2012-01-15 15:22:16
ГлавнаяМировая экономика — Влияние эволюции интеграции рынков и европейской валютной системы на экономику Германии и Дании



Влияние эволюции интеграции рынков и европейской валютной системы на экономику Германии и Дании


Обычно выдвигаются две причины датской политики поддержания фиксированного курса датской кроны к немецкой марке. Самой главной является снижение инфляции, вызванное такой политикой. Это согласуется с «гипотезой дисциплины» ЕВС, основная идея которой состоит в том, что созданный механизм валютного сотрудничества дисциплинировал страны- члены, вызывая снижение в инфляционных ожиданиях и, таким образом, в темпах роста заработной платы. Снижение темпов роста заработной платы, которое наблюдалось в Дании с 1983 года в результате переговоров с профсоюзами, рассматривается как свидетельство «гипотезы дисциплины».

Вторая причина, тесно связанная с первой, - это экономические выгоды, полученные от резкого падения ставки по долгосрочным кредитам, наблюдавшегося в 1982-83 гг. как следствие объявления о политике твердой валюты в сентябре 1982 года. Это дало толчок росту внутренних инвестиций и производства.

Важным событием, подтвердившим готовность датского правительства следовать политике твердой валюты, было очередное изменение валютных курсов в рамках европейского валютного механизма в марте 1983 г., принесшего повышение стоимости датской кроны относительно большинства валют стран ЕВС.

В двух других случаях желание Дании поддерживать неизменный паритет визави немецкой марки не нашло поддержки у других членов ЕВС. В апреле 1986 г. такое желание встретило активное противодействие со стороны Франции, которая видела в таком шаге ущерб своему престижу. Переговоры министров финансов неожиданно затянулись на несколько часов, Дания была вынуждена, в конце концов, сдаться под давлением других стран-членов ЕС. Та же ситуация повторилась в 1987 году.

Таким образом, нет четких свидетельств того, что Дания придерживалась твердой валютной политики под давлением партнеров по ЕВС.

Важным аргументом для Дании может считаться возрастание веса страны, участвующей в валютном союзе, в интеграционной группировке, а также положительный эффект на инвестиционную привлекательность, особенно важный для Дании как страны с небольшим внутренним рынком, являющимся естественным барьером привлечения внешних инвестиций.

Относительно стабильные курсы валют стран-участниц ЕВС поддерживались на фоне продолжающегося увеличения разницы между темпами инфляции различных стран, составлявшей в 1980 г. 21% в Италии и 5,4% в ФРГ, то есть при разнице в 16%.

Членство в ЕВС принесло как плюсы, так и минусы. Значительная часть внешней торговли осуществлялась по фиксированным валютным курсам, что способствовала более устойчивому росту экономики в целом. Минусы же, наряду с ограничением национального суверенитета в области валютной и экономической политики, состоят в необходимости зачастую следовать стабилизационной политике стран-партнеров. Этот аспект более значим для Дании, чем для Германии, поскольку последняя и была страной, определявшей валютную политику стран ЕВС.

Дополнительной финансовой нагрузкой для Германии явился в период функционирования ЕВС-1 кредитный механизм - важный элемент системы, - который приводил к фактическому финансированию (в скрытой форме) поддержания неадекватных валютных курсов другими государствами. Значимость же этих дополнительных трансфертов для стабилизации экономического развития Сообщества крайне невелика.

Что касается созданного к настоящему моменту экономического и валютного союза, то необходимо отметить, что экономическими и политическими кругами Германии широко признается положительный эффект, оказываемый стабилизацией валютных курсов на внешнюю торговлю, на платежный баланс, на производство и на занятость.

Для ФРГ особое значение имеют политические последствия введения единой валюты. В рамках единой валютной системы Германия смогла усилить свои позиции внутри Сообщества. Помимо этого валютная интеграция способствовала дальнейшему укреплению интеграционных процессов и приданию им позитивного импульса. ЕВС означал укрепление позиций Сообщества и рост веса стран Сообщества в вопросах мировой политики.

Устойчивость евро все еще подвергается сомнениям - немецкая марка характеризовалась большей стабильностью, а Немецкий Бундесбанк мог воздействовать на валютно-кредитную политику в Германии и, опосредованно, в других странах ЕС. Таким образом, Германия потеряла лидерство в определении валютной политики ЕС. ФРГ пошло на это в обмен на поддержку другими крупными странами ЕС процесса воссоединения двух Германий. Путем введения евро другие члены ЕС, главным образом, Франция, распределили существовавшую власть Германии между всеми членами ЕС (точнее теми, кто пожелал войти в Экономический и Валютный Союз).

