2011-09-15 09:00:03
ГлавнаяНалоги и налогообложение — Развитие теоретических взглядов на проблему исчисления тяжести налогообложения



Развитие теоретических взглядов на проблему исчисления тяжести налогообложения


Исследование влияния налогов на процесс воспроизводства органично связано с исчислением тяжести налогообложения, т.е. определения того давления, которое оказывает налоговое бремя на процесс воспроизводства.

Автор установил, что вопрос об изучении тяжести обложения был поставлен в XVIII веке. Знания, накопленные финансовой наукой, позволяли исследовать внешний аспект тяжести налогообложения. Был поставлен вопрос о том, нельзя ли на основании опыта различных стран установить какую-либо норму отношений между бюджетом государства и национальным доходом? Ф. Юсти считал, что нормальным будет бюджет, расходующий 1/6 часть национального дохода.

Французский экономист А. Бифельд (1716-1770), работа которого «Политические наставления» (1760) (переведенная на русский язык - авт.) была одной из первых в области международной финансовой статистики, писал: «Ежели кто спросит общего правила к назначению настоящей меры податей, которые государь может наложить на своих подданных, то, мне кажется, здравая политика определяет на то 25 процентов с доходу каждого. Ежели больше сего требовать, то, думаю, истощит народ; а ежели меньше, то недостанет на все государственные расходы»

Автор считает, теоретическое решение исчисления тяжести налогообложения приобрело особую практическую значимость в последней трети XIX - начале XX века в связи с необходимостью кардинальных финансовых реформ в странах Запада и Российской империи.

Австрийский финансист, К. Гок, оценивая состояние вопроса, писал: «Некоторые из финансовых писателей (Ф. Юсти, А. Бифельд) пытались определить посредством сложных расчетов величину той доли свободного дохода, которая может быть обращена на удовлетворение государственных потребностей, без вреда для народного хозяйства; иные возвышали до 2/3, другие понижали до 1/10 народного дохода. Об этом вычислении можно сказать то же самое, что и о вычислении пределов атмосферы» Но автор считает, что К. Гок признавал другие количественные методы. Он считал, что оценка отношения бюджета к национальному доходу зависит от характера государственного расходного бюджета.

Автор полагает, что дискуссия об отношении бюджета к национальному доходу завершилась формулой (законом - авт.) А. Вагнера, который считал, что, чем выше непосредственная экономическая ценность государственных услуг, чем больше эти услуги содействуют производительным силам и чем больше абсолютный свободный национальный доход, т. е. доход, остающийся после удовлетворения самых необходимых материальных потребностей населения, наконец, чем большая часть чистого государственного дохода извлекается из доходов государственных предприятий, а не из налогов, тем выше могут быть государственные расходы и в абсолютной сумме, и в отношении к национальному доходу.

Автор считает: в XVIII веке Ф. Юсти и А. Бифельд, в XIX веке П. Леруа-Болье, А. Вагнер отстаивали количественный, функциональный подход к исчислению тяжести налогообложения.

Российская финансовая наука считала проблему исчисления тяжести обложения более сложной, чем это было принято западной финансовой наукой. И. Горлов первым в истории финансовой науки подверг критике чисто математический подход к определению тяжести налогообложения. В работе «Теория финансов», в которой он оперировал данными международной финансовой статистики, И. Горлов по поводу сравнительной тяжести обложения писал: «По богатству промышленности, образованности и многочисленности народа величина 25 процентов может быть до бесконечности различна и потому иногда достаточна, иногда недостаточна для государственных издержек. Также богатый народ может жертвовать в некоторых обстоятельствах более четверти своего дохода без большого обременения, а бедный часто не может давать и четверти без совершенного расстройства. Экономическое состояние разных сословий и государств так различно, что определение податей одним известным отношением к доходу решительно невозможно, если мы при этом определении будем иметь в виду не оскорбить начал права и финансов, не обременить народа и удовлетворить государственным потребностям. Величина податей, которые может нести народ или которые необходимы для государственного управления, невыразима математически, каким-нибудь количеством, возможным и полезным для всех случаев и всякого времени».

