2009-07-08 00:25:02
ГлавнаяМировая экономика — Эффективность деятельности ВТО по регулированию мировой торговли



Эффективность деятельности ВТО по регулированию мировой торговли


Тарифные и нетарифные ограничения на международную торговлю. Положения ГАТТ, предусматривавшие благоприятный режим для развивающихся стран, остаются в силе и в ВТО, так как свыше трех четвертей ее государств-членов представлены развивающимися странами, а также странами, находящимися в процессе реформирования своих экономических систем. В частности, часть IV ГАТТ-1994 содержит три статьи, которые были приняты еще в 1965 году. Положения этих статей поощряют развитые страны оказывать государствам-членам из числа развивающихся стран помощь, носящую характер сознательных и целенаправленных усилий для улучшения условий торговли. При этом не ожидается взаимности в обмен на те уступки, которые даются развивающимся странам в ходе переговоров. Еще одна мера, согласованная в конце переговоров Токийского раунда в 1979 году и более известная как «разрешительная оговорка», обеспечивает постоянную правовую основу различных уступок со стороны развитых стран в пользу развивающихся при предоставлении им доступа на рынки в рамках Общей системы преференций (ОСП).

В течение семи лет, пока продолжался Уругвайский раунд, более 60 развивающихся стран осуществили программы либерализации торговли. Некоторые из них реализовали эти программы в рамках переговоров о присоединении к ГАТТ, другие действовали в одностороннем порядке. В целом в ходе переговоров Уругвайского раунда развивающиеся страны и страны с переходной экономикой занимали гораздо более активную позицию и играли более влиятельную роль, чем в предыдущих раундах торговых переговоров в рамках ГАТТ.

Эта тенденция поколебала утверждения о том, что система мировой торговли существует только для развитых стран. Более того, благодаря ей изменился подход ко многим вопросам: если раньше упор делался на изъятие развивающихся стран из-под действия некоторых положений и соглашений ГАТТ, то к концу Уругвайского раунда эти страны продемонстрировали готовность взять на себя практически все обязательства, которые возлагались на развитые страны. В то же время им было предоставлено право на переходные периоды для адаптации к менее знакомым для них и намного более сложным требованиям ВТО.

Благоприятные последствия либерализации внешней торговли были бы для развивающихся стран еще значительнее, если бы развитые страны также сократили тарифные и нетарифные импортные барьеры, особенно в сельском хозяйстве и текстильной промышленности. Соглашения по этим отраслям, принятые в рамках Уругвайского раунда, должны были, в конечном счете, принести известные выгоды развивающимся странам. Замена тарифами квот на сельскохозяйственные товары в развитых странах в соответствии с Соглашением по сельскому хозяйству лишь минимально снизила степень защиты сельского хозяйства (хотя в ряде случаев она возросла).

Запутанность Соглашения привела к тому, что поддержка, оказываемая сельскому хозяйству в развитых странах, выросла с 31% совокупных поступлений фермеров в 1997 г. до 40% в 1999 г.; и при этом соглашения Уругвайского раунда не были нарушены. В то же время развитым странам предстоит до 2005 г. провести либерализацию внешней торговли в соответствии с Соглашением о текстильной промышленности и производстве готовой одежды.

Дальнейшее упрощение доступа экспортных товаров на рынки развитых стран способно существенно повысить уровень благосостояния в развивающихся странах. По оценкам Всемирного банка, развивающиеся страны благодаря отмене собственных протекционистских мер получали бы порядка 65 млрд. долл. в год. Если бы в дополнение к этому развитые страны также отменили протекционистские меры, включая установление квот, развивающиеся страны получали бы еще 43 млрд. долл. в год: 12 млрд. долл. в год за счет снятия препятствий экспорту сельскохозяйственной продукции и 31 млрд. долл. в год за счет упразднения тарифов на товары обрабатывающей промышленности.

Экономический эффект либерализации внешней торговли товарами нередко ограничивается за счет отсутствия конкуренции в сфере услуг. Это особенно верно в отношении услуг, которые являются базовыми ресурсами или компонентами экономической инфраструктуры, в том числе финансовых услуг, телекоммуникаций, транспорта и обслуживания бизнеса. Возрастание доли услуг в производстве и сфере занятости - как в развитых, так и развивающихся странах - подчеркивает значение их либерализации. Многие из самых быстроразвивающихся секторов экономики относятся к сфере услуг - сфера телекоммуникаций, здравоохранение и финансы. Прямые иностранные инвестиции в сферу услуг составляют более половины их ежегодного совокупного объема.

Генеральное соглашение ВТО об услугах во внешней торговле (ГАТС) не привело к сколько-нибудь значительной либерализации международной торговли услугами. Нынешний уровень протекционизма в сфере услуг столь же, если не более, высок, как тот, который существовал на товарном рынке 10 или 15 лет назад. Доступная информация относительно протекционизма в данной области позволяет предположить, что во многих случаях в стоимостном выражении доля протекционистских мер, пересчитанная в уровень тарифного обложения, составляет от 50 до 100%. В целом барьеры, существующие на транспорте, в финансовой сфере и в сфере телекоммуникаций, выше, чем в сфере обслуживания производства продукции и ее распределения.

