2010-11-30 09:00:20
ГлавнаяМировая экономика — Проблемы интенсификации германских внешнеэкономических отношений со странами Центрально-Восточной Европы и Россией



Проблемы интенсификации германских внешнеэкономических отношений со странами Центрально-Восточной Европы и Россией


Большие возможности существуют для углубления научно-технической кооперации в области теоретической физики и материаловедения. Однако для успешной реализации совместных коммерческих проектов необходимо дальнейшее улучшение экономической ситуации в России. Пока же речь идет о единичных проектах. Так, весной 2002 г. были проведены первые испытания электродвигателя на основе объемных высокотемпературных сверхпроводников в рамках программы «Актуальные направления в физике конденсированных сред» совместно Московским авиационным институтом, 4 московскими и подмосковными НИИ, Гёттингенским университетом (ФРГ) и 5 восточно- и западногерманскими фирмами. Было теоретически и экспериментально показано, что данный двигатель способен значительно снизить затраты по производству и эксплуатации новых типов электрических машин.

По германским официальным данным, российские накопленные ПИИ в ФРГ в конце 2000 г. составили 932 млн. евро. К этим российским капиталовложениям относятся ПИИ крупных компаний, налаживающих в Германии производственную кооперацию или расширяющих экспорт. Среди них самый крупный инвестор - «Газпром».

Попытки привлечь российских инвесторов к приватизации восточногерманских предприятий, тесно связанных с экономикой стран СНГ, но неконкурентоспособных в ЕС, не увенчались особым успехом. Это было вызвано значительной степенью дезинтеграцией российской экономики в 1992-1994 гг. и отсутствием в тот период у большинства новых собственников предприятий стимулов действовать на перспективу, осуществляя ПИИ. Так, акционерное общество «Сокольники» в 1993 г. объявило о покупке целлюлозного завода в Пирне (Саксония). Правительство ФРГ выделило из общей суммы необходимых для модернизации капиталовложений в 300 млн. марок 50% безвозмездно, однако российский инвестор в конечном счете отказался вкладывать какие-либо средства вовсе. Среди реализованных проектов можно назвать в основном лишь инвестиции в нефтеперерабатывающие и газовые предприятия ФРГ, да и то, в основном не для сохранения связей с бывшими партнерами по СЭВ, а для укрепления на западноевропейских рынках с целью успешного сбыта сырья.

Тем не менее влияние связей с ГДР сохранилось - в 1997 г. из 12 официально зарегистрированных в ФРГ представительств российских банков 10 находились в Берлине, и лишь 2 во Франкфурте-на-Майне, где концентрируются банковские представительства из большинства стран.

В то же время некоторые российские компании в Германии, созданные для освоения зарубежных рынков, потом стали использоваться и в других целях. Например, во время скандального передела собственности на Орско-Халиловском металлургическом комбинате (фирма «НОСТА») через торговую дочернюю фирму в ФРГ переводились акции головной компании для дальнейшего перераспределения.

Значительно больше официальных ПИИ объемы нелегального вывоза капитала из России. В первую очередь он связан не с инвестиционной, а с внешнеторговой деятельностью. Широко известна схема «отката», когда российская продукция официально продается по заниженной цене, а импортируемое германское оборудование закупается по завышенной цене. Получаемая разница делится между участниками сделки и российская часть «оседает» в зарубежных банках либо (намного реже) идет на осуществление портфельных капиталовложений. Единственный путь сокращения нелегальных российских капиталовложений за рубежом - улучшение инвестиционного климата в России. При этом деньги, полученные криминальным путем и после этого вывозимые за границу, следует выявлять путем улучшения работы правоохранительных органов, а не принятия новых экономических законов.

В целом же можно с уверенностью сказать, что с усилением участия России в процессах глобализации и ростом отечественной экономики будет расти поток инвестиций из России за рубеж, а Германия останется в числе основных их получателей как один из важнейших экономических партнеров страны. И то, что Россия уже сейчас по размерам ПИИ обгоняет все постсоциалистические страны (в ФРГ на нее приходится более 2/3 всех ПИИ из стран ЦВЕ и СНГ), на наш взгляд, оправдано - потенциал российской экономики несопоставим с потенциалом таких стран как Польша, Чехия или тем более страны Балтии.

