2011-09-20 09:00:01
ГлавнаяНалоги и налогообложение — Теории переложения налогов



Теории переложения налогов


Во 2-й половине XIX века финансовая наука достигла того, что сформировались национальные финансовые школы, а позднее - международная.

Старая историческая школа (немецкая - авт.) отказалась от абсолютных (абстрактных) теорий переложения, но не могла претендовать на научное решение ввиду отсутствия к тому времени теории цены, которая была разработана А. Маршаллом в его основном труде «Принципы экономической теории» 1890). Научному решению проблемы препятствовало представление, что переложение - «вопрос экономической силы»: экономически сильнейший, например, капиталист, имеет возможность переложить бремя на слабейшего контрибуэнта. Политический фактор неизбежно уводил от анализа, от детального изучения влияния каждого налога на образование цены. Немецкая школа, отказавшись от абстрактных теорий переложения впала в другую крайность - в эмпиризм. Но этот подход дал более реальные результаты.

К. Pay (1864) вывел из практики свои опытные законы:

1) переложение возможно лишь при изменении цены;

2) переложение от покупателя к продавцу затруднительно, так как изменение спроса незаметно распределяется по всей совокупности товаров;

3) переложение от продавца легче там, где налог взимается с цены товаров;

4) почти невозможно переложение налога с определенных личных доходов (жалованья);

5) мало переложимы налоги, которые не определяются по количеству товаров;

6) налог с источника дохода перелагается, если его можно иначе использовать.

Финансист Кайцл остроумно назвал законы переложения К. Pay «полуфабрикатами индукции», так как общего принципа переложения К. Pay не мог дать из-за отсутствия точного понятия дохода. Но эти законы, по оценке В.Н. Твердохлебова, означали большой прогресс в теории переложения. Они сочетали у К. Pay метод индукции и дедукции. Автор полагает, что теоретическое значение законов

К. Pay состоит в том, что с ними связано рождение терминологии переложения, его понятийного аппарата:

1) переложения от продавца к покупателю;

2) переложения от потребителя к продавцу;

3) избежание налога путем отказа от потребления объекта обложения налогом.

Новая историческая школа (международная - авт.), в лице Л. Штейна разработала теорию производства налогов, в которой идеи Н. Канара получили дальнейшее развитие. Российские финансовые писатели конца XIX века исследовали теории переложения налогов с момента их возникновения, заканчивая новой исторической школой. В.А. Лебедева можно оценить как популяризатора теории производства налогов Л. Штейна в России и как его сторонника. Научность теории Л. Штейна, по его мнению, состоит в том, что она основана на классической теории издержек производства, а налог выступает составной частью цены. В.А. Лебедев обстоятельно изложил в работе «Финансовое право» механизм переложения налогов по теории Л. Штейна. Последний исходил из того, «что налоги суть составная часть издержек всякого производства. В цене каждого предмета, каждой услуги уплачивается по частице всех налогов, уплаченных производителем или лицом, оказывающим возмездную услугу. И так поступает каждый в свою очередь. Землевладелец зачисляет в состав цены своих услуг и продуктов, промышленник - промысловый налог с подомовым, работник - налог на потребляемые им продукты, торговец - таможенную пошлину и штемпельный сбор, капиталист - налог с процентов на капитал. У Штейна смысл переложения есть производство налогов общей хозяйственной деятельностью народа и распределение их народным обращением. Все учение о переложении налогов можно выразить так: каждый налог действует как увеличение издержек производства и возвышает, следовательно, цену продуктов или услуг. Потребители платят производителю или продавцу в возвышенной цене продуктов уплаченный ими налог. Вся идея переложения основывается на аксиоме издержек производства, составляющих регулятор всех цен.

