2011-09-08 09:00:11
ГлавнаяНалоги и налогообложение — Научно-теоретические принципы налогообложения



Научно-теоретические принципы налогообложения


Проблема налогооблагаемой базы, обусловленная практикой взимания, по известным причинам возникла намного раньше финансовой науки. Средневековая практика - свидетельство тому. Научные основы налогообложения отсутствовали. «Государства руководствовались правилом: с чего бы ни брать, только бы брать, и не задавались вопросом, берется ли налог с имущества или с дохода». Это было характерно для того времени, когда налоги в доходах казны носили второстепенный характер. Финансовая наука была слишком слаба, чтобы ответить на вопросы, что облагать налогом, каковы принципы обложения.

«Что облагать налогом, валовой или чистый доход?» - задавал вопрос И.И. Янжул. Отвечал - чистый доход. «Эта истина, - продолжает И.И. Янжул, - долго не осознавалась финансовой практикой». Развитие налоговой практики покрытия государственных доходов создавало предпосылки для исследования природы налога с точки зрения его источников и принципов обложения. В разработке этих вопросов - как выяснено автором - особая заслуга принадлежит А. Смиту и А. Вагнеру. Принципы налогообложения, разработанные ими, как считает автор, лежат в основе современной налоговой политики.

А. Смит первый четко сформулировал основные принципы налогообложения, глубину и точность которых отмечали ученые-финансисты конца XIX - начала XX вв. Автор считает, что заслуга А. Вагнера состояла в том, что его дополнения в принципы налогообложения А. Смита носили концептуальный характер. А Смит считал налоги источником покрытия непроизводительных затрат государства и потому своими принципами хотел защитить права налогоплательщиков перед государством. А. Вагнер в разработке принципов руководствовался теорией коллективных потребностей и потому на первый план поставил финансовые принципы достаточности и эластичности обложения. Совокупность принципов налогообложения стала представлять систему, которая учитывала интересы не только налогоплательщиков, но и государства с его приоритетом. Автор полагает, что финансовая наука поставила вопрос о сбалансированности финансовых интересов государства и налогоплательщиков.

С момента провозглашения А. Смитом принципов налогообложения до внедрения их в финансовую практику прошло более столетия. Только со 2-й половины XIX века, когда государство настолько окрепло и финансовая наука окончательно сложилась в самостоятельную, принципы обложения смогли быть реализованы в налоговой политике при проведении реформ. Вершиной развития финансовой науки явились налоговые реформы, проведенные после Первой мировой войны, которые впервые так полно учитывали научные принципы обложения и создали конструкцию современной налоговой системы, в которой прямые налоги, прежде всего индивидуальный подоходно-прогрессивный налог, заняли ведущее место.

Автор полагает, что эволюция взглядов на принципы налогообложения позволяет оценить вклад финансовой науки в обоснование налоговой политики государства.

Первые разработки опирались на индивидуалистические теории государства и налогов, которые рекомендовали государству как можно меньше обременять плательщика и с помощью налогов удовлетворять только потребности казны, не вмешиваясь в хозяйственные процессы.

Меркантилисты не исследовали в качестве самостоятельной проблему принципов налогообложения. Не были готовы из-за отсутствия необходимой практики. Но занимаясь вопросами налогообложения, они уже в XVII в. сумели высказать свое отношение к главному принципу - принципу равномерности. А.И. Буковецкий отмечал, что «в период меркантилизма в английской литературе был сформулирован ряд интересных положений, долго сохранявшихся в финансовой науке. С Т. Гоббса начинается характерная для всего XVII века усердная защита косвенного обложения. Т. Гоббс критикует обложение имущества и рядом аргументов доказывает, что косвенное обложение - самое равномерное и самое справедливое»

В одном из памфлетов XVIII века, написанном при участии Ф. Кенэ, О. Мирабо, дал основные положения налоговых воззрений физиократов. О. Мирабо полагал, что всякий налог должен отвечать трем принципам: «во-первых, он должен падать непосредственно на источники доходов; во-вторых, должен быть в известной и надлежащей пропорциональности с этими доходами; в-третьих, издержки взимания не должны быть слишком велики».

