2009-07-08 00:31:02
ГлавнаяИстория и историография — Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса



Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса


Непотизм - раздача должностей родственникам - также был явлением нередким, что упрощалось (а частично и объяснялось) тем, что большинство должностей могли занимать только представители знатных семей, находившихся в тесном родстве друг с другом.

Как экстраординарные магистратуры, так и многие ординарные (консул, трибун), в сущности являлись институтами, легко приспосабливаемыми к монархической форме правления, что и проявилось в I в. до н.э. Магистратуры, внешне оставшись почти теми же, что и в классический республиканский период, с изменением экономической и социальной ситуации во многом утратили свой республиканский характер. Выразилось это в описанном выше изменении их функций, значения и порядка замещения.

В ранний период Республики римская армия была неотделима от общины: каждый гражданин, владеющий частью ager publicus, был воином. Процесс разложения общинной собственности привел к тому, что число граждан, способных вооружиться и имевших право служить в легионах, сокращалось. К концу II века до н.э. римская армия оказалась недостаточно боеспособной, что проявилось, например, в Сицилии, когда римские войска в течение ряда лет не могли разбить армию рабов. Десятилетиями тянулись войны в восстававших провинциях. Тогда же возникли трудности с рекрутскими наборами, о которых мы узнаем от Полибия и Аппиана. «Самым худшим, - говорит Полибий, - было то, что молодежь уклонялась от военной службы».

В результате сам собой возник вопрос о реорганизации армии и об укреплении главного контингента римского ополчения - сельского плебса, слабевшего экономически и уменьшавшегося численно. В связи с необходимостью поддержать крестьянство неоднократно вставал вопрос о земельном максимуме. Еще Аппиан отмечал, что цель земельных реформ Гракха состояла в получении государством боеспособной силы. В результате реформ Гракхов число граждан, способных носить оружие, возросло, но не столь значительно, чтобы восстановить прежнюю крестьянскую армию. Период увеличения числа граждан был недолговременным; после него продолжился прежний процесс: обезземеливание крестьян, влекущее за собой утрату права служить в армии и, как следствие, разложение самой основы старой римской армии и критическое положение с набором войска. После принятия lex agraria 111 г. до н.э. (аграрного закона Спурия Тория), признавшего все земли в Риме и Италии частной собственностью, процесс обезземеливания крестьян еще более интенсифицировался. Те же граждане, которые еще владели землей, утратили основные стимулы к армейской службе, так как отдаленные земли, за которые велись войны, воинов-крестьян не привлекали, военная добыча была невелика, а длительный отрыв от собственного хозяйства грозил разорением. Нежелание граждан служить в армии проявлялось в уклонении от наборов, агитации за увольнение, дезертирстве, мятежах, объяснявшееся указанными выше причинами, усугубляло и без того сложную ситуацию с набором в легионы.

В то же время, необходимость войска для решения внутренних и внешних задач государства (таких, как оборона, завоевания, поддержание имперского имиджа) заставляла искать пути решения проблемы. Традиционным средством - выведением колоний, пытались воспользоваться Тиберий и Гай Гракхи. Законопроекты, предлагавшие выведение колоний и раздачу земель, предлагались и Юлием Цезарем.

Осуществлялись попытки переложить основное бремя военной службы на союзнические общины. По сообщению Ливия, еще во II в. до н.э. союзнические контингенты стали преобладать в пополнениях, отправляемых в Испанию и Лигурию, в гарнизонах Бруттия и т.д. Из союзников состоял весь экипаж флота. По самым приблизительным подсчетам, число воинов- союзников в девяностые годы до н.э. в два раза превышало количество воинов-граждан и в гарнизонных частях, и в действующей армии. Это второе средство решения проблемы набора войска, являясь достаточно традиционным, все же не может считаться соответствующим республиканско-полисному принципу комплектования армии.

Еще один путь стабилизации положения в войске состоял в попытках облегчения положения воинов с целью сделать службу более привлекательной. Из фрагментарных сообщений Плутарха мы узнаем, что Тиберий Гракх внес законопроект о сокращении срока службы в легионах. Это же, очевидно, имел в виду и Дион Кассий, говоря о каких-то законах Тиберия Гракха, облегчающих участь простых солдат. Но закон утвержден не был, поскольку срок принятия его совпал с днем расправы над его автором. Мало известно и о lex militaris Гая Гракха. Плутарх сообщил лишь, что он «повелевал, во-первых, снабжать солдат одеждою за счет государства без уменьшения их жалованья и, во-вторых, не призывать к военной службе граждан, не достигших семнадцатилетнего возраста. Однако, сделанные уступки были незначительны, и потому не могли серьезно повлиять на ситуацию.

В легионах стремились сохранить или набрать заново добровольцев-ветеранов. Со временем такие добровольцы, утратившие связь с землей и не стремившиеся вернуться к мирной жизни, составили довольно значительное ядро армии. Такой путь решения проблемы также по своей сути не соответствует полисному принципу комплектования войска, так как ветераны уже не представляли собой народного ополчения.

И, наконец, самым действенным способом решения военной проблемы оказалась целая цепь отдельных отступлений от традиционного порядка набора в армию, в частности прием в войско добровольцев, а также значительное и неоднократное снижение имущественного ценза. Гай Марий первым стал принимать в войско несостоятельных граждан, комплектуя армию на добровольной основе. О нарушении Марием традиционного порядка набора войска говорят многие античные историки: Саллюстий Крисп, Плутарх, Авл Геллий, Валерий Максим, Флор. Саллюстий Крисп сообщает о наборе Марием в войско «не по обычаю предков», не по разрядам, а всякого, кто захочет, большей частью неимущих. Это нововведение - отправной момент реформы Мария, которая представляла собой первый шаг на пути длительного процесса превращения крестьянской милиции в постоянную армию. В результате реформ солдаты стали бесплатно получать от государства полное снаряжение (обмундирование - еще при Гае Гракхе), была улучшена выучка войск, укреплена дисциплина. Армия стала более боеспособной, но утратила республиканский характер. По существу она стала наемнической, находящейся на содержании не столько у государства, сколько - фактически - у полководца, которому солдаты обязаны всем, что имеют или надеются получить. Марий представляется военным лидером, не связанным с традиционными политическими силами и опирающимся на «личную партию». Но говорить о каком-то определенном проекте военной реформы в I в. до н.э. не представляется возможным. Во-первых, ничего не сообщает об этом Саллюстий, хорошо изучивший обстановку тех лет. Более того, он всячески подчеркивает, что нововведения, обеспечившие успех Мария при наборе войска, были неожиданностью. Во-вторых, об этом свидетельствует поведение сената, не подозревавшего о возможности такого поворота событий.

Можно констатировать, что на рубеже II и I веков до н.э. произошло крушение милиционной системы, свойственной полисной организации, в которой только римский гражданин - собственник земли имел право и обязанность военной службы. Армия оказалась как бы «оторванной» от общегражданской почвы, что было связано и с привлечением наемников, и с тем обстоятельством, что воины в большинстве уже не стремились или не надеялись вернуться к гражданской жизни. Однако, разрыв армии и общества не был абсолютным, так как войско в своей основе по-прежнему состояло из римских граждан, с такими же взглядами, какие были присущи обществу в целом.

Другая сторона кризиса республиканской армии - неспособность командиров воевать, а часто и взяточничество с их стороны (о примерах говорилось выше). Преодолеваются эти явления путем привлечения «новых людей», которые, во-первых, не связаны со «старой» знатью слишком прочными дружескими и родственными узами, и, во-вторых, понимают, что их карьера зависит исключительно от военных успехов, которых можно добиться только собственными усилиями.

