2009-07-08 00:30:02
ГлавнаяИстория и историография — Источники и историография в истории правления Августа



Источники и историография в истории правления Августа


Историография

О Риме периода I в. до н.э. - 1 в. н.э. написано много научных работ. Однако, использование этой обширной исторической литературы применительно к теме исследования затруднено тем, что работы, как выдающихся историков XVII-XIX веков, так и современных исследователей, в подавляющем большинстве не имеют юридической направленности. Поскольку концепции многочисленных исследователей принципата не укладываются в рамки схем типа «республика - монархия», представляется целесообразным рассмотреть их в хронологической последовательности, выделив лишь представителей российской (советской) историко-правовой науки.

Первая известная систематизация литературных источников, относящихся к истории принципата, принадлежит аббату Тиллемону, собравшему в своем труде все известные в XVII веке литературные памятники, на основе анализа которых он сделал вывод о том, что принципат - это уже монархия. Его кропотливой работой пользовались историки нескольких поколений. В XVIII -XIX веках авторы стремились дать оценку политической истории Рима с позиций нового времени. Вопрос о принципате неоднократно затрагивали французские историки и публицисты, иногда прославлявшие Августа как милостивого монарха. Министр просвещения Наполеона III Дюрюи рассматривал переход к империи как положительное явление. В то же время в оппозиционных кругах складывалось отрицательное отношение к основателю Империи. Примером тому могут служить произведения Монтескье, противника бонапартистов Жан Жака Ампера, считавшего основанную Августом империю концом римской жизни. Английский историк Мериваль в своем многотомном труде по истории Рима отмечал положительные стороны принципата. Эдуардом Гиббоном была написана «История упадка и разрушения Римской империи», которую К.В. Нич считает популярной переработкой того, что создал Ленен де Тиллемон. Вместе с тем, указанный труд Э. Гиббона явился крупным исследованием по истории Древнего Рима, посвященным в основном более позднему времени, но касающимся и начала принципата. В книге уделяется значительное внимание императорской власти и, в частности, показано усиление произвола и деспотизма императоров.

Начало новому этапу в изучении принципата было положено выдающимся немецким ученым Теодором Моммзеном, автором обширных и глубоких исследований по римской истории. В труде, посвященном исследованию римского государственного права, он обращает внимание на преемственность государственно-правовых основ республики и империи. Принципат рассматривается Моммзеном как особая магистратура, подчиненная, как и все другие, закону, основывающаяся на общих принципах, лежащих в основе римского государственного права. Основой власти принцепса Моммзен считает магистратские полномочия, не выходящие за рамки республиканской конституции. Образовавшаяся система была двоевластием («диархией») сената и императора: власть императора происходила от армии и представляла всех подданных империи, сенат выступал от имени Римского государства, овладевшего миром, и представлял senatus populusque Romanus. Следовательно, по мнению Моммзена, форма правления эпохи ранней империи ближе по своим публично-правовым принципам к эпохе республики, чем к эпохе поздней империи, когда устанавливается абсолютная монархия. Правда, Моммзен не считает возможным определить форму правления эпохи принципата как республику в силу исключительного положения императора, но, по его мнению, нельзя говорить и о монархии, поскольку сенат юридически оставался высшим государственным учреждением. На основании разделения власти между сенатом и принцепсом, Моммзен и определил политический строй эпохи ранней империи как диархию.

В качестве недостатка труда Т. Моммзена традиционно отмечается модернизация римской истории. Однако он, без сомнения, открыл новые аспекты принципата и положил начало дискуссии, предмет которой не исчерпан и в наши дни. Его теория «двоевластия», пусть в измененной форме, появляется на страницах научных трудов снова и снова. Выдающиеся работы немецкого ученого не оставили сомнений у позднейших исследователей по крайней мере в том, что в системе принципата существенной реальностью был республиканский элемент, наряду с которым появилось и нечто новое. Теория Моммзена привлекла внимание историков к изучению принципата Августа: одни вслед за Моммзеном считали его диархией, другие не соглашались с этим выводом.

