2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Правление Октавиана Августа



Правление Октавиана Августа


Отмеченные факты отступления от республиканских традиций не могли не быть замечены консервативно настроенной аристократией и, следовательно, вызывали недовольство, которое, впрочем, не проявлялось слишком ярко. Вероятно, именно невозможность полного совмещения соблюдения всех республиканских установлений относительно консулата и эффективного решения поставленных объективными условиями задач побудила Октавиана Августа отказаться от этой магистратуры. Вместе с тем, тринадцать консульств так же, как и другие магистратуры принцепса, внесли определенный (и немалый) вклад в формирование образа «республиканского» правления и одновременно способствовали укреплению режима личной власти Октавиана Августа.

Итак, можно сделать наблюдение, что юридически власть Октавиана в течение почти всего периода его правления базировалась на слегка видоизмененных республиканских государственно-правовых основаниях: консульской власти, tribunicia potestas и imperium proconsulare, дополненных и другими правомочиями. Налицо концентрация власти в ругах принцепса.

Рассмотрим положение старых римских государственных учреждений, сохранявшихся если не в течение всего периода принципата, то, во всяком случае, при жизни Августа, и их взаимоотношения (фактические и юридические) с принцепсом.

Соотношение власти сената и принцепса является одним из ключевых вопросов структуры принципата. Основными концепциями, описывающими и объясняющими это соотношение, являются теория «диархии» Т. Моммзена, теория о соглашении двух неравных сил, теория сплава подчинения и партнерства. Встречаются и более крайние позиции, но они имеют скорее эмоциональное, чем фактическое и юридическое обоснование.

Август, несомненно, считался с сенатом, о чем, в частности, свидетельствуют многочисленные ссылки на этот авторитетный республиканский орган в RGDA, но вместе с тем он стремился держать деятельность сената под контролем. Возможность этого контроля проявлялась многопланово. Она заключалась, во-первых, в праве на relatio, т.е. в том, что он мог ставить один вопрос на голосование, самостоятельно, без участия консулов. В 22 г. до н.э. Августу было дано равное с консулами право созывать сенат и председательствовать в нем, что позволяло ему ставить на голосование уже неограниченное количество вопросов. Август даже имел преимущество перед консулами, так как на основании своих трибунских правомочий мог наложить интерцессию на предложения консулов, что вынуждало их предварительно согласовывать с ним свои relationes.

Август провел реформы, которые упорядочили сенатские заседания: сенат должен был собираться два раза в месяц (в иды и календы), устанавливался кворум для различных сенатских заседаний, повышался штраф за отсутствие и опоздание. Без согласия принцепса сенаторы не могли оставлять город. Право созыва сената оставалось, помимо принцепса, за консулами, преторами и народными трибунами. В тех случаях, когда заседание созывалось Августом, и когда по его предложению принимались какие-либо постановления, трибунское veto не имело своего обычного значения.

Компетенция сената, как и во времена республики, не была определенно очерчена, но в ней произошли изменения. Сенат получил некоторые функции, бывшие ранее у народного собрания (законодательные, судебные), другие же (контроль над финансами, набор войска и т.д.) отошли от него к императору. К сенату переходит разбор дел по особо важным преступлениям. Так, например, в сенатском постановлении, известном из Киренской надписи, содержится решение об организации особых комиссий для разбора дел о вымогательстве в провинциях (de repetundis) только в тех случаях, когда от провинциалов поступали жалобы. Первый эдикт из Киренаики устанавливает временной порядок уголовного судопроизводства. «Пока сенат не вынесет какого-либо решения или я (т.е. Август) не найду чего-либо лучшего». Следовательно, такой важный вопрос, как судопроизводство в сенатской провинции, может быть разрешен как сенатом так и принцепсом. Таким образом, сферы компетенции сената и императора при Октавиане Августе еще не были четко разделены. Формально сенат ведал и делами внешней политики, но с 23 года и они перешли, фактически, к императору. Решение сената приобрело силу закона, хотя при Августе некоторые вопросы ставились по-прежнему на комициях. Вместе с тем, к сенатским постановлениям приравнены были решения принцепса, принятые вместе с близкими ему людьми.

