2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Усиление монархических тенденций при преемниках Августа



Усиление монархических тенденций при преемниках Августа


Заключение

Конкретно-исторический и правовой материал, относящийся к Риму I века до н.э. - I в. н.э. позволяет сделать вывод о наличии глубоких изменений в форме римского государства того времени.

Организация верховной государственной власти, ее взаимоотношения с населением, методы осуществления политической власти, совокупность приемов и способов государственного руководства на протяжении всего периода существенно трансформировались, что было обусловлено социально-экономическим развитием как Рима, так и всего Средиземноморья. К I веку до н.э. римский полис как специфическое античное политико-территориальное образование находился в глубоком кризисе, причинами которого являлись развитие товарно-денежных отношений, разрушивших рамки самодовлеющего хозяйства, урбанизация Италии, развитие рабства, усложнение сословно-классовой структуры римского общества, многократное увеличение территории и числа граждан. Кризис республиканской надстройки, как составная часть кризиса римского полиса, наглядно проявился в существенных и взаимосвязанных изменениях функций, строения публичной власти и способов ее осуществления.

Наиболее очевидные и бесспорные перемены произошли в политическом режиме, менее всего нуждающемся в юридическом оформлении. В первую очередь, изменились политические отношения между людьми, а также между государством и людьми в процессе управления. Обусловленное социально-экономическими причинами ослабление горизонтальных связей между гражданами римского государства повлекло необходимость усиления вертикальных связей «гражданин - политический центр». Одним из ярких проявлений вертикальных отношений стала присяга, приносимая всем принцепсам в начале их правления.

Усилению вертикальных связей способствовало развитие римского государственного механизма в тесной связи с военной организацией. Уже с I века до н.э. увеличилось значение войска в публично-правовой сфере. Кризис полисно-республиканской армии на рубеже II и I веков до н.э. стал следствием социально-экономического развития региона, приведшего к обезземеливанию большой части крестьян (и, следовательно, к утрате ими права служить в армии) и экономической нежелательности военной службы для остальных. Комплекс принятых для преодоления кризисных явлений традиционных и принципиально новых мер позволил решить проблему укомплектованности войска, но не привел к восстановлению прежней милиционной системы. Армия в результате оказалась как бы «оторванной» от общегражданской почвы, что было связано и с привлечением в легионы наемников, и с тем обстоятельством, что воины в большинстве уже не стремились или не надеялись вернуться к гражданской жизни.

Параллельно с процессом разложения милиционной системы и профессионализации войска шел процесс вовлечения армии в политическую борьбу. Армия изолировалась от центра, войско и полководец «эмансипировались» от республиканских органов государственной власти. В результате происходило снижение роли старых республиканских органов: из прерогатив сената постепенно изымалась одна из самых важных - высшее распоряжение войском; консулы утратили право командования армиями; комиций также лишились значительной доли своих полномочий в военной сфере, так как избирали теперь магистратов без империя. Принцепсы стали решать вопросы комплектования войск, им была юридически подчинена часть легионов, и фактически предоставлена возможность влиять на карьеру всех военачальников. Таким образом, военная власть оказалась в их руках, что явилось важным фактором, приведшим к дальнейшим изменениям в государственно-правовой сфере. Императоры (принцепсы) решали все основные вопросы внешней политики именно в силу обладания легионами. И сами их полномочия, даже законные формально, являлись результатом того, что, опираясь на армию, император de-facto диктовал свою волю республиканским учреждениям.

Уже в I в. до н.э. появились и активно развивались силовые (и другие абсолютно неприемлемые ранее) методы политической борьбы и государственного руководства. Насилие применялось по отношению к гражданам, участвующим в народных собраниях, к магистратам (даже «неприкосновенным» трибунам), к членам сената. Следствием широкомасштабной пауперизации стала система подкупа участников комиции. Подкупали также и сенаторов, и магистратов, что стало возможно в результате все той же имущественной дифференциации в римском обществе.

В арсенале приемов осуществления власти заметно усилилась роль репрессивных мер. Террор, представляющий собой процессы по lex maiestatis и внесудебные расправы, являлся одновременно и проявлением изменения политического режима, и средством трансформации формы правления. Наказанию теперь подлежали лица, проявлявшие нелояльность к императору, личность которого, таким образом, наделялась значением, близким к олицетворению собой государства.

