2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Усиление монархических тенденций при преемниках Августа



Усиление монархических тенденций при преемниках Августа


Отражение формы государства в политике и идеологии

Фактические изменения в форме правления, политическом режиме и форме государственного устройства можно выявить в результате исследования политики: ее субъектов, направленности, методов. Помимо рассмотрения общей политической линии каждого принцепса, представляется необходимым уделить особое внимание управлению провинциями, как области политики, в которой отразились все стороны трансформации формы государства, а также карательно-репрессивному аспекту, как наиболее очевидно связанному с правом.

Политика Тиберия во многом была продолжением политики Августа. В отношении Рима и Италии новый принцепс продолжал романо- и италоцентристскую линию. Вместе с тем, длительное пребывание Тиберия вне Рима во второй половине его принципата подрывало полисный принцип монополии центра на власть. В отношении граждан и либертов продолжалась та же политика, данных о существенном увеличении количества граждан нет. У власти остались республиканские и связанные с ними новые нобили. Тиберий продолжал и финансовую политику Августа, ужесточив только финансовый контроль. После смерти принцепс оставил в фиске огромный запас в 2,7 млн. сестерциев. Главными причинами этого успеха были эффективная система провинциального управления, сокращение военных расходов, во многом вызванное мирной политикой, и режим экономии, сокращение расходов на зрелища, экономия на аппарате, сокращение beneficia частным лицам. За счет накоплений проводились эффективные меры для подъема экономики: борьба с пожарами, наводнениями, кризисами.

Калигула в целях поддержания своей популярности использовал массовые раздачи войскам, устраивал гладиаторские бои и другие зрелища, в которых теперь участвовал как он сам, так и высокопоставленные сенаторы. В течение года, по сообщению Светония, накопления предыдущего принцепса были растрачены. В 39 г. режим оказался на грани финансового краха. Чтобы компенсировать дефицит, Калигула провел серию финансовых мероприятий. Увеличение налогов было проведено с невероятной изобретательностью. Были повышены налоги на продукты питания, учреждены налоги с тяжбы, на носильщиков и проституток. Калигула ввел экстраординарные поборы, подарки принцепсу к новому году, подарки его дочери в день рождения и т.п. Позднее, после подавления заговора, в котором участвовали сестры принцепса, он устроил принудительную распродажу их имущества по фантастическим ценам. Цены на обычные предметы превысили уровень, существовавший при Августе и Тиберий. Устраивались притоны и «клубы азартных игр'«, которые были настолько дорогостоящими, что клиентов туда часто загоняли силой. Важнейшей статьей дохода являлась конфискация имущества казненных и террор, заставлявший многих людей делать его сонаследником и как бы постоянно откупаться от принцепса. Императорская собственность невероятно выросла, в отличие от казны государственной.

Политика Клавдия представляла собой построенную на политическом компромиссе попытку возврата к системе принципата Августа, но в отдельных областях государственной жизни Клавдий шел гораздо дальше первого принцепса. Новизна его политики состояла, в частности, в усилении внесенатского аппарата, росте значения новой знати (в первую очередь, провинциальной) и расширении гражданства, а также в проведении целой серии крупных нововведений в управлении провинциями, о чем подробнее будет сказано ниже.

Политика начала правления Нерона представляла собой попытку возвращения к системе Августа, во второй же период более всего схожа с политикой Калигулы, которая не имела и не могла иметь поддержки у сколько-нибудь значительных групп населения и потому привела к очередному перевороту. Деструктивность попытки искусственной и резкой централизации власти несомненна и не случайна. Политическая линия Нерона не вписывалась в пусть неустойчивую, но существующую структуру отношений осуществления власти, а вследствие нажима - разрушала ее.

О политической линии Гальбы, Отона и Вителлия сложно сказать что-либо определенное ввиду краткосрочности их правлений. Политика Веспасиана была нацелена на укрепление римского государства, и разумность осуществляемых им мер была признана даже потомками. Тит продолжил эту линию. Домициан в своей политике следовал, скорее Калигуле и Нерону, нежели отцу, далеко не всегда считаясь с интересами государства и потребностями общества, что и привело к очередному государственному перевороту.

В целом можно сделать вывод о том, что каждый из принцепсов стремился проводить ту политику, которую именно он считал нужной, и степень «удачности» этой политики во многом зависела от степени учета государственных интересов, от того, насколько действия принцепса соответствовали потребностям времени, а не его собственным. В то же время, отношение к принцепсу и сама его жизнь зависели от того, насколько его действия отвечали интересам других государственно-властных субъектов, основной силы государства - войска, а также населения, или, точнее, тех его слоев, которые могли выступить в качестве социальной опоры новой власти. Одним из таких слоев явилась провинциальная знать, в связи с чем представляется необходимым подробнее рассмотреть провинциальную политику принцепсов.

