2011-12-27 17:38:01
ГлавнаяБанки и банковское дело — Регулирование допуска коммерческих банков на банковский рынок



Регулирование допуска коммерческих банков на банковский рынок


Учитывая антикризисный характер инструментов тонкой настройки и структурных операций, можно отметить, что они предназначены для краткосрочного вливания ликвидности или изъятия ее излишней части. Процедура использования этих инструментов не стандартизирована, кроме того, ограничен круг участников по проводимым операциям, информация об их объемах и условиях проведения, как правило, закрыта.

Успешное урегулирование ликвидности банков в первоочередном порядке связано не только с выбором конкретных инструментов и мер. Органам денежно-кредитного регулирования приходится в оперативном порядке принимать ответственные решения, не обладая всей информацией о состоянии банковской системы. При этом замедленная реакция регулирующих органов способствует широкому распространению кризисных процессов за короткий промежуток времени. Наиболее проблемный характер приобретает механизм рефинансирования.

В период кризисов ЦБ, как правило, активизируют процесс кредитования, то есть представляют краткосрочные кредиты для предотвращения проблем с текущей ликвидностью у здоровых банков и долгосрочные целевые кредиты для восстановления работы проблемных банков.

Эффективность механизма рефинансирования, помимо трудности распознавания неликвидных банков, связана с проблемой неблагоприятного выбора и морального риска. Неоправданное «вливание ликвидности» может привести к тому, что средства будут направляться в спекулятивные активы, а кредиты - аффилированным лицам. Органы денежно-кредитного регулирования могут потерять контроль над экономической ситуацией, как это произошло в Венесуэле в 1994-1995 г.г. и в Парагвае в 1995 г. В странах со специальным режимом денежно-кредитного регулирования использовались инструменты рефинансирования, масштаб которых регулирующим органам пришлось расширять в течение банковских кризисов. Это, в частности, произошло в Аргентине, где они были пересмотрены несколько раз. Дополнительный механизм кредитования был введен для замены ограниченной способности ЦБ поддерживать банковскую ликвидность в соответствии с Законом свободного международного обмена валют. Этот механизм включал создание нескольких надежных сетей, исключая ЦБ, и предусматривал предложение кредитов проблемным банкам. Так, в Швеции проблемным банкам представлены значительные кредиты по сниженным процентным ставкам, в Мексике ЦБ открыл специальные кредитные линии проблемным банкам в форме необеспеченных кредитов в Чили представлялись беспроцентные и льготные кредиты.

Политика «вливания ликвидности» является незамедлительной мерой органов денежно-кредитного регулирования. При потере ликвидности коммерческим банкам, финансовую поддержку, как правило, он сначала получает от ЦБ, а затем и от других органов финансирования (фондов страхования, агентств по санации и реструктуризации. Мы присоединяемся к мнению тех специалистов, которые считают, что финансовая поддержка, оказываемая коммерческим банкам, должна показывать лишь их краткосрочную потребность в ликвидных средствах, а спасение неплатежеспособных банков не должно быть исключительной функцией ЦБ.

Трудности кредитора последней инстанции начинают принимать критический характер, когда накопившиеся проблемы в области регулирования ликвидности банков быстро перерастают в кризис их платежеспособности. В этом случае ситуация переходит из зоны регулирования ликвидности в гораздо более сложную область контроля, масштабы, критичность, глубина проблем которой явно выходят за рамки компетенции кредитора последней инстанции

Обратимся к российскому опыту преодоления банковского кризиса августа 1998 г. и урегулирования ликвидности коммерческих банков. Первоочередные антикризисные меры Банка России во многом были аналогичны тем, которые были приняты большинством зарубежных стран. Совокупный объем кредитов ЦБ, представленный кредитным организациям, возрос с августа по сентябрь 1998 г. в 5,6 раза (с 3910 до 22037 млн. руб.). Причем, если к началу кризиса обеспеченные кредиты составляли основной удельный вес в общей величине кредитов Банка России, то после того, как был разрушен механизм ломбардного кредитования, основная доля пришлось на кредиты, представляемые на необеспеченной основе или в целях стабилизации финансового положения коммерческих банков.

