2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяИстория и историография — Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект



Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект


Российское законодательство XVIII-XIX вв. активно используется в исторических и историко-юридических исследованиях: но при этом остается практически неизученным как целостность, как законодательная система. В исторических исследованиях чаще всего используются законодательные источники, отбираемые тематически в соответствии с проблематикой исследования. Параллельно накапливается опыт изучения отдельных законодательных актов: истории их разработки, обсуждения, принятия, публикации.

Комплексно законодательство изучают, пожалуй, лишь правоведы и историки права, но они изучают законодательство как источник права, при этом система права выступает в качестве системообразующего фактора.

Основная сложность при комплексном изучении законодательства XVIII-XIX вв. как вида исторических источников состоит в том, что в историко-правоведческих исследованиях не сформировано понятие «закон» применительно к рассматриваемому периоду. В работах историков права мы находим самые общие определения этого понятия. Все исследователи отмечают, что в законодательстве оформляется воля императора Г.В. Вернадский пишет: «Начиная с Петра Великого, единственным источником права делается воля законодателя; это период правотворчества императорских указов...» (Вернадский Г.В. Обзор истории права Русского государства XVIII-XIX вв. (Период империи). - Прага, 1924. - С.7). Более четкое определение закона мы находим у М.Ф. Владимрского-Буданова: «В период империи установилось понятие о законе как о воле государя, правильно объявленной» (Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Пг.: Киев, 1915. - С. 260). На постепенную выработку порядка «объявления воли» императора обращает внимание и Г.В. Вернадский, который пишет, что «...сами государи стремились установить незыблемые формы отправления своей законодательной деятельности», что проявилось в том, что «...определена была непременная форма публикации и регистрации законов - через Сенат ...» и «постепенно делались попытки установить особую непременную форму для предварительной подготовки или особой прочности юридического бытия группы наиболее существенных законодательных актов» (Вернадский Г.В. Указ. соч. - С. 33).

Идеологизированное, но столь же общее определение закона дает Б.М. Кочаков в работе, опубликованной в 1937 г.: «Закон, являясь общеобязательной, созданной государственной властью нормой, есть... определенное, в результате классовой борьбы созданное выражение воли господствующего класса, определенное орудие классовой политики государства...» (Кочаков Б.М.Русский законодательный документ XIX - нач. XX веков // Вспомогательные исторические дисциплины. М.: Л., 1937. - С. 320). Интерес в работе Б.М. Кочакова представляет то, что это общее положение автор конкретизирует, исходя из характера эволюции центральной власти, с укреплением которой «...появляется необходимость в дифференциации правительственных распоряжений» и тогда «закон - это уже определенный вид распоряжения, это - указ, издаваемый определенным порядком» (Там же. С. 321). При этом в XVIII веке, по мнению Б.М. Кочакова, в России не было точного понятия закона, господствовал «царский указ» и существовало стремление, остававшееся на протяжении XVIII  века безуспешным, выделить из всего многообразия указов те. которые по их юридическому действию можно было бы рассматривать как законы.  В XIX  в. выработка формальных критериев разделения закона и указа продолжалась и шла, главным образом, по пути фиксации законодательной процедуры. Формальным признаком закона со времен Петра I продолжала оставаться царская подпись, но это правило в XVIII в. нарушалось «объявленными указами», а в XIX в. также и законами от Государственного Совета, одобряемыми словесно (Там же.  С. 322).

Таким образом, при различии исходных посылок определения понятия «закон» и М.Ф. Владимирский-Буданов и Г.В. Вернадский с одной стороны и Б.М. Кочаков с другой выделяют два критерия: во-первых, наличие подписи императора, и, во-вторых, фиксированный порядок принятия, вырабатывающийся постепенно на протяжении XVIII-XIX вв.

Теоретическую разработку понятие «закон» и проблема различия закона и указа получили в XIX в. в работах Н.М. Коркунова. В «Лекциях по общей теории права» Н.М. Коркунов в теоретическом плане ставит проблему отличия естественнонаучных и юридических законов (Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. 9-е изд. - СПб., 1909. - С. 48-53). В работе «Указ и закон» (Коркунов Н.М. Указ и закон. - СПб., 1894.) Н.М. Коркунов подходит к определению закона, отталкиваясь от исторического развития понятия власти и принципа разделения властей. Н.М. Коркунов замечает, что говорить об отличии закона от указа можно лишь в том случае, если исполнительная власть отделена от законодательной. По мнению Н.М. Коркунова, в российском законодательстве «...со словом указ не соединяется точно определенного значения. До учреждения министерств указами назывались все вообще акты всех органов власти, обращенные к подчиненным им местам и ликам» (Там же. С. VT). В XIX в. указ для Н.М. Коркунова - научная абстракция, собирательная название для «всех общих правил, установленных в порядке управления» (Там же. С. VII).

Итак, четкого определения понятия «закон» и критериев для определения закона от прочих распоряжений верховной власти в российской историко-правовой науке выработано не было. По-видимому, это в принципе неразрешимая задача, поскольку теоретически разграничить закон и административное распоряжение можно только, когда исполнительная власть отделения от исполнительной (и здесь мы вполне можем согласиться с Н.М. Коркуновым), чего в российской истории на было не только в XVIII - XIX веках, в условиях самодержавной империи, но и на протяжении большей части XX века. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно сосредоточить исследовательские усилия на изучении порядка принятия, сферы действия и юридической силы отдельных разновидностей законодательных актов, ориентируясь на их самоназвание, а также на проблеме классификации актов верховной власти самим законодателем на протяжении XVIII-XIX вв.

 







Интересное:


Влияние традиций на управление сферой культуры на пороге ХXI века: история, современность, прогнозы на будущее
Лыцарство
К вопросу о развале СССР
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Источники и историография в истории правления Августа
Вернуться к списку публикаций