2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Правление Октавиана Августа



Правление Октавиана Августа


Уже с начала первого века до нашей эры, а особенно со времен первого триумвирата, значение римских политических деятелей, претендующих на особое влияние, основывается на их связи с провинциями. Источники, касающиеся политики Августа по отношению к провинциям, ограничены. Большое значение в связи с этим имеют данные нумизматики: легенды и изображения на монетах, о чем более подробно говорится в других разделах работы. В RGDA о провинциях речь идет в четырех случаях. Август говорит о том, что в провинциях он платил за те земли, которые отводились ветеранам, о том, что он оказал материальную помощь провинциям, о возвращении украшений в храмы провинции Азия, и, наконец, о том, что перед Актийской войной ему присягнули провинции: Галлия, Испания, Африка, Сардиния и Сицилия. Все эти высказывания свидетельствуют о том, что Август отводил провинциям весьма заметную роль. Исследуя обращения принцепса к городам, мы находим, в частности, обещание городу Розосу сохранить привилегии «ради наварха Селевка, который сражался в течение всей войны и своими поступками показал преданность и верность». Это и другие подобные выражения отражают определенную зависимость городов от принцепса.

По мнению СЛ. Утченко, несоответствие республиканского государственного аппарата новым задачам, его непригодность и устарелость острее и ярче всего проявились в системе управления завоеванными областями и провинциями; система эта была «варварски примитивной и абсолютно нерациональной». При Августе она претерпела определенные изменения, хотя по форме для многих провинций оставалась прежней. Одна из причин такой стабильности заключалась в том, что управление провинциями всегда составляло одну из статей доходов сенаторской знати, и поскольку Август не хотел вступать в конфликт с последней, он не мог отобрать этой важной привилегии. Но отдать в распоряжение сената все провинции со всеми находившимися в них войсками означало бы лишение принципата основной его опоры - войска, и поэтому Август оставил за собой пограничные провинции, в которых находились подвластные ему легионы.

Разделение провинций между правителями Рима мы встречаем во времена обоих триумвиратов, этот же принцип остается и при Августе. 13 января 27 г. до н.э. провинции были разделены на сенатские и императорские. Пограничные (именно те, которые были поделены в Луке между первыми триумвирами) отошли к императору, а провинции старые, замиренные, оставались в распоряжении сената. Императорские провинции управлялись теперь особыми легатами с пропреторским званием, которые назывались legatus pro praetore, и которым были подчинены войска, находившиеся в провинции. Легаты назначались Августом из лиц сенаторского сословия. Большей частью избирались для этой цели те, кто прошел претуру или консулат. Провинции Реция, Норик и Иудея управлялись прокураторами из всаднического сословия. Особое положение занимал Египет - он считался доменом императора и управлялся префектом (также из всадников). В сенатских провинциях основы управления формально оставались прежними: Азия и Африка управлялись проконсулами, в остальные провинции посылались пропреторы. Как правило, пропреторы назначались через пять лет после того, как они занимали должность претора в Риме. Большей частью проконсулы и пропреторы оставались в своей должности год, но иногда их полномочия продлевались. Об этом свидетельствует, например, одна из надписей, повествующая, что П. Паквий Сцева стал во второй раз проконсулом Кипра вне жребия, на основании auctoritas principis и сенатского решения.

Разделение провинций на сенатские и императорские не было полным и безусловным, на что, в частности указывает приведенная выше надпись. Н.А. Машкин предполагает, что Август имел право вмешательства в дела сенатских провинций. По мнению, В.М. Хвостова, jus proconsular давало императору право наблюдать за управлением provinciae senatus. Эдикты Августа из Киренаики содержат распоряжения Августа, обращенные к проконсулу Крита и Киренаики, составлявших особую сенатскую провинцию. Август дает совершенно определенные распоряжения проконсулу, во втором эдикте прямо сказано «приказываю». Очевидно, в силу той власти, которую получил Август в 23 г., когда ему был предоставлен imperium maius, а также в силу своей auctoritas Август имел право вмешательства и в дела сенатских провинций. На основании эдиктов из Киренаики мы можем заключить, что принцепс устанавливал формы управления отдельными провинциями, регулировал вопросы, касавшиеся местного самоуправления.

При увеличении роли и значения провинций, италоцентристский характер римского государства все же сохранялся. Политическое значение провинций постепенно изменялось: из «поместий римского народа», как выразился Цицерон, они превращались в части единого политического целого.

Таким образом, явно прослеживаются два аспекта изменений в области управления провинциями, тесно связанные с изменением концепции власти. Во-первых, часть провинций оказалась непосредственно подчиненной принцепсу. Во-вторых, он же регулировал систему провинциального управления в целом. Следовательно, в данной области происходила централизация управленческих функций. А форма государственного устройства Рима, несмотря на наличие прав и привилегий у отдельных муниципий и городов, оставалась унитарной.