В самой России к концу 2000 г. накоплено 1322 млн. евро германских ПИИ. Германских инвесторов интересуют не столько возможность снижения издержек или доступ к ресурсам, сколько потенциально емкие рынки сбыта, возможность использовать российские филиалы как плацдарм для завоевания рынков других стран СНГ. Именно поэтому германских инвесторов привлекают в основном столичный регион и другие крупные городские агломерации. При этом в Москве значительно выше доля предприятий сферы услуг, в ней концентрируется подавляющее большинство представительств германских компаний.

Низкий уровень трудовых издержек в сочетании со сравнительно квалифицированной рабочей силой обычно воспринимается как возможность выгодно заместить произведенной на местных предприятиях продукцией импорт из ФРГ, а не как благоприятный фактор для налаживания производства, ориентированного на реэкспорт в ЕС.

Исключение составляет лишь Калининградская область - единственный небольшой российский регион со значительными германскими ПИИ. В регионе четверть предприятий с ПИИ - с германским участием» (хотя среди них много небольших фирм). Во-первых, регион расположен вблизи ФРГ, что снижает транспортные издержки и затраты по контролю над филиалами. При налаживании производства, ориентированного на реэкспорт в ЕС, область мало отличается от соседней Польши, а трудовые издержки и затраты на электроэнергию в регионе ниже. Причем такая ситуация сохранится и в будущем. Во-вторых, инвестиционная привлекательность Калининградской области обусловлена анклавным положением - уже сейчас в ней действует свободная таможенная зона. Соседство с Польшей и Литвой после их вступления в ЕС способно активизировать сотрудничество в рамках «еврорегиона». Это позволит привлечь новые германские ПИИ. Наконец, не последнюю роль играет то, что территория области до 1945 г. принадлежала Германии.

Из других стран СНГ снижение издержек для налаживания сбыта в ЕС играет важную роль для предпринимателей ФРГ лишь в Белоруссии, которая, как и Калининградская область, выгодно отличается своим экономико-географическим положением в СНГ (близостью к ФРГ при особых хозяйственных связях с Россией и членстве в ЕвразЭС). Однако большая часть производства фирм ФРГ в республике также ориентирована на рынки СНГ.

Богатые природные ресурсы России и других стран СНГ мало интересуют германских инвесторов, т.к. в самой ФРГ почти нет мощных добывающих компаний, деятельность которых носит глобальный характер. Сравнительно крупные капиталовложения осуществил лишь концерн «Рургаз», сотрудничающий как в России, так и в Германии с компанией «Газпром». Постепенно «Рургаз» увеличивает свои портфельные инвестиции в российском газовом гиганте, надеясь в будущем получить возможность влиять на его хозяйственную политику. Следует также отметить фирму «Винтерсхалль» (дочернюю компанию концерна «БАСФ»), с середины 1996 г. участвующую в совместном нефтедобывающем предприятии «Волгодеминойл» в Волгоградской области и подписавшую контракты с концерном «Газпром» на совместную разведку и добычу углеводородов в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. Есть несколько других небольших проектов по разведке и добыче углеводородов у фирм ФРГ - под Томском, в Казахстане и Азербайджане.

Среди важнейших инвесторов в России можно увидеть крупнейшие промышленные компании германских отраслей специализации. Уже около 150 лет концерн «Сименс» является важнейшим зарубежным партнером России (СССР) в электротехнической промышленности. В настоящее время на него приходится свыше 1/10 всех накопленных германских ПИИ в России. Основная их часть направляется в производство, ориентированное на рынки стран СНГ. К середине 2002 г. у концерна «Сименс» было более 10 производственных проектов (главным образом совместных) в нескольких российских регионах. Среди них преобладают предприятия традиционных отраслей, например: заводы по производству автоматических телефонных станций в Ижевске и Калуге (концерн планирует увеличить долю своего участия на этих предприятиях с 39% до 70%), компания «Электросила» и турбинный завод «Интертурбо» в Санкт-Петербурге, нижегородское предприятие по производству полимерных изоляторов, совместная с «Роберт Бош» фирма по сборке газовых плит из импортных комплектующих в подмосковной Черноголовке. Особо следует отметить покупку фирмой «Сименс» 10,1% акций принадлежавшего ей до революции 1917 г. и позднее конфискованного «Ленинградского металлического завода». Первые проекты фирма начала осуществлять в других странах СНГ, прежде всего имеющих наиболее тесные связи с Россией - в Казахстане и Белоруссии.