Переложение налогов оказывается только переложением платежа их с одних лиц на другие, а не окончательным сложением их с себя первыми плательщиками, которые в свою очередь производят подобный же платеж за приобретаемые ими продукты и услуги. Но никто не остается в накладе, так как годовая сумма всех налогов должна быть ежегодно произведена народом, как прибавка к стоимости его произведений, иначе он платил бы налоги из капитала и шел бы к своему разорению. Нормальный налог есть возврат той цены, какую услуги государственного управления имеют для податного предмета. Производство налогов в цене предметов есть как бы пользование стоимостью этих услуг, и потому правительство имеет право требовать возмездия за это пользование - в налогах. В конце концов создается до некоторой степени равномерное распределение всего бремени налогов», - заключает В.А. Лебедев. В этом выводе, безусловно, просматривается поддержка В.А. Лебедевым теории производства налогов Л. Штейна.

А. Вагнер критикует Л. Штейна за абстрактность его теории, которая не учитывает множества практических препятствий, мешающих полному осуществлению переложения. Кайцль высказывает мнение, что теория переложения Л. Штейна - самое слабое место в теории Л. Штейна, так как он повторяет ошибки Н. Канара. От Н. Канара Л. Штейна отличает то, что последний не считает налог жертвой, а производительной затратой: каждый налог входит в издержки производства товаров и таким образом перелагается на всех потребителей, но государственные услуги, увеличивая производительность труда, возвращают гражданам уплаченный налог.

С точки зрения приближения теории переложения к истине, теория производства налогов Л. Штейна была первой теорией, которая рассматривала налог в качестве составной части цены, хотя и основанной, по мнению В.Н. Твердохлебова, на грубом эмпиризме «теории издержек» производства. Автор полагает, что теория цены А. Маршалла не была известна Л. Штейну, В.А. Лебедеву, А.А. Исаеву.

А.А. Исаев в работе «Очерки теории и политики налогов» обстоятельно рассмотрел вопрос о переложении налогов, отмечая, что он уже давно занял видное место в финансовой науке. Дал историю вопроса о переложении налогов, но детально проанализировал теории и выводы новой исторической школы. По мнению А.А. Исаева, Л. Штейн своей теорией производства налогов заменяет все теории переложения. «В отрицании важности вопроса о переложении Л. Штейн является последователем Н. Канара». А.А. Исаев пришел к выводу, что теория Н. Канара и Л. Штейна недостаточна для практических целей, которые всегда предусматривают действие финансового законодательства. В то же время А.А. Исаев отметил существенное значение теории Н. Канара и Л. Штейна для развития финансовой науки. «Новое, вносимое этим учением, отнюдь не то производство налогов, о котором Л. Штейн говорил с особенным ударением. Новое, внесенной этой теорией в учение о переложении, есть или прямо выраженное, или подразумеваемое различие между налогами старыми, давно существующими, и налогами, которые только начинают оказывать влияние на плательщиков. Если применить эту теорию к налогам, давно существующим, то нельзя отказать ей в значительной доле истинности. Эта мысль выразилась в знаменитой формуле Н. Канара, отдающей предпочтение всем старым налогам перед новыми». Новые налоги разрушают теоретическую конструкцию, построенную Н. Канаром и Л. Штейном. Их теория не в состоянии ответить на вопрос, на чьи плечи ляжет новое налоговое бремя. «Весь вопрос о переложении только тогда и получает важное практическое значение, когда он приведен к вопросу о переложении каждого нового налога или добавки к старым податям». Поэтому А.А. Исаев считал, что правильный путь исследования избрали из старой школы К. Pay, из новой - А. Вагнер.

Заслуживает внимания точка зрения А.А. Исаева на проблему переложения налогов с точки зрения ее значимости. А.А. Исаев выделил три направления в истории финансовой науки. Первое направление он связывает с именами А. Смита, Д. Рикардо и их последователей, которые своими разработками доказали значимость вопросов переложения. Второе направление представляет Н. Канар и его последователь в Германии Л. Штейн, которых объединила общая позиция, отрицающая важность проблемы переложения. Третье направление, разделяя с классической школой значимость вопроса о переложении, идет дальше, исследуя влияние многообразных условий реальной действительности на процесс переложения. По мнению автора, А. Вагнер в наиболее завершенном виде представил взгляды третьего направления.

