2009-07-08 00:31:02
ГлавнаяИстория и историография — Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса



Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса


В 56 году на совещании в Лукке были намечены кандидаты на все государственные должности, и все они прошли; de jure нарушения не было: магистраты были избраны, de facto же - назначены. По сообщению Аппиана, Цезарь назначал кандидатов в консулы, в том числе и себя вместе с Антонием. По сообщению того же источника, Цезарь определил должностных лиц на несколько лет вперед. О назначении консулов Цезарем говорит и Светоний. В 45-м году магистраты были назначены на несколько лет вперед, хотя должны были избираться за несколько месяцев до начала срока полномочий. Октавиан стал консулом в 19 лет (до возраста, необходимого по закону, ему не хватало 23 лет), причем проведено избрание через сенат, а не через комиции.

Таким образом, нарушения традиционного республиканского порядка замещения магистратур сводились к несоблюдению последовательности получения должностей и минимального временного промежутка между избраниями, занятию должности ранее необходимого возраста, отсутствию кандидата в Риме во время собственных выборов и даже фактическому назначению магистратов вместо их избрания. Обращает на себя внимание и тот факт, что нарушения порядка получения должностей отмечаются, как правило, в тех же случаях, что и несоответствие конституционной традиции содержания властных полномочий.

5. Получение магистратур путем заговора или насилия.

Общее неспокойствие в Риме породило волну насилия, которое применялось и при выборах магистратов. Так, в 100-м году во время выборов плебейских трибунов конкурент Сатурнина был убит толпой, что доставило Сатурнину победу. Первая известная нам попытка достигнуть высших должностей путем заговора была осуществлена Марком Крассом, Публием Суллой и Луцием Автронием и относится к 66 году до н.э. Хорошо известен заговор Катилины, не сумевшего добиться консульства легальным путем. Гай Саллюстий Крисп оценивал это событие как в высшей степени знаменательное - по особой опасности преступления, причем одной из причин заговора Саллюстий считает пример единовластия Луция Суллы, который возбудил и в других желание стать хозяевами государства.

Октавиан провел свое избрание в консулы с помощью легионов. Светоний так рассказывает об этом событии: «Консульство он захватил на двадцатом году, подступив к Риму с легионами, как неприятель, и через послов потребовав этого сана от имени войска; а когда сенат заколебался, центурион Корнелий, глава посольства, откинув плащ и показав на рукоять меча, сказал в глаза сенаторам: «Вот кто сделает его консулом, если не сделаете вы!». Прямого насилия в этом случае не было, была лишь угроза его применения, но для всех и в момент избрания, и впоследствии было очевидным, что именно сила войска доставила Октавиану консульство.

Силовое решение политических вопросов не стало еще явлением регулярным, заговоры и насилие как политические инструменты применялись не часто, но такое вопиющее нарушение традиционных норм наиболее ярко свидетельствовало о кризисе республиканской формы правления.

6. Применение насилия по отношению к магистратам.

Магистраты, к которым по республиканским правилам нельзя было даже предъявить иск в период выполнения их полномочий, в первом веке до н.э. (и даже ранее) становятся объектами насилия, нападений и убийств. Более всего это коснулось такой должности, как плебейский трибун, что, скорее всего, связано с тем, что трибуны были вождями оппозиции. Первым в римский истории открытым нарушением существующих законов о неприкосновенности личности народного трибуна явилось отстранение от должности Октавия, который был «силой удален со скамьи трибунов». Очевидно, древнее правило о неприкосновенности магистратов было чрезвычайно мудрым: стоило нарушить запрет один раз, и возникал прецедент на будущее. «Распри переходили из споров и борьбы на почве честолюбия в убийства, а из убийств в открытые войны».

Приведем наиболее яркие из свидетельств источников. Аппулей Сатурнин (трибун) и его сторонники, запертые в здании сената, были убиты оптиматами; в 91-м году убит трибун Ливии Друз; в 88-м году с трибуном Сульпицием Руфом расправился Сулла. Насилие применялось по отношению не только к плебейским трибунам, но и к другим магистратам. Аппиан изобразил ужасающую картину: народ разобрал черепицу с крыши здания и бросал ее в сторонников Аппулея до тех пор, пока не убил его самого, квестора, трибуна и претора, в то время когда они все еще были облечены знаками своей власти. По сообщению Плутарха, Опимий первым из всех римских консулов получил диктаторские полномочия и убил без суда три тысячи граждан, в том числе Фульвия Флакка, бывшего консула и триумфатора. С нарушением законного порядка были возбуждены уголовные процессы против консула Цепиона и других. Марий и Цинна, захватив власть в Риме, предали смерти трех консулов, трех консуляров, множество других магистратов. Сам Цинна, будучи консулом, вынужден был бежать из Рима, когда обсуждение законопроектов в народном собрании перешло в столкновение. В 89 г до н.э. убили претора Азеллиона, возобновившего закон о запрете брать проценты с должников. Юлий Цезарь прогнал с форума собственного коллегу (Бибула), возражавшего против его законопроекта о земле, применив оружие. Претор Катон с применением насилия был удален с народного собрания. В 56 году во время движения Клодия толпа забросала камнями консула Метелла. Даже если предположить, что часть данных свидетельств имеет тенденциозный характер, не остается сомнений в широкомасштабности применения насилия. По словам Аппиана, «никого уже не могли защитить ни свобода, ни демократический строй, ни законы, ни авторитет власти».

