2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Правление Октавиана Августа



Правление Октавиана Августа


Политика и идеология как отражение формы государства

Для понимания сущности власти большое значение имеет вопрос преемственности. В исследовательской и популярной литературе о принципате достаточно часто употребляется понятие «династическая политика». Действия Августа, направленные на обеспечение преемственности власти, рассматриваются обычно как одно из свидетельств его монархизма. Так, Н.А. Машкин считает, что фактическое признание монархии влекло за собой и признание права императора передавать власть по наследству. Приходу Октавиана к власти, действительно, в большой степени способствовало то, что он - сын божественного Юлия (строго говоря - усыновленный внучатый племянник). Он в течение года был начальником конницы у Цезаря, пославшего его туда для воспитания и обучения в военном деле с тем, чтобы племянник мог сопровождать его на войне; юношу знало и любило войско Цезаря; он получил военные награды в африканском триумфе своего дяди, хотя по молодости лет в войне не участвовал. Наследник Юлия Цезаря был охотно поддержан легионами в его притязаниях на власть.

После того, как он сам встал фактически во главе государства, члены его семьи приобрели особое положение. В RGDA Август не забывал подчеркнуть, что тот или иной важный политический акт совершен его близкими родственниками. Первые два брака Октавиан заключил по политическому расчету (в целях сближения с Антонием и Секстом Помпеем). В результате «династических» браков Август породнился с выдающимися патрицианскими и плебейскими сенаторскими родами: Клавдиями Неронами, Клавдиями Марцеллами, Эмилиями Павлами, Эмилиями Лепидами, Домициями Агенобарбами. Единственным человеком незнатного происхождения, допущенным в семью Августа, был Марк Випсаний Агриппа. Опасным претендентом на власть Октавиану Августу казался Цезарион, что также косвенно свидетельствует о признании императором династического принципа передачи власти.

Перечисленные факты, которые обычно принимаются во внимание при рассмотрении вопроса о династической политике, сами по себе указанную политику не составляют. Несравнимо большее значение имеет подготовка самим Августом преемников своей власти. Первые попытки обеспечить преемственность он начал предпринимать сразу после провозглашения восстановления республики. Не имея сыновей, принцепс стал привлекать к государственным делам ближайших родственников, что соответствует общепринятому представлению о династической политике как передаче монархической власти внутри семьи. Сначала Август приближает к себе сына своей сестры Октавии Марцелла. Во время своих триумфов Август раздавал народу деньги от имени Марцелла, чтобы сделать его популярным. В 25 году до н.э. Марцелл женился на Юлии, дочери Августа. Сенат даровал чрезвычайные почести Марцеллу и Тиберию Клавдию Нерону, как особо отличившимся в испанских походах. Восемнадцатилетним юношей Марцелл получил место в сенате в пропреторском ранге и разрешение в обход законов через 10 лет добиваться консульства, а также право занимать все посты за 10 лет до установленного возраста. Однако, тяжело заболев, принцепс передал свои полномочия другим лицам (не Марцеллу). В 23 г. до н.э. Марцелл стал курульным эдилом и устраивал при поддержке Августа игры, отличавшиеся невиданной пышностью. Через два года после женитьбы на Юлии юный зять Августа умер. В смерти Марцелла обвиняли жену Августа Ливию, стремившуюся расчистить путь к власти для своего сына Тиберия. Вероятно, такие обвинения не имели под собой фактического основания, но они передают атмосферу «дворцовых интриг», - действительную либо нагнетаемую историками.

Затем в качестве преемника власти принцепса намечался его сподвижник и друг Марк Випсаний Агриппа. Агриппа всегда был на первых ролях и как полководец (хотя он постоянно отказывался от триумфов), и как политик и государственный деятель. Дион Кассий вложил в уста Агриппы яркую речь республиканского содержания, вероятно, на основе его отдельных республиканских высказываний, практическое значение которых вряд ли стоит преувеличивать. Республиканизм Агриппы, также как и то, что он происходил из незнатного рода, несколько противоречит представлению о нем как о предполагавшемся монархе. Но, обладатель несметных богатств и земель в Сицилии, владетель Херсонеса Фракийского, известный своими многочисленными постройками, человек в высшей степени популярный, имевший репутацию наилучшего из современников, занимавший высшие государственные должности (в частности, он два года подряд - в 28 и 27 годах - был консулом) Агриппа, по-видимому, и сам видел себя естественным преемником Августа. Отметим, что к «династии» он в то время никакого отношения не имел, не случайно, когда возвысился Марцелл, Агриппа был удален из Рима. В 21 году Агриппа женился на Юлии и до самой своей смерти был фактическим соправителем Августа. И.Ш. Шифман считает, что Август был твердо намерен сделать Юлию императрицей, и брак с нею был своего рода залогом прихода в будущем к власти; это мнение несколько спорно, но весьма показательно. В честь Агриппы возводились города, один из понтийских городов стал называться Агриппия Кесария. Как соправитель Августа, Агриппа чеканил монету со своим изображением. Перед Пантеоном рядом со статуей Августа он поставил свою собственную. В 18 г. до н.э. Агриппа получил трибунскую власть, аналогичную власти Августа, сроком на пять лет, которая в 13 году была продлена еще на пять лет. Кроме этого, он получил империй - верховную военно-административную власть сначала на Востоке, а потом и на Западе. Но через непродолжительное время и Агриппа скоропостижно скончался.

