2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяИстория и историография — Общество соединенных славян и его участие в выступлении черниговского полка в 1825 г.



Общество соединенных славян и его участие в выступлении черниговского полка в 1825 г.


История декабризма, как правило, связывается с деятельностью Союза спасения, Союза благоденствия, Северного и Южного обществ. Но была еще одна - своеобразная декабристская организация - Общество соединенных славян, впоследствии присоединившаяся к Южному обществу.

Вскоре после организации Союза благоденствия, но совершенно независимого от него, в армии возникла самостоятельная небольшая тайная организация - Общество первого согласия. Оно было основано 13 мая 1818 года в местечке Решетиловка Полтавской губернии тремя юнкерами - братьями Борисовыми и Волковым. Усиление реакции в начале 20-х годов XIX века и слежка за вольнодумцами в армии не приостановили деятельности тайного общества, но стимулировали его дальнейшее развитие. В 1823 году было решено вместо прежнего, изжившего себя кружка организовать Общество соединенных славян с целью революционного объединения всех славянских племен в одну федеративную республику. Членами всеславянской федерации по их замыслу должны были стать Россия, Польша, Богемия, Моравия, Венгрия, Трансильвания, Сербия, Молдавия, Далмация, Кроация. Каждая из вошедших в федерацию стран должна будет выработать свою, приспособленную к особенностям собственного народа конституцию. Ежегодно будет собираться съезд представителей этих республик в центральном городе федеративного союза. Предполагалось бурное развитие промышленности, торговли, строительство торговых портов на берегах Черного, Балтийского, Белого и Адриатического морей.

Мечтая о создании такой Славянской республики, инициаторы нового общества считали, что «тем самым они доставят щастие не только нашим соотечественникам, но даже и другим народам» [1].

Вместе с идейным ростом Славянского общества стали увеличиваться и ряды его членов. В числе первых были приняты В.А. Бечаснов, П.Ф. Выгодский, И.И. Горбачевский, И.И. Иванов; в 1824 году - В.Н. Соловьев, Ф.А. Жебровский, П.Ф. Громнитский, А.В. Усовский, Н.И. Красницкий; весной 1824 года принято еще несколько человек. В списках декабристов, осужденных Верховным уголовным судом, значатся 23 члена Общества соединенных славян.

Члены Общества соединенных славян по своему имущественному положению значительно отличались от участников Северного и Южного обществ декабристов. Подавляющее большинство из них - это малоимущие дворяне, часто не имевшие ни земли, ни крестьян и больше по форме, чем по существу, принадлежавшие к дворянскому сословию. Чаще всего это были военные в небольших чинах, жившие «с одного жалования». Материальное и имущественное положение членов Общества соединенных славян поэтому резко отличалось от имущественного положения других декабристов [2].

Члены Общества славян были последовательными противниками «рабства» крестьян - крепостного права. «Не желай иметь раба, когда сам быть рабом не хочешь», - гласил их программный документ «Катехизис» [3]. Знатному и богатому дворянину Никите Муравьеву и Павлу Пестелю - членам дворянских семей, прочно укрепившихся на царской службе, не пришло бы в голову поставить себя на место крепостного и пригрозить себе его судьбой. Крепостное право славянами решительно отвергалось и осуждалось. Желание освободить крестьян вылилось у них в предложение практической меры: определить некоторую часть общественной суммы на выкуп крепостных людей.

Отношение к народу - замечательная черта идеологии Общества соединенных славян. Члены общества были проникнуты обширностью своего плана и для проведения его в исполнение считали необходимым содействие всех сословий. В народе они искали помощи, без которой всякое изменение непрочно; на собственном же своем положении они убеждались, что частная воля, частное желание ничтожны без этого всемощного двигателя в политическом мире. Это важнейшее исходное положение и приводило славян к выводу, что военные революции бывают не колыбелью, а громом свободы, именем которой совершаются.

