2009-07-08 00:23:02
ГлавнаяМировая экономика — Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений



Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений


В конце 1990-х гг. только 1-2 % от общей суммы мирового оборота валютных средств было связано с торговлей и прямыми иностранными инвестициями, а 98-99% приходилось на спекуляцию и краткосрочные капиталовложения. Если в 1970 г. совокупные официальные валютные резервы стран мира составляли 10-15% от общего оборота валютных рынков, то в конце 1990-х гг. этот показатель оказался уже менее 1%. Оборот на рынке валют ежесуточно достигает величин 1,5 трлн. долл. и выше, в то время как годовой объем международной торговли товарами и услугами не превышает 8 трлн. долл. (в 2002 г. - 7876 млрд. долл.).

В сферу деятельности ВТО (в отличие от ГАТТ) вошла торговля услугами, в том числе в финансовой сфере. Однако сделки в этой сфере, как правило, заключаются с использованием новейших телекоммуникационных средств (спутниковая связь, Интернет), на которые крайне сложно распространить любые ограничительные условия ВТО, поэтому ВТО пока не может повлиять на глобализацию финансовой сферы и сдерживать возможные негативные последствия ее развития.

Одним из основных источников глобализации является процесс транснационализации - становления и развития в мировой экономике крупных транснациональных по масштабам своей деятельности компаний -транснациональных корпораций (ТНК) реального и финансового сектора. ТНК являются одновременно и результатом и главными действующими лицами интернационализации. В результате транснационализации определенная доля производства, потребления, экспорта, импорта и национального дохода практически любой страны зависит от решений международных центров за пределами данного государства. В последнее десятилетие различные рынки, в частности капитала, технологии и товаров, а в известной степени и труда, становились все более взаимосвязанными и интегрированными в многослойную сеть ТНК.

Первые ТНК появились еще в XIX в. и постепенно выработали главные установки «проглобалистского» типа, определяющие их деятельность:

- обеспечение своего производства иностранным сырьем;

- закрепление на иностранных рынках сбыта посредством создания там своих филиалов;

- рационализация производства путем его перемещения в страны, где издержки производства меньше, чем на национальной территории.

Слияния, взаимные приобретения реальных активов или долей капитала - характерная черта глобальных стратегий ТНК. Итогом глобальных стратегий в конечном счете становится формирование интегрированной международной торгово-индустриальной системы, по сравнению с которой национальные территории и государства выступают как второстепенные величины. Глобальные ТНК все более отчетливо проявляют тенденцию к образованию крупных групп, объединяющих промышленные, торговые и финансовые компании.

Если в 1970 г. в мире насчитывалось всего 7,3 тыс. ТНК с 27,3 тыс. их зарубежных филиалов, то в 2002 г., по данным Доклада о мировых инвестициях (2003 г.), подготовленного экспертами ЮНКТАД, общее число транснациональных корпораций составило порядка 64 тыс., а количество их филиалов - 870 тыс. В зарубежных филиалах ТНК задействовано около 53 млн. работников и создается добавленная стоимость, соответствующая порядка одной десятой совокупного мирового ВВП. Объем продаж зарубежных филиалов более чем вдвое превышает объем мирового экспорта. ТНК являются теми хозяйствующими субъектами, которые осуществляют подавляющую часть мировых прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Динамика последних в 1990-е гг. поражает: среднегодовые темпы прироста ПИИ в мире составили в первой половине 1990-х гг. 21,1% и во второй половине - 40,2%. Доля прямых иностранных инвестиций в общем объеме мировых инвестиций в основной капитал возросла с 2,0-2,4 % в 1980 г. до 6-8 % в конце 1990-х гг.

Сегодня ТНК контролируют, по разным оценкам, от трети до половины мирового промышленного производства, свыше половины международной торговли, около четырех пятых мирового банка патентов и лицензий на новую технику, технологии и ноу-хау. Межстрановые потоки товаров и услуг приобрели новое качество: около 40% таких потоков носит характер внутрикорпоративной торговли, что придает им особую устойчивость. Международная торговля сырьем почти полностью находится под контролем ТНК. На долю ТНК приходится 90% мировой торговли пшеницей, кофе, кукурузой, лесоматериалами, табаком, железной рудой, 85% - медью и бокситами, 80% - чаем и оловом, 75% - каучуком и сырой нефтью. На протяжении последних двух десятилетий примерно половина американского экспорта приходится на американские и иностранные ТНК, в Великобритании эта доля доходит до 80%, в Сингапуре - до 90%. Особенно сильно в мировую экономику интегрированы автомобильная, электротехническая, компьютерная, химико-фармацевтическая отрасли, сфера финансовых услуг. На долю 10 крупнейших в мире ТНК финансового сектора (транснациональных банков) во второй половине 1990-х гг. приходилось, по оценкам, от 20 до 25% мировых вкладов и мирового объема всех денежных займов.