Наряду с использованием механизма рефинансирования, Банк России предпринял ряд оперативных действий, которые дали возможность коммерческим банкам восстановить ликвидность. ЦБ снизил норматив обязательного резервирования с 10% до 5% для банков, у которых удельный вес вложений в ГКО и ОФЗ в работающих активов на 01.08.98 г. составлял от 40 и более процентов, и с 10% до 7,5% в случае, если объем вложений составлял от 20% до 40% у банков с долей государственных облигаций ниже 20% нормы резервирования оставались на прежнем высоком уровне. Подобная мера Банка России имела как положительный, так и отрицательный результат. Положительный результат заключался в том, что сумма, полученная банками в результате снижения норматива обязательного резервирования, составила значительную величину-4 млрд. рублей. Отрицательный момент имел место для банков последней группы (доля государственных облигаций до 20%) - это в основном банки работающие с реальным сектором, которые значительную величину кредитов выдавали в иностранной валюте. Отсутствие подобной льготы для этой группы банков на фоне обесценения валютных активов, а также оттока депозитов привели к значительным потерям.

Наряду с нормативами обязательного резервирования изменен порядок расчета абсолютной величины предельных значений обязательных нормативов, исходя из размера капитала на 01.08.98 г. Он разрешил применять при составлении отчетов о величине открытой валютной позиции валютный эквивалент капитала на то же число, проводить расчет влияния изменения курса иностранной валюты на выполнение обязательных нормативов, определять рублевый эквивалент привлекаемых средств в иностранной валюте в фонд обязательных резервов, депонируемых в Банке России, исходя из курсов иностранных валют на 14.08.98 г.

Одной из острейших проблем регулирования банковской ликвидности в условиях кризиса является система страхования банковских депозитов. Изучение практики страхования банковских депозитов в различных странах мира позволило выделить формальный и неформальный виды страхования. Неформальному виду характерно отсутствие законодательных основ, предусматривающих юридическую ответственность, необходимых правил, связанных с масштабами и видами компенсаций, конкретного фонда для оказания финансовой помощи.

В отличие от неформальной, формальная система страхования банковских депозитов четко предусматривает юридические, административные, финансовые требования, закрепленные в ряде законодательных актов и законов.

Большинство индустриально развитых стран (Великобритания, Франция, Нидерланды, Италия) начали использовать формальную систему страхования депозитов с 80-х годов XX в. после банковских кризисов. В большинстве стран Азии (Китай, Индонезия, Корея, Малайзия, Пакистан, Сингапур, Таиланд, Вьетнам) используются неформальные системы страхования. В странах Среднего Востока (Египет, Иран, Ирак, Израиль, Саудовская Аравия, Сирия) и почти половины стран западного полушария (Бразилия, Боливия, Коста-Рика, Парагвай, Уругвай, Эквадор) придерживаются также неформальной системы страхования депозитов. Во всех странах Европейского Союза действует формальная система страхования.

Участие в системе страхования депозитов может быть добровольное или обязательное. Обязательное участие обеспечивает равные гарантии клиентам разных банков, что создает равные стартовые возможности в межбанковской конкуренции. В то же время данная форма скрывает в себе вероятность снижения мотивации вкладчиков в выборе самых надежных банков. Добровольная форма участия лишает часть клиентов преимуществ системы страхования, но ее важным достоинством является сглаживание противоречий между государством и банком.

Сравнительная характеристика участия и управления в формальных системах страхования дала следующие результаты: из 21 системы с государственным управлением участие является обязательным для 14 систем, в то время как из 9 систем с частным управлением обязательное участие предусмотрено для 6. Из 11 систем с совместным управлением участие обязательно также для 6 систем. При добровольных формах страхования, где страховые взносы рассчитываются на основе риска, некоторые банки, если это разрешено, могут изъять выплаченные средства из фонда и выйти из системы страхования, когда они посчитают, что в результате проведения агрессивной политики других банков наметилась тенденция к увеличению страховых выплат. Например, в Эстонии, некоторые частные банки вышли из государственной административной системы и организовали свой собственный фонд в связи с повышением степени риска банкротства слабых банков.