Точка зрения И. Горлова получила свое развитие в трудах В.А. Лебедева и А.А. Исаева. Они выступили с резкой критикой существующих подходов к измерению тяжести обложения. «В этом отношении незабвенны слова Монтескье, что «если требовать от народа, сколько он может платить, то следует требовать лишь столько, сколько он может платить постоянно». А выполнение этого условия и обеспечивается хорошей системой налогов. Из этого нельзя выводить, будто можно определить меру налогов в точных цифрах или процентах с народного дохода. Попытки такого определения бесполезны.

Монтиньон, Юсти, Шмальц определяли нормальную сумму налогов в пределах от 1\10 до 2\3 народного дохода, А. Бифельд - в 25%; К. Гок полагал, что не более 15% народного дохода должно идти в налог. Но подобные численные границы уже потому не имеют твердой почвы, что много значит здесь характер услуг государства. Чем экономически производительнее они, тем и налоги могут быть выше и наоборот. Беда в том, что нередко размеры государственных нужд заставляют нарушать все разумные требования».

А.А. Исаев резко критиковал П. Леруа-Болье за его попытку эмпирического установления высшего и низшего пределов высоты налога. «Если бы обоснования не принадлежали такому известному писателю, как П. Леруа-Болье, то можно было о них и не упоминать», - писал А.А. Исаев. Л. Штейн, по мнению А.А. Исаева, глубже исследовал проблему исчисления тяжести обложения. «Заслуга Штейна относительно этого вопроса состоит в том, что он не останавливается на грубом мериле - абсолютной высоте налога, не ограничивается даже отношением подати к доходу граждан, а указывает на важное определяющее условие - затрату налогов, степень их производительности». Л. Штейн решает вопрос с позиций своей теории производства налогов.

А.А. Исаев разработал методику измерения тяжести налогообложения, отвергая произвольные вычисления П. Леруа-Болье и простоту воззрений Л. Штейна. А.А. Исаев подошел к решению вопроса тяжести обложения исходя из размеров потребностей массы народа, с одной стороны, и из целей, на которые затрачиваются налоги. Он представил в таблице (1) шесть условий (элементов), состоящие из трех рядов, «знакомство с которыми позволит решить вопрос о степени тяжести налогов».


Таблица 1.

Условия для исчисления тяжести налогообложения


1 ряд

2 ряд

3 ряд

а) уровень потребностей массы населения

б) цели, на которые затрачиваются налоги

а) отношение роста населения к увеличению общественного дохода

б) перемены в распределении общественного дохода

а) рост производительности труда

б) характер внутренней политики


А.А. Исаев установил взаимосвязи и зависимости между условиями рядов. От условий второго и третьего ряда зависят повышение уровня потребностей народа, т.е. рост уровня его благосостояния. На рост потребностей народа оказывает влияние опережение роста народного дохода по сравнению с ростом народонаселения. При его равномерном росте требуется распределение народного дохода в пользу бедных, при сокращении в нем доли богатого населения. Конечные факторы, от которых зависит повышение потребностей, образуют третий ряд. Во-первых, степень возрастания производительности труда определяет темпы увеличения общественного дохода. Во-вторых, перемены в распределении национального дохода А.А. Исаев связывал с вмешательством государства в экономические отношения.

«Если в правовой порядок вносятся такие начала, которые благоприятствуют беднейшим гражданам, содействуют более равномерному распределению общественного дохода, то потребности массы населения могут повышаться даже и при неизменной производительности труда и равномерном росте населения и дохода».

Автор полагает, что с точки зрения А.А. Исаева, чем богаче вся масса народа, тем меньше тяжесть налогообложения для него, т.е. А.А. Исаев теоретически устанавливает обратную зависимость между динамикой роста народного благосостояния и тяжести налогообложения. Чтобы сделать какие-то конкретные выводы, то, как считает А.А. Исаев, достаточно знания хотя бы двух условий.

