2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяИстория и историография — Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ



Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ


С ликвидацией патриаршества и созданием Святейшего Синода русская Православная Церковь в течении XVIII-первой половины XIX вв. подверглась растущему огосударствлению, самостоятельность духовной власти сковывалась светской бюрократией, показав всю сложность эволюции церковного управления в синодальный период, современный юрист Н.Ю.Титов подтвердил постепенность этих процессов и выделил их основные черты [1]. В первой половине XIX в. огосударствление Церкви шло изнутри, путем быстрой эволюции функции обер-прокурора и передачи в его ведение некоторых сфер деятельности Синода.

1. Центральный аппарат подвергался дальнейшей централизации, и светское чиновничество, порой не имевшее отношения к церковной жизни, пыталось управлять духовенством в ущерб интересам последнего. В период Александра II общее положение центрального и местного синодального аппарата оставалось прочным. Но учитывая дальнейший ход преобразований в Церкви, аппарат был вынужден приспосабливаться, реагировать на помыслы православной общественности. М.П. Брошкин отмечал двойственное положение пореформенного Синода: "Синод лишь номинально числился высшим учреждением, фактически же по своему значению он приближался к министерству" [2].

Наиболее крутые изменения в синодальной системе произошли при Николае I (оформление самостоятельной канцелярии обер-прокурора, создание Хозяйственного и Духовно-Учебного Управлений при Синоде - под непосредственным влиянием обер-прокуророа и пр.) [3]. Но в конце 50-х гг. "формировались требования церковной самостоятельности не от государства вообще, а от гражданских чиновников в пользу расширения прав духовных членов Синода и низведение обер-прокурора на более низшую административную ступень" [4]. На местах светская власть все же проявляла себя умереннее по отношению к Церкви, а в вопросах богословских, богослужебных, цензурных, частных вопросах пастырской практики церковь в этот период сохраняла свою автономию.

Обозревая совокупность произошедших в духовном управлении изменений разного уровня, отметим три характерных момента. Первое - это стабилизация центрального аппарата. Развитие прежней тенденции бюрократизации протекало в частных аспектах, изменения велись как бы неспешно, спокойно, без принципиальных реорганизаций. В Канцелярии Синода, чье значение с созданием "параллельной канцелярии обер-прокурора несколько потускнело, в 1859 г. произошли изменения штатов, ряд должностей получил новые наименования, не меняющие характер управления и масштабы полномочий, возросло значение обер-секретарей в связи с большим документооборотом, некоторые функции совмещены в одном лице. С другой стороны, наблюдается четкое выделение наиболее важных дел в определенные руки и возложение соответсвующих функций конкретному чиновнику" [1], более серьезные изменения наблюдаются в 1864 г. - увеличение значения более крупных фигур в аппарате (увеличение начавшихся преобразований, потребовалась подготовка множества документов), одновременно происходило уменьшение функций и сокращение чиновников среднего уровня [6].

Что касается непосредственно обер-прокурора, то налицо его "обрастание" новыми соратниками. В 1857 г. назначено 2 (вместо 1) чиновников особых поручений при обер-прокуроре, в 1859 г. назначен помощник Юрисконсульту при обер-прокуроре. В 1862 г. обер-прокурору разрешено передать часть своих обязанностей одному из руководителей духовного ведомства на правах товарища министра, а в 1865 г. учреждена уже отдельная должность товарища обер-прокурора, что еще более подчеркнуло его сходство с главами ведомств [7] Еще более значительные перемены связаны с обер-прокурором Дмитрием Толстым. В 1867 г. из хозяйственного управления выделился Контроль при Синоде [8] - контрольные функции наконец обособились от административных, что предвещало самостоятельность проводящих ревизии от непосредственного управления. В этом же году вместо упраздняемого Духовно-Учебного управления создан учебный Комитет при Синоде, взявший на себя, однако, разрешение вопросов только по учебно-педагогической части духовно-учебных заведений (во главе с председателем "белого" духовенства) [4].

