2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяИстория и историография — Мобилизация населения в красную и белую армию в период гражданской войны - сравнительный анализ



Мобилизация населения в красную и белую армию в период гражданской войны - сравнительный анализ


В связи с мобилизацией 31 декабря 1918года, был создан “Комитет об отсрочках”, который определял категории граждан, не призываемых в армию [6].Не призывались по “телесным недостаткам”, имеющие льготу по семейному положению, если призываемый единственный в семье работник, псаломщики православного и др. вероисповеданий, учителя при условии функционирования школы, служащие, занимавшиеся продзаготовкой. Эта мера объявлялась временной до подыскания заместителей, но это было не реально, так как не подлежавшие мобилизации не стремились на службу в управление, занимаясь в основном спекуляцией, этим служащим предоставлялась отсрочка на 4 месяца. Призыву не подлежали - воспитанники средних и высших учебных заведений, при условии их функционирования [7].

Летом 1918 года красные также приступили к мобилизации. Мобилизация была крупнейшим мероприятием Губисполкома. Она продолжалась больше месяца и сопровождалась такими эксцессами, которые до основания потрясли Советскую власть в губернии.

Началом мобилизации нужно считать опубликование декрета от 3 июля 1918 года. В начале декрета указывалась причина мобилизации: “Революция в опасности! Враг, немец - гайдамак, наседает, и всем известно, где бы нога ни стала, она быстро и тягостно дает о себе знать трудового народу. Дабы это несчастье не постигло и нас граждан Северного Кавказа, дремать нельзя”[8]. Следует обратить внимание на формулировку в Декрете “ граждане Северного Кавказа”, хотя подобное обращение имеется в документе имеется, но подобного государственного образования не существовало.

Декрет содержал 13 пунктов о самой мобилизации. В последнем из них говорилось: “Для получения необходимых указаний и объединения действий... уездным комиссарам прибыть в город Ставрополь к 7июня с.г. нового стиля”[1]. Создавалась проволочка. По мнению большевистских лидеров, мобилизации должна была предшествовать большая секретная подготовка. Вызвать уездных комиссаров нужно было также в секретном порядке, а не по декрету. Странным было упоминание о республике Северного Кавказа: вопрос о ней тогда был решен лишь принципиально и подробности объединения еще разрабатывались. В это время была организована только общая военная коллегия для всего Северного Кавказа. У большевиков было нечеткое представление о новом революционном государстве - они говорили о республике Северного Кавказа, но фактически подобного государственного образования не существовало.

Кроме декрета по случаю мобилизации было выпущено “Воззвание к рабочим, крестьянам и всем революционным бойцам Ставропольской губернии”. По содержанию оно отличалось от декрета, так в нем определенно указывались классовые враги революции: “Буржуазия всех стран мобилизовала свои силы, Грабят и разоряют Алексеевские отряды житницу России - Северный Кавказ. На Медвеженский уезд пали тяжелые испытания ... Все имеющиеся свободные деньги идут на содержание бойцов... Губернский Исполком объявляет мобилизацию по всей губернии, чтобы помочь истекающему кровью уезду”... [1].

Совещание, на которое были приглашены уездные военные комиссары, продолжалось 2 дня - 8 и 9 июня 1918 года.

Совещанием был выработан проект мобилизации, который без изменений был утвержден 10 июня Губернским Исполкомом. Очень интересно, что мобилизации подлежали практически все, не исключая с точки зрения большевиков контрреволюционные элементы: “Учитывая, что призываемые для защиты родины сознательные народные массы ... сами найдут силы и средства обезвредить попадающий в ее среду контрреволюционный элемент, а поэтому ... призыву подлежат все граждане, не изолируя ... заведомо контрреволюционный элемент”. [1]. Под врагами советской власти подразумевались, прежде всего, офицеры царской армии. Между тем в некоторых больших селах, где проходило расформирование войсковых частей, осело их множество.

Другим недостатком этого проекта был перевод уже существовавшей Красной Армии на положение мобилизованных. “Отряды Красной Армии, ставшие на одинаковое положение с мобилизованными, должны с проведением мобилизации в первую очередь направиться на фронт”... [1]. Выработанная инструкция по проведению мобилизации также заслуживает внимания. Сплошному призыву подлежали мужчины 1895 и 1896 года рождения. Старше этого возраста призыву подлежали лишь те кто, не проходил военной службы.

