2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяНалоги и налогообложение — Налогоплательщики - социологический портрет и управление отношениями субъектов налогообложения



Налогоплательщики - социологический портрет и управление отношениями субъектов налогообложения


Начнем с определения социального подхода к налогу: социология налога (СН) или фискальная социология изучает социальные и политические аспекты процесса налогообложения; она стремиться объяснить отношения между налогообложением, государством (другими общественными организациями) и обществом. Ее интересует устройство и трансформация государства и политических институтов вокруг налога, она ставит вопрос о легитимности налогового государства и финансирования общественных политических структур гражданином-налогоплательщиком, она рассматривает социальную справедливость через призму налога, в частности, в области сокращения неравенства доходов (перераспределение).

Предмет исследования СН представляет интерес для исследователей, граждан, а также лиц, принимающих решения. Например, она может изучать: политику налогообложения, освобождение от уплаты налога, различные социально-экономические категории, историю налоговых бунтов, различные формы уклонения от налога (от непреднамеренной ошибки до преднамеренного нарушения закона), действия налоговых бюрократических механизмов, разногласия по поводу размера налога.

По своей методологии СН является уникальной: она использует эмпирические данные для создания новых теорий, т.е. она является теоретико-эмпирической дисциплиной. Ее результаты, теоретические модели опираются на различные данные: официальные (статистика, административная документация), юридические, экономические и, особенно, эмпирические данные, полученные из анкет, опросов общественного мнения, опыта и истории.

Это налоговое обложение базируется в первую очередь на рациональности налогоплательщика. Часто полагают, что налогоплательщику выгодно, с экономической точки зрения, уклоняться от уплаты налога. А на самом деле, рациональность налогоплательщика ограничена, она не всегда соответствует объективному расчету экономической выгоды от неуплаты налога, по отношению к риску подвергнуться наказанию. Следует принимать во внимание: ценности налогоплательщика, его рассуждения и степень его осведомленности о налоге. Во вторую очередь, налоговые решения изучаются в зависимости от конкретных факторов, которые влияют на представления налогоплательщика, в частности, в отношениях с администрациями и по отношению к налоговому праву.

Рациональность налогоплательщика

Отношение индивида к налогу является частью расширенной концепции (Будон, 1989) рациональности, которая учитывает одновременно экономическую выгоду, в понимании последователей Адама Смита, ценность (мораль, чувство долга), способ которым экономический субъект трактует информацию, которой он располагает.

а) Экономическая выгода уклонения от налога

Доминирующий подход к экономике фискального правонарушения базируется на экономической выгоде индивида при создании теорий, границы которых следует очертить.

- 3 типа экономических теорий:

Экономистами (утилитаристами) уклонение от налога анализируется либо как риск, связанный со способами взимания налогов и контроля, либо как частичная криминальная категория, или как отказ от финансирования общественных благ.

В первом случае уклонение от налога рассматривается экономистами как риск, который зависит от предполагаемой объективной выгоды. Эта экономическая выгода рассчитывается по отношению к налоговой ставке, вероятности налоговой проверки, возможности подвергнуться наказанию, к характеру применяемых санкций. В развитых странах часто придерживаются того мнения, что на неуплату налога толкает размер обязательных сборов. Такая точка зрения заставляет многих специалистов рекомендовать сокращение маргинальной ставки подоходного налога, чтобы увеличить фискальную сознательность граждан. Также согласно этой экономической теории жесткая репрессивная политика, предусматривающая частые проверки и строгие санкции, должна убедить индивида не совершать правонарушения.

Второй случай связан с экономикой преступлений в области налогового законодательства (которая основывается на идее, высказанной американским экономистом Бекером в 1968 г.). Согласно этой теории, индивид, который хотел бы совершить правонарушение, переходит к действию только в том случае, если ожидаемая выгода от преступления превосходит прибыль, которую он получил бы, занимаясь другим видом деятельности. Сторонники такого подхода настаивают на необходимости предупреждения нарушений налогоплательщиками с помощью жесткой репрессивной политики.

Третий случай экономической теории налога изучает производство коллективных благ: у индивидуума нет личной заинтересованности платить налог, идущий на финансирование коллективных благ, которыми он все-таки будет пользоваться, поскольку они финансируются другими. Речь идет о парадоксе Ольсона (1978). Он приводит к предсказанию общей тенденции к уклонению от налога в рамках закона (различного рода ухищрения, освобождение от налога) или путем его нарушения.

