2009-07-08 00:32:02
ГлавнаяИстория и историография — Правление Октавиана Августа



Правление Октавиана Августа


Принцепс в системе должностных лиц и органов государства

Государственно-правовое оформление власти римских принцепсов - вопрос, служащий основанием для построения всех основных концепций принципата. Формализм всегда являлся одной из основных черт римского права, как частного, так и публичного. И, хотя в определенной мере можно согласиться с утверждением Н.А. Машкина о том, что магистратские полномочия составляли не существо власти принцепса, а лишь ее оформление, тем не менее не следует забывать и о том, что содержание немыслимо без формы, тем более в Риме -без юридической формы. Оформлению власти всегда придавалось большое значение, и роль «конституционных» элементов определяла степень преемственности организации власти периода принципата и предшествовавшего периода. Узурпация власти Суллой и Цезарем прикрывалась диктатурой, чрезвычайные полномочия вторых триумвиров базировались на законе Тиция, проведенном народным собранием. И Помпей, и Цезарь, обладавшие недопустимо большой (с точки зрения приверженцев республиканской формы правления) властью, черпали ее как бы из совмещения нескольких традиционных полномочий. По этому же пути шел и Август: власть его основывалась на соединении различных магистратур, не соединимых в годы классической Республики.

На протяжении своего правления Октавиан Август неоднократно занимал различные должности, а также осуществлял отдельные, не связанные с ними, полномочия. В 43 г до н. э. он стал триумвиром. С 31 до 23 г. до н. э. (т.е. семь лет подряд) избирался консулом. В 29 году на основе специально полученного консульского imperium он провел ценз (который до этого не проводился в течение 42 лет) и составил новый список сенаторов, в котором оказался первым (princeps senatus). В 27 году ему был поручен надзор за делами, нуждающимися в попечении, а также командование войсками и заведование теми провинциями, где стояли легионы, полномочия эти за счет последующих неоднократных продлений оставались у Августа до конца его жизни. В 23 году он консулом не был избран, но получил от сената пожизненную трибунскую власть с правом вносить предложения на сенатских заседаниях, тогда же ему была дана «на вечные времена» проконсульская власть, которая не слагалась при пересечении черты померия. В 23 году Августу были предоставлены чрезвычайные полномочия по снабжению Рима продовольствием. В 19 году Август получил знаки консульской власти, двенадцать ликторов, право занимать место между двумя консулами; в том же году (т.е. в 19), и позднее - в 18 и 11 годах он назначался попечителем нравов и законов. С 13 года решения, принятые Августом вместе с коллегой, были приравнены к постановлениям сената. В 12 году его избрали верховным понтификом, что не давало, строго говоря, государственно-властных функций, но, тем не менее, имело большое значение в сфере управления делами государства. После этого официальные правомочия Августа уже не расширялись, а рост его политической власти происходил за счет сокращения реальных полномочий народного собрания, сената и магистратов, а также формирования императорского совета и бюрократического аппарата императорских чиновников. В 5 и 2 гг. Август вновь избран консулом; тогда же (во 2 году до н.э.) он получил от сената почетный титул pater patriae. Именно с этого времени принципат Августа приобрел завершенную форму.

В кажущемся бессистемным нагромождении различных магистратских полномочий и титулов можно найти закономерности и общие принципы, на что уже обращалось внимание исследователей. Т. Моммзен представляет принципат как стройную, юридически завершенную систему. Н.А. Машкин не соглашается с таким представлением, но также считает соединение полномочий, магистратур, титулов и званий не случайным, а вполне закономерным.

По степени соответствия республиканской конституционной традиции должности и полномочия Августа можно подразделить на три группы. В первую группу входят ординарные магистратуры, к которым можно отнести, хотя и с некоторыми натяжками, консульства и верховный понтификат. Во вторую - правомочия, в принципе вполне республиканские, но предоставленные ненадлежащему лицу: трибунская власть (Октавиан принадлежал к патрицианскому роду, а трибуном мог избираться только плебей), право на проведение ценза (это была прерогатива специально избираемых должностных лиц - цензоров) и знаки консульской власти, полученные во время консулата других лиц. К третьей группе относятся экстраординарные магистратуры и полномочия, республиканской традиции не известные: должность триумвира, полномочия по надзору за делами, нуждающимися в попечении, по снабжению Рима продовольствием, а также право принимать решения, приравниваемые к постановлениям сената.

Таким образом, очевиден перевес «новых» полномочий по сравнению с традиционными, что, видимо, соответствовало изменившимся экономическим и социальным условиям. Для решения закономерно возникающего вопроса о том, почему принцепсом были использованы именно те, а не другие республиканские магистратуры, чем было продиктовано наделение его нереспубликанскими полномочиями, - необходимо их более подробное рассмотрение.