Ф. Кенэ, перечисляя при анализе своей экономической таблицы причины, ускоряющие процесс воспроизводства, указывал в том числе:

«1) на плохую форму обложения и предлагал как можно скорее уничтожить произвольные налоги, падающие на земельных арендаторов, иначе этот вид обложения не замедлит поглотить все доходы государства,

2) на излишнее бремя налогов вследствие чрезмерных издержек по их взиманию,

3) на чрезмерные судебные расходы».

Рекомендации по реализации принципа равномерности обложения отражали состояние финансовой науки. Физиократическая школа ответила на вопрос: с чего брать налоги, с валового или чистого дохода, отдав предпочтение последнему. Решив этот вопрос, физиократы определили налог, который позволил бы эффективно уловить чистый доход, что обеспечило бы равномерность распределения налогового бремени. Поскольку все налоги платятся из чистого дохода, то теоретически все существующие налоги можно заменить единым налогом, падающим на этот единственный источник - на чистый доход граждан. М.Н. Соболев писал: «Физиократы говорили, что можно ввести единый налог на земледелие, считая, что одно земледелие дает стране чистый доход. Последняя мысль была, конечно, ошибочна, но финансовый план создания одного налога вместо существующей их множественности остался и неоднократно воспроизводился в разных сочинениях и даже в программах политических партий. Эта мысль теоретически совершенно правильная, могла бы быть проведена в жизнь, если бы финансовое ведомство обладало возможностью учесть с полнейшей точностью чистый доход всех граждан без исключения. Не существует таких приемов техники, которые позволили бы сделать такой учет, хотя бы с приблизительной точностью».

Автор полагает, что заслуга физиократов состояла в том, что они первыми поставили вопрос о принципах налогообложения как совокупности правил взимания налогов.

Вклад А. Смита в теорию налогов, сохранивший свое концептуальное значение в XXI веке, состоит в том, что он - автор четырех принципов налогообложения, названных впоследствии «великой хартией вольностей плательщика», «максимами обложения». «В области налогов А. Смит всегда вспоминается как автор четырех принципов обложения:

1) подданные всякого государства обязаны участвовать в поддержке государства по возможности сообразно со своими средствами, т. е. соответственно тем доходам, которые получает каждый под охраной государства;

2) налог, который должен уплачивать каждый, должен быть точно определен, а не произволен. Время его уплаты, способ и размер уплачиваемого налога должны быть ясны и известны как самому плательщику, так и всякому другому;

3) каждый налог должен взиматься в такое время и таким способом, какие удобны для плательщика;

4) каждый налог должен быть устроен так, чтобы он извлекал из кармана населения возможно меньше сверх того, что поступает в кассы государства».

В своих максимах (принципах) А. Смит исходил из положения, что нужно щадить народное и частное имущество. Автор полагает, что в соответствии с учением о непроизводительности услуг, в том числе и услуг государства, он установил налоговые принципы прежде всего с учетом интересов налогоплательщика, в силу чего принципы А. Смита получили название «декларации прав плательщика».

Автор установил, что для XVIII века принципы налогообложения А. Смита носили чисто теоретический характер. «Нужна была упорная, продолжительная борьба с укоренившимися и в государстве, и в обществе мнениями и представлениями, с заинтересованными сословиями и классами, прежде чем эти требования были признаны аксиомами и успели претвориться в действительность, одни - полностью, другие - в большей или меньшей степени».

Последователи А. Смита в XIX веке развивали, конкретизировали и дополняли его принципы. Ж.Б. Сэй сформулировал пять правил налогообложения:

1) налоги должны быть умеренны по своим окладам;

2) причинять податным лицам как можно меньше таких тягостей, которые обременяют их без пользы для казны;

3) должны быть равномерны;

4) наименее вредны производству;

5) более благоприятны, чем противны требованиям морали, т.е. сохранению полезных для общества привычек.

Ж. Сисмонди сформулировал пять правил:

1) налог должен падать на доход, а не на капитал;

2) на чистый доход;

3) нельзя требовать налога с того, кто ничего не имеет; ибо налог платится за пользование, следовательно, не должен трогать той части дохода, которая необходима для существования податного лица;

4) налог не должен обращать в бегство капиталы и, следовательно, должен быть тем умереннее, чем капитал более подвижен;

5) он никогда не должен трогать той части дохода, которая необходима для сохранения капитала (т.е. необходима для продолжения производства).