Он также использовал разработанную методику исчисления тяжести налогообложения для международных сравнений. « Наиболее налогоспособной является та страна, в которой 1) уровень потребностей массы народа наиболее высок, 2) наибольшая часть суммы налогов затрачивается таким образом, что служит интересам большинства и, именно, беднейших классов, 3) общественный доход увеличивается быстрее, нежели растет народонаселение и 4) распределяется наиболее равномерно, 5) производительность труда увеличивается особенно быстро и 6)во внутреннюю политику проникает стремление сглаживать различия между классами. Сочетание этих элементов может быть весьма разнообразным».

Как считает автор, чтобы таким образом определить степень тяжести налогообложения, необходимо фундаментальное экономико-статистическое, социально-политическое исследование, которое сам А.А. Исаев не предпринимал и не мог в силу отсутствия в то время необходимого экономического инструментария. По мнению автора, такие расчеты в современных условиях реальны и необходимы, они привлекают многофакторностью анализа. Сложность их осуществления наводит на мысль, что Министерство по налогам и сборам РФ с привлечением ученых-налоговиков могло бы разработать методики исследования и сделать расчеты реальной тяжести налогообложения, необходимые для дальнейшего продвижения налоговой реформы в России.

Автор не может отвергать статистических методов определения тяжести налогообложения. Они необходимы при проведении текущей бюджетной и налоговой политики, а расчеты, на основании идей, заложенных в методике А.А. Исаева, возможны для определения тенденций будущих финансовых реформ.

В.А. Лебедев решение проблемы высоты налоговых ставок ставил в зависимость от эффективности экономической и налоговой политики. Три правила он поставил в основу налоговой политики: 1) ценность услуг государственного управления, оказываемых производству, должна быть по возможности равна тому, что берется в виде налогов с производителей; 2) каждый налог должен быть соразмеряем с податной силой своего объекта; 3) подоходное обложение должно постепенно стремиться к сглаживанию разницы между фактическими и исчисленными средними величинами доходов. «В развитом государстве истинная высота налогов заключается не в их абсолютной величине, а в отношении их к правильному развитию истинных начал государственного управления и хозяйства».

По мнению автора, хотя сегодня налог собирается в целях финансового обеспечения деятельности государства, но налоговые доходы расходуются на конкретные бюджетные цели и, в первую очередь, на народное хозяйство. Поэтому первое правило В.А. Лебедева заслуживает внимание современного исследователя налогов и, конечно, в налоговой политике необходимы сопоставления государственных расходов на народное хозяйство с подразделением его отраслей и той суммы налогов, которую взимает государство с производителей. С учетом таких расчетов, возможно, величина тяжести налогообложения отечественного производителя получила бы реальную оценку.

Автор установил, что новый толчок к исследованию проблем тяжести налогообложения в 20-е годы XX века дал значительный рост налогового бремени, вызванный Первой мировой войной и ее последствиям. Необходимость решения вопроса о репарационных платежах, межсоюзнической задолженности заставили финансистов заниматься сравнительным исчислением тяжести налогообложения. К этому времени финансовая наука располагала достаточным количеством литературы. Исчисление тяжести обложения неотделимо от самого его понятия. Поэтому финансисты должны были выработать это понятие с прикладной точки зрения. Автор считает важным обратить внимание на не тождественность понятий «налоговое бремя» и «тяжесть налогообложения» в российской финансовой науке начала XX века. К.Ф. Шмелев писал, что понятие тяжести обложения сводится к двум элементам: 1) бремя обложения; 2) давление, производимое этим бременем в народном хозяйстве, или собственно тяжесть, испытываемая народным хозяйством в целом или отдельными единичными хозяйствами, его составляющими в результате принудительных (налоговых) изъятий.

