2011-03-28 09:00:29
ГлавнаяНалоги и налогообложение — Основные направления совершенствования механизма налогообложения доходов физических лиц



Основные направления совершенствования механизма налогообложения доходов физических лиц


Данные таблиц показывают, что безосновательны не только представления о завышенности налоговой нагрузки в России в целом, но и общее убеждение в чрезмерности налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. Международные сопоставления удельного веса различных налогов (табл. 1) свидетельствуют, что доля социального налога в российской экономике намного ниже, чем в других странах с переходной экономикой. В сумме подоходный и социальный налоги составляют в Росси лишь 32%, тогда как в странах ОЭСР (включая переходные) - от 40 до 51% (правда, в развитых странах подоходный налог совмещает обложение трудовых и капитальных доходов).

Согласно приведенным оценкам, до начала реформ Россия характеризовалась примерно сопоставимым с другими странами уровнем налогообложения капитала, несколько более низкой эффективной нагрузкой на потребление и несопоставимо низким уровнем налогообложения труда. После проведения реформы эффективные ставки по всем основным налоговым базам уступают соответствующим показателям других стран (еще раз подчеркнем, что наибольший разрыв остался в части налогов на труд).

Таким образом, нет оснований считать налоговую нагрузку в России завышенной - следовательно, нельзя рассчитывать на ускорение экономического роста в результате снижения налогов (а чрезмерное снижение налогов и государственных расходов может привести и к негативному эффекту).

Переход к плоской шкале подоходного налога мало повлиял на его эффективную ставку: отношение поступлений к фонду заработной платы (ФЗП) составляло 12,8% в 2000 г., 12,2% - в 2001 г. и 12,7% - в 2002 г. (две последние цифры для сопоставимости рассчитаны без учета налога на военнослужащих, судей и прокурорских работников, введенного с 2001 г.). Незначительный эффект объясняется тем, что фактически и до реформы подавляющая часть налогоплательщиков (70%) платили налог по минимальной ставке. Напротив, реформирование социального налога обусловило серьезное снижение эффективной ставки с 39,4% ФЗП в 2000 г. до 31,0% ФЗП в 2001 г. и 2002 г. Вместе с тем, расширение базы этих налогов привело к тому, что их суммарные поступления за два года даже возросли.

Реформа ЕСН включала два канала дифференциации влияния по отраслям: изменение базовой ставки и «регрессивность» шкалы. Ясно, что снижение базовой ставки ЕСН дает большее преимущество тем отраслям, в которых доля фонда заработной платы в добавленной стоимости выше. К ним относятся отрасли, производящие конечную продукции: машиностроение, легкая, пищевая; на противоположном полюсе находятся сырьевые отрасли - нефтедобыча, газовая, металлургия. В то же время от «регрессивности» ЕСН выигрывают в первую очередь отрасли, характеризующиеся более высоким уровнем оплаты труда. Фактические данные об итогах реформирования ЕСН в 2001 г. показали, что большой выигрыш обрабатывающих отраслей по сравнению с добывающими от снижения средней ставки социальных налогов и меньший - от введения регрессивной шкалы практически уравновесили друг друга. Представляется, что предлагаемая некоторыми экономистами радикализация регрессивной шкалы ЕСН усугубит неоправданные преимущества сырьевого сектора в доходности и еще более закрепит наблюдаемый в России синдром «Голландской болезни».

Помимо прямых эффектов, выражающихся в изменении ставок и определения налоговых баз, реформа имела ряд серьезных косвенных последствий. Прежде всего, реформирование того или иного налога сказывалось на распределении добавленной стоимости и тем самым на размерах налоговых баз. При этом могла меняться база, как самого реформируемого налога, так и других налогов. Кроме того, в ходе реформы варьировала степень уклонения от налогообложения. Рассмотрим подробнее взаимные влияния на примере реформы подоходного и социального налогов.

Реформа этих налогов сопровождалась быстрым ростом зарплаты, средний размер которой возрос в 2001 г. на 20% в реальном выражении (в 2002 г. - еще на 16%). Увеличение зарплаты намного обгоняло в данный период рост производительности труда, что проявляется в повышении доли суммарной заработной платы в ВВП. Официально выплачиваемая («белая») зарплата увеличилась с 20% ВВП в 2000 г. до 24% в 2001 г. и 26% в 2002 г.