Описываемое явление - это составная часть кризиса республиканских учреждений, прямо вытекающая из кризиса полисной организации общества. Отдельные граждане, в том числе и должностные лица, понимая необходимость связанных с экономическим укладом политических преобразований, предлагали лишком крутые меры и тем самым вызывали резкую негативную реакцию. Вместе с тем, общины как таковой уже не существовало, граждане не отождествляли себя с государством, и потому магистрат мог восприниматься как чуждый элемент. Этими факторами и была предопределена волна насилия в отношении магистратов.

7. «Сведение на нет» реальных полномочий магистратов.

При юридическом сохранении традиционных магистратур, фактически их роль часто сводилась к минимуму в силу сложившейся реальной обстановки. Распространенным стало такое явление, как игнорирование решений должностных лиц. Это проявление кризиса коснулось, главным образом, такой должности, как народный трибун. Начало и в этом случае положил Тиберий Гракх, не согласившийся с Октавием. Тит Ливии излагает это событие так: «Своего коллегу Октавия, который отстаивал благо государства, он отстранил от власти». У Аппиана показано, что это было сделано в трибутных комициях по инициативе Тиберия. В 59-м году проигнорирована интерцессия трибунов, накладывавших «вето» на законы Юлия Цезаря. В свою очередь Помпей, «когда стало известно намерение некоторых трибунов остановить своим «вето» решения, направленные против Цезаря, открыто заявил, что не будет обращено и малейшего внимания на подобные устарелые формальности». Игнорировались решения и других должностных лиц, например, Бибула, бывшего консулом вместе с Цезарем. Таким образом, одновременно с концентрацией власти в руках одного человека, неизбежно фактически ограничивались (сводились к минимуму, а то и просто не осуществлялись) полномочия других лиц.

Уменьшению роли народных трибунов способствовал запрет бывшим трибунам занимать другие государственные должности. При Цезаре политическое значение должностей было ослаблено увеличением их количества, так как в результате дробились выполнявшиеся ими функции. Магистраты города Рима (консулы, преторы, эдилы, трибуны, квесторы) вновь стали должностными лицами городского управления, как это было первоначально, а не государства в целом; при этом Цезарь отстранял тех из них, которых находил непригодными.

8. Взяточничество и непотизм.

Взяточничество проявлялось в разных формах. Достаточно очевидным оно было при выборах магистратов: так, при выборах Бибула в консулы оптиматы снабдили его деньгами, и «сам Катон не отрицал, что это совершается подкуп в интересах государства». При осуществлении магистратами своих функций взяточничество особенно процветало, наиболее яркий пример этому - Югуртинская война, когда «мир был продан за деньги». Основную информацию о подкупах во время Югуртинской войны мы находим у Саллюстия Криспа, рассказывающего о «продажности» части сената и отдельных должностных лиц; упоминают об этом и другие источники. Аппиан однозначно говорит о распространенности таких явлений, как взяточничество и подкуп. Т. Моммзен не ставит под сомнение тот факт, что в армии ко времени Цезаря повышения «покупались обыкновенно прямо за деньги».

Взятки могли играть роль при решении самых различных вопросов. Так, Юлий Цезарь подкупил народного трибуна Гая Куриона с тем, чтобы тот потребовал сложения полномочий Помпея. Свидетельством взяточничества при решении важных государственных вопросов можно считать сообщение Аппиана о том, что, когда старые трибы со всей энергией восстали против допущения в их состав новых граждан, Цинна оказался на стороне последних, получив, как думают, взятку в триста талантов. Сообщение это не слишком конкретно, но оно не оставляет сомнений в том, что подкупы были настолько обычным явлением, что современниками дискутировался не столько сам вопрос о факте получения взятки, сколько ее размер.



← предыдущая страница    следующая страница →
1234567




Интересное:


Влияние традиций на управление сферой культуры на пороге ХXI века: история, современность, прогнозы на будущее
Государство и церковь в первой четверти XVIII
Лыцарство
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций