2009-07-08 00:23:02
ГлавнаяМировая экономика — Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений



Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений


Принципиальная асимметричность рисков и выгод глобализации вытекает из логики протекания самого этого процесса: как известно, в рамках процесса глобализации складываются глобальные товарные и финансовые рынки, интегрированное в масштабах всего мира экономическое пространство, на котором явные конкурентные преимущества имеют крупнейшие компании - ТНК и транснациональные банки. Они, как правило, изначально выигрывают конкуренцию на рынке с относительно небольшими национальными компаниями за счет эффекта экономии на масштабе, оптимизации использования ресурсных, трудовых и технологических потенциалов многих стран, где расположены их филиалы и производственные мощности, использования механизма трансфертного ценообразования и т.д. Ведущие мировые производственные компании и институты финансового сектора, как свидетельствуют их многочисленные рейтинги, контролируются резидентами развитых стран, к их выгоде используются и получаемые данными хозяйствующими субъектами доходы.

Хорошо известно, что неограниченная рыночная конкуренция не способна обеспечить равный уровень благосостояния всем ее участникам. Принципиально не изменяется ситуация с переносом конкуренции с национального на глобальный уровень. В глобальной конкуренции выигрывает сильнейший, а сильнейшие в большинстве случаев - компании развитых стран. Производителям из многих развивающихся стран и стран с переходной экономикой в такой борьбе часто остаются менее выгодные и прибыльные ниши изготовления технологически несложной, трудоемкой и местной по характеру целевого рынка продукции.

Именно в передовых экономиках сосредоточен основной научно-технический потенциал мира, здесь создается большинство новых технологий, что позволяет компаниям этих стран извлекать своеобразную «технологическую ренту». Согласно широко известным статистическим данным, доля расходов на НИОКР в ВНД в конце прошлого десятилетия составляла в развитых странах от 2,75% в США, 2,8% в Германии до 3% в Японии. В то же время даже в тех передовых экономиках, которые лишь совсем недавно были включены в данную группу стран, соответствующий показатель существенно ниже (1,9% в Южной Корее, 1,68% в Сингапуре), ниже он и в подавляющем большинстве остальных стран с более низким уровнем социально-экономического развития (например, в Малайзии, известной своими технологическим достижениями, - 0,22%). Индустриальное развитие в развивающемся мире, включая создание ряда наукоемких отраслей в крупнейших странах Латинской Америки, Китае и Индии, происходило путем импортирования техники и широкого заимствования технологии из стран Запада.

Освоив новые информационно-коммуникационные и управленческие технологии, компании и банки развитых стран имеют возможность контролировать движение капитала на глобальных финансовых рынках. Использование своих конкурентных преимуществ на финансовых рынках, на рынках научно-технических услуг и объектов интеллектуальной собственности позволяет хозяйствующим субъектам развитых стран, взятых в целом, стать фактическими монополистами в финансовой и научно-технической сферах.

Конечно, не только в развивающихся странах и странах с переходной экономикой, но и развитых странах есть отрасли хозяйства, которые терпят ущерб от иностранной конкуренции по мере интенсификации международной торговли и международного движения капитала, становления глобальной финансовой сферы. Сокращение производства в этих секторах может повлечь за собой значительные социальные издержки для определенных групп населения (безработица, необходимость переквалификации и переезда в другие регионы и др.). Очевидно, есть немало таких, кто в силу возраста, образования или других причин не имеет шансов на переквалификацию и перспектив найти себя на резко изменившемся рынке труда. Однако в развитых странах данные негативные эффекты, если они возникают, амортизируются относительно высоким уровнем развития систем социальной защиты населения, страхования по безработице, государственной помощью в обретении новой специальности и повышении квалификации рабочей силы. Хорошо известны случаи предоставления правительствами этих стран субсидий на временной основе, призванных смягчить болезненный процесс структурной перестройки хозяйства (особенно в странах ЕС). Кроме того, и США, и западноевропейские страны (посредством единой аграрной политики в рамках ЕС) через различные механизмы субсидируют аграрную сферу своего хозяйства, искусственно повышая тем самым конкурентоспособность отечественных производителей сельскохозяйственной продукции. Подобная политика позволяет смягчать негативные эффекты глобализации при полном использовании ее выгод.

Для менее развитых стран (развивающихся и стран с переходной экономикой) при неочевидности выгод глобализации вследствие относительно более слабых конкурентных позиций их хозяйствующих субъектов в современных секторах экономики издержки глобализационных процессов будут, скорее всего, более болезненными, поскольку возможности сглаживания негативных последствий ограничены меньшим уровнем развития и меньшим потенциалом систем социального страхования и социальной помощи государства, меньшими финансовыми возможностями правительств данных стран, не позволяющими эффективно регулировать процесс структурной перестройки их хозяйственных комплексов. В то время как природные и трудовые ресурсы менее развитых стран все в большей мере включаются в мирохозяйственные процессы, государства в этих странах часто не в состоянии поддерживать на минимально достаточном уровне социальную инфраструктуру.