Возвращаясь к анализу последствий реформы подоходного и социального налогов, можно сделать вывод, что рост оплаты труда в процентах мог объясняться снижением «оборотных» налогов и изменением конъюнктуры на рынке труда. Повышение доли заработной платы в структуре оплаты труда следует отнести на счет снижения социального налога, а изменение соотношения между открытой и скрытой зарплатами стало проявлением выхода из «тени».

Согласно исследованиям ученых Экономической экспертной группы прямой результат реформирования социального и подоходного налогов (состоящего в снижении их средних ставок) - это потери поступлений в бюджет в размере 1,8% ВВП в 2001 г. по сравнению с 2000 г. Даже если считать, что весь выход зарплаты из «тени» связан со снижением налоговых ставок, эффект данной реформы компенсировал менее половины этих потерь (0,8% ВВП). Причем главную роль здесь сыграл не выход из «тени» (обеспечивающий лишь 0,3% ВВП дополнительных поступлений), а переключение средств, освободившихся при снижении социального налога, на увеличение зарплаты. Рост поступлений еще на 0,8% ВВП объясняется снижением «оборотных» налогов, отменой льгот по подоходному налогу для военнослужащих (она не повысила нагрузку на частный сектор) и изменением конъюнктуры на рынке труда.

Следующие шаги налоговой реформы (полная отмена «оборотных» налогов с 2003 г., отмена налога с продаж и снижение НДС с 2004 г.), по нашим оценкам, позволят уменьшить прямую налоговую нагрузку примерно на 2,5% ВВП, что будет частично компенсировано ростом сборов на 1% ВВП за счет расширения базы. Кроме того, можно ожидать сокращения налоговых сборов в результате приведения их в соответствие с уровнем начисленных налогов.

Уменьшение налоговой нагрузки на частный сектор на несколько процентов ВВП одними может рассматриваться как довольно весомый результат налоговой реформы, другими - как явно недостаточный.

В актив реформы следует прежде всего отнести отмену «оборотных» налогов, а также некоторое увеличение налогов на нефтяной сектор. Перераспределение нагрузки было намного слабее, чем необходимо для лечения «голландской болезни», однако, учитывая силу нефтяного лобби, это тоже можно считать значимым успехом. Уменьшились искажающее действие налоговой системы и ее несправедливость. Вместе с тем, серьезной ошибкой представляется отмена инвестиционной льготы, что подорвало стимулы к инвестированию в российскую экономику.

Наши исследования показали, что следующий этап налоговой реформы целесообразно начать с шага назад - восстановления инвестиционной льготы. Ключевой задачей реформы является действительно весомый перенос нагрузки с перерабатывающего сектора на сырьевой. Не вполне ясна роль снижения НДС, поскольку подобная мера не столько способствует уменьшению нагрузки на производителей, сколько снимает ее с потребителей. Очень важно также продолжить работу по улучшению налогового администрирования.

Дальнейшее снижение налоговых ставок вряд ли будет, как в 2001-2002 г.г. компенсировать не связанными с реформой структурными сдвигами в экономике. Это выдвигает на первый план вопрос о макроэкономической безопасности проводимой политики. Необходимо подчеркнуть, что принятые решения о дальнейшем уменьшении налоговой нагрузки без адекватных мер по сокращению государственных расходов грозят свести на нет основное достижение послекризисного развития - сбалансированность бюджета.

Понятие «налоговое бремя» или его синонимы «налоговая нагрузка», «тягостность налогов» и т.п. особенно часто используются в России в последние 10-15 лет. Так в бюджетном послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации «О бюджетной политике в 2004 году» сказано, что, подводя итоги 2002 и начала 2003 годов, продолжена реализация налоговой реформы, обеспечивающей снижение налоговой нагрузки на экономику и повышение собираемости налогов. Налоговая система становится более рациональной, сокращается число налогов, снижаются налоговые ставки.

Продолжение работы по совершенствованию налоговой системы и последовательному снижению налогового бремени остается среди приоритетных задач бюджетной политики.

В 2004 г. сохранится курс на дальнейшее снижение налогового бремени, прежде всего, в обрабатывающих отраслях промышленности и в сфере услуг. Это придаст новый импульс инвестиционной активности, усилит мотивацию роста прибыли и отказа от теневой хозяйственной деятельности, будет стимулировать и развитие высоких технологий. Тем самым будут созданы необходимые условия для диверсификации структуры экономики и её дальнейшего роста.