Славяне указывали, что самое горячее желание и самая напряженная воля группы преобразователей ничтожны без народа, без этого мощного двигателя в политическом мире. Отсюда - поставленный ими вопрос о привлечении народа на сторону революционного переворота. Всему этому хорошо соответствовала республиканская идеология славян. Сознание необходимости открытой схватки с самодержавием во главе и в рядах пробудившегося народа было важной стороной их идеологии.

Славяне готовились к вооруженной борьбе с самодержавием, решая обнажить меч против своего государя. В проводимой агитационной работе они не только разъясняли солдатам тяжесть их положения, но и приоткрывали им революционные цели переворота. Славяне стремились воздействовать на солдат по линии субординации: офицеры агитировали фейерверкеров и унтер-офицеров, то есть солдатскую верхушку, и побуждали ее воздействовать в свою очередь на стоявшую ниже рядовую массу.

Агитация проводилась планомерно, образовался даже небольшой «кадр поверенных» из нижних чинов при офицерах-декабристах. Поверенные агитировали в солдатской массе и докладывали декабристам о результатах. Офицеры-артиллеристы особенно активно влияли на фейерверков - отборную часть солдат артиллерии, пользовавшуюся наибольшим уважением среди рядовой массы.

Влияние славян-офицеров среди солдат распространялось прежде всего на подчиненную им часть. Пропагандой были затронуты Саратовский и Пензенский полки, 9-я и 8-я артиллерийские бригады. Члены Славянского общества особое внимание обращали на солдат бывшего Семеновского полка, уже имевшего революционное прошлое. Так, М.М. Спиридов приглашал к себе для разговора и давал поручения многим бывшим семеновцам. Когда Спиридов переводился из Саратовского полка в Пензенский и приехал для окончательной сдачи роты в город Острог, то он и здесь вел агитационную работу среди солдат, хотя пробыл в Остроге всего четыре дня [4]. М.М. Спиридов пригласил к себе унтер-офицеров, капральных, ефрейторов, артельщиков и некоторых других гренадер и стрелков, убеждал собравшихся, что служба у них скоро переменится и будет значительно легче.

Подобные разговоры с солдатской массой вели Кузьмин, Сухинов, Щепилло, Соловьев, Киреев. Активно работали в области агитации среди солдат Горбачевский и Бечаснов. По 8-й артиллерийской бригаде было привлечено к делу 27 солдат, «развращенных» этими офицерами. Я.М. Андреевич убеждал рядовых, что им сократят срок службы, прибавят жалованье, уменьшится строгость. Но тут же добавлял, что Общество без действия солдат не может исполнить своей цели, а если солдаты будут с ними согласны, то перемена в их положении тотчас совершится. Отсюда видно, что солдатам было сообщено о существовании тайного общества, готовящего переворот.

Многие славяне-офицеры по роду своей деятельности имели особо благоприятные условия для агитации. Например, Бечаснов заведовал школой солдат во 2-й легкой роте 8-й артиллерийской бригады. Он составил специальные прописи «для учащихся», в которых были слова о том, что человек должен пользоваться правами, которыми его одарила природа. Тот же Бечаснов, выполняя поручения по производству мелких военных следственных дел и вращаясь среди рядового состава различных воинских частей, продолжал дело агитации.

В документах о декабристах есть данные о прямой связи пропаганды славян с крестьянским вопросом. Член Общества соединенных славян, поручик Полтавского полка Усовский, говорил о необходимости, привлекая солдат на свою сторону, представлять им тягость и долговременность их службы, мизерность жалованья, рабство и угнетение их отцов, матерей и братьев.

Восстание 14 декабря 1825 года на Сенатской площади было разгромлено. Но восстание декабристов еще не закончилось. Как только весть о северном восстании дошла до юга, там вспыхнуло ответное восстание, тесно связанное с первым - восстание Черниговского полка. В отличие от первого, оно длилось около шести дней: началось 29 декабря 1825 года и было разгромлено 3 января 1826 года. Южное восстание, как планировалось, должно было охватить многие полки (по предположению Васильковской управы, около 70 тысяч человек) и в соответствии с ситуацией, создавшейся в первой половине декабря, развернуться для поддержки и помощи восстанию в северной столице. Но весть о разгроме восстания в Петербурге дошла до членов южного общества только на одиннадцатый день, когда захват власти уже был не возможен.