К. Pay и А. Вагнер первыми перевели вопрос из теоретической плоскости в практическую область, приблизили переложение налогов к его учету в финансовой практике. «Правильный путь исследования» А. Вагнером был избран, исходя из его позиции на проблему переложения: переложение налогов есть общее правило и потому это необходимо принимать во внимание законодателем при учреждении налогов. Следуя за общим правилом, А. Вагнер выяснил условия, влияющие на процесс переложения, которые были сведены в две группы: 1) те условия, которые создаются финансовыми законами государства, 2) те условия, которые являются следствием данного строя общественного хозяйства. Важную роль в этих условиях А. Вагнер отдал законодателю, который властен либо вызвать процесс переложения, либо его предупредить. В этом смысле законодателя можно считать господином переложения. А. Вагнер на примере действующих налогов рассматривал переложение и различные формы его проявления: Fortwalzung (дальнейшее переложение), Ruckwalzung (обратное переложение), Abwalzung (налог не переносится на других, но и не остается на первом плательщике).

В.А. Лебедев обратил внимание на то, что А. Вагнер из различных форм проявления переложения налогов сделал попытку вывести общие теоретические правила для налогоплательщика, с помощью которых «он может вознаградить себя за уплаченные налоги», облегчить налоговое бремя. Первое правило содержит действия по полному сложению налога (Abwalzung): увеличение своих заработков на сумму налога; снижение издержек производства за счет технических усовершенствований производства. В.А. Лебедев отметил, что скидку налога может произвести крупный капитал, поэтому налог, поощряя крупное производство, разоряет мелкое (фабричное и сельское винокурение). Дальнейшее переложение (Fortwalzung) имеет свои правила: первый плательщик легче может переложить налог, ограничивая собственное предложение. А. Вагнер считал такой способ приемлемым в торговле и ремеслах, но затруднительным в сельском хозяйстве, в горной промышленности, в лесном хозяйстве. В худшем положении оказываются наемные работники и мелкие промышленники. Для обратного переложения (Ruchwalzung) необходимо уменьшение спроса при сохранении прежнего объема предложения. Важное значение здесь имеет степень взаимозаменяемости товаров. Чем выше уровень взаимозаменяемости, тем больше возможности переложить налоги на некоторые предметы роскоши и обратно переложить на их производителя. Для дальнейшего переложения (Fortwalzung), как для производителя, так и для потребителя, А. Вагнер предлагает общее правило: чем положение лица, на которое налог переложен, схоже с положением первого перелагателя, тем вероятнее и однороднее дальнейшее переложение. (Таможенная пошлина равномерно перелагается с импортера на всех последовательных посредников и, наконец, на потребителя).

Автор полагает, что А. Вагнер связал проблему переложения с вопросом более равномерного распределения налогового бремени между отдельными классами и гражданами и сформулировал теоретические правила, которые могли быть использованы в реальном процессе переложения налогов. Он рассматривал переложение налогов, падающих как на отдельные группы граждан, так и на всех граждан (подоходный налог). А. Вагнер анализировал влияние пропорционального и прогрессивного обложения на процесс переложения. «Пропорциональное обложение ставит все группы плательщиков, относящихся по занятиям к одной и той же группе, в одинаковые условия относительно трудности или легкости переложения податного бремени; прогрессивное же обложение, велика или мала вероятность переложения подати, удерживает между плательщиками различия, которые стремятся ввести закон, проводящий начало прогрессивности в систему налогов».

А.А. Исаев на основании изучения теории переложения А. Вагнера делает обобщения, но самостоятельная позиция отсутствует. «Ни один новый налог, если только он, по своим размерам, вызывает стремление к переложению, не лежит исключительно на плательщиках или на тех лицах, которые, по намерению законодателя, должны в результате уплачивать его. Каждый налог несут на себе слабейшие члены общества». Эту позицию А. Вагнера подверг критике В.Н. Твердохлебов, с чем автор полностью согласен.

Второе обобщение из теории А. Вагнера касается выводов из процесса переложения:

1) Переложение имеет место по отношению к налогам на производство и потребление; оно не совершается относительно некоторых налогов на обращение.

2) Процесс переложения, начинаясь от плательщика налога, переходит от него через ближайшие сферы в среду более отдаленную. Каждая подать, перелагаясь своеобразно, в зависимости от многих местных условий, оседает в тех общественных группах, которые обладают наименьшей силой сопротивления.