В этих целях в 2004 г. возможно снижение с 20% до 18% общей ставки налога на добавленную стоимость. В случае сохранения благоприятной финансовой ситуации, начиная с 2006 г. может быть введена единая, унифицированная ставка данного налога в размере 16%.

С 2005 г. одновременно с осуществлением мер в области пенсионного, медицинского и социального страхования может быть заметно снижена эффективная ставка единого социального налога, что станет серьезным стимулом для легализации заработной платы, ныне укрываемой от налогообложения.

В 2003-2004 г.г. необходимо коренным образом изменить систему имущественного налогообложения. Имущественные налоги должны стать серьезным источником доходов региональных и местных бюджетов, а принципы их взимания должны стимулировать эффективное использование имущества.

Таким образом, сфера применения показателя «налоговое бремя» расширена от проведения налоговых реформ, урегулирования отраслевой и региональной налоговой нагрузки до налогового бремени населения.

Под налоговым бременем обычно понимают долю доходов, которые уплачивают государству в форме налогов и платежей налогового характера.

С общеметодологической точки зрения этот показатель рассчитывается как отношение всех уплачиваемых налогов ко всем получаемым доходам, включая денежную оценку натуральных благ.

Общепризнанным показателем налогового бремени по стране в целом считается доля налогов в ВВП. Реальное свое значение столь высокоагрегированный показатель приобретает в сравнении (по разным странам или во времени).

В таблице 3 приведены данные налогового бремени по ряду зарубежных стран.


Таблица 3.

Доля налогов и других обязательных платежей в ВВП развитых стран в 1970-1999 г.г., %


Страна

1970

1980

1987

1999

Швеция

40,2

49,4

56,7

54,2

Франция

35,1

41,7

44,8

46,3

Германия

32,9

38,0

37,6

42,9

Великобритания

37,0

35,3

37,5

33,9

Италия

26,1

30,2

36,2

42,9

Канада

31,3

31,6

34,5

36,3

Швейцария

23,8

30,8

32,0

41,1

Испания

16,9

24,1

33,0

35,5

Япония

19,7

25,5

30,2

28,6

США

29,2

29,5

30,0

31,8


В России в 2000 г. все платежи налогового характера (включая взносы в государственные внебюджетные фонды) составили 2240,5 млрд. руб. при объеме ВВП (в текущих ценах) 7063,4 млрд. руб. Таким образом, налоговое бремя составило 31,7%. Для сравнения можно отметить, что в 1997 г. эта величина равнялась 32,3%, а в 1988 г. для СССР - 38,8 % .

Как можно судить по приведенным данным, Россия занимает в этом ряду вполне среднее положение, если не сказать, что она принадлежит к разряду малообремененных в налоговом отношении стран.

Другой вывод состоит в том, что только в одной стране налоговое бремя снизилось за 25 лет (Великобритания) и в трех странах - за 10 лет (Швеция, Великобритания, Япония). Если брать более длительный исторический период, то увеличение налогового бремени наблюдается во всех странах без исключения, что связывается с повышением роли государства в обществе и, в частности, его социальных расходов.

Основоположник теории налогообложения ученый А.А. Соколов писал, что если страна располагает крупным доходом на душу населения, то при прочих равных условиях она может ограничиться изъятием сравнительно небольшой его доли с помощью налогов, хотя уровень благосостояния и позволял бы ей без большого напряжения увеличить сумму обложения. Бедные страны тоже обычно имеют сравнительно невысокий процент изъятия, но не от избытка, а от недостатка, не оттого, что они не хотят повышать обложения или не имеют нужды в этом, а оттого, что при низкой платежеспособности населения дальнейшее повышение обложения становится невозможным, т.к. даже невысокий процент изъятия составляет в этих странах гораздо большую тяжесть, чем значительно больший процент изъятия в какой-либо богатой стране.

Какую долю национального дохода можно извлекать с помощью налогов, приходится ответить таким образом. Так как эта доля меняется по условиям времени и места, то ее нельзя зафиксировать в строго определенном проценте. На практике приходится нащупывать ее эмпирически, идя при этом не столько от гадательного исчисления общей суммы обложения к ее распределению, сколько от опыта по раскладке налогов и по определению податной выносливости отдельных групп и разрядов плательщиков к исчислению возможной общей суммы обложения.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Основные принципы налогового федерализма в России
Направления совершенствования налоговой политики РФ
О налогообложении ценных бумаг - проблемы и перспективы
Общие черты бюджетного федерализма западных стран
Таможенное регулирование как особый элемент налоговой политики
Вернуться к списку публикаций