Либерализация сферы услуг способна существенно увеличить выгоды, связанные с либерализацией торговли товарами. Если, например, внешняя торговля подверглась либерализации, тогда как сфера распределения продукции внутри страны осталась монополизированной, то на практике средства, прежде собираемые правительствами в форме тарифных доходов, передаются частному сектору, контролирующему импорт.

Либерализация сферы услуг должна быть направлена на достижение единообразной системы государственного вмешательства и развитие конкуренции на рынках. Она должна затронуть в первую очередь главные сектора - транспорт, телекоммуникации, финансовые услуги, а также группы взаимосвязанных отраслей, жизненно важных для экономического развития страны и ее участия в мировом хозяйстве, такие как транспортные услуги и почтовая служба. Главной целью таких мероприятий должно быть предоставление потенциальным участникам рынка свободного доступа к рынкам услуг, а также исключение дискриминации иностранных участников рынка по сравнению с резидентами.

Недавно развитые страны, включая страны-члены Европейского союза, Канаду и США, объявили о новых инициативах, направленных на либерализацию доступа на свои рынки для наименее развитых стран. Хотя это и означает прогресс в обеспечении свободного доступа развивающихся стран на рынки развитых, последним следовало бы распространить свободный доступ на все товары, если говорить о стремлении к получению развивающимися странами материальных выгод от либерализации. Так, по расчетам Всемирного банка, новая программа США в отношении Африки при ее реализации способна увеличить экспорт африканских стран всего на 0,1%. Это увеличение составило бы 0,2%, если бы США распространили беспошлинную торговлю на все товары, поставляемые из региона. Объем экспорта африканских стран возрос бы на 5% (на 2 млрд. долл.) при условии, что все другие ведущие развитые страны сняли бы пошлины на ввоз товаров из данного региона.

Даже с окончательной отменой развитыми странами импортных квот на продукцию развивающихся стран последние будут вынуждены оплачивать значительные тарифы на экспорт их текстиля и одежды из-за сохранения некоторых тарифных пиков (тарифы от 15% и выше), замаскированных невысокими средними тарифами на ввоз продукции из стран с режимом наибольшего благоприятствования. По оценкам Всемирного банка, предоставление развивающимся странам свободного доступа на рынки США повысило бы общий объем их экспорта примерно на 5%. Существование тарифных пиков также отмечено в Канаде и в Японии; они распространяются соответственно на 10% и 3% экспорта развивающихся стран в эти государства.

Кроме дальнейшего снижения тарифных и нетарифных барьеров, правительствам развитых и развивающихся стран предстоит создать более эффективные институты для борьбы с силами, способными подорвать конкуренцию. Так, участились случаи применения антидемпинговых мер, в результате которых продвижение в либерализации внешней торговли в развивающихся странах часто сводится на нет. Другими примерами является применение избыточных стандартов на продукцию; неполная либерализация торговли услугами, такими как финансовые услуги и услуги связи; использование в международной торговле ограничений, связанных с правами на интеллектуальную собственность; существование частных международных картелей.

Таким образом, происходящая эволюция ВТО как института регулирования международных торговых отношений во многом отвечает экономическим императивам сегодняшнего дня. Однако многое в этой системе нуждается в совершенствовании, в том числе механизм регулирования международной торговли сельскохозяйственными товарами, определение круга полномочий ВТО (в частности, включение в ее компетенцию «новых сфер» торговли, например, электронной; выработка согласованной позиции по вопросу о перспективах регулирования трудовых стандартов и др.), а также уравнивание различных групп стран (прежде всего развивающихся и стран с переходной экономикой) в возможностях реально влиять на деятельность этой организации. Медленно идет согласование позиций между странами и переговоры в таких секторах сферы услуг, как финансовые; телекоммуникационные; перемещение через границу физических лиц, предоставляющих услуги; морское судоходство. Принципиально важным моментом представляется разработка международных правил при инвестиционной деятельности, которые можно было бы распространить на заграничные капиталовложения, включая принципы режима наибольшего благоприятствования и национального режима, а также требования, связанные с охраной окружающей среды.

Сегодня отсутствуют четкие многосторонние рамки для потенциально несовместимых и даже дискриминационных в отношении иностранных инвестиций режимов их регулирования в различных странах. Вопрос заключается в том, как обеспечить действительно многосторонний подход к этой проблеме, который бы принимал во внимание не только роль инвестиций в международной торговой системе, но также общую заинтересованность развитых и развивающихся стран в благоприятном инвестиционном климате. В настоящий период, по данным ВТО, в мире существует свыше 900 двусторонних инвестиционных соглашений, и, конечно, лучше иметь одно для всех стран с одинаковыми правилами и дисциплиной.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Модель Манделла-Флеминга для страны с крупной экономикой
Валютный кризис как фактор усиления межгосударственного регулирования в мировой валютной системе
Развитие европейской интеграционной политики Германии и Дании: цели и принципы
Россия в мировой экономике к началу 21 века - что впереди
Экономические основы региональной экономической интеграции
Вернуться к списку публикаций