2009-07-08 00:23:02
ГлавнаяМировая экономика — Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений



Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений


Не менее серьезны и проблемы, с которыми по тем же самым причинам сталкиваются менее развитые страны в попытках использовать выгоды более широкого участия в международной торговле. В трети развивающихся стран за 1990-е гг. произошло уменьшение показателя их внешнеторговой квоты (отношение оборота внешней торговли к ВВП). К концу 1990-х гг. условия торговли наименее развитых стран ухудшились по сравнению с началом 1970-х гг. примерно на 50%. По данным МВФ, на развивающиеся страны и страны с переходной экономикой приходится суммарно лишь 25,1% мировой торговли товарами и услугами (2003 г.). Хорошо известно, что на переговорах в рамках ВТО (в том числе в формате нового раунда многосторонних торговых переговоров, начало которому положила четвертая Министерская конференция ВТО в г. Доха в октябре 2001 г.) позиции развивающихся стран, заинтересованных в либерализации доступа своей продукции на рынки многих трудоемких товаров в развитых странах (прежде всего текстиля, аграрной продукции), встречают серьезное противодействие, соответствующие таможенные барьеры все еще остаются достаточно высокими.

В настоящее время любой производитель из так называемых периферийных стран сталкивается в «центре» мирового хозяйства со множеством рыночных и нерыночных барьеров на пути своих товаров. Продукция из развивающихся стран подлежит в государствах с развитой экономикой дорогостоящей и сложной (по сути, протекционистской) процедуре сертификации, патентования, проверке на соответствие стандартам и нормам и т.д. Даже если обратиться исключительно к тарифным методам ограничения импорта из развивающихся стран, то окажется, что в странах-лидерах мировой экономики, как показывают исследования аналитиков Всемирного банка, в 1990-е гг. эффективная (взвешенная по реальной структуре ввоза) ставка импортного тарифа на продукцию обрабатывающей промышленности, поставляемую из развивающихся стран, была 3,5-4 раза выше, чем на соответствующую продукцию из других развитых стран.

Возможности хозяйственного развития многих развивающихся стран и стран с переходной экономикой подрываются продолжающимся и усиливающимся в условиях глобализации процессом «утечки мозгов» - наиболее квалифицированной части трудового потенциала этих государств - в богатые развитые страны.

С учетом изложенного выше можно утверждать, что современное развитие мирового хозяйства характеризуется такой ситуацией, когда потенциальные риски глобализации в странах так называемой мировой периферии не могут не быть выше, чем в странах его «центра» - передовых экономиках. Стремительно развивающийся процесс глобализации зачастую приносит явные выгоды странам с более высоким уровнем развития и большей конкурентоспособностью национальной экономики, а для менее развитых стран издержки данного процесса могут уравновесить выгоды, а то и превысить их. По образному выражению, немалое число развивающихся стран попало в «ловушку глобализации», под которой понимается вовлечение в глобализационные процессы экономик менее развитых стран путем разрушительной для последних эксплуатации их национальных ресурсов, в том числе природных и интеллектуальных. Выбраться из этой ловушки, очевидно, не так просто. Существуют оценки ежегодных потерь развивающихся стран от отсутствия равноправного доступа к глобальным торговым и финансовым рынкам, приближающиеся к суммам порядка 1 трлн. долл. Представляется и вполне логичной точка зрения ряда исследователей проблем глобализации (А. Бэттлер, А. Салицкий) о том, что развивающиеся страны и страны с переходной экономикой - это, скорее, объекты процессов глобализации (globalization-takers) в противоположность странам-лидерам мировой экономики - субъектам глобализации (globalization-makers). Причем именно в странах-объектах глобализации сильнее всего опасность проявления негативных сторон данного процесса. А испано-американский экономист М. Кастельс вообще считает, что в современном мировом хозяйстве воспроизводится и закрепляется «глобальная асимметрия», которая, согласно данной точке зрения, и лежит в основе процесса глобализации.

Из приведенного выше очевиден вывод о нарастании конфликтного потенциала в мировой экономической системе, накапливании на стороне развивающихся стран огромного потенциала недовольства. Усиление взаимосвязей и взаимозависимости между странами в мировой экономической системе сочетается с ростом мирового социально-экономического неравенства, увеличением разрыва в доходах и уровне жизни между самыми богатыми и самыми бедными квинтилями и децилями населения планеты. По данным Доклада о мировом развитии за 2000-2001 гг., подготовленного Всемирным банком, средние доходы населения в 20 наиболее богатых странах мира в 37 раз превышают средние доходы в 20 беднейших странах, при этом за последние 40 лет этот разрыв удвоился. А разрыв в доходах между пятью богатейшими и пятью беднейшими странами мира увеличился с показателя 60 : 1 в 1990 г. до 74 : 1 в 1997 г. Можно присоединиться к мнению финского эксперта К. Кильюнена, который считает, что «экономическая система не может считаться здоровой, когда совокупное богатство 225 богатейших людей мира превышает 1 трлн. долл., что равняется ежегодному доходу 2,5 млрд. бедняков, составляющих 47% человечества,... общее состояние трех богатейших людей планеты превышает совокупный ВВП 48 наименее развитых стран».

Интересно отметить, что среди американских исследователей, анализирующих процесс глобализации, сформировались два подхода - в зависимости от того, насколько революционной считается глобалистская переделка мира. Выделились «гиперглобалисты» и «трансформисты». Кроме них выступила группа скептически настроенных в отношении глобализации специалистов.

Гиперглобалисты берут свое начало от американских исследователей Р. Кеохане и Дж. Ная, которые еще в 1977 г. в книге «Мощь и взаимозависимость» обосновали то положение, что простая взаимозависимость стран мира стала сложной, связывающей экономические и политические интересы настолько плотно, что конфликт крупных держав теперь уже исключен. Теоретический прорыв в этом направлении совершил в 1990 г. К. Омэ в работе «Мир без границ»: люди, фирмы, рынки увеличивают свое значение, а прерогативы государств ослабевают, в новой эре глобализации все народы и все основные процессы оказываются подчиненными глобальному рыночному пространству. Это - новая эпоха в истории человечества, в которой «традиционные государства теряют свою естественность, становятся непригодными в качестве партнера в бизнесе», - писал он же в 1995 г. Продолжая свою мысль, К. Омэ видит в глобализации причину грядущего процветания, умиротворения, единых для всех правил, путь к выживанию, поднятию жизненного уровня, социальной стабильности, политической значимости, ликвидации стимулов к подчинению соседних государств.

Сторонники трансформистского подхода, возглавляемые Дж. Розенау и А. Гидденсом, считают, что современная форма глобализации требует от государств и обществ адаптации к более взаимозависимому и в то же время в высшей степени нестабильному миру, характерному быстрыми социальными и политическими переменами, совокупность которых составит суть современного общества и мирового порядка. Глобализация, по их мнению, - мощная, трансформирующая мир сила, ответственная за массовую революционную перетряску обществ, экономик, за изменение форм правления и всего мирового порядка. Трансформисты проявляют осторожность, «научную скромность» и осмотрительность, не предсказывают создания единого мирового сообщества - не говоря уже о едином мировом государстве. Глобализация ассоциируется у них с формированием новой мировой стратификации, когда только некоторые страны прочно войдут в центр мирового развития.

Один из признаков глобализации - нарастание гомогенизации (схожести) мира, в том числе унификация условий хозяйственной деятельности. С этой точки зрения ВТО объективно способствует процессу глобализации, так как за более чем полувековую историю ГАТТ/ВТО разработали именно такую систему правил и принципов международной торговли, обязательных для всех ее участников. Поэтому в США и других странах критики глобализации утверждают, что ВТО представляет собой самое последнее во времени олицетворение всей системы глобального управления, требуют остановить эскалацию этого явления, а также ограничить деятельность таких международных организаций, как МВФ и Всемирный банк. Например, С. Джордж настаивает на необходимости сокрушить «антидемократические институты, подобные ВТО, начать всеобщую битву за цивилизацию и свободу против варварства и тирании».

Процессы глобализации современной мировой экономики теснейшим образом связаны с эволюцией ее институциональной структуры - институционализацией мирового хозяйства. Дело в том, что в международных экономических отношениях, также как и в рамках национальных экономических систем отдельных стран, формируются определенные институты (нормы, ценностные характеристики, «правила игры»), а также организации, выступающие в виде внешней формализованной структуры данных институтов. Говоря по-иному, в мирохозяйственных связях складываются и видоизменяются конкретные социальные институты (понимаемые как синтез традиционных понятий институт и организация), происходит институционализация международных экономических отношений. В области международной торговли наряду с такими базовыми характеристиками мирового рынка, традиционно признаваемыми в качестве его институтов, как частная собственность, конкуренция и т.д., к институтам следует отнести так называемые инфраструктурные составляющие международных торговых отношений - банки, товарные биржи, международные многосторонние товарные соглашения, призванные регулировать отдельный сегмент мирового рынка, и соответствующие им организации («классический» случай такой организации - фактический картель стран-производителей нефти ОПЕК), двусторонние торговые соглашения, ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию) и другие связанные с международной торговлей организации ООН. Отдельно следует упомянуть региональные интеграционные организации (ЕС, НАФТА, МЕРКОСУР и многие др.) и действующий в их рамках механизм регулирования взаимной торговли. В то же время ведущей международной регулирующей организацией, действующей в сфере международной торговли, является ВТО.

Сама необходимость институционализации международных торговых отношений вызвана рядом обстоятельств.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Модель Манделла-Флеминга для малой экономики в условиях наличия ограничений на перелив капитала через национальные границы
Принципы территориального развития компании, выходящей на мировые рынки
Процесс принятия решений в современной государственной европейской политике Германии и Дании
Экономические основы региональной экономической интеграции
Модель Манделла-Флеминга для страны с крупной экономикой
Вернуться к списку публикаций