2009-07-08 00:30:02
ГлавнаяИстория и историография — Источники и историография в истории правления Августа



Источники и историография в истории правления Августа


В «Истории Римского права» В.М. Хвостова значительное внимание уделено публичному праву, и, в частности, отмечается продолжение борьбы монархического и республиканского начала на протяжении всего периода принципата, а также постепенность победы монархии. Главными элементами власти принцепса В.М. Хвостов считает особое imperium, не ограниченное местом и временем, jus proconsular и tribunicia potestas.

Проблемы государственной власти и формы правления в Риме исследовал и Д.М. Петрушевский. Он положительно относится к военной монархии, пришедшей на смену Республике, так как, по его мнению, возникновение императорской власти не только не разрушало на первых порах старых республиканских форм, но и знаменовало собой победу порядка над хаосом и создавало гарантии для нормального развития экономики.

«История римского права» одного из авторитетнейших российских цивилистов и романистов И.В. Покровского нацелена на освещение основных процессов и научных проблем истории римского права, поэтому не содержит подробного анализа правовых институтов: «детали оставляются в стороне», изложена лишь глубоко продуманная концепция. Ученый видел в принципате именно интересующий нас процесс постепенного перехода от республики к монархии.

Среди работ по римской истории русских дореволюционных исследователей наибольший резонанс в мировой науке вызвали книги М.И. Ростовцева, в первую очередь «Социально-экономическая история Римской империи». Хотя она была издана в период эмиграции автора на английском языке, основные элементы концепции сформировались еще в России, где ранее также публиковались его работы. Концепция интересна «наведением мостов» между историей и современностью, сам же труд - глубиной исследования. М.И. Ростовцев отказался дать однозначное определение формы правления в Риме в период правления императора Августа и его преемников, что, безусловно, не мешает черпать из его труда информацию и интересные идеи.

В советской историографии принципата в первую очередь должно отметить монографию Н.А. Машкина «Принципат Августа», до сих пор не превзойденную по охвату материала и глубине анализа многих конкретных проблем. На основе всестороннего исследования не только принципата Августа как такового (социальной политики, жизни Империи и провинций, организации армии и внешнеполитических мероприятий, культуры), но и его предпосылок, лежащих в социальной истории II и I вв. до н.э., историк делает вывод, что форма правления, установленная первым римским принцепсом, близка к монархической, и считает, что в политическом отношении это явилось «шагом назад по сравнению с республиканскими порядками».

В 50 - 80 годы о принципате писали Е.М. Штаерман, А.И. Немировский, Б.П. Селецкий, Г.С. Кнабе, Ю.К. Колосовская, И.Ш. Шифман и др. Большинство исследований этого периода посвящено социально-экономической проблематике принципата. В монографии Е.М. Штаерман «Древним Рим: проблемы экономического развития», а также и в других ее работах выделены особенности социально-экономической истории Рима, к которым в первую очередь относится одноукладность экономики, базировавшейся на античной форме собственности. Эти особенности могут служить исходным пунктом для правильного понимания и объяснения особенностей римской политико-правовой истории. В книге Г.С. Кнабе «Корнелий Тацит» содержится тщательный анализ социальных процессов, подробное рассмотрение положения различных групп населения и дифференциация на группы по морально-психологическим и иным критериям правящей элиты Древнего Рима. Без этой информации невозможно правильное понимание политических процессов.

Большое значение для настоящего исследования имеют работы С.Л. Утченко, так как в них освещаются события поздней Республики и раннего принципата. В частности, в его книге «Древний Рим. События, люди, идеи» осуществлена попытка объяснить такой феномен, как становление Римской империи. В указанной работе эпоха, начиная с аграрного законодательства Гракхов, рассматривается как канун становления империи. Монография «Кризис и падение римской республики» содержит подробный анализ причин кризиса республиканской формы правления. Однако, вопросы государственного права Рима не являются предметом специального рассмотрения С.Л. Утченко, Республике он противопоставляет не монархию, а империю, которая в определенном смысле отождествляется с монархической формой правления.

Вплоть до 80-х годов в советской историографии отсутствовали специальные исследования государственно-правовых основ принципата. Этот пробел начал восполняться публикациями Ф.А. Михайловского, посвященными, в частности, трибунским полномочиям Августа. Среди специальных исследований последнего десятилетия следует указать диссертацию и статьи Е.И. Шакотько, в которых делается вывод о том, что материальную основу принципата Августа составлял военный империй, а правовую - tribunicia potestas; работу Т.В. Кудрявцевой, констатирующую, в частности, что чрезвычайные полномочия полководцев в последний век Республики по целому ряду признаков противостояли чрезвычайным командованиям предшествовавшего периода, выходя за рамки республиканских установлений и образуя важнейшую предпосылку для перехода к принципату; диссертацию Н.В. Чекановой, рассматривающую экстраординарные магистратуры как резерв регенерации власти царей на новом уровне.

Применительно к теме генезиса монархии большое значение имеет исто-рико-правовое исследование А.В. Игнатенко «Древний Рим: от военной демократии к военной диктатуре». Конституционное развитие принципата не является здесь предметом специального исследования, но рассматриваются отдельные причины, движущие элементы этого процесса.

Проблеме принципата посвящена монография А.Б. Егорова «Рим на грани эпох», а также его диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук «Становление и развитие системы принципата». А.Б. Егоров считает принципат «новой политической формой», построенной на дуализме монархии и полиса. В указанном труде он исследует преимущественно политические проблемы принципата, а не государственно-правовые, о чем, в частности, говорит отказ от специальной юридической терминологии. Монархии противопоставляется не республика, а полис, который, по Егорову, частично подавляется, частично используется и трансформируется принципатом. В своем диссертационном исследовании А.Б. Егоров говорит о регенерации монархической власти в римском государстве, вызванной великими завоеваниями III - II вв до н.э., указывает на типологическую близость римского государства с монархиями греков в Сицилии и Карфагеном, считая, вместе с тем, что римский император может быть назван высшим должностным лицом государства, отмечает терминологический плюрализм в обозначении власти и ее носителя, говорит о правовых основаниях власти принцепсов, таких, как проконсульский империй и трибунская власть.

Автор книги «Республиканская монархия» Я.Ю. Межерицкий видит специфику раннего принципата в том, что в первую очередь изменялись не столько государственные институты, сколько - через удивительные метаморфозы общественного сознания - их социально-политическое содержание. В определенном смысле Я.Ю. Межерицкий является последователем Хэммонда, обращавшего большое внимание на моральные аспекты принципата Августа. По Межерицкому, никакие юридические установления, взятые сами по себе, не способны однозначно определить сущность государственной власти. Я.М. Межерицкий исследует идеологию раннего принципата и, в частности, в заключении работы говорит о генезисе идеологии монархии в Риме.

В. Рудич примыкает к той части исследователей, которые считают принципат фактически монархией «с сохранением республиканских институтов, превратившихся, однако, в каналы личной власти». Центральной в книге В. Рудича является проблема отношений Нерона с представителями высшей сенаторской и всаднической элиты, на основании исследования которых автор делает вывод об отсутствии в Риме понятия оппозиции в современном смысле слова и показывает заменяющий оппозицию как таковую широкий круг диссидентских проявлений: от слабо заметного дистанцирования от режима до прямого заговора и военного переворота.

Помимо отмеченных крупных исследований, в последние годы вышло в свет значительное количество статей, посвященных проблематике, так или иначе связанной с темой генезиса монархии в Риме. Так, предметом исследований С.Г. Карпюка является социальная опора императорской власти, Ю.К. Колосовской, В.Н. Дряхлова - отношения Рима с варварским миром, А.А. Смышляева - система управления провинциями. А.В. Колобов, А.Ф. Мельничук и Н.В. Кулябина, исследуя надписи и произведения мелкой пластики, делают выводы о римской государственной политике и идеологии. Статьи В.Н. Парфенова и А.В. Махлаюк посвящены римской армии, И.С. Свенцицкой -отношениям «гражданин - полис», А.В. Коптева - широкому кругу вопросов: от роли сената в управлении делами римского государства до культа императоров.

Анализ как российской, так и зарубежной историографии принципата показывает, что тема смены форм правления во все времена вызывала у исследователей живейший интерес. Вместе с тем, для большинства ученых (особенно российских - советских) характерен отказ от рассмотрения принципата с юридической точки зрения и, как следствие, нечеткость, неопределенность используемой терминологии. Накоплен богатейший фактический и аналитический материал по различным аспектам перехода от республики к монархии, однако сама смена форм правления как процесс правовой реальности не была предметом исследования.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Влияние традиций на управление сферой культуры на пороге ХXI века: история, современность, прогнозы на будущее
Государство и церковь в первой четверти XVIII
К вопросу о развале СССР
Правовые основы государственной службы в РСФСР
Великая отечественная - людские потери России
Вернуться к списку публикаций