Очень интересно, что обученные солдаты не подлежали мобилизации. Видимо, большевистские лидеры в первое время не хотели призывать тех солдат, которые давали присягу на верность России и царю. Во 2- м примечании указывалось: “Все чины ... кончая генеральским, упразднены, а поэтому призыву подлежат ... бывшие офицеры, юнкера и прочие”.

Легко можно представить какие отряды могли получиться на местах: с одной стороны необученные молодые крестьяне и с другой - вооруженное офицерство. Инструкция также предусматривала: “ Вооружение мобилизованных граждан произвести из числа отобранного у населения оружия новой конструкции”... [1].

Инструкция позаботилась и о пропагандистах для мобилизованных, потому, что по 4 параграфу призывались из учителей только кадеты, меньшевики и эсеры, а остальные освобождались: “Не подлежат мобилизации учителя, твердо стоящие на платформе признания советской власти и не замеченные в саботаже” [1]. Таким образом, мобилизация являлась своеобразным наказанием для интеллигенции. Не надо, поэтому удивляться, что в уездах, особенно в Святокрестовском, с проведением мобилизации создались сильные белогвардейские отряды. Вследствие этого по уездам губернии прокатилась волна антибольшевистских волнений.

20 июля 1918 года Губернским Военным комитетом был издан приказ: “военным секциям волостных советам предлагается приступить к организации отрядов. Не входящие в отряды обязаны сдать оружие. Вступившие будут получать жалование 75 рублей, вместе с материальным обеспечения семейств, страхованием жизни”. Организацией отрядов занимался П.М. Ипатов - член губернского исполнительного комитета Совета рабочих и крестьянских депутатов, в отряды записалось 2 000 человек, в основном беднейшее крестьянство. В этот же период большевики провели национализацию земли, что привлекло на их сторону крестьян, готовых защищать власть, давшую им землю. Апанасенко в Ново – Павловске организовал отряд в несколько тысяч человек, который был оснащен техникой (автоколонна из 135 машин), вооружен пулеметами.

Позже красными была проведена всеобщая мобилизация граждан, родившихся в 1895 и 1896 годах, и остальных от 22 до 35 лет. Одновременно была произведена мобилизация перевозочных средств - телег, лошадей и т.д., которые в основном брались у кулаков. Мобилизация проходила в тяжелых условиях, так как население тяготело к эсеровским лозунгам “Советы без большевиков”. Очень интересно, что согласно п. 4 учителя не подлежали мобилизации. Впоследствии из-за неудачи мобилизации, был издан декрет об ее отмене.

Если обратится к самому тексту декрета, то здесь очень четко выделяются цели проведения мобилизации: “Мобилизация производится для борьбы с врагами бедного класса, контрреволюционерами, капиталистами, вечными угнетателями бедного люда. Задача нашей Советской дивизии – поддержка Советской власти и беспощадная борьба до последней капли крови с врагами бедного народа, сторонниками старого режима, капиталистами и прочими тунеядцами, сидевшими на шее бедного народа [9].

Из декрета четко видно, кто являлся социальной базой советской власти - беднота, и ей противопоставлялись враги бедного народа, сторонники старого режима, кулаки, капиталисты и прочие тунеядцы. Очень интересно в этом контексте, кого считали кулаками; согласно ленинской концепции, ими были все лица, удерживающие хлеб, и они соответственно объявлялись врагами революции, а их сопротивление должно подавлено силой оружия.

Принудительная мобилизация у большевиков не получилась, поэтому командование Красной Армии было вынуждено коренным образом изменить политику набора в ряды военнослужащих, это видно из последующих приказов о формировании армии: “Согласно последним распоряжениям Ставропольского губернского исполкома рабочих и крестьян мобилизация отменяется. Формирование Советской Армии решено произвести в принципе добровольческом. Приказывается немедленно приступить к вызову добровольцев, желающих поступить в ряды добровольческой Советской Армии. Всех добровольцев, снабдить винтовками, патронами и провиантским довольствием по расчету на 16 дней каждого, а также одной пароконной подводой с достаточным фуражом на каждые 25 человек. Добровольцев выслать в распоряжение военного комиссара при именном списке” [10].

С другой стороны, подобная мобилизация неизбежно привела бы к накоплению преступного элемента в рядах мобилизованных, поэтому, что бы оградить Красную Армию от преступного элемента, желающие вступить в нее должны были предоставить удостоверение о несудимости.

Очень интересна мобилизация в плане социальной политики. Ведь во многом в ней заключался успех мобилизации красных, у большевиков она отличалась большей продуманностью действий. Иллюстрацией этого можно считать протокол заседания