Август принимал самое непосредственное участие в формировании состава сената, проводя так называемые «lectiones senatus», то есть составляя списки сенаторов. Lectiones были одним из главных средств упрочения влияния Августа на высшие слои римской знати. В 29 г. Октавиан предложил сенаторам, происхождение или прежний образ жизни которых не соответствовал высокому званию члена сената, самим выйти из его состава, причем негласно. Совету Августа последовало всего 50 человек. Тогда Октавиан заставил 140 человек выйти из сената, а имена их были опубликованы. Таким образом, из состава сената было выведено 190 человек. В то же время известно, что во время последней войны с Антонием на стороне Октавиана было свыше 700 членов сената, общее же число сенаторов в это время превышало 1000 человек, следовательно, 300 сенаторов Октавиана не поддерживало. Исходя из этих фактов, можно предположить, что в 29 году из состава сената были исключены люди не только низкого происхождения или ненадлежащего поведения, но и лица, обязанные своим возвышением Антонию либо поддерживавшие его в годы гражданской войны. Хотя сенат и утратил часть былого значения, покидать его никто не хотел. В 18 году многие из тех, кто лишился положения сенатора, обращались к Августу с просьбой разобрать их дело. Некоторых Август восстановил, другим разрешил носить сенаторскую одежду и добиваться магистратур, с тем, чтобы войти в состав сената. Это успокоило многих, так как, по-видимому, ценилось, прежде всего, не участие в политической жизни, а принадлежность к высшему сословию. Данные, касающиеся второго lectio, проводившегося в 18 г. до н.э., также показывают, что Август стремился освободиться от своих политических противников в сенате. Что же касается lectio 12/11 г. до н.э. и пересмотра списка сенаторов особой комиссией в 4 г. н.э., то они не внесли изменений в состав сената: эти мероприятия, по мнению Н.А. Машкина, должны были подчеркнуть согласие между сенатом и принцепсом. Однако, отношения принцепса с сенаторами не всегда и не во всем были дружественными. Светоний, ссылаясь на Кремуция Корда, сообщает, в частности, что сенаторов допускали к Августу лишь поодиночке и обыскав.

При Августе в 27 г. до н.э. был создан ив 12 г. н.э. преобразован новый совещательный орган - consilium principis, ставший связующим звеном между принцепсом и сенатом. В его состав вошли консулы, по одному представителю от других магистратов и пятнадцать сенаторов, избранных по жребию сроком на полгода. По поводу создания данного органа Г. Ферреро говорит следующее: «сделалось так трудно собирать сенат, что, чтобы не управлять империей одному и от своего имени, Август должен был прибегнуть к этому крайнему средству». Однако, думается, что главной причиной создания нового органа был не столько абсентеизм сенаторов, сколько невозможность решения множества вопросов государственного управления голосованием нескольких сотен по-разному настроенных людей. Окончательно consilium principis сформировался уже при Адриане.

В Киренской надписи мы находим указание на принятое при Августе сенатское постановление, проект которого был предварительно разработан в совете принцепса, докладывали же его консулы. Согласно пятому эдикту, порядок рассмотрения дела, касающегося безопасности союзников, был следующим: проект подготавливал consilium principis; на обсуждение он был поставлен консулами, причем в их докладе указывалось, что это делается по желанию принцепса; принцепс вместе с другими подписывал принятое постановление; после этого сенатское решение публиковалось Августом в качестве эдикта и рассылалось по провинциям, причем Август ставил себя как бы наравне с сенатом: «Чтобы было ясно, какую заботу прилагаем мы: я и сенат».

Таким образом, юридически, сенат превратился из совещательного (при магистратах) учреждения в высшее законодательное и судебное учреждение римского государства, фактически же он оставался совещательным органом при принцепсе. Отмеченные обстоятельства повлекли заметный уже в этот период абсентеизм среди сенаторов. Диархия сената и принцепса, безусловно, существовала, но не была абсолютной, преобладание принцепса сдерживалось благодаря стремлению римского общества сохранить прежние республиканские ценности.

При Августе продолжали собираться и комиции. У них остались законодательные функции, хотя аналогичные правомочия появляются и у сената, и у принцепса. Известны законы, принятые на комициях по предложению Августа (Leges Iuliae) или других магистратов. И все же, «комиции постепенно сходили со сцены, уже не представляя ни населения Рима, ни населения Империи». Август, стремясь к внешнему возвращению выборам магистратов их прежнего значения, подтвердил и даже усилил наказания за подкуп избирателей; это, однако, не помешало ему в некоторых трибах раздавать на выборах по 1000 сестерциев.

Принцепс, как носитель трибунских полномочий, обладал определенными правами по отношению к комициям. Во-первых, он мог собирать трибутные комиции и председательствовать в них, во-вторых, имел право проводить через народные собрания свои законопроекты и, в третьих, влиял на выборы должностных лиц в комициях. Последнее могло происходить путем номинации, т.е. признания лица законным кандидатом на выборную должность, и коммендации - на основе права рекомендовать желательное для него лицо. Как отмечает Г. Ферреро, сами комиции теперь, когда выборы были сведены к простой формальности, были фактически забыты теми, кто должен был принимать в них участие: никто не являлся более подавать свой голос.

Судебные функции комиций также утратили. Как отмечает В.М. Хвостов, lex Julia judiciorum publicorum отняла у комиций последние остатки уголовного суда, перешедшего отчасти в quaestiones perpetuae, отчасти к сенату. Из всего сказанного можно сделать вывод об утрате комициями того значения, какое они имели согласно республиканской конституционной традиции.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


Кустари в теории, стратегии и тактике большевиков от империализма до НЭПа
Лыцарство
Великая отечественная - людские потери России
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Британский парламентаризм в оценке Московских ведомостей (60-80-е 19 века)
Вернуться к списку публикаций