«Главнокомандующим» южан после ареста П.И. Пестеля стал председатель Васильевской управы Сергей Муравьев-Апостол. Выступление предполагалось начать с Черниговского полка, потом должны были выступить Ахтырский и Александровский гусарские полки, Алексопольский пехотный и 17-й егерский полки, затем 8-я дивизия и артиллерийская бригада [5]. Таким образом, С. Муравьев-Апостол надеялся на значительные силы в помощь северу - пехоту, конницу, артиллерию.

Каковы же были действия членов Общества соединенных славян? Сначала они попытались собрать солдат и арестовать полкового командира Черниговского полка Гебеля. Это решение доказывало, что славяне самостоятельно определили момент начала восстания. Прежнее решение С. Муравьева-Апостола начать южное выступление с восстания Черниговского полка было им известно, и они хотели самостоятельно приступить к его реализации. Славяне стали действовать активно, принимая все зависящие от них меры к подготовке восстания. На что же рассчитывали декабристы? Конечно, на помощь южных полков, но эта помощь не являлась самоцелью. Расчет был на дух всеобщего недовольства в армии и народе. Хотел этого Муравьев или нет, но восстание, на которое он шел, помимо его воли начинало перерастать именно в ту форму, которой декабристы боялись: оно апеллировало к сочувствию со стороны народа.

В ночь на 29 декабря 1825 года член Славянской управы Кузьмин получил записку от Муравьева-Апостола, вызывавшего его в Трилесы. Стало ясно, что наступил решающий момент. Славяне, давно решившие действовать, были вполне последовательны. Первой о начале восстания объявили солдатам славянской роты Кузьмина. Успех был огромный: солдаты изъявили готовность во всем повиноваться своим офицерам. Инициатива восстания исходила от С. Муравьева-Апостола, членов Общества соединенных славян Кузьмина, Щепиллы, Соловьева и Сухинова и солдат, державших караул у арестованного Муравьева. Без поддержи солдат, без их безоговорочной решимости действовать усилия офицеров-славян и Сергея Муравьева пропали бы даром. Одному Муравьеву не удалось бы освободиться из-под ареста.

На солдатском согласии выступать против ненавистных крепостников, против крепостнических порядков в армии объективно основано все восстание Черниговского полка. Восстание сразу развернулось под республиканскими лозунгами, которые не только не скрывали от восставших солдат, но им были прямо объявлены.

С. Муравьев-Апостол отдал распоряжение поручику Кузьмину собрать пятую роту и идти на Ковалевку, Соловьеву и Щепилле было приказано из Каховки ехать в свои роты и привести их в город Васильков. Первой из славян пришла в Ковалевку пятая рота. Сам С. Муравьев с солдатами пришел в Васильков 30 декабря. Перед восставшими встали две задачи: во-первых, сомкнуть ряды восставших, привлечь участников, держать в повиновении примкнувших, регулировать внутреннюю жизнь восстания, заботиться о ресурсах, в том числе финансах и провианте; во-вторых, выработать план действий. Руководил восстанием военный совет, в который, кроме С. Муравьева-Апостола и М.П. Бестужева-Рюмина, входили четыре офицера из Общества соединенных славян - Сухинов, Кузьмин, Щепилло и Соловьев [6], пользовавшиеся особым доверием Муравьева.

Обе основные задачи, вставшие перед руководителями восстания, решались Муравьевым и Бестужевым, с одной стороны, и славянами - с другой, не совсем одинаково. Тактика Сергея Муравьева была выжидательной, он все время ждал присоединения новых частей. Такая позиция не соответствовала настроению солдат. Славяне же поддерживали идею не выжидания, а быстрого наступления. Они планировали идти на Киев. По их мнению, сделать это было необходимо с предельной быстротой, чтобы «упасть на Киев как снег на голову». В Киеве, говорится в «Записке» о Славянском обществе, к ним мог присоединиться Курский пехотный полк и даже другие полки, стоявшие в окрестностях города, в том числе офицеры, находившиеся при арсенале. План наступления на Киев славяне усиленно поддерживали и во время пребывания восставшего полка в Василькове. Муравьев сначала противился плану славян, но потом пошел на уступку: он послал из Василькова в Киев А.Е. Мозалевского с четырьмя рядовыми для разведки и для разбрасывания по городу листовок, призывавших к восстанию. Если бы в Киев прибыл не Мозалевский, а весь восставший полк, как предполагали славяне, дело получило бы несколько иной оборот.