Н.И. Тургенев пропагандировал принципы налогообложения А. Смита с учетом особенностей России. Ставил вопрос о сбалансированности фискальных интересов государства и рядовых налогоплательщиков: «Дело не только в том, чтобы правительство получало сколько возможно более доходы, но в том, чтобы доход сей был сколь возможно менее обременителен для народа». Давая обоснование первому принципу обложения, он продолжал мысль, что «правительство обязано стараться отклонять, сколько возможно, тяжесть налога от простого народа». Он считал крайне несправедливым, когда целые классы - такие, как духовенство и дворянство, особенно во Франции - были освобождены от уплаты налога. Поэтому «налоги должны быть распределяемы между всеми гражданами в одинаковой соразмерности, пожертвования каждого на общую пользу должны соответствовать его доходу». Говоря об определенности налогов, он конкретизировал второй принцип: «Количество налога, время и образ платежа должны быть определены, известны платящему и не зависимы от власти собирателей». Указывал, что неопределенность в платежах, своевольно налагаемых вельможами, «доходила до высочайшей степени в средних веках». Для сокращения издержек по взиманию налогов он дал рекомендации государственным органам, которые, по его мнению, не считаются с выводами финансовой науки. Н.И. Тургенев полагал, что надо сократить «великое число чиновников, жалованье которых может заключать в себе важную часть дохода от налога». Он выступал за умеренные ставки налогов. «Когда чрезмерная величина податей возбуждает желание избежать платежа налога», то требуются дополнительные расходы на взимание налогов. Чтобы доходы от налогов могли как можно больше перекрывать расходы по взиманию, система налогообложения должна быть построена так, чтобы налог не вредил промышленности народной, не отвращал людей от ремесел, для них выгодных, принуждая их обращаться к невыгодным для них».

В дискуссионном вопросе об источниках налогообложения А. Смит в соответствии с известными его взглядами на непроизводительный характер государственных расходов выступал против привлечения капиталов в качестве налогового источника. С этих позиций Н. Тургенев определил и обосновал источник обложения. «Налог должен быть взимаем с дохода и притом с чистого дохода, а не с самого капитала, дабы источники доходов государственных не истощались».

Русский экономист и статистик А.А. Исаев (1851-1924), отдавая должное А. Смиту в установлении принципов налогообложения, подчеркивал заслуги немецких экономистов: «Эти правила, долго начертываемыя у входа в учение о налогах, получили за последнее время крупные дополнения, благодаря трудам особенно немецких экономистов А. Вагнера, Л. Штейна, А. Шеффле».

А. Вагнер установил девять основных правил, которые он склассифицировал в четыре группы. На первое место поставил финансовые принципы организации обложения: 1) достаточность обложения и 2) эластичность (подвижность) обложения. На второе место была поставлена группа народнохозяйственных принципов: 3) надлежащий выбор источника обложения, то есть, в частности, решение вопроса - должен ли налог падать только на доход или капитал отдельного лица или населения в целом, 4) правильная комбинация различных налогов в такую систему, которая бы считалась с последствиями и с условиями их переложения. К третьей группе правил А. Вагнер относил этические принципы, принципы справедливости: 5) всеобщность обложения и 6) равномерность. Четвертая группа состояла из административно-технических правил или принципов налогового управления: 7) определенности обложения, 8) удобства уплаты налога и 9) максимального уменьшения издержек взимания.

Автор полагает, что два первые принципа финансово-политического характера - «достаточность» и «подвижность» - А. Вагнер ставил во главе всех принципов, в отличие от многих финансистов-современников, которые ставили на первое место принцип справедливости, равномерности обложения.

Он руководствовался тем, что государственное хозяйство настолько необходимо для людей, что доставление средств для него, достаточность должны быть поставлены на первое место, и принципы справедливости реализуются в той мере, в какой это позволяют финансовые принципы. Второй финансовый принцип - подвижность (эластичность) обложения, то есть его способность адаптироваться к государственным нуждам. Не все налоги обладают эластичностью, поэтому налоговая система должна заключать в себе и такие налоги, которые при увеличении потребностей можно было бы произвольно увеличить. Типичным примером эластичного налога может служить английский подоходный налог начала XX века. На каждый бюджетный период законодательным порядком определялся размер обложения в зависимости от потребностей казны (размер обложения колебался от 4 до 16 пенсов с каждого фунта дохода). Чем больше казне требовалось, тем быстрее росла ставка обложения.