Возражения

Что касается уровня сбора налогов, результаты остаются неточными, в отличие от распространенной идеи (в духе Лаффера) о том, что «слишком высокий налог убивает налог». На уровне макроэкономики не существует эмпирически доказанной связи между общим уровнем сбора и показателем роста. Например, несмотря на очень высокую ставку налога в США после 2-ой мировой войны наблюдается резкий экономический рост.

На уровне микроэкономики данные анкеты противоречивы. Некоторые анкеты показывают, что фискальное сознание богатых налогоплательщиков немного слабее, другие эмпирические тесты опровергают этот результат. Моральное поведение оказывает влияние на сознание налогоплательщика (Рекерс, Сандерс, Рорк, 1994, стр. 827-828). В то же время опрос общественного мнения по поводу социал-демократии в Швеции 70-х годов также показал, что большинство людей считает разумной сумму налоговых сборов, которую они платят, несмотря на исключительно высокую ставку налогообложения (Фогель, 1974, стр. 501). Другое социологическое исследование подчеркивает важность общественного мнения по отношению к фискальной системе и к тому, на что расходуются налоги (Льюис, 1979, стр. 255). Анкетирование, проведенное во Франции, подчеркивает (Дюберж, 1990), что 60 % людей не рассматривают сумму налога как наиболее отрицательный момент [1]. Что касается Германии, другой специалист (Шмолдерс, 1973, стр. 120) приходит к выводу, что противостояние налогу не зависит непосредственно от его объективной значимости.

Другие исследования показывают, что раскрываемость нарушений налогового законодательства не связана с объективной вероятностью налоговых проверок, кроме тех случаев, когда предоставленная индивидууму информация является точной. Вероятность налоговой проверки переоценивается налогоплательщиками, декларации которых уже подверглись проверке. Тенденция к нарушениям зависит от числа неплательщиков, которых индивидуум знает лично (Spicer и Лундстедт 1976, стр. 300, Фогель, 1974, стр. 85). Эмпирически (путем опроса) было показано, что такой объективный фактор, как уличение в неуплате налога [2] слабо влияет на усвоенную налогоплательщиком субъективную возможность нарушить налоговое законодательство.

Люди в большей степени подвергаются искушению нарушить закон в том случае, когда рассматривают налог как потерю, а не как выплату, приносящую выгоду. Наконец, индивид может счесть справедливым оплату услуг, которой он не пользуется, или выплату контрибуции для финансирования общественных затрат. Практически логика налоговой повинности искажает представления о личной выгоде налогоплательщика, в том случае, когда он хорошо информирован. Таким образом, нет прямой зависимости между объективным расчетом риска от неуплаты налога и реальным поведением индивида.

Экономический подход к налоговым нарушениям не учитывает субъективную рациональность налогоплательщика, в частности, в вопросе легитимности налога.

б) Политическая легитимность налога.

Политическая легитимность налога - это основной вопрос, который имеет отношение к логике ценностей (аксиологическая рациональность по Веберу) налогоплательщиков, разделяя моральные и социальные ценности, и сугубо политические.

Вопрос о налоге как моральном или социальном обязательстве.

Эмпирические данные показывают, что моральное осуждение налоговых правонарушений невелико. За неимением моральных ценностей могут сыграть свою роль социальные ценности, например, уважение к выполнению всех обязательств вообще, принадлежность к определенной социальной или референтной группе.

Индивид может осуждать неуплату налога по причинам, далеким от моральных соображений, например, если он не может сам нарушить закон или в случае, когда в результате неуплаты налога тяжесть ложится на тех, кто данное нарушение не совершал.

Налоговый конформизм сложно объяснить, но он, вероятно, слабо отражает моральные обязательства в смысле интериоризации правила: как показывают анкеты, индивид иногда считает неуплату налога достойной осуждения, продолжая тем не менее не платить налоги (Фогель 1974. С. 511-512; Дюберже 1961. С. 102;и 1990. С. 226-232). Напротив, важность политического отношения индивида к налогу доказана.

Политический характер налога

С исторической точки зрения значимость налоговой политики связана с рождением современного государства (Ардан,1965, с. 7; Шумпетер, 1984, с. 249). Налог является составной частью государства, он оспаривается многочисленными политическими движениями (Ардан, 1971, с. 400; Кемпбел, 1993, с. 175). Политическая легитимность налога является центральной для понимания логики ценностей налогоплательщика, её аксеологической рациональности. В этом случае фискальная сознательность представляет собой форму поддержки команды, стоящей у власти или, в некоторых исторических обстоятельствах, политическому режиму [3]. Использование общественного капитала составляет для гражданина один из критериев политической правомерности налога. В наши дни общественное мнение по этому вопросу скорее негативно. Различные формы сопротивления налогообложению, в частности налоговые бунты, часто выражают оппозицию легитимности налогового обложения, которое воспринимается как спорное. В последнюю очередь следует рассматривать логику рассуждений налогоплательщика, рациональность его знаний о налоге (когнитивная рациональность).