Главным оставалось резкое различие статуса сенатских и императорских провинций. Если в Риме, Италии и сенатских провинциях принцепс, по крайней мере формально, еще связывался какими-то нормами, то в императорских провинциях власть его оказывалась ничем не ограниченной. Однако, императорская политика в целом сказывалась и на тех, и на других провинциях.

В период правления Тиберия общая ситуация в провинциях оставалась стабильной, была введена более эффективная система провинциального управления и сравнительно рационального налогообложения. В правление Гая Калигулы в области провинциальной политики были предприняты лишь некоторые действия, в основном негативные. Новый император практически разрушил восточную границу, воссоздав здесь систему вассальных царств. Провинции могли изыматься из ведения сената просто для того, чтобы уменьшить его военную силу. Так, когда проконсулом Африки стал Кальпурний Пизон, по знатности не уступавший правящей династии, Калигула, считая, видимо, такую конкуренцию для себя нежелательной или даже опасной, фактически отстранил его от командования, образовав новую императорскую провинцию Нумидию.

Клавдий внес в провинциальную политику значительные изменения. Так, в частности, императорские провинциальные прокураторы были уравнены с наместниками провинций из числа сенаторов, что вносило новый существенный элемент в систему управления провинциями. Через сенат были проведены постановления о снижении податей и прощении недоимок некоторым городским общинам, таким образом, центр империи - Рим соглашался учитывать интересы других территорий государства. Были сделаны определенные шаги в предоставлении гражданства жителям провинций. По цензу, проведенному принцепсом, в Империи насчитывалось 5984072 человека, что свидетельствовало об увеличении более чем на 1 млн. человек по сравнению с 14 г. н.э. Этот рост, конечно, был вызван не только естественным приростом, но и возросшим числом новых граждан. Вероятно, 1-2 млн. граждан уже составляли жители провинций. В целом провинциальная политика периода четвертого принципата характеризовалась усиливающейся тенденцией сосредоточения управления в одних руках и повышением роли провинций в жизни государства. Впоследствии (после смерти Клавдия) сенат постарался ликвидировать или, как минимум, ограничить права провинциалов.

При Нероне в сфере провинциальной политики наиболее заметным было столкновение двух сил: с одной стороны, римского патрициата, основной целью которого было возвращение прежней свободы действий наместников, и с другой стороны, провинций, сопротивлявшихся этому процессу. Были осуществлены попытки возвращения наместникам прежней свободы действий. Однако, провинции активно сопротивлялись восстановлению произвола римских наместников, против которых, в случаях слишком явного нарушения законных интересов провинциалов, возбуждались судебные преследования. Так, в 56 - 59 гг. состоялось 10 процессов по делам о вымогательствах, в числе обвиняемых были наместники Сардинии Випсаний Ленат, Киликии - Коссуциан Капитон, Ликии и Памфилии - Эприй Марцелл. В некоторых случаях провинциальные наместники стали играть иногда значительную роль в политической жизни Рима. Однако, существенного влияния на систему управления провинциями политика Нерона не оказала.

Система управления императорскими провинциями является одним из ярких проявлений общей тенденции подчинения решения всех важных вопросов одному человеку. Все провинциальные наместники (в том числе и наместники сенатских провинций), отправляясь в провинцию, получали специальную инструкцию от принцепса и были обязаны в непредвиденных случаях сноситься именно с ним. В руках императорского легата в пропреторском ранге находилась вся административная и гражданская юрисдикция в провинции, наместник императорской провинции мог даже выносить смертные приговоры солдатам. В рассматриваемый период многократно имели место факты превышения наместниками сроков своих полномочий, что можно считать одним из проявлений бюрократизации провинциального управления.

Вовлечение провинциальной знати в римскую политическую жизнь представляло собой достаточно длительный поступательный процесс. Уже при Клавдии в сенате было значительное количество провинциалов. При обновлении состава сената по цензу 76 г. в него была включена романизированная провинциальная знать, причем это были уже не единицы, количество провинциалов в сенате дало основание Бокщанину сделать вывод что с победой Веспасиана к власти в Риме пришла провинциальная знать, которая, безусловно, сохранила свои позиции и при его сыновьях.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Конституционные демократы начала 20 века - экономическая и политическая программа
К вопросу о развале СССР
Правовые основы государственной службы в РСФСР
Новая интерпретация истории Киевской Руси
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Вернуться к списку публикаций