2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Усиление монархических тенденций при преемниках Августа



Усиление монархических тенденций при преемниках Августа


Положение традиционных республиканских органов

Положение сената, официально вручившего Тиберию власть, в период его правления соответствует моммзеновской теории «диархии». Круг вопросов, которые сенат решал в это время, достаточно широк, в «повестке дня» сенатских заседаний были собственные полномочия принцепса и полномочия членов его семьи, посылка Германика на восток; передача трибунской власти Друзу, награды, триумфы и овации Германику и тому же Друзу или другим лицам.

Ряд заседаний сената, о которых мы знаем, касался законодательства (законы против роскоши; смягчение брачных законов) или религии (репрессивные меры против астрологов и магов, репрессии против иудеев и египетских культов; насилия в греческих городах; действия жреческих коллегий в связи с болезнью Ливии; избрание новой главной весталки). Рассматривались вопросы внешней политики, назначение наместников сенатских провинций и более мелкие дела, например, беспорядки в театре. Разбирались на заседаниях и внутрисенатские проблемы: материальная помощь сенаторам или ссоры сенаторов. Наконец, через сенат проходили все процессы об оскорбления величия.

Светоний пишет, что не было ни одного дела, малого или большого, государственного или частного, о котором бы Тиберий не доложил сенату: о налогах и монополиях, о постройке и починке зданий, наборе или роспуске воинов и о размещении легионов и вспомогательных войск, о продлении срока исполнения обязанностей военачальников или о том, кому поручить срочный поход, даже о том, что и как отвечать царям на их послания. Компетенция сената расширялась и за счет передачи ему полномочий других органов. Так, известно, что Тиберий перенес выборы магистратов из комиции в сенат, что меняло самые основы государственного права. Магистраты должны были и отчитываться перед сенатом. Принцепс проявлял и внешнее уважение к сенату: в здание сената он входил без эскорта, вставал при консулах, не выступал первым, что часто воспринималось как лицемерие. «Либеральные» традиции отношений Тиберия с сенатом сохранялись и во второй период правления: сенат разбирал ряд вопросов провинциальной политики, именно он решал дела об оскорблении величия и др. Вместе с тем, монархические тенденции явно усилились, Тиберий по всем принципиальным вопросам мог настоять на своем мнении. Увеличение числа процессов против сенаторов свидетельствовало о росте могущества принцепса и, по замечанию А.Б. Егорова, «учило» сенат лояльности. В 28 г. Тиберий уехал на Капри и не мог лично участвовать в заседаниях, посылая вместо этого письма сенату. Таким образом, он перестал быть «первым сенатором» и приобрел роль хозяина, дающего приказы из своей резиденции.

Калигула в начале своего правления дал обещание править вместе с сенатом, однако, вскоре противопоставил себя сенату в целом, первым из принцепсов заявив о своей враждебности ему. Ярким примером этого противопоставления может служить отказ принцепса принять посольство сената во главе с собственным дядей - Клавдием. Чтобы старый орган управления римского государства не мог ему противодействовать, Калигула отобрал у него африканский легион, лишив его всякой вооруженной силы. Во время своего возвращения из неудавшегося британского похода он издал эдикт, в котором отказывался от звания принцепса и заявлял, что вернулся не к сенату, а только к всадникам и к народу. Этот эдикт разрывал систему Августа, построенную на взаимодействии принцепса и сената и их идеологическом единстве при доминировании принцепса. Можно согласиться с мнением А.Б. Егорова о том, что тем самым Гай «демонстрировал провозглашение абсолютной монархии, и его действия явились государственным переворотом». После раскрытия очередного заговора (40 г.) против принцепса последний заявил о примирении с сенатом, который в ответ на это заявление и объявил Калигулу богом. Примирение не только не привело к возвращению системы диархии, но наглядно показало, кто в действительности руководит государством.

Отношения Клавдия с традиционным республиканским органом были сложными, уже потому, что сенат пытался противодействовать приходу нового принцепса к власти. Являясь уже главой государства, Клавдий опирался в основном на служилое незнатное сенаторство и имперскую знать, тем более что из этой среды вышло немалое количество талантливых полководцев и администраторов. Император стремился ослабить враждебную ему старо-италийскую аристократию, приветствуя «добровольный» уход из сената его обедневших членов и удаляя упорствующих. Полномочия сената были существенно ущемлены передачей права полной судебной юрисдикции провинциальным прокураторам императора. В 47 и 48 гг. Клавдий вместе с П. Вителлием исполнял должность цензора, что символизировало намерение провести ревизию состава сената, и, таким образом, демонстрировало возможность принцепса воздействовать на это республиканское учреждение. Специальным эдиктом принцепс запретил «утренние приветствия» сенаторов, чтобы уменьшить их влияние в обществе, хотя приветствия и не относились к делам государственной важности. Таким образом, несмотря на внешние знаки уважения, оказываемые сенату, «диархия» сената и Клавдия фактически не сложилась - принцепс занимал явно главенствующее положение.