Автор исследования считает, что заслуга А. Вагнера состоит в том, что он сформулировал принципы налогообложения таким образом, что они стали практическими рекомендациями для выработки налоговой политики в странах Запада и России.

Практическое значение принципов, сформулированных А. Вагнером, подчеркивал русский и советский экономист Г.И. Болдырев: «Со времен А. Смита финансовая наука, как и финансовая практика, сильно продвинулись вперед. Согласно современным воззрениям, правильно построенная налоговая система должна отвечать требованиям, сформулированным известным немецким экономистом Адольфом Вагнером».

Автор выяснил, что А. Вагнер, в отличие от А. Смита и его последователей, четко сформулировал положение о капитале как источнике налогообложения, завершив дискуссию об источниках налогообложения, длившуюся со времен А. Смита. Точка зрения А. Вагнера была принята финансовой наукой.

М.Н. Соболев писал: «Утверждение, что не надо брать налог с капитала, что ведет к сокращению производства - не так уж и убедительно. Дело в том, что капиталы тоже накопляются из текущего народного дохода, и принципиальной экономической разницы, берется ли налог из дохода или капитала, создающегося тоже из дохода, нет».

Борьба за равномерное распределение налогового бремени привела к тому, что к началу XX века налоги на собственность (капитал) заняли ведущее место в доходах бюджетов ведущих капиталистических стран. В США в 1902 году налоги на собственность составили 41,8% всех налоговых поступлений. В XX веке финансовой науке и политике удалось совместить принцип социальной справедливости с защитой интересов капитала, превратив индивидуальный подоходный налог в основной источник налоговых поступлений. В США в 1986 году поступления от подоходного налога составили 60,5% общей суммы налогов, от налога на собственность - 8,5%.

Автор полагает, что в вопросе о принципах налогообложения финансовая наука России подвела определенные итоги и четко определила требования к устройству налога, которыми необходимо руководствоваться в налоговой политике.

«Хороший налог должен удовлетворять разным условиям - фискальным, экономическим, юридическим, нравственным. С фискальной точки зрения тот налог хорош, который достаточно производителен для казны, при удобстве и дешевизне взимания. Экономические требования выражаются в том, что налог должен быть удобен не только для казны, но и для подданных государства, должен быть постоянен в своем размере и устройстве, должен быть равномерен в раскладе. Юридические условия требуют, чтобы налоги не только не нарушали общих юридических понятий, но чтобы в каждом из них ясна была юридическая обязанность платежа. Нравственные требования желают, чтобы налог был справедлив, не противоречил требованиям нравственности».

Автор считает, что принципы налогообложения, разработанные в XVIII-XIX веках, с учетом опыта экономической и финансовой теории, политики и практики XX века не утратили своего значения и трансформированы в положения, основанные на экономической теории предложения (А. Лаффер): «Справедливость налогообложения в вертикальном и горизонтальном аспектах. Справедливость налогообложения в вертикальном разрезе означает, что налог должен взиматься в строгом соответствии с материальными возможностями конкретного лица, то есть что с повышением дохода ставка налога увеличивается. Справедливость налогообложения в горизонтальном разрезе - это принцип, предполагающий единую налоговую ставку для лиц с одинаковыми доходами. Эффективная налоговая система подразумевает наличие в ней инструментов, стимулирующих экономический рост, хозяйственную деятельность индивидов и предприятий. Нейтральность налогообложения предполагает равновеликость налоговых изъятий независимо от сфер приложения капитала и видов экономической деятельности. Простота налоговой системы выражается в легкости и доступности для широких кругов техники подсчета налогов и заполнения различных форм налоговой отчетности».


Пушкарева Валентина Максимовна







Интересное:


Предложения по совершенствованию имеющихся льгот по налогу на добавленную стоимость
Налог на добавленную стоимость и налог с продаж
Налоговая политика в системе налоговых отношений и категорий управления налоговым процессом
Налогообложение физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица
Фискальная, регулирующая и контрольно-регулятивная роль налогов и российской налоговой системы
Вернуться к списку публикаций