Реализация на практике неолиберальной модели глобализации способствует повышению рисков глобализации для менее развитых стран и нередко ведет их снижению для передовых экономик. Дело в том, что усиливается проявление существующих на данный момент конкурентных преимуществ в конкретных взаимоотношениях на рынке (сила сильнейшего не ограничивается в интересах общества) и снижаются возможности регулирования рынков с целью сглаживания колебаний экономической динамики, уменьшения нестабильности (волатильности) рынков, особенно финансовых. А учащение финансовых кризисов в мировой экономике больнее всего отражается на экономике менее развитых стран, так как при нарастании кризисных явлений именно из их активов международные инвесторы выводят свои средства в первую очередь. (Это наглядно продемонстрировали последние финансовые кризисы в Мексике в 1994-1995 гг., в странах Восточной и Юго-Восточной Азии в 1997-1998 гг., а также в Аргентине в 2001-2002 гг.)

Хорошо известно, что различные формы внешнеэкономических связей - и в первую очередь участие в международной торговле и процессах иностранного инвестирования - при благоприятных условиях способны быть двигателем хозяйственного и социального прогресса менее развитых стран. Необходимость широкого участия во внешнеторговых связях, привлечения иностранного капитала и технологий в целях содействия процессам модернизации и экономического развития, как правило, хорошо осознается деловыми и политическими элитами развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Однако в реальной действительности и по объективным причинам, и по субъективным - связанным с реализуемой моделью глобализации - многие менее развитые страны часто не в состоянии воспользоваться плодами глобализации, превратить участие в международных товарных и финансовых потоках в «двигатель» своего собственного развития. А попытки правительств этих стран благодаря контролю за процессом увеличения открытости национальных экономик уменьшать риски глобализации часто вызывают противодействие сторонников неолиберальной модели глобализационных процессов.

Положение дел таково, что во многих случаях глобальные рынки затрагивают развивающиеся экономики весьма избирательно. Например, ввиду низких показателей кредитоспособности и высоких валютных рисков эффективная процентная ставка для заемщиков из «третьего» и бывшего «второго мира» существенно превышает ставку привлечения средств для «стандартного» западного заемщика. Это делает и более тяжелым бремя обслуживания и рефинансирования внешней задолженности этих стран, как государственной, так и частной. Причем к концу 1990-х гг. общая внешняя задолженность развивающихся стран превысила величину 2 трлн. долл., а платежи по обслуживанию долга составили более 300 млн. долл. в год (в 2002 г. - 2191,5 млрд. долл. и 324,8 млрд. долл. соответственно; аналогичные показатели для стран с переходной экономикой - 424,2 млрд. долл. и 65,9 млрд. долл.). Решение, принятое в 1999 г. странами «большой восьмерки» о списании 90% долгов наименее развитых стран иностранным суверенным кредиторам и международным экономическим организациям при условии проведения в них программ структурных реформ и призванное облегчить долговое бремя указанных государств, затрагивает лишь 2% общей задолженности стран «третьего мира». Основными реципиентами прямых иностранных инвестиций в последние десятилетия являются не развивающиеся (на них в 2001 г. по данным ЮНКТАД приходилось только 28% от общего притока ПИИ, а в 2002 г. -24,9%, в том числе 0,5% на 48 наименее развитых стран) и не восточноевропейские и постсоветские страны с переходной экономикой (4% и 4,5% соответственно), а развитые страны. К тому же и этот приток прямых инвестиций, поступающий в развивающиеся страны, распределяется крайне неравномерно: в конце 1990-х гг. порядка 80 % его объема приходилось на 20 стран-реципиентов, в том числе около половины - всего на 5 стран. Среднегодовой показатель объема официальной помощи развитию, выраженный в процентах к ВНД развитых стран-доноров, на протяжении последних десятилетий имеет тенденцию к устойчивому сокращению. Например, в 1990 г. он составлял 0,33%, а в 2000 г. - только 0,22%. Чистый приток же частных финансовых ресурсов (по данным МВФ, всего 29,1 млрд. долл. в 2001 г. и 38,7 млрд. в 2002 г.) распределяется также крайне неравномерно, многие страны с низким уровнем доходов имели близкие к нулю либо отрицательные значения чистого притока частного иностранного капитала.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений
Подходы к решению проблем устойчивого мирового развития в деятельности ЭКОСОС
Межвоенный период эволюции мировой валютной системы
Влияние эволюции интеграции рынков и европейской валютной системы на экономику Германии и Дании
Проблема выбора приоритета государственной экономической политики в отношении валютного курса
Вернуться к списку публикаций