Нерон обещал сохранить за сенатом его древние обязанности, предоставив ему управление Италией и сенатскими провинциями. С первых же дней нового принципата старый республиканский орган смог, наконец, опять издавать самостоятельные постановления. Первыми из них было запрещение платной адвокатуры, с тем, чтобы только сенаторы могли вести судебные процессы, и отмена обязательства давать дорогостоящие гладиаторские игры лицам, избранным в квесторы. Впоследствии ряд обедневших сенаторов получил от казны ежегодное содержание, в сенат были возвращены некоторые лица, исключенные из него в период принципата Клавдия. Престиж сената поддерживался и тем, что в его состав перестали зачислять сыновей вольноотпущенников. В 54 г. на его заседаниях решались практически все существенные государственные вопросы: подготовка войны с Парфией, отношения между магистратами и др. Сенат был объявлен высшей судебной инстанцией, пересматривавшей все судебные решения. Налог за пересмотр сенатом решения приравнивался к сумме, вносившейся в случае апелляции к императору.

Есть примеры, свидетельствующие об относительной самостоятельности сената даже во второй половине правления Нерона. При рассмотрении дела Антистия «об оскорблении величия» большинством голосов было принято решение об изгнании подсудимого и конфискации имущества, хотя было известно, что император требовал смертной казни. Вынесенное постановление было оставлено в силе и после того, как Нерон прислал письмо с ироническим указанием, что сенат волен не только смягчить приговор, но и совершенно оправдать обвиняемого.

Тем не менее, сенат и в первые годы правления Нерона не превратился в высший орган государства. Курс Нерона в отношении сената отличался от курса Августа тем, что воспринимался и принцепсом, и республиканскими учреждениями, как акт доброй воли принцепса. Император мог, когда хотел, диктовать свою волю сенату, особенно если это касалось важных дел. Например, когда по инициативе сената был поднят вопрос об обратном обращении в рабство вольноотпущенников, если они дерзки со своими бывшими хозяевами, Нерон ответил сенату отказом. Вмешательство императора предотвратило также санкционированное сенатом изъятие земель у киренских землевладельцев.

Флавий Веспасиан признавал большую роль сената в государственных делах, но сам находился как бы «над ним», о чем, в частности свидетельствуют слова Светония: «он произвел смотр сенату, удалив негодных и включив в списки самых достойных из италиков и провинциалов». Сохранил добрые отношения с сенатом и Тит, чего нельзя сказать о Домициане, который «многих сенаторов отправил на смерть». Но явных свидетельств о самостоятельной роли сената в период принципата Флавиев нет.

Таким образом, можно сделать вывод, что в период правления Юлиев-Клавдиев и Флавиев сенат оставался значимой политической структурой, сохранившей за собой многие важные полномочия. В частности, за ним оставалось право на законодательное регулирование сроков военной службы и размеров вознаграждения, что обусловливало связь сената с армией. Развивалась законодательная деятельность сената. А.Б. Егоров определяет статус сената как положение органа с известной автономией и самостоятельной властью, реальное подчинение которого было более полным, чем его формальная фиксация. Обладая реальной и юридической властью, традиционный республиканский орган управления римского государства вынужден был, вместе с тем, считаться с принцепсом, а точнее - императором, реально располагающим войсками. И степень самостоятельности сената во многом зависела от воли императора, который, в свою очередь, мог считаться или не считаться с ним.

Сохранялись в рассматриваемый период и традиционные римские магистратуры. Тиберий, по словам Светония, оставил за должностными лицами их прежние величие и власть. Сохранение величия магистратов выражалось, например, в том, что он вставал перед консулами и уступал им дорогу. В.М. Хвостов, характеризуя положение государственных учреждений при Тиберий, отмечает следующие основные моменты: praefectura urbus стала постоянной должностью и заслонила значение прочих магистратов в городе, избрание должностных лиц со времени правления Тиберия перешло к сенату, хотя за народным собранием до III века н.э. сохранялось право утверждать их посредством acclamatio. Важным показателем изменений в этой области является то, что место выборов определял принцепс. Кроме того, Тиберий считал, что назначенные магистраты не должны удаляться из Рима, и его указание выполнялось. Принцепс мог вмешаться и в деятельность магистратов, «чтобы предотвратить злоупотребления».

Калигула во время своего недолгого правления ничего нового в области замещения или прохождения магистратур не создал. Придя к власти, он попытался вернуть магистратам их прежнее положение, в частности, он разрешил должностным лицам свободно править суд, ни о чем его не запрашивая, а выборы вновь перенес в народные собрания, но последовавшие за тем изменения в характере власти свели эти установления на нет.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910




Интересное:


Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР
Государство и церковь во второй половине XVI-XVIII
Большая общеевропейская война и финансово-экономический потенциал России 19-20 век
Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
Государство и церковь в XVII столетии
Вернуться к списку публикаций