Карл Вильгельм Нич исследовал самые различные аспекты римской истории, в частности, политические процессы конца Республики. Его «История Римской республики» заканчивается краткой характеристикой господства Октавиана Августа, - этим временем, с его точки зрения, завершается и республиканский период. Георг Вебер считал, что Август имел «полновластие царя», но шел к этому полновластию медленным извилистым путем, с остановками.

Теорию диархии в числе первых поддержал историк римского государственного права П. Виллемс. Очень близок к Моммзену О. Карлова, концепция которого отличается от теории диархии только частностями, так, он считает основой власти императоров lex de imperio. Прямо отрицает установление монархии в Риме после гражданских войн I в. до н.э. немецкий исследователь античности Эд. Мейер, считавший, в частности, принципат Августа воплощением политических идеалов Цицерона и политических установок Помпея. По мнению Мейера, Август в своей политике следовал не Цезарю, стремившемуся к превращению Рима в монархию, а Помпею, которого можно считать основателем принципата: политической системы, при которой полнота власти принадлежит сенату, а его охранителем и защитником является принцепс.

Следующим серьезным исследователем римской истории и, в частности, принципата был Гульельмо Ферреро, автор пятитомного труда «Величие и падение Рима». Ферреро также обращает внимание на сохранение республиканских государственных институтов и учреждений; появление новых полномочий главы государства он считает следствием морального разложения знати и ее абсентеизма. Г. Ферреро, в частности, считает основоположника принципата Августа не продолжателем, а противоположностью Цезаря, стремившегося к монархической власти.

Основной тезис труда британского историка Хэммонда состоит в том, что, Октавиан Август искренне стремился восстановить политические формы республики и, несмотря на противоречия, существовавшие между сенатом и императором, теоретически верховная власть принадлежала сенату. Власть принцепса (во всяком случае первого принцепса - Октавиана Августа), по мнению Хэммонда, была чрезвычайной магистратурой, не отличавшейся от аналогичных магистратур республиканского периода, и в его титулах также не было ничего нереспубликанского. В. Гардтгаузен на новом уровне выдвинул тезис о принципате как об абсолютной монархии. Он, в противовес Моммзену, не считает возможным рассмотрение государственно-правового аспекта жизни общества в отрыве от социальных условий. Ж. Гаже, исследуя принципат, проводит типологическую параллель с эллинистическими монархиями.

Работа Рональда Сайма «Римская революция» охватывает период с 60 г. до н.э. по 14 г. н.э. Под революцией Сайм подразумевает фактически всякое крупное нарушение республиканских традиций. Сайм утверждает, что обширной империей не может управлять демократия, ею не в силах управлять и один человек. Сайм - один из основателей просопографического метода. На первом плане у него - auctoritas, то есть авторитет лица, позволяющий ему принимать решения и требовать их исполнения, даже не имея на то юридически закрепленных полномочий.

Интересную концепцию принципата развил Салмон. Основная идея состоит в том, что, поскольку у Августа не могло быть ясного плана на много лет вперед, принципат складывался постепенно и всякий новый «конституционный» шаг вызывался исключительно обстоятельствами момента, а окончательную форму принципат Августа приобрел во втором году нашей эры с принятием титула Pater Patriae. Джоунз также утверждал, что Август тщательно маскировал свои абсолютные полномочия. Таким образом, за республиканской составляющей политической жизни этими историками не признавалось никакого значения.

Французский историк А. Маделен также большое внимание уделяет auctoritas как важнейшей основе власти принцепсов, лишь постепенно превращавшейся из преимущественно морального основания власти в явление государственно-правового порядка. Виккерт рассматривает принципат с нескольких точек зрения, в том числе и юридической, исследуя не только правовые нормы, но и идеологию, терминологию, социальную организацию. В качестве правовых основ режима он называет различные виды imperium, но, вместе с тем, как и указанные выше исследователи, не забывает и об auctoritas, которая, по мнению Виккерта, выражала как правовые, так и неправовые аспекты власти принцепса.Шведский ученый Эрик Аннерс, рассматривая вопросы римского публичного права, говорит о том, что государственная система республиканского Рима могла функционировать лишь до тех пор, пока солдаты сохраняли верность конституции, не переходя на сторону военачальников. Э. Аннерс делает вывод (категоричность которого, возможно, обусловлена обзорным характером работы) о том, что уже Октавиан Август создал форму монархии, сохраняющей традиционные республиканские учреждения, а в целом Рим эпохи принципата - военная монархия эллинского типа.

Профессор Гейдельбергского университета В. Пёшль в своих исследованиях оспаривает точку зрения на Рим как на имперскую державу, попиравшую народы, считая прочные нравственные устои основой политической идеологии Рима. Работы профессора Гренбольского университета Яна Ле Боека посвящены истории императорской армии, являвшейся, наряду с центральной и местной администрацией, основным элементом, на котором базировалось римское государство. Американский ученый Глен Уоррен Бауэрсок в работе «Римская империя в постимпериалистической перспективе» исследует роль романизации римских провинций в формировании империи. Эта же проблема затронута в статье его соотечественника К. Джоунса «Язык и империя». Интересны для настоящего исследования «Некоторые размышления в связи с так называемой «римской демократией»» Л. Лабруна, где утверждается, в частности, что «установления принципата, застывая во все более и более автократических формах, постепенно превращали Рим в абсолютистскую империю».

Из известных нам крупных зарубежных исследований последних лет особого внимания заслуживает отличающаяся огромным охватом материала и оригинальностью подхода к нему монография профессора Оксфордского университета Фергюста Миллара. В монографии поднят целый ряд проблем римской истории, среди которых к теме генезиса монархии относится, во-первых, вопрос о римской армии на Востоке (в частности, Ф. Миллар подчеркивает широту полномочий императоров в отношении провинций) и, во-вторых, исследование характера римской власти, методов ее функционирования.

Усиление монархических элементов в связи с ростом напряженности в римском обществе оказалось на рубеже XIX - XX веков темой, актуальной в России. Одним из тех, кто обращался к этой теме, был В.И. Герье, исследовавший установление империи Августом. Р.Ю. Виппер в «Очерках по истории Римской империи» рассматривает социальные основы принципата; а также некоторые правовые институты, в частности, институт патроната, имеющий, с его точки зрения, большое значение в публично-правовой области. Фундаментальные «Исследования по истории развития римской императорской власти» Э.Д. Гримма посвящены государственно-правовым институтам Рима, функционировавшим в первые два века нашей эры.

В том же ряду стоит и осуществленное в самом начале нынешнего века исследование Л.А. Тихомирова «Монархическая государственность», предметом которого является принцип монархической власти. Государство рассматривается ученым как завершение общества и охрана свободы. По его мнению, «порядок есть первая, наиболее насущная потребность общества», а все политические и государственно-правовые изменения, происходившие в Риме на протяжении I в. до н.э. - I в. н.э. были следствием либо нарушения, либо попыток установления такого порядка. Рассматривая римско-византийскую государственность, ученый отмечает, что в римской республике верховная власть принадлежала народу, а правительственная - «лучшим людям». Впоследствии же «по невозможности непосредственного правления народа, - явилось искание единоличной власти». Но верховная власть в начале императорского периода могла быть вручена (и вручалась) отдельному лицу только как делегированная, то есть монархический принцип организации верховной государственной власти в период принципата отсутствовал.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456




Интересное:


Об османском влиянии на Российскую государственность
Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса
Необходимость учреждения поста Президента в РФ в начале 90-х годов - историко-теоретический аспект
Мобилизация населения в красную и белую армию в период гражданской войны - сравнительный анализ
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Вернуться к списку публикаций