3) Продолжительное существование налога ведет к тому, что переложение выливается в определенные формы, застывает в них и сам налог.

4) Переложение не уничтожает того различия в податных тягостях граждан, которое устанавливается прогрессивным обложением.

А.А. Исаев из теоретических обобщений А. Вагнера сделал практические выводы:

«1) Если новый налог, по своим размерам, причиняет всем гражданам или отдельным классам только незначительное бремя, такой налог будет нести каждый плательщик за себя. Законодатель в этом случае не рассматривает вопрос о переложении.

2) При введении налога значительных размеров, законодатель всегда должен иметь в виду процесс переложения. Если протек долгий период со времени введения новых податных тягостей и общественный доход увеличился, то законодатель должен считать переложение всех старых налогов законченным, а самое общество - приспособившимся к податным тягостям, которые лежат на нем. Поэтому, всякий новый налог должен, по самому своему устройству, ложится равномерно на всех граждан; он не должен быть слишком велик, чтобы вызванное им сильное стремление к переложению не поставило в затруднительные условия членов слабейших общественных групп.

3) Законодателя не должно удерживать от прогрессивного обложения боязнь, что переложение парализует начало прогрессивности в системе податей. С точки зрения тяжести налогового бремени, переложение налогов не уничтожает разницы между пропорциональными и прогрессивным обложением».

Автор считает, что в отличие от В.А. Лебедева, А.А. Исаева, новое поколение русских экономистов в лице В.Н. Твердохлебова, Б.В. Дитмана подвергли новую историческую школу резкой критике в вопросе переложения налогов. «Даже выдающийся финансист как А. Вагнер ничего нового не дал для теории переложения, во многом из-за взгляда на переложение как на «вопрос экономической силы»: кто сильнее экономически, тот и перекладывает налоговое бремя на слабейшего контрагента. Это положение неверно, так как оно ведет в сущности к отказу от анализа, от детального изучения влияния каждого налога на образование цены».

Несмотря на критику, В.Н. Твердохлебов отметил и их заслуги. А. Шеффле заслуживал внимания в связи с тем, что он уточнил возможности переложения косвенных налогов, указав, что их переложение тем легче, чем ближе момент взимания к моменту потребления. А. Вагнер выяснил социальные условия переложения и показал, что закон уравнения прибыли еще не объясняет явлений переложения: равное обложение объектного дохода еще не ведет к равенству обложения субъективного дохода и наоборот. Стремление к переложению податного бремени существует и при равномерном подоходном налоге. Таким образом, А. Вагнер опроверг распространенное в 70-е годах воззрение о полной непереложимости личного подоходного налога.

Теория цены (стоимости, ценности) австрийской школы маржиналистов укрепила научные основы теории переложения. По мнению автора, теория предельной полезности открыла новый период научного толкования проблем переложения, для формирования цельной и ясной теории переложения налогов. А. Курно в 1838 году применил теорию предельной полезности и математический метод к анализу переложения налогов в условиях монополии и конкуренции, при равных, возрастающих и падающих издержках производства. Он пришел к выводу, что лучше всего облагать продукты в последней стадии - у самого потребителя. «Математический метод в политэкономии, получивший новый толчок в 70-х годах в трудах Л. Вальраса и У. Джевонса, был применен современником последнего Ф. Дженкиным к теории переложения: всякий налог берет часть выгод при обмене, совершаемом продавцом и покупателем, причем потеря их больше суммы налога, и чем выше налог, тем больше разница между потерей для общества чистой выручки и суммой поступлений от налога. По существу, речь идет об избыточном бремени налогов в связи с определением бремени акцизного налога, его динамикой под влиянием эластичности предложения и спроса».



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Таможенные пошлины
Основные понятия налогообложения доходов физических лиц в РФ
Зарубежный опыт косвенного налогообложения
Таможенное регулирование как особый элемент налоговой политики
Фискальная, регулирующая и контрольно-регулятивная роль налогов и российской налоговой системы
Вернуться к списку публикаций