Однако несправедливо оценивать введение евро для Германии как однозначно негативное явление. Будучи валютой двенадцати (а в перспективе и большего количества) стран Европы с совокупным населением свыше 300 млн. человек евро имеет реальные шансы стать в ближайшее десятилетие ведущей мировой валютой, что, безусловно, окажется выгодно всем членам ЕС, включая Германию. Совокупный ВВП ЕС в 2000 году составлял около 9 трлн. евро (ВВП США - около 10 трлн. евро), доля в мировом ВВП - 19,4 %, в мировой торговле - 18,6%. Для сравнения: доля США в мировом ВВП- 19,6 %, в мировой торговле - 16,6 %, доля Японии соответственно 7,7 % и 8,2 %. Очевидно, что даже ФРГ - самое мощное по экономическим показателям государство ЕС - не в состоянии в одиночку добиться подобного веса в международных экономических отношениях.

Таким образом, Германия опосредованно достигает своих интересов, получая дополнительный инструмент влияния на страны Центральной и Восточной Европы и обеспечения экономической стабильности в регионе и условий для повышения роли ЕС, а с ней и роли Германии как ведущей державы ЕС в международных экономических отношениях.

Как и для ФРГ, последствия создания ЭВС для Дании лежат как в экономической, так и в политической плоскости. С экономической точки зрения, сохранение возможности управления валютным курсом почти не имеет значения, так как, с одной стороны, Дания связана соглашением ЕВС-II, а с другой стороны, эффективность воздействия на экономическое развитие через девальвации крайне низка.

Политика твердой валюты, проводившаяся в 1980-х гг., встретила почти единодушное одобрение, даже во время европейского валютного кризиса 1992- 1993 гг. В этой связи интересно отметить, что, как утверждают датские экономисты, положения Маастрихтского Договора, позволяющие Дании не участвовать в валютном союзе пока это не будет подтверждено на общенародном референдуме, были включены из-за чисто политических причин, а не по экономическим соображениям.

В настоящее время (с 01 января 1999 года) на месте существовавшей прежде Европейской валютной системы функционирует Механизм обменных курсов, связавший валюты стран ЕС, как вошедших, так и не вошедших в ЭВС. К настоящему времени этот механизм используется только Данией (Греция также была участником этой системы до вступления в полноправные члены ЭВС). В рамках указанной системы установлен центральный курс - 7,46038 датских крон за 1 евро, и оговорены границы колебаний в 2,25%. При достижении этих границ ЕЦБ совместно с Центральным банком Дании обязался производить валютные интервенции в неограниченном объеме. Так как Европейский Центральный Банк, как и центральные банки не вошедших в ЭВС государств, будет обязан защищать эти пределы колебаний, установление узких границ (рассматривалась возможность установления границ колебания на уровне ±15%) влечет за собой повышенную вероятность необходимости интервенций.

Участие в этой системе валютных курсов добровольное, что отражает ориентированность правящих и деловых кругов Дании на сближение с ЕС и участие в ЭВС.

Отказ от этого означает, что правительство Дании не будет принимать прямого участия в формировании Европейским центральным банком денежно- кредитной политики, которая, учитывая высокую взаимозависимость, непосредственно влияет на процессы в датской экономике. Для бизнеса сохранение валютного риска также является негативным фактором, и при прочих равных условиях делает Данию менее привлекательной с позиций инвесторов.

Дания в очередной раз демонстрирует сдержанную позицию в отношении углубления интеграции, и исключает себя из круга стран, определяющих направление развития интеграционных процессов в Европе.

По нашему мнению, такая ситуация лишь временна и вызвана больше политическими, чем экономическими факторами. Особенности национального менталитета и традиционная датская независимость требуют времени для принятия и понимания необходимости столь кардинальных идей, как единая валюта, единая внешняя политика и т.д.

Вместе с тем, следует отметить исключительную демократичность процесса передачи полномочий Дании на наднациональный уровень, который включает даже общенациональный референдум.

Еще до введения евро газета «Файнэншл Таймс» провела исследование среди крупнейших датских банков об их отношении к ЕВС и участию в нем Дании.

С первого взгляда, датские финансовые институты находятся в прекрасном положении уверенности по мере приближения .начала функционирования Экономического и Валютного Союза (ЭВС). Дания не примет евро, если только вступление не будет потребовано на референдуме.

Это означает, что в отличие от стран ЕС, которые стремились участвовать в первой волне ЭВС, Дании не нужно было прилагать усилия, чтобы удовлетворить Маастрихтским критериям. При этом по формальным признакам Дания могла бы вступить в ЭВС.

Датские банкиры обеспокоены: «Мы маленькая страна и даже вне ЭВС мы будем вынуждены действовать, с точки зрения нашего бизнеса, так, как если бы мы вошли в него», - сказал исполнительный директор Нукредит, одного из крупнейших датских банков.

Позиция Дании относительно ЭВС довольно определенная. Эта страна, в отличие от Великобритании, будет участвовать во многих аспектах третьей фазы валютного союза: она обязана сохранить независимый центральный банк, следовать тем же направлениям в экономической политике, что и члены ЭВС, таким как недопустимость избыточного бюджетного дефицита. Она также будет участвовать в механизме валютных курсов, который свяжет евро с датской кроной и другими валютами не вошедших в ЭВС стран ЕС.