Параллельно с процессом разложения милиционной системы и профессионализации войска шел процесс вовлечения армии в политическую борьбу. Силовое вмешательство войск в государственные дела - это еще один аспект кризиса республики в связи с армией. Примеры такого вмешательства многочисленны. Так, в 100 г. до н.э. ветераны Мария выступили на форуме с требованием земельных наделов, когда они впервые приняли активное участие в политической борьбе в Риме. В 88-м году армия под командованием Цинны предприняла поход непосредственно на Рим, с целью вынуждения сената принять решения, которых требовал полководец. Диктатура Суллы 83 - 82 гг. до н.э. опиралась непосредственно на силу армии. В 60-х годах легионеры Помпея составили материальную основу первого триумвирата. Армия, созданная и воспитанная Юлием Цезарем в Галлии, в результате четырех лет гражданской войны привела своего полководца к власти, хотя, по мнению Т. Моммзена, Цезарь и не хотел влияния войска на политические процессы, свидетельством чему служит роспуск им легионов. Однако, независимо от желания Цезаря, его войско участвовало в политике и после его смерти, в частности, путем поддержания культа погибшего вождя (так, Брут и Кассий обращают внимание Антония, что ветераны собираются восстановить жертвенник Цезарю). После мартовских Ид цезарианские легионы и ветераны оказали давление на сенат, когда Октавиан вел переговоры о консулате, и привели к власти второй триумвират. Наконец, сосредоточение в руках Октавиана прав распоряжения и командования всеми римскими армиями привело к установлению его фактически единоличной власти.

В сфере распоряжения войсками и командования армией также все чаще происходят отступления от сложившегося республиканского порядка. Сулла до принятия lex Valeria de imperio командовал армией без всякого официального полномочия, и огромное сулланское войско фактически было оторвано от правительства, находящегося в Риме. Таким же независимым от центра было положение армии Цезаря в Галлии, количество легионов в которой значительно превышало разрешенное сенатом: уже в первые годы войны Юлием Цезарем без разрешения сената были набраны в Трансальпийской Галлии четыре легиона. Постановление сената, назначившее ему 10 легионов, лишь закрепило создавшуюся ситуацию. Еще меньше реальных возможностей по распоряжению армией оказалось у сената после смерти Цезаря. И консул Антоний, и не занимавший еще никакой должности Октавиан вербовали воинов, не спрашивая разрешения сената. Приведенные примеры показывают, что войско неоднократно переходило в руки политических деятелей, не занимавших высших магистратур, а комиции или сенат своими постановлениями лишь post factum санкционировали от лица государства существующее положение дел.

Армия все больше изолировалась от центра. Войско и полководец «эмансипировались» от республиканских органов государственной власти, не магистратура определяла теперь полномочия командующего армией, а реальное положение дел, связь полководца с войском, популярность среди солдат, его «платежеспособность». В результате происходило снижение роли старых республиканских органов: из прерогатив сената постепенно изымалась одна из самых важных - высшее распоряжение войском; консулы утратили право командования армиями; комиции также лишились значительной доли своих полномочий в военной сфере, так как избирали теперь магистратов без империума.

Можно констатировать, что уже с 80-х годов I в. до н.э. основная масса римского войска была неподведомственна сенату, республиканским магистратам, комициям, которые в период расцвета республики в совокупности обладали высшей военной властью в государстве. Именно это обстоятельство обусловило снижение роли старых республиканских органов и в других областях государственной жизни.

Таким образом, мы видим, что в I в. до н.э. войско стало существенной составной частью политической системы римского общества, с изменением характера римской армии увеличивалось ее влияние на политику государства, и соответственно уменьшалась роль старых политических институтов.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Общество соединенных славян и его участие в выступлении черниговского полка в 1825 г.
Источники и историография в истории правления Августа
Кустари в теории, стратегии и тактике большевиков от империализма до НЭПа
Государство и церковь в первой четверти XVIII
Государство и церковь в XVII столетии
Вернуться к списку публикаций