Вторая задача - забота о внутренней спайке восстания, об его внутреннем управлении - также вызывала известные разногласия. Как поступить с нежелающими примкнуть к восстанию или колеблющимися? С. Муравьев тем, кто не желал примкнуть к восстанию, разрешил уйти. Славянская же часть штаба Муравьева действовала иначе: держать всех восставших вместе, запрещать уход, препятствовать измене и бегству, поддерживать высокую степень революционного духа и напряжения, каких бы жертв это ни стоило. Весь ход событий на юге показал, с каким удивительным бесстрашием и самопожертвованием выполняли свою роль славяне, какую роль сыграли офицеры в поддержании внутренней дисциплины среди восставших.

Ночь с 30 на 31 декабря восставшие провели в Василькове. Офицеры-славяне всю ночь не спали, готовились к походу, вели активную агитацию среди солдат, проявляя заботливость, предусмотрительность и ясное, практическое отношение к делу. «Каждый занимался своим делом, забывая опасность. Деятельность и усердие членов общества были беспримерны: они старались воодушевить солдат новым мужеством и поддержать их бодрость духа. Чтобы успешнее действовать на них, они всеми силами старались обеспечить их продовольствием. Сами солдаты в приготовлении к походу показывали не менее ревности: ружья, патроны и вся амуниция были осмотрены с величайшим тщанием и все недостатки были исправлены» [7].

31 декабря на площади Василькова восставшим был прочитан написанный Сергеем Муравьевым «Катехизис» - один из замечательных идеологических памятников движения декабристов. Документ был нацелен на свержение самодержавия и свидетельствовал о республиканской идеологии южан. «Катехизис» написан простым, понятным народу языком. В нем говорилось, что быть счастливым и свободным русскому народу мешает царизм, что цари - тираны и мучители народа, похитившие у него свободу.

Документ особенно интересен тем, что отвергает не только самодержавие, абсолютизм, но также и избрание царей. Революционный «Катехизис» смело и убежденно защищает тезис о том, что «избрание царей противно воле Божьей». Таким образом, он не оставляет сомнений в том, что идейная платформа южного восстания была республиканской. Документ пронизан идеологией равенства людей - одной из важнейших идейных основ революционной борьбы в эпоху смены феодализма капитализмом. Именно эта идеология и обосновывает в «Катехизисе» свержение самодержавия и установление справедливого строя без царей [8].



[1] Восстание декабристов. Т. 5. С. 22.

[2] Имущественное положение декабристов // Красный архив. Т. 5. С. 164.

[3] Нечкина М.В. Общество соединенных славян. М., 1927. С. 96.

[4] См.: Нечкина М.В. Движение декабристов. Т. 2. М., 1955. С. 186.

[5] См.: Восстание декабристов. Т. 4. С. 172.

[6] См.: Записки и письма декабриста И.И. Горбачевского. М., 1925. С. 14.

[7] Порох И.В. Восстание Черниговского полка // Очерки из истории движения декабристов: Сб. ст. / Под ред. Н.М. Дружинина. М., 1954. С. 128. См.: Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. М., 1951. Т. 3. С. 41.

[8] Нечкина М.В. Движение декабристов. С. 374.



← предыдущая страница    следующая страница →
123




Интересное:


Конституционные демократы начала 20 века - экономическая и политическая программа
Ленинские декреты и создание органов руководства высшей школой
Лыцарство
Государство и церковь в XVII столетии
Источники и историография в истории правления Августа
Вернуться к списку публикаций