В целях уяснения процесса формирования принципата Августа необходимо детальное исследование содержания сенатского постановления от 13 января 27 г. до н.э. и условий его принятия. Н.А. Машкин считает его первым в серии тех документов, которые впоследствии будут называться lex de imperio. По истечении в конце 33 г. до н.э. полномочий триумвира, полученных в 43 г до н.э. (Октавиан их не сложил, но и не пользовался ими, и в RGDA указывал, что был триумвиром в течение 10 лет), положение Августа оказалось юридически неопределенным. В это время он в очередной (седьмой) раз был провозглашен императором, но в условиях того времени титул императора не давал оснований для исполнения государственно-властных функций, а значит, назрела необходимость получения новых полномочий из рук авторитетного органа (сената). В RGDA Август сообщил о возвращении власти сенату и народу римскому, не упоминая о последовавшем за этим актом решении. Фактически «передача» власти означала лишь переход ее к легитимным формам. Дион Кассий утверждает, что после долгих уговоров Октавиан согласился вновь принять власть. «Он дал сенату и народу утвердить его главенство, но, желая показать себя человеком, преданным народу, он принял на себя надзор и заботу о делах, нуждающихся в попечении». Термины Диона Кассия не имеют публично-правового значения; постановление же сената было, вероятно, выражено в торжественных, но неясных выражениях, что не дает возможности точной юридической квалификации этого акта. Обратим внимание на то, что и известный нам lex de imperio Vespasiani не отличается ни определенностью, ни точностью формулировок. Следовательно, и после принятия senatus consultum сохранялась юридическая неопределенность положения Октавиана.

Постановление сената носило временный характер, продление полномочий предполагалось через 10 лет, но на деле произошло даже раньше. По сообщению Диона Кассия, власть Августа была продлена особыми сенатскими постановлениями: в 18 г. до н.э. на 5 лет, в 13 г. до н.э. снова на 5 лет, в 8 г. до н.э. на 10 лет, в 3 г. н.э. также на 10 лет и в 13 г. н.э. году еще на 10 лет. Через три дня после принятия этого постановления принцепс получил от сената титул Август и с этого времени официально стал именоваться Император Цезарь Август, сын божественного.

Юридических прецедентов получения столь широкой и столь неопределенной власти в республиканские времена не было. Тем не менее, принцепс, видимо, считал такое получение власти «из рук сената» достаточно легитимным и потому до самой своей смерти опирался на власть, данную по senatus consultum, подкрепляя ее полномочиями, соответствующими или почти соответствующими республиканской традиции.

Постановлением сената был произведен раздел провинций на сенатские и императорские. По существу, главным вопросом здесь было обозначение пределов военной власти Августа. Была выделена определенная территория, в военном отношении полностью ему подчиненная, другая часть провинций оставалась в ведении сената. Император получил именно те земли, где была необходимость в войсках и где они, соответственно, размещались. В результате у сената осталось мало войск, но зато подчиненные Октавиану легионы не могли оказаться в самой Италии, в непосредственной близости от города Рима. Возможно, senatusconsultum от 13 января 27 г. до н.э. решал вопрос и о разделе между сенатом и императором финансовых источников.

Официально Август признавал основанием своей власти власть трибунскую. Не рассматривая подробно историографию вопроса, отметим, что многие (хотя и не все) исследователи, так же как и сам Октавиан, считают tribunicia potestas основой его власти. Еще Тацит придавал трибунату Октавиана Августа большое значение, говоря, что Август «нашел это название для обозначения высшей власти». Английский исследователь принципата Августа Хэммонд считал, что tribunicia potestas имела второстепенное значение; это был почетный титул, дополнение к imperium, необходимое для проведения реформ. А.Б. Егоров полагает, что есть все основания считать трибунскую власть основой гражданских полномочий Августа, содержащей как большие правовые возможности, так и экстралегальные и идеологические факторы. Имея глубокие традиции и религиозный ореол, трибунат создавал Августу особое качество «народного монарха», то есть лица, получившего неограниченную власть из рук народа.

Август указывал именно на это основание своей власти в первую очередь потому, что оно наиболее соответствовало римской конституционной традиции. Возникший в эпоху борьбы плебеев с патрициями, трибунат проделал долгий путь эволюции: от должности, предназначенной для защиты отдельных лиц из числа плебеев, до учреждения, защищающего интересы всего сословия и, наконец, до общеримской магистратуры. В целом права народных трибунов носили отрицательно-запретительный характер; положительных же прав в области административного управления они обычно не имели. Завоеванные прецедентным путем прерогативы трибунской власти, уравнение leges и plebiscita превратили трибунат во вполне законную власть, которая в известных пределах была даже выше консульской (трибун мог наложить veto на решение консула, но не наоборот).



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567891011




Интересное:


К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
Источники и историография в истории правления Августа
Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Новая интерпретация истории Киевской Руси
Вернуться к списку публикаций