в) Рассуждение налогоплательщика.

Подходы к рациональности налогоплательщика, основанные на экономической выгоде или на других ценностях, не являются достаточными, т.к. они не восстанавливают истинного рассуждения налогоплательщика. Это видно в случае субъективной оценки риска подвергнуться налоговой проверке. Также это можно показать на примере налогов на потребление и налоговых мифов.

Косвенные налоги на потребление.

Речь идет о том, чтобы объяснить, почему большинство лиц со средними доходами высказываются в некоторых анкетах в пользу косвенных налогов [4], в то время как эти налоги являются для них бременем (они расходуют весь свой доход и, таким образом, облагаются налогом на совокупный налог, тогда как самые богатые могут осуществлять сбережения) [5]. Ответ ясен: за недостатком точной, конкретной информации косвенные налоги не ощущаются как бремя, т.к. они ассоциируются с потребительской стоимостью, налогоплательщиками, плохо информированными о природе налогов. Потребительские расходы рассматриваются частными лицами как общая сумма, без различия между ценой покупки, не включающей налог, и суммой НДС. Индивидуум, таким образом, располагает конкретным значением (или незнанием) о налоге, логичным или ложным. Тот же подход (когнитивный), впрочем, объясняет, что безболезненный характер косвенных налогов относителен. Например, во Франции налогоплательщики требовали (как показали опросы) понижения налогов (косвенных) на бензин в связи с широким освещением в СМИ конфликта транспортников в сентябре 2000г. Последние настаивали на тяжести этих налогов. Другой пример: дебаты о понижении налогов, имевшие место в нескольких европейских странах, являются источником информации для гражданина-налогоплательщика. Что касается НДС, безболезненный характер этого косвенного налога является, таким образом, всё менее и менее достоверным из-за информации, идущей от СМИ и критики, исходящей от экономических субъектов, которые часто критикуют НДС, считая его экономическим тормозом.

В некоторых ситуациях люди необоснованно выступают против налога. Для индивидуума характерно (когнитивная рациональность) восставать против налога, даже когда у него нет на это причины, т.к. налогоплательщик рассуждает так: государство ответственно за моё экономическое положение, а налог служит для финансирования государства, следовательно, я не должен платить налог, если моё личное положение является ненадёжным. Это рассуждение, неточное по отношение к государству, логически объясняет ошибочное понимание налогоплательщиком причин его положения. Государство не является объективно ответственным за экономическую ситуацию каждого индивидуума, даже если самая либеральная концепция признаёт его роль в экономике. Например, движение против налогообложения (движение Пужаде) в 50-х гг. ХХ в. объясняется экономическими причинами (бедность торговли и ремесленничества), так что налог и налоговая администрация были подвергнуты налоговой критике.

Иногда появляются настоящие налоговые мифы. Во Франции при Старом режиме существовала упорная вера, касающаяся обложения налогом таких жизненных этапов как рождение, брак или смерть (Берс, 1980). Это ошибочное мнение характерно для неграмотного общества, которое видит, что налог затрачивает определённые административные обязательства (нотариальные акты, гербовая бумага) и которое, следовательно, имеет основания (с точки зрения Р. Будона) опасаться налога на жизнь. Именно это рассуждение (когнитивная рациональность) обнаруживается в мифе о конце налогообложения, мифе, который регулярно появляется в ходе истории. В интеллектуальной сфере стойкая форма мифа связана с различными теориями единого налога (земельный налог у физиократов, налог на капитал, на расход или на энергию), но практическое применение единого (преобладающего) налога является проблематичным [6]. Здесь налоговая утопия пленяет своим простым характером, своими логическими аргументами в пользу изменения и становится иногда идеологией, которая ставит под сомнение налоговую систему в контексте сопротивления налогу или налоговой реформе.

Рациональность налогоплательщика «ограничена» (Симон, 1982), согласно социологическому подходу речь, конечно, идёт о выявлении логики рассуждений экономического субъекта относительно социальных факторов, которые определяют его решение об уплате или неплатеже налога.



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Налоговые теории обеспечения фискальных интересов государства
О налогообложении ценных бумаг - проблемы и перспективы
Акцизное налогообложение
Комплексная оценка налоговой политики Российской Федерации
Особенности объекта обложения налогом на добавленную стоимость и налоговые льготы
Вернуться к списку публикаций