Выбор методов осуществления политической власти осуществлялся принцепсом взвешенно и осторожно, с опорой на республиканские традиции. К таким «республиканским» методам относится создание главе государства особо авторитетного положения, в частности, при помощи различных почетных титулов.

Из всех титулов Октавиана Августа титул принцепса с позиций официальной идеологии больше всего соответствовал положению в государстве, основанном на его auctoritas. Август и его преемники в неофициальных документах называются обычно принцепсами (например, у Тацита). Милан Бартошек отмечает, что этот республиканский термин Август неофициально использовал в смысле «первый гражданин римского государства». Хотя титул «принцепс» не закреплен ни в одном из дошедших до нас юридических актов тех лет, термин этот, как отмечает И.В. Нетушил, прочно вошел в политический лексикон того времени. Красноречивое свидетельство - RGDA, где римский император неоднократно называл себя «princeps». В.М. Хвостов, считая название princeps согласным с республиканскими традициями, говорит, что юридически принцепс являлся магистратом, получающим imperium от народа, но этот imperium в отличие от республиканского не был ограничен местом и временем. Г.С. Кнабе считает принципат магистратурой, превратившейся впоследствии в пожизненный статус. Вместе с тем, источники вообще не подтверждают наличия какого-либо imperium у принцепса сената республиканского периода. По мнению А.Б. Егорова, термин princeps выражает общую идею первенства. Придавая большое значение термину «принцепс», Август действовал как реставратор. Понятие это получало при нем то значение, какое оно имело во времена Квинта Фабия Максима и Сципиона Старшего, когда princeps senatus был лицом, не имевшим каких-либо полномочий, но как первый сенатор обладал особым влиянием и нередко, пользуясь своим авторитетом, направлял внутреннюю и внешнюю политику Рима. Следовательно, титул принцепса в определенной степени заключал в себе нравственную основу власти.

Другой титул Октавиана Августа - Imperator - в республиканскую эпоху не связывался с представлением о каких-либо особых полномочиях. Он давался войском или сенатом полководцу-победителю и сохранялся им от победы до конца триумфа. Впервые постоянно сохранил за собой титул императора Сулла, а затем этим почетным титулом пользовался и Цезарь, употребляя его, очевидно, в качестве praenomen. Август впервые был провозглашен императором после Мутинской битвы, т.е. в 43 г. до н.э. Около 40 г. он поменял свое имя и стал зваться не Iulius Caesar Octavianus, a Imperator Caesar. Титул императора стал, таким образом, преноменом, причем наряду с ним, в полной титулатуре повторяется, что Август был провозглашен императором в такой-то раз (за всю жизнь Август 21 раз провозглашался императором).

Титул в качестве praenomen как бы перешел к Августу по наследству от Цезаря, также именовавшегося императором, подобно тому, как старший сын получал обычно praenomen отца. Одновременно он заключал в себе обобщенное представление о верховной власти, признанной войском или даже полученной от войска. Таким образом, одно слово - imperator - указывало на два источника получения власти: от армии и от отца (пусть и не настоящего, а только усыновителя).

По-гречески термин «император» издавна переводился во всех документах как «автократор». (Впоследствии - после Тиберия - предоставление верховной власти тому или иному лицу было напрямую связано с провозглашением его императором, а с течением времени, видимо, уже после Юлиев-Клавдиев, императором называют лицо, стоящее во главе государства.) По словам Диона Кассия, титул императора, предоставленный Августу сенатом, имел нетрадиционное значение: он был пожизненным и обозначал высшую власть, не случайно историк именно с этого времени считает начало римской монархии. Но это была не реальная юридическая ситуация первого века до нашей эры, а ее понимание Дионом Кассием с точки зрения своего времени.

Титул императора, постепенно вытеснявший титул принцепса и заменявший его в политической терминологии, для Августа был важен еще и потому, что, создавая особую связь с войском, он не был ограничен какими-то особыми правилами, так как и не предполагал ранее гражданской власти носителя. Единственное ограничение - прекращение его после триумфа, - было обойдено включением титула в состав имени.

В 27 г. до н.э. по предложению Мунация Планка Августу был присвоен сенатом почетный эпитет Augustus и как особый cognomen вошел в состав нового имени наследника Цезаря. По-гречески Augustus переводился неизменно как «священный, достойный поклонения». Прежде этот эпитет относился лишь к сакральным объектам (храм, освященное место), теперь же он был дан человеку. Эпитет «Augustus» не являлся титулом или выражением полномочия, его роль в формировании монархии обусловлена тем, что он связан с первым легендарным царем Рима.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Правление Октавиана Августа
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Вернуться к списку публикаций