2010-11-24 09:00:25
ГлавнаяМировая экономика — Теории и концепции внешней торговли и размещения прямых иностранных инвестиций



Теории и концепции внешней торговли и размещения прямых иностранных инвестиций


С.Г. Хаймер и его последователи (в частности, Ч.П. Киндлебергер) связывали ПИИ и несовершенство конкуренции. По их мнению, зарубежный инвестор - монополия или (что встречается чаще) олигополия на каком-то рынке. ПИИ осуществляются с целью удушения конкуренции и сохранения контроля над рынком - иначе фирме выгоднее было бы выдавать лицензии, т.к. организация зарубежного производства сопряжена с дополнительными издержками. Концепция Хаймера учитывает лишь один тип капиталовложений так называемое «защитное инвестирование». При этом даже среди крупных фирм не все являются олигополиями или монополиями. К тому же ПИИ осуществляют средние и мелкие компании.

Преимущества интернационализации рассматривали как важнейшую причину осуществления ПИИ П.Дж. Баркли и М.С. Кассой. В 80-е гг. особую известность приобрела теория интернализации А. Рагмана, однако в последние годы ее автор стал воспринимать глобальную стратегию ТНК как очередной миф и сосредоточился на изучении региональной концентрации деятельности многонациональных компаний.

Некоторые теории и концепции ПИИ рассматривают конкретные проблемы. Например, в Японии оценка влияния ПИИ на экономику «догоняющих» стран проводится в рамках парадигмы «летящих гусей» (К. Кодзима, Т. Озава). Другим примером служит концепция европейских исследователей «позиция силы», отражающая взаимодействие ТНК и правительств, взаимное влияние инвестиционной зависимости и политических конфликтов. В работах Т. Хорста и С. Хирша ПИИ изучаются как альтернатива экспорту. Д. Пенроуз, О. Уильямсон и К. Эрроу рассматривают ПИИ в качестве реакции на неспособность рынка как экономического института эффективно осуществлять обмен активами, товарами и информацией между независимыми продавцами и покупателями в мировом масштабе.

Наиболее полно осуществление ПИИ объясняет появившаяся в конце 70-х гг. эклектическая парадигма (концепция ОЛИ) британского ученого Дж. Даннинга. Эта теория постулирует три необходимых и достаточных условия осуществления прямых капиталовложений за рубежом:

1) преимущества Олигополии (преимущества инвестора перед местными фирмами во владении передовыми технологиями, торговыми марками, ноу-хау, контролем за входом на рынок и др.),

2) преимущества Локализации (особенности страны-получателя ПИИ: природные ресурсы, членство в торговых организациях, тарифные барьеры, низкие трудовые и прочие издержки и др.),

3) преимущества Интернационализации (снижение затрат на управление, экспорт, лицензирование и т.д.).

В 90-е гг. Дж. Даннинг, используя выводы Портера, развил свою теорию, связав осуществление ПИИ и альтернативные возможности выхода на внешние рынки. Так, если страна имеет конкурентные преимущества, то фирма будет участвовать во внешнеэкономической деятельности, если нет - не будет. Если при этом фирма имеет олигополистические преимущества, то она будет по крайней мере выдавать иностранным фирмам лицензии и экспортировать продукцию, если нет - ограничится экспортом. Фирма осуществит ПИИ только при наличии всех рассматриваемых видов преимуществ.

И все же теория Даннинга также не учитывает ПИИ, осуществляемые в стратегических целях, и капиталовложения, вызванные наличием препятствий для деятельности компании на родине. Так, в ФРГ до 90-х гг. существовали серьезные ограничения в сфере генной инженерии, поэтому фирмы предпочитали открывать специализированные в этой области исследовательские центры за рубежом, в основном в США.

Выход из противоречивости многообразных теорий некоторые исследователи видят в рассмотрении мотивов осуществления ПИИ, которые называют при проведении опросов сами инвесторы. Такой подход помогает выявить исключения, которые не укладываются в обобщенные модели.

Ряд исследователей делает попытки теоретического анализа прямых капиталовложений с помощью эконометрических моделей. Удачными такие работы назвать сложно, т.к. почти ни в одном исследовании не учитываются типологические различия стран. В результате не удается выявить ни национальную специфику воздействия различных факторов на приток капитала, ни последствия привлечения ПИИ на развитие национальной экономики. В эконометрических исследованиях не определено ни значение временных лагов, ни роль политической стабильности.

Наличие многообразных теорий и концепций породило различные мнения о роли ПИИ в развитии национальной экономики. Конечно, исследователи сходятся в том, что к положительным эффектам относится для страны, экспортирующей капитал, стимулирование сбыта, а для получателя ПИИ - передача ноу-хау, создание новых рабочих мест, обучение специалистов.

Британский исследователь К. Тьюгендхэт обосновывал важную роль ПИИ и экспорта крупных ТНК для смягчения цикличности экономики. У компаний, действующих во многих странах, есть возможность переключаться в сбыте продукции с территорий, испытывающих кризис, на регионы с благоприятной конъюнктурой. Отечественный экономист А.Ю. Юданов показал, что смягчение циклических колебаний получают лишь крупные ТНК, а не национальная экономика в целом. К тому же данные за 1965-1981 гг. по крупнейшим концернам ФРГ свидетельствуют, что не всякая фирма и далеко не каждый год выигрывает в преодолении конъюнктурных колебаний благодаря своей зарубежной деятельности. На примере США А.Ю. Юданов показал, что основные импортеры американской продукции часто находятся в тех же стадиях экономического цикла, что и сами США. Преобладание соседних стран среди получателей товаров и ПИИ - объективный процесс, поэтому говорить о возможности преодоления циклического воздействия благодаря ПИИ вряд ли возможно.

Напротив, к негативным последствиям чаще всего относят рост нестабильности из-за конъюнктурных колебаний усиление интеграции привело к росту мобильности фирм, а значит, возможности, например, резкого изменения ситуации с занятостью в отдельном городе. Это случалось и раньше. Так, в ФРГ в 70-х гг. фирма «Мобил ойл» (США), используя инвестиционную помощь из средств федерального и земельного бюджетов, построила в Вильгельмсхафене нефтеперерабатывающий завод, закрыв его через несколько лет без согласования с властями. Это породило на многие годы серьезную проблему. В 70-х гг. в этом городе также из конъюнктурных соображений было заморожено строительство глиноземного завода швейцарской фирмой «Алюминиум», а построенный цех был продан фирме другой специализации - британскому химическому гиганту «ИКИ». В 90-х гг. из-за разрастания производственных сетей компаний такие случаи участились. Достаточно привести несколько примеров: в 1997-1998 гг. фирма «Сименс» вложила в Великобритании почти 0,5 млрд. марок - в основном в завод по производству микросхем в городе Ньюкасл-апон-Тайн, но уже в 1999 г. под воздействием последствий азиатского финансового кризиса завод был закрыт. В 2000 г. концерн «Дженерал моторс» купил крупный пакет акций автомобильного подразделения итальянской компании «ФИАТ», что вызвало сокращение на 5 тыс. чел. персонала фирмы «Опель» в ФРГ (до недавнего времени одного из благополучных подразделений концерна).

Все чаще общественность осуждает и вынос экологически «грязного» производства в развивающиеся страны. Если раньше протесты исходили в основном от представителей «зеленых» движений развитых стран, то теперь строительство заводов, отрицательно воздействующих на окружающую среду, все чаще встречает сопротивление населения стран Третьего мира. Так, в 1997 г. на Тайване в районе Тайчжуна сорвано сооружение фирмой «Байер» химического завода с предполагаемыми инвестициями в 3 млрд. марок, что превышало все накопленные германские ПИИ на острове.

Споры возникают обычно из-за других вопросов, а именно: как изменяются занятость и темпы роста экономики в стране - нетто-экспортере ПИИ и как оценивать продажу собственности иностранным инвесторам.

Сокращение занятости и темпов роста экономики в стране при экспорте капитала, вроде бы, очевидно. Однако в ряде работ предлагается пересмотреть масштабы этого снижения. В них утверждается, что можно говорить лишь об изменении структуры занятости на родине ТНК. В 90-е гг. соответствующие исследования проводились в Кильском институте мировой экономики и Кёльнском институте германской экономики. В первом из них рассматривался ряд упрощенных абстрактных моделей, второе опиралось на результаты опросов фирм ФРГ. Убедительного доказательства роста числа рабочих мест в ФРГ благодаря увеличению занятости в головных компаниях в сфере управления, научно-технических и маркетинговых исследований, которое компенсирует сокращение занятых на производстве, не предложено.

