выступают как единый процесс цивилизационного развития.

На наш взгляд, тезис о совпадении начала модернизации и глобализации нуждается в уточнении, поскольку модернизация лишь обогатила и ускорила происходивший и до этого процесс усиления взаимосвязи народов и культур, если под глобализацией понимать естественный процесс расширения мира отдельных культурных и социальных границ в результате новых контактов между народами.

Согласно М. Уотерсу «нынешняя ускоренная фаза глобализации прямо связана с тем взрывом знаков и символов, который для многих ассоциируется с исходом эпохи модерна. Человеческое общество глобализируется в той степени, в какой человеческие отношения и институты могут строиться на основе не только практического опыта, но и информации; в какой оно само организуется в пространственном измерении на основе не столько производства материальных объектов, сколько потребления иных ценностей; в какой ценности и приверженности становятся главными опознавательными знаками; в какой целью политики становится формирование образа жизни; в какой организационные ограничения и политический контроль уступают место рефлексивному самоанализу. Эти и другие течения в культуре стали настолько мощными, что они пробивают бреши в дамбах, воздвигнутых не только национальными ценностными системами, но также индустриальными и политико-территориальными организациями». Таким образом М. Уотерс связывает глобализацию не только и не столько с геополитическими, геостратегическими и экономическими трансформациями, сколько с глубинными социокультурными и ценностными сдвигами, которые привели в росту влияния «рефлексирующего сознания». С подобной трактовкой социокультурной динамики мировых глобализационных процессов связана формула, что в нынешних условиях «Материальные отношения локализируются, политические - интернационализируются, символические - глобализируются».

В этой связи принципиален вопрос о взаимоотношении глобализации и модернизации, поскольку «постиндустриализм», «постмодернизм» по времени совпали с актуализацией глобалистской проблематики. Не вызывает сомнения, что модернизация придала новые импульсы формированию единых норм человеческого общежития. Вместе с тем несомненно, что и до XVI в. происходило открытие новых земель и установление связей между различными культурами и традициями. Последнее же приводило к диалогу культур, взаимопереплетению социальных и индивидуальных связей, миграцию ценностных представлений, людей. Постепенно расстояние теряет свое значение, а роль единой трактовки времени возрастает. С началом модернизации усиливается темпы развития тех стран, которые оказались вовлеченными в этот процесс, что приводит к ускорению общецивилизационного процесса, появлению индустриально развитых стран и началу разделения стран на традиционные и инновационно-индустриальные. В этих странах люди начинают жить по различным временам, поскольку индустриальные общества оказываются более динамичными и адаптивными к инновациям. В традиционных и инновационных обществах различаются жизненный уровень людей, «качество жизни», возможности людей, формы рациональности, трактовка соотношения истины и ценностей. Отсюда формирование различных политических, экономических, военных и т.д. блоков, одновременное и противоречивое развитие, как усиления взаимосвязи народов и культур, с одной стороны, и углубление противостояния различных блоков по цивилизационным, формационным, религиозным, этическим и т.д. признакам, с другой.

Однако, потребности цивилизационного развития, достижения науки, технологии, потребности экономики приводят к необходимости усиления взаимодействия всех народов и культур. Тем самым на протяжении всей истории имело место не только «расслоение» общества на традиционные и инновационные общества, но и расширение сферы взаимодействия указанных подсистем. При этом исторически менялись формы указанного взаимодействия. В последние несколько десятилетий этому процессу особый динамизм придала новая информационно-компьютерная технология. Некоторые исследователи, в частности, Р. Робертсон, считает, что вместе с развитием взаимосвязей между странами происходит формирование глобального сознания. Последнее находит отражение в таких словосочетаниях, как «права человека», «мировой порядок», «охрана окружающей среды» и т.д., которые входят в «языки» всех народов и отражают глубинные ценностно-мировоззренческие сдвиги. Вместе с тем, формирование глобального сознания - специфическое и малоизученное явление и его нельзя трактовать в контексте унификации культур и стирание сущностных различий между взаимодействующими культурами.