Расчет тяжести обложения предполагал решение задачи из двух действий. Во-первых, надо было исчислить размер налогового бремени, сложность подсчета которого состояла в отборе относящихся к нему платежей. Бремя обложения рассчитывалось как фактическая сумма принудительных сборов и платежей с населения, включая фактическую стоимость взимания налогов. Во-вторых, размер налогового бремени позволял определить тяжесть обложения. Проблема состояла в том, чтобы определить влияние, давление налогового бремени на частные хозяйства и народное хозяйство в целом. Был предложен статистический метод, известный под названием «исчисление тяжести обложения». Статистическая задача заключалась в следующем: 1) подсчитать налоговое бремя; 2) распределить его между главнейшими группами населения; 3) отнести его к народнохозяйственным показателям, которые позволяли бы установить тяжесть обложения (в % к национальному доходу, на душу населения, на одно хозяйство, как в отношении всего населения, так и в отношении его отдельных групп). Недостатки метода состояли в сложности подсчета налогового бремени, в неточности и грубых подходах при распределении налогов между отдельными группами населения. Западная финансовая литература ставила под сомнение правильность расчетов по распределению налогового бремени между отдельными группами населения, так как оно предполагало разрешение вопроса о переложимости налогов. Понимание же переложения только как «некоторой тенденции» не допускало точного цифрового определения налоговых сумм и долей, падающих на отдельные группы населения в результате переложения.

Автор выяснил, что финансовая наука предпринимала расчеты сравнительной тяжести обложения. Э. Селигман сделал расчет относительного налогового бремени в разных странах, определяя его путем сравнения средних подушных квот бремени обложения всего населения с подушными же квотами национального дохода в каждой стране. Это был шаг вперед в выработке методики исчисления тяжести обложения, но Э. Селигман сам признавал, что расчеты, произведенные по странам, не всегда соответствовали реальной тяжести обложения.

В 20-е годы XX века немецкие финансисты предложили измеритель тяжести бюджета по платежеспособности страны в форме свободного остатка национального дохода на душу населения в сопоставлении с уровнем прожиточного минимума в стране. Они предложили даже формулу для определения остатка свободного дохода в расчете на душу населения:

1. Национальный доход.

2. Все государственные доходы.

3. Платежи государства частным лицам (проценты и погашения по государственному долгу, ренты, пенсии и т. д.).

4. Изъятие государством национального дохода (строка 2- строка 3).

5. Национальный доход для необщественньгх целей (строка 1- строка 4).

6. Определение прожиточного минимума (т.е. строка 6 в составе строки 5).

7. Остаток свободного дохода свыше прожиточного минимума (строка 5-строка 6).

Этот остаток, или, как он назывался, «свободный доход» на душу населения, и считался самым точным показателем тяжести бюджета. Но последние две строчки, которые должны были дать основной вывод из всего исследования, остались без ответа. Авторы написали, что «расчленение национального дохода на минимальный прожиточный доход и на свободный доход, в особенности получение статистических данных о прожиточном минимуме, оказалось невозможным». Поэтому финансовая наука в расчетах сравнительной тяжести обложения использовала метод, предложенный Э. Селигманом, неизменно подчеркивая условность этих расчетов по причине слабости не только методологической базы, но и самой техники подсчета. Трудности состояли в отсутствии и недоброкачественности статистического материала, хотя исчисление тяжести обложения являлось одной из основных задач международной финансовой статистики. «Хотя сравнение тяжести обложения все чаще употребляется рядом крупных государств в целях подготовки больших налоговых и финансовых реформ, однако методика их выполнения все еще оставляет желать лучшего», - такова была оценка западного опыта исчисления тяжести обложения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Фискальная, регулирующая и контрольно-регулятивная роль налогов и российской налоговой системы
Налог на доходы физических лиц (подоходный налог)
Политика формирования и распределения налогового бремени в России
Методологические основы налогового администрирования
Налоговая политика в системе налоговых отношений и категорий управления налоговым процессом
Вернуться к списку публикаций