Особая роль концерна «Сименс» заключается в его ПИИ в наукоемкие отрасли. Так, он участвует в Москве в совместных предприятиях «Интеравтоматика» и «Нуклеарконтроль», осуществляющих инжиниринг и сервисное обслуживание техники соответственно для тепловых и атомных электростанций, а также владеет фирмой «Диобас» по производству систем диагностики АЭС. «Сименс» является инвестором пермской фирмы «Камател» по производству цифровой техники передачи связи. Дочерняя фирма концерна «Сименс Никсдорф Информационссистемэ» стала первой западной фирмой, организовавшей собственное компьютерное производство в России. К 1994 г. ею были переоборудованы «Завод счетно-аналитических машин им. Калмыкова» в Москве и завод «Марс» в Ульяновске, способные в настоящее время производить практически любые ЭВМ.

В 1990 г. фирма «Хенкель» была первым зарубежным инвестором в российскую химическую промышленность. В настоящее время она контролирует в саратовском Энгельсе, Тосно под Санкт-Петербургом и Перми заводы по производству стиральных порошков (знаменитые марки «Персил», «Лоск», «Ласка» и др.), синтетических моющих и чистящих средств, а также бытовых, строительных и промышленных клеев. Это наглядный пример осуществления ПИИ для замещения импорта из ФРГ. В то же время инвестиции концерна «Байер» в совместное предприятие по производству каучука для автомобилестроения с расположенной в Татарстане фирмой «Нижнекамскнефтехим» представляют редкий пример совместного российско-германского проекта, нацеленного на завоевание не только российского, но и западных рынков. Совместные проекты с этой компанией реализует и другой германский химический гигант - «БАСФ». Из других заметных проектов в отрасли можно отметить лишь инвестиции концерна «Континенталь» в «Московский шинный завод». В целом следует признать сравнительно низкий интерес германских химических компаний к осуществлению ПИИ в России, что объясняется общими для большинства предпринимателей из ФРГ претензиями.

Незначительные ПИИ в автомобилестроение России осуществила лишь фирма «БМВ» - в Калининграде. «Шкода», дочерняя фирма «Фольксвагена», не смогла организовать совместное с Ижевским автозаводом производство из-за отсутствия проекта по-российски дешевого, но по-немецки качественного автомобиля. За 3 года существования «Шкода Ауто - Удмуртия» выпустила менее 2 тыс. автомобилей при плане в 100 тыс. При низкой покупательной способности россиян продукция фирм ФРГ не может конкурировать с новыми российскими и подержанными западноевропейскими машинами.

Спрос на новые дорогие иномарки в России не столь велик, да и те, кого они интересуют, с большим недоверием отнесутся к их производству российскими рабочими. В данном случае существует проблема моды и престижа, характерная и для других отраслей. Так, фирма «Саламандер» производит обувь на совместных предприятиях в Санкт-Петербурге и в белорусском Витебске (компания «Белвест»), которая широко представлена на рынках России и других стран СНГ. В то же время продается (по значительно более высоким ценам) и обувная продукция, изготовленная в ФРГ.

В отличие от многих крупных развивающихся стран, Россия, как и другие европейские государства, привлекает значительные ПИИ германских промышленных компаний, которые не выделяются своими размерами в мировом масштабе, но входят в число отраслевых лидеров в самой ФРГ.

Ряд фирм быстро развивается на перспективном российском рынке. Например, производитель строительных материалов «Кнауф» имеет 7 сбытовых филиалов и участвует в 13 промышленных фирмах в России. Крупнейшие находятся в подмосковном Красногорске, в Новомосковске (Тульская область), в поселке Псебай (Краснодарский край). Петербургский завод «Победа-Кнауф» следует отметить особо, т.к. он экспортирует часть продукции в ФРГ и Швейцарию. Фирму не остановили трудности ведения бизнеса в России, в т.ч. судебные тяжбы в Краснодарском крае и конфликты с налоговыми службами Нижегородской области. «Кнауф» начинает осваивать рынки других стран СНГ, в частности, Казахстана.

Другие фирмы, особенно пищевые, создают по одному заводу для замещения его продукцией импорта из ФРГ. Эта отрасль привлекает значительные ПИИ не только в России, но и на Украине, в других странах СНГ. Самым известным примером стала шоколадная фабрика в Покрове (Владимирская область) концерна «Штольверк», который в 2002 г. перешел под контроль швейцарского капитала. Среди новых проектов - совместное предприятие производителей дорогой шоколадной продукции «Альфред Риттер» и Одинцовской кондитерской фабрики («Коркунов»). Однако российский партнер уже имеет в стране прочные позиции и репутацию и сам стремится с помощью германских ПИИ увеличить долю рынка в России и начать экспорт в ФРГ, а также в Северную Америку и Китай.

Есть примеры импортозамещающих производственных капиталовложений и в промышленности строительных материалов. В 1999 г. в подмосковном Троицке фирмой «ФЭКА», а в 2000 г. в подмосковном Воскресенске фирмой «КБЕ» были открыты заводы по производству стеклопакетов. Это были вполне закономерные шаги, если учесть, что уже 70% стеклопакетов на российском рынке сделаны в Германии или по немецким технологиям. Фирма «ФЭКА» планирует построить второй завод - в Сибири (Новосибирске, Томске или Новокузнецке), для завоевания рынков азиатской части России и Казахстана.

Некоторые фирмы выбирают ведущие предприятия советского периода, которые в условиях рыночной конкуренции оказались в трудном положении. Германские ПИИ содействуют технической модернизации и установлению грамотного менеджмента. Так, крупным проектом (190 млн. долларов) стали ПИИ одного из подразделений фирмы «Херлиц» в 30% акций компании «Волга» (Балахнинский целлюлозно-бумажный комбинат) - расположенного в Нижегородской области ведущего производителя газетной бумаги в стране (40% акций находится у другого иностранного инвестора - «ДСЛ-КС Корпорэйшн»). Насколько такая стратегия верна, сказать трудно, т.к. сам концерн «Херлиц» вскоре обанкротился.

Часто покупке фирмы предшествуют многолетние торговые отношения и совместная реализация производственных проектов. Например, одна из дочерних фирм информационного гиганта «Бертельсман» еще в 1993 г. установила торговые отношения с крупным Ярославским полиграфическим комбинатом. В 1999 г. она выкупила 24,5% его акций, увеличив свой пакет до 51% в 2001 г. Германский владелец переоборудовал предприятие, обучил персонал, сменил всех топ-менеджеров, и в результате производительность труда выросла за небольшой срок в 2,5 раза.

Из всех германских компаний сферы услуг до последнего времени по ПИИ в России выделялся лишь телекоммуникационный концерн «Дойче Телеком». В 2001 г. на российский рынок пришла крупная швейцарско-германская компания «Метро», специализирующаяся на оптовой торговле. В том же году впервые были осуществлены и крупные ПИИ в страховое дело (по оценкам, 50-90 млн. долларов) - концерн «Альянц» купил чуть более 45% акций «РОСНО», приобретя еще на 30% опцион. Нельзя назвать крупными германские проекты в банковском секторе. Основной причиной такой низкой инвестиционной активности являются существующие для иностранных фирм ограничения в российской сфере услуг.

Приход к власти молодого поколения политиков, стабилизация политической ситуации, начало экономического роста, совершенствование законодательства, сокращение задолженности и обуздание инфляции вызывают новую волну интереса у германских предпринимателей. Но осознавая огромный ресурсный, научно-производственный и потребительский потенциал России, немцы ожидают дальнейших преобразований. Во многом схожи претензии всех европейских инвесторов, они ждут реформы банковского сектора, совершенствования законодательства, введения западных стандартов в сфере бухгалтерского учета и налогообложения. Большие задержки с доставкой современного оборудования вызывает деятельность таможенных органов.

Есть и германская специфика. Наличие просроченных долговых обязательств германской стороне (а на ФРГ приходится самая большая доля российских долгов) затрудняет ведение внешней торговли, опирающейся на кредитные отношения. Это в свою очередь ставит преграды для осуществления ПИИ. Волнуют немцев чрезмерные бюрократические препятствия: создание нового инвестиционного проекта растягивается на месяцы. Особое место занимает система взяточничества. Фирмы ФРГ имеют опыт работы в коррумпированных странах Азии, но в России они оказались не готовы к неожиданно возникающим новым поборам, которые невозможно учесть заранее.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Глобалистика, глобализм и глобализация
Подходы к решению проблем устойчивого мирового развития в деятельности ЭКОСОС
О глобализации и перспективах развития мирохозяйственных связей России
Миграционное давление на Европу
Современные проблемы устойчивого развития мировой экономики
Вернуться к списку публикаций