В качестве своих преемников Август наметил детей Агриппы и Юлии: Гая и Луция, которых усыновил. Однако он ничего не сделал для возвышения других их детей: Агриппы Постума и Юлии Младшей. Гай и Луций воспитывались при дворе Августа и раньше, чем полагалось по законам, получили право присутствовать в сенате. Магистратуры они также проходили ранее обычного возраста, в частности, консулами были избраны в 15 лет, выполняли они и отдельные ответственные поручения. Они получили от всадников почетный титул начальников юношества (princeps iuventutis), серебряные щиты и копья. Их портреты чеканились на монетах. Юноши в отличие от своего отца не имели личных заслуг, и их высокое положение могло объясняться только происхождением.

После смерти Гая и Луция Август приблизил к себе пасынка Тиберия. До этого Тиберий также не оставался без внимания принцепса, но проявления интереса к нему носили эпизодический характер. Еще в 25 году после удачного испанского похода сенат даровал ему (вместе с Марцеллом) чрезвычайные почести. Тогда же ему было предоставлено право занимать магистратуры за 5 лет до достижения необходимого возраста: в восемнадцатилетнем возрасте он был избран квестором. Положение Тиберия упрочивалось благодаря его военным успехам, в последнее десятилетие принципата Августа он был самым видным полководцем Империи. В 12 году до н.э., т.е. за восемь лет до смерти второго из «сыновей» Августа, Тиберий женился на Юлии, причем не по своему желанию. Возможно, брак Тиберия и Юлии был призван устранить вражду между

Ливией и Юлией, каждая из которых стремилась упрочить влияние своей семьи. В 4 г до н.э. (т.е. сразу после смерти Гая) Тиберий был усыновлен, ему была предоставлена tribunicia potestas, и он неоднократно выполнял важные военно-политические поручения Августа. Так, в 14 г. он вместе с Августом проводил ценз сената и перепись населения. К моменту смерти принцепса Тиберий обладал двумя важнейшими полномочиями: проконсульским империем и трибунской властью.

Переход к Тиберию положения фактического главы государства открыл новый монархический аспект власти принцепсов, и в этом смысле явился одним из важнейших эпизодов в истории раннего принципата. Воля принцепса сделать своим преемником во всех делах именно Тиберия предельно ясно выражена в его завещании, хотя формально в нем говорится только о передаче имущества, и юридически завещание принцепса и усыновление им своего пасынка не имели отношения к передаче власти. В то же время был по возможности соблюден республиканский церемониал, выразившийся в предоставлении Тиберию полномочий по настоянию сената, что соответствовало как политическому мировоззрению правящего класса, так и ценностям, которыми руководствовался принцепс. Как считает И.Ш. Шифман, поиски Августом наследников и вынужденное, за отсутствием других кандидатур, назначение Тиберия показывают, что официально провозглашенная реставрация Республики в Риме «обернулась установлением режима наследственной монархии». Приблизительно такого же мнения придерживаются и некоторые другие исследователи. Вместе с тем, при внимательном рассмотрении материала, не складывается впечатления ярко выраженной династической политики: Август выдвигал вперед своих внуков и пасынков, но все выдающиеся деятели республиканской эпохи заботились о передаче наследникам не только своего материального достатка, но и по мере возможности - высокого общественного статуса; принцепс приблизил к себе талантливого государственного деятеля, как это сделал бы любой руководитель; он решал вопрос о замужестве дочери со своих позиций, как любой отец, хотя, возможно, это была и попытка (неудавшаяся) создать династию.

Принцепс действительно стремился обеспечить передачу полномочий и своего исключительного положения в государстве кому-либо из членов своей семьи. Но назвать это «династической политикой» в полном смысле нельзя по следующим причинам. Во-первых, правитель государства не был монархом в формально-юридическом смысле, а династия предполагает передачу именно монархической власти. Во-вторых, браки Августа, даже заключенные по политическому расчету, не обнаруживают «династических» целей; не имея детей от Ливии, он не собирался, тем не менее, вступить в новый брак. В-третьих, принцепс выбирал преемников, руководствуясь не только степенью родства, но прежде всего соображениями государственного порядка (яркий пример тому - Агриппа). По справедливому замечанию Я.Ю. Межерицкого, Августа беспокоила не «чистота крови», а судьба «восстановленной республики». И наконец, в-четвертых, переход власти от Августа к Тиберию был обеспечен благодаря тому, что он уже занимал исключительное положение в государстве. Права наследования верховной власти в период раннего принципата не существовало. Итак, династическая политика как таковая в рассматриваемый период еще не прослеживается, но определенные шаги к будущему «престолонаследованию» уже сделаны.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Традиции и новаторство местного самоуправления в России
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Лыцарство
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Влияние традиций на управление сферой культуры на пороге ХXI века: история, современность, прогнозы на будущее
Вернуться к списку публикаций