В работе «Глобализация», один из пионеров в изучении процессов глобализации профессор Роланд Робертсон из Питтсбургского университета, предложил свою периодизацию этапов формирования глобального сознания. Периодизация Робертсона учитывает принципиально важные события научного, религиозного, социального, правового и т.д. характера, произошедшие в мире, начиная с XV в. Периодизация Р. Робертсона начинается с распада христианства и возникновения стабильных государственных образований в Европе с 1400 г. Длится этот этап до 1750 г. Этот первый этап выработки единых глобальных норм включает такие события, как составление первых карт планеты, выработка обобщенных представлений о мире (обществе, индивиде. Вселенной), принятие универсального календаря на Западе, начало колониальных завоеваний.

Следующая фаза (1750-1875) формирования единых норм человеческого общежития включает возрастание роли национальных государств, установление дипломатических отношений между государствами, введение института гражданства и паспортной системы, появление практики официальных международных совещаний, выработка идей интернационализма и универсализма. Следующую третью фазу (1875-1925) распространения единых глобальных норм, Р. Робертсон считает фазой наивысшего развития идеи глобального сознания. Свой тезис он обосновывает такими событиями, как концептуализация общепланетарных процессов с помощью национальных государств, индивидуумов, единого межнационального сообщества и единого человечества, усиление международных связей в самых разных областях, появлением общемирового календаря, значительным усилением процессов миграции населения в мире, феноменом первой мировой войны, увеличением числа неевропейских государств-наций, входящих в мировое сообщество. Четвертый этап развития глобализации сознания (1925-1969) характеризуется как этап борьбы за гегемонию и включает в себя такие события как появление Лиги наций и затем ООН, вторая мировая война и последовавшее за ней длительное противостояние двух социально-политических и военных блоков, получившее название холодной войны, появление после окончания второй мировой войны концепций военных преступлений и преступлений против человечества, возникновение третьего мира, как фактора мировой политики, появление впервые в истории человечества возможности всеобщего уничтожения человечества в ядерной войне. И, наконец, последний, пятый этап в развитии процессов выработки единых норм международной жизни, названный Р. Робертсоном этапом неопределенности (1969-1992), характеризуется такими событиями, как широкое вовлечение космоса в жизнь планеты, исследование космоса, увеличение роли постматериальных ценностей и усиление роли прав человека в жизни общества, образование международных организаций по этической, половой, расовой принадлежности, возрастание роли глобальных средств массовой информации.

По мнению Р. Робертсона именно с третьей фазы глобализации начинается этап «ускоренной глобализации». Некоторые тенденции именно этого третьего этапа получили продолжение в конце 80-х и 90-е гг. Значительный импульс «ускоренной глобализации» придали геополитические трансформации, начавшиеся в конце 80-х гг., которые привели к разрушению существовавшего мирового порядка.

Периодизация основных этапов глобализации, предложенная Р. Робертсоном, равно как и их общая характеристика, заслуживает внимания, поскольку выделенные им этапы отражают важнейшие события, произошедшие в мире, начиная с XV в. Вместе с тем концепция Р. Робертсона, на наш взгляд, требует некоторых уточнений и комментарий. Во-первых, предложенная периодизация преимущественно европоцентристская. Потому Р. Робертсон в первую очередь отмечает те события, которые произошли в Европе или оказали существенное влияние на события в Европе и США. Во-вторых, независимо от идеологических предпочтений, логично было бы ради объективности назвать среди событий общепланетарного масштаба социалистическую революцию в России в октябре 1917 г. и образование социалистической системы после Второй мировой войны. Эти события несомненно носили общепланетарный характер и оказали влияния на последующую историю. В-третьих, представляется, что глобализация начинается не в XV в., она уходит своими корнями вглубь истории и атрибутивно присуща человеку, который на протяжении всей своей истории расширял пространство своего бытия. Наконец, в-четвертых, название последнего пятого этапа (1969-1992) как этапа неопределенности не передает всего богатства событий, произошедших в этот период. Представляется, что данный период завершается уходом с исторической арены социалистической системы и распадом СССР, который, с одной стороны, завершает определенный этап развития единых норм жизнедеятельности мирового сообщества, а, с другой, - выступает рубежом нового шестого этапа формирования глобального сознания, который продолжается и в наши дни. Одна из принципиальных отличий этого этапа в том, что данный этап находится в динамике, он открыт для дальнейших трансформаций.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Бреттон-Вудская система фиксированных валютных курсов
Классический вариант модели Манделла-Флеминга
Эффективность деятельности ВТО по регулированию мировой торговли
ВТО как институт регулирования международных торговых отношений
Институциональная основа, принципы и функции ВТО
Вернуться к списку публикаций