«Это политический вопрос, а мы вынуждены играть по существующим правилам», - говорит председатель правления Den Danske Bank, - крупнейшего датского банка. И все же многие полагают, что скоро общественное мнение изменится в пользу евро, и Дания присоединится к ЭВС не в столь отдаленном будущем.

Разработанная датскими банками стратегия также основывается на том, что Дания останется вне ЭВС, а позже станет его членом. Однако и в этом случае банки вынуждены делать широкомасштабные изменения для работы с евро, тем более, что, как они полагают, после принятия решения о вступлении все произойдет гораздо быстрее, чем трехлетний переходный период, определенный для стран первой волны ЭВС.

Существует множество причин, почему датские компании будут использовать евро активнее, чем сейчас немецкую марку. Появится спрос на счета в обеих валютах. Крупные компании будут первыми, а потом это распространится и далее. Так считают датские банкиры.

Однако датский Центробанк, выражая официальную позицию, придерживается более скептического взгляда на влияние факта замены немецкой марки евро. Его исследование гласит, что «не существует мирового опыта, показывающего, что датская крона потеряет свое значение после создания ЭВС. В будущем для евро будет естественным играть более значительную роль для национального бизнеса, чем играла до него немецкая марка, но ничто не указывает на то, что в результате этого распространения возникнут проблемы».

Но даже для удовлетворения относительно умеренного спроса на евро все равно требуется замена компьютерных систем банков.

Одним из основных моментов, волнующих датских банкиров, является доступ к «Таргет» - платежной системе в режиме реального времени, которая свяжет европейские центральные банки.

Хотя страны, не являющиеся участниками ЭВС, также будут подключены к «Таргет», члены ЭВС хотели бы ограничить доступ к кредитным механизмам системы. Это не только вопрос валютно-денежной политики, но и проблемы конкуренции, так как «Таргет» скорее всего станет одним из наиболее эффективных механизмов осуществления крупных международных платежей в евро. Однако решение на этот счет будут принимать страны, вошедшие в ЭВС, то есть без участия Дании (и Великобритании).

Введение единой валюты на столь значительной территории является фактором стабильности, создающим хорошие предпосылки для развития внешней торговли. Для Германии это обусловлено отсутствием валютного риска - валютных колебаний во внешней торговле со странами ЕС вдобавок к отсутствию таможенных и налоговых барьеров. Для Дании это означает возникновение большого числа импортеров с единой валютой, к которой датская крона достаточно жестко привязана (±2,25 %).

Не утихают споры по поводу будущего новой валюты. Так, нобелевский лауреат Милтон Фридман заявил, что считает валюту евро громадной ошибкой, последствия появления которой страны Европы будут испытывать на себе в ближайшие несколько лет, и что евро будет упрочивать противоречия, растущие между странами, входящими в ЕС, вместо того, чтобы приводить в единообразие их экономические и политические системы. Такая позиция очевидно основана на тех же доводах, которые излагаются в книге De Grauwe.

До последнего времени обесценение евро относительно доллара США улучшало ценовую конкурентоспособность европейских товаров на мировых рынках, однако рассматривать это как долгосрочную тенденцию не обоснованно, так как евро вполне способен демонстрировать устойчивость.

Вместе с тем, резкий рост курса евро во второй половине 2002 года был вызван скорее слабостью американской экономики и доллара США, чем успехами собственно стран еврозоны.

Подводя итог, следует отметить, что, с одной стороны, страны ЭВС действительно не вполне соответствуют критериям оптимальной валютной зоны, что создает определенные предпосылки для макроэкономической нестабильности в Европе. С другой стороны, вполне реально развитие ЭВС по оптимистическому сценарию в результате действия следующих факторов:

- рост мобильности рабочей силы внутри ЕС;

- дальнейшая конвергенция в экономическом развитии стран ЕС, для которой евро является сильнейшим импульсом;

- принятие Пакта о стабильности и росте, ограничивающего дефицит государственных бюджетов стран ЕС;

- активное использование механизмов выравнивания экономического положения стран через финансовые трансферты.

Помимо указанных факторов, устойчивость евро и его активное использование будут обеспечивать огромная роль ЕС в мировой экономике и, прежде всего, его весомая доля в мировой торговле.


Иевлев Алексей Владимирович



← предыдущая страница    следующая страница →
1234




Интересное:


Модель Манделла-Флеминга для страны с крупной экономикой
Проблемы интенсификации германских внешнеэкономических отношений со странами Центрально-Восточной Европы и Россией
Процесс принятия решений в современной государственной европейской политике Германии и Дании
Россия в мировой экономике к началу 21 века - что впереди
Современные проблемы устойчивого развития мировой экономики
Вернуться к списку публикаций