Общая тенденция такова, что страны с недостаточной степенью развитости денежно-кредитной системы и преобладанием государственной формы собственности имеют неформальные системы страхования банковских депозитов. Высокоразвитые страны, как правило, действуют в рамках формальной системы страхования. Некоторые развивающиеся страны ввели формальные системы страхования в ответ на кризис, разразившийся в банковской сфере.

Объектами страховой защиты, как правило, являются депозиты до востребования, сберегательные вклады, срочные депозиты, депозитные сертификаты. Порядок управления страховым фондом и порядок участия в системе страхования различны в разных странах, иногда он зависит от степени государственного участия в органах страхования. Большинство стран имеют финансируемые системы страхования, где основным источником пополнения фонда являются банковские средства. Многие системы предусматривают дифференциацию величины страховых взносов как наиболее эффективный способ финансирования системы. Однако только в США применяется система показателей риска, которая используется для определения величины страховых взносов.

В России проблема страхования банковских вкладов решается уже на протяжении более 10 лет. До сих пор не принят закон о гарантировании вкладов граждан в силу противоречий различных сторон.

Доверие к банкам во многом зависит от качества закона о банкротстве организаций. Сегодня банкротство банков превратилось в большой и прибыльный бизнес. По данным ЦБ РФ, за годы существования российской банковской системы 1354 кредитные организации лишились лицензии на ведение банковской деятельности. Из них в 770 ликвидационные процедуры завершены полностью. Неликвидированными остаются 584 организации, в том числе 279, срок проведения ликвидационных процедур превышает три года.

До применения нового закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в нашей стране действовала судебная модель банкротства и ликвидации банков с использованием в небольшом объеме административных мер. ЦБ имел право отзывать лицензию у банка. Но его банкротством занимался суд, который называл арбитражного управляющего и следил за процедурой ликвидации банка. Поскольку период ликвидации затягивался, то за это время активы банка переводили в другие структуры нередко на содержание арбитражных управляющих. Кредиторы чаще всего получали лишь часть своих требований, а во многих случаях - даже ничего.

Развитые страны с такой проблемой не сталкивались и по-разному ее решали. Но, как правило, это решение сводилось к введению или усилению административных процедур ликвидации. Так, в США применяется полностью административный процесс ликвидации банков. Надзорный орган принимает решение об отзыве лицензии и контролирует ликвидацию банка в рамках внесудебных процедур. При этом допускается возможность судебного обжалования законности действий регулятора. Ссуды, как правило, не вмешиваются в процедуры ликвидации.

В Германии, Италии, Франции, Японии применяется частично административная модель ликвидации банков. Суть этой модели состоит в том, что надзорный орган имеет право принимать решение об отзыве лицензии, которое служат основанием для возбуждения судом дела о ликвидации без установления им собственного определения о несостоятельности банка. Арбитражный управляющий назначается надзорным органом, который подотчетен суду.

В новом законе «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций)» предусмотрено введение института корпоративного ликвидатора, на которого возлагаются функции арбитражного управляющего вместо занимавшихся индивидуальных предпринимателей. В роли корпоративного ликвидатора несостоятельности банков, работающих с населением, выступает Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО). Остальными банками будут заниматься специально аккредитованные при ЦБ юридические лица. Контрёоль за их деятельностью возлагается не только на комитет кредиторов и арбитражный суд, но и на ЦБ.

Введение административных мер ликвидации банков и повышение ответственности арбитражных управляющих, а также более четкое прописание процедуры банкротства и ликвидации кредитных организаций будет способствовать усилению доверия к банковской системе и росту инвестиций в целом.


Наумов Игорь Николаевич



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Методы оценки финансового состояния коммерческих банков
Эволюция форм взаимодействия между государством и банками
Условия, факторы и тенденции слияния и поглощении банков в России
Генезис развития и современный взгляд на содержание банковской ликвидности
Совершенствование механизма взаимодействия структурных элементов банковской инфраструктуры
Вернуться к списку публикаций