Новые приемы и способы государственного руководства иногда являлись результатом трансформации республиканских политических традиций. Таким новым приемом стало сосредоточение в руках одного лица различных титулов и использование их для оправдания особых прав в управлении государством. Так, во времена классической римской республики princeps senatus был лицом, не имевшим каких-либо полномочий, но обладавшим особым влиянием. При Августе этот термин стал использоваться в смысле «первый гражданин римского государства», имеющий ничем не ограниченное право определять политику Рима. Титул «император», включенный в качестве praenomen в состав имени главы государства, заключал в себе обобщенное представление о верховной власти, признанной войском или даже полученной от войска, а впоследствии стал обозначать высшую государственную власть.

Все отмеченные отступления от полисно-республиканских традиций не затрагивали существенным образом интересы правящего слоя. Представители нобилитета по-прежнему могли участвовать в управлении государством, занимая высшие магистратуры. Выходцы из других сословий также могли стать магистратами: при новой форме правления это стало даже проще, так как фактически назначение зависело от одного лица, не связанного никакими нормами. Таким образом, достаточно широкие и экономически сильные социальные слои не имели серьезных причин сопротивляться изменениям в политической жизни. Главной же социальной опорой нового режима стали фактически подчиненные принцепсу легионеры и получившая новые возможности провинциальная аристократия.

Ведущей идеологией этого периода оставался традиционализм (республиканизм), который, однако, не стал серьезным препятствием на пути эволюционирования государства в сторону монархии, так как в результате умелого маневрирования в первую очередь императора Августа, а затем и его последователей (в меру их способностей) республиканизм длительное время активно использовался правящими кругами. Однако, и в области идеологии отмечается неуклонное усиление централизма и даже монархизма, о котором, в частности, свидетельствует возникновение императорских культов, начиная с почитания «божественного Юлия».

Итоговое политическое состояние в обществе, сложившееся в результате взаимодействия и противоборства различных политических сил и функционирования всех политических институтов характеризовалось, с одной стороны, явной централизацией и авторитаризмом в осуществлении государственной власти, а с другой - учетом интересов достаточно широких слоев населения, отсутствием давления в области идеологии и тяготением к внешнему сохранению традиционных форм властвования.

Децентрализм, свойственный республиканской эпохе, перестал быть системообразующим принципом политического режима римского государства уже в начале рассматриваемого периода. Методы и способы осуществления власти на протяжении I в. до н.э. - I в. н.э. варьировались от полуцентрализма до централизма. Однако, вследствие идеологических особенностей римского общества, централизм в чистом виде в качестве системообразующего принципа политического режима не утвердился.

Кризисные явления первого века до нашей эры отразились и на форме правления. В течение I века до н.э. - I в. н.э. углублялся кризис комициального устройства: развивался абсентеизм, усиленный распространением прав гражданства на италиков; применялись незаконные методы воздействия на участников комиции: подкуп, насилие; ограничивались и постепенно утрачивались законодательные и другие функции комиции. Народные собрания зависели и от созывавших их магистратов, и от сената, который в разное время имел право утверждать их решения или заранее обсуждать выносимый на голосование комиции вопрос, и разумеется, от принцепса. К концу рассматриваемого периода согласно lex de imperio Vespasiani к законам, принятым комициями, были приравнены приказы и предписания императора. Таким образом, роль комиции была низведена до чисто декоративной.

Кризис полиса стал тем фактором, который способствовал проявлению скрытых до времени, но всегда существовавших монархических тенденций, заложенных в должностях консула, трибуна, диктатора, и в других магистратурах. Возникла целая сеть экстраординарных магистратур и чрезвычайных полномочий, источниками которых юридически являлись сенат и народное собрание, фактически же - военная сила. Сосредоточение нескольких должностей или полномочий в руках одного человека, как правило, имело своей целью максимальную координацию действий для разрешения важных насущных проблем римского общества, но привело, в конечном итоге, к еще большему усложнению политической ситуации.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР
Об османском влиянии на Российскую государственность
Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Наркомат юстиции РСФСР в условиях военного коммунизма
Вернуться к списку публикаций