С проведением духовно-учебной реформы связана и вторая характерная особенность эпохи - определенные вынужденные уступки епархиальным архиереям (хотя реформы в Церкви производились вполне по светским параметрам), ряд функций центрального аппарата перемешаются в епархии. Семинарии вверялись в "ближайшее заведование" епархиальных начальств, духовные училища же вверены ближайшему попечению местного духовенства, хотя и находились под главным управлением Синода и "ведением" архиерея. Был также изменен порядок рассмотрения жалоб на решения Синода - если они раньше рассматривались тем же Синодом, то теперь отдавались на суд архиереев (по 2/3 их голосов) с препровождением им же всех материалов по жалобам. Кроме того, архиереям дано право постригать в монашество, увольнять окончивших семинарии их духовного звания, увольнять в отпуска служащих по духовно-учебному ведомству и воспитанников духовно-учебных заведений. Архиереи получили также возможность сами разрешать постройку и перестройку церквей и часовен, церковных сооружений в монастырях (кр. столиц) [10]. Веяния времени коснулись непосредственно и "белого" духовенства - возросла его активность в местных церковно-административных вопросах. Вводилось выборное начало в отношении благочинных церковных округов. Несмотря на ограниченность демократических начал в духовном сословии, его мышление и характер деятельности отличаются поиском новых форм, в церковное управление вовлекаются новые силы. Особенно это заметно в деятельности съездов духовенства (впервые собираются с 1865 г.) для обсуждения вопросов управления духовно-учебными заведениями и их материального обеспечения. Постепенно съезды стали вовлекаться в обсуждение вопросов религиозно-нравственного характера.

Наконец, третий момент - оживление церковной жизни на самом низшем уровне, в приходах. Исследуемый период знаменуется активными попытками вовлечения мирян в церковное управление. Началась компания за восстановление прихода в качестве юридического лица как низшей церковно-административной единицы. Принятое 2 августа 1964 г. Положение о приходских попечительствах при православных церквах давало шанс объединить все сословия на православной основе в деле попечения о благоустройстве и благосостоянии приходской церкви и приюта для развития народного образования и благотворительности в приходе [12]. Однако на практике к созданию попечительств часто относились формально, да и прихожане, особенно бедные, не очень охотно откликались на просьбы о материальном обеспечении своего духовенства, считая условия его жизни вполне достаточными. Да и сами попечительства не имели права распоряжаться церковными суммами. Однако и здесь отдельные представители приходского духовенства выделялись своей активностью из общей массы "забитого и униженного" сословия, каким оно представлялось на страницах печати.

Синод и органы его управления на местах не вполне сочувствовали неконтролируемому размаху инициативы "белого" духовенства и наиболее энергичных мирян (непрогнозируемому притоку новых людей на низовой уровень управления). Архиереи же казались светским "верхам" надежнее, но и они в итоге остались недовольны непоследовательными преобразованиями Толстого. Следует в заключении отметить также слабость, неструктурированность сил, которые смогли бы четко оформить и реализовать намеченное. Духовное ведомство представляло собой сочетание и переплетение старого и нового, а в итоге выявило отсутствие твердого стержня, разумной перспективы.



1. Титов Н.К. Церковь, в политический системе России первой половины XIX и. Автореферат диссерт. канд.юрид.наук. М., 1985. С.12.

2. Ерошкин Н.П. История государственнх учреждении дореволюционной России. М.. 1983. С.206.

3 Сборник Русского Исторического Общества. Т.113. 4.1. СПб., 1902. С.232.

4 См. напр.: "Архиерейский" проект Агафангела (Соловьева) "Высшая администрация

5. Русской Церкви" (ОР РНБ. Ф.5731. Д.А 160. Л.17-38об.. в сборнике митрополита Исидора); проект светских консерваторов A.M. Муравьева "О влиянии светской власти на дела церковные" и "Некоторые предположения для восстановления прежнего порядка в управлении церковном" (РГИА. Ф.796. On. 205. Д. 360.) и князя-эмигранта сторонника конституционной монархии П.В.Долгорукова "О внутреннем положении России" (Там же. Ф.647. Он. I. Д.50.) s ПСЗ Российской империи. Собрание второе. Т.34. N34681. 35169.

6. Там же. Т.34. N40514.

7. Там же. Т.32. N31478: Т.34. N34924.: Т.37. N38373: Т.40 N42772.

8. Там же. Т.42. N44570.

9. Там же. N45186.

10. Там же. Т 40. N42348-42349 и др.

11. См.:БогоявляенскийВ. Епархиальные съезда. Омск. 1902. 12 ПСЗ Российской империи. Собрание второе. Т.39. N41144.

12. См.: Освальт Ю. Духовенство и реформа приходскойжизыи. 1861-1865 гг..// Вопросы истории. 1993. N11/12. С.148.







Интересное:


К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Конституционные взгляды и реформы Сперанского
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Великая отечественная - людские потери России
К истории исполнительной власти в России
Вернуться к списку публикаций