Еще в начале 80-х гг. исследователи в ФРГ отмечали, что тогда как потеря рабочих мест при экспорте капитала легко исчисляема, наличие выгод для роста занятости в стране, теряющей инвестиции, базируется лишь на гипотетических расчетах. При этом они основаны на данных, представляемых руководителями фирм. А они заинтересованы в благосклонном отношении общества и профсоюзов к своим ПИИ.

Казалось бы, передача контроля над основными производственными фондами иностранцам компенсируется стимулированием экономического развития страны. Но обычно ТНК передают в зарубежные филиалы не самые новые технологии, могут изымать часть денежных средств филиала на нужды других дочерних фирм. Реже анализируется и такой аспект, как борьба с конкурентами в менее развитых странах путем их покупки.

Для принимающих ПИИ стран (в том числе и для ФРГ, хотя в целом она нетто-экспортер прямых капиталовложений) есть и другие противоречивые последствия усиления глобализации инвестиционных потоков. Во-первых, иностранные фирмы восполняют дефицит национальных ресурсов для социально-экономического развития. Однако ТНК препятствуют развитию местных фирм, которые своей продукцией могли бы замещать импорт полуфабрикатов с зарубежных филиалов ТНК. Во-вторых, ПИИ способны частично или полностью покрывать дефицит платежного баланса принимающей страны. На практике деятельность ТНК стимулирует рост дефицита платежного баланса, т.к. эти компании импортируют в больших количествах оборудование и полуфабрикаты часто по завышенным ценам, а часть прибыли и платежей за различные услуги переводят за рубеж. В-третьих, увеличение налогооблагаемой базы за счет предприятий, созданных при участии ПИИ, требует и расходов на стимулирование притока капиталов. В-четвертых, подготовка кадров на базе ТНК сопровождается переманиванием специалистов с местных предприятий. К тому же крупные иностранные концерны могут более высокими зарплатами привлекать высококлассных профессионалов из национальных фирм. В-пятых, хотя ТНК заинтересованы в углублении интеграции в Европе и способствуют ее развитию, в том числе воздействуя на национальные правительства, в обществе вызывает опасения усиление политического влияния отдельных ТНК, которое может использоваться для реализации их собственных интересов.

В теоретических исследованиях ПИИ, как правило, недоучитывается роль неэкономических факторов (наличие у инвесторов языкового барьера и стереотипов, отсутствие достаточного объема информации и т.п.). Обычно основой для выводов становятся эмпирические данные по промышленным компаниям, тогда как в последнее время больше половины всех ПИИ направляется в предприятия сферы услуг. При этом мотивы осуществления капиталовложений в заводы и предприятия третичного сектора экономики часто отличаются, хотя бы потому что «производство» и «сбыт» продукции последних обычно не разделены территориально.

До сих пор отсутствует сколько-нибудь стройное теоретическое обоснование чрезмерной территориальной концентрации зарубежной деятельности. Существующие исследования в основном посвящены общим причинам и механизмам выхода фирм на глобальный уровень. В территориальном плане изучение обычно ограничивается уровнем страны, рассматриваемой как точка. Таким образом, выявить причины межрегиональных различий в привлекательности для зарубежных инвесторов внутри государства не удается.

Одна из причин этого - рассмотрение поведения всей совокупности фирм без выявления мотиваций конкретных инвесторов. Исследований, вскрывающих механизмы поведения отдельных фирм, причем в территориальном разрезе, очень мало. Но именно анализ этих механизмов позволяет понять причины доминирования определенных направлений германских внешнеэкономических связей и решать многие вопросы, связанные с практическим применением названных концепций в России, например, для интенсификации внешнеторговых связей отдельных российских регионов, снижения концентрации ПИИ, поступающих в нашу страну, в столице.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Влияние глобализации на внешнеэкономические связи Германии
Модель Манделла-Флеминга для малой экономики в условиях наличия ограничений на перелив капитала через национальные границы
Формирование единого бюджета ЕС и его использование для проведения региональной и социальной политики ЕС в Германии и Дании
Процесс принятия решений в современной государственной европейской политике Германии и Дании
Эффективность деятельности ВТО по регулированию мировой торговли
Вернуться к списку публикаций