Другая характеристика современных процессов транснационализации связана с том, что наиболее крупные современные ТНК все более принимают характер структур олигополистического типа. Дело в том, что процессы интернационализации, гомогенизации (нарастания однородности) общемирового экономического пространства на рубеже XX - XXI вв. сопровождаются и связаны с заметной тенденцией к укреплению хозяйствующих субъектов. Сегодня в развитых странах в каждой отрасли, как правило, доминируют две-три крупные компании, конкурирующие между собой на рынках всех стран. Экономическая мощь крупных ТНК вполне сравнима с ВВП средних по размеру и хозяйственному потенциалу стран. Другими словами, глобализация мировой экономики поддерживается очевидным усилением концентрации и централизации капитала. Ярким подтверждением этому является недавняя мощная волна слияния крупных корпораций в различных секторах экономики развитых стран - авиастроении, химической промышленности, страховом бизнесе, банковском деле, компьютерной индустрии и др. 1990-е гг. прошлого века получили название десятилетия бума слияний и поглощений компаний. Сегодня можно говорить об изжитости весьма популярных в конце 1970-х - начале 1980-х гг. представлений об окончательном отходе от «погоне за масштабами» в связи с бурным развитием микроэлектроники, сулившим последовательное уменьшение оптимальных размеров предприятий. Судя по всему, в обозримом будущем в мировой экономике будет, как правило, господствовать рыночные структуры олигополистического типа. Они же будут участвовать в конкурентной борьбе за «освоение» рыночного пространства открывающихся навстречу глобализации экономик развивающихся и бывших социалистических стран.

При этом критики легковесных представлений о процессах глобализации указывают, что зачастую громко декларируемая интернациональность, космополитизм крупных ТНК - заявления, не соответствующее действительности. Среди 100 крупнейших корпораций мира нет ни одной, национальная принадлежность которой не была бы ясна, которая являлась бы сугубо глобальной. По всем параметрам (размещение штаб-квартир, направленность инвестиций, месторасположение исследовательских центров) довольно четко выражена национальная ориентация компаний. Именно концентрация ТНК на территории США является одной из фундаментальных причин влияния США в современной экономике. Американские ТНК являются сегодня безусловными лидерами: 35 из них входят в 100 крупнейших (на Европу приходится 42, на Японию - 21, на остальные регионы мира - 2). В данном случае государство использует транснациональные компании как один из ключевых инструментов эффективной реализации своих целей за пределами собственной территории.

В рамках ВТО еще не разработана система антимонопольных мер, которые можно было бы применять к глобальным ТНК. Этот вопрос находится в стадии обсуждения.

Объективно протекающий в рамках мирового хозяйства процесс глобализации во многом по-разному воздействует на страны с различным уровнем развития, представляющие «центр» мирового хозяйства (по новой терминологии - передовые экономики), с одной стороны, и развивающиеся страны и страны с переходной экономикой, с другой. Прежде всего следует отметить принципиальную асимметричность рисков и выгод глобализации для различных групп стран. Такая асимметричность усугубляется последствиями воздействия на страны реализуемой в первую очередь США и ведущими международными финансовыми организациями, в меньшей степени - другими государствами с развитой рыночной экономикой неолиберальной модели глобализационных процессов, предполагающей усиление взаимосвязей и взаимозависимости между национальными экономиками параллельно со все большим дерегулированием внутренней (в масштабах страны) и внешнеэкономической деятельности и усилением роли рыночных механизмов саморегулирования на теперь уже не национальных, а глобальных рынках.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345




Интересное:


Перспективы будущей эволюции мировой валютной системы
Валютный кризис как фактор усиления межгосударственного регулирования в мировой валютной системе
Институциональная основа, принципы и функции ВТО
Концептуальные основы глобализации мирового хозяйства и институционализации международных экономических отношений
Межгосударственное регулирование как фактор эволюции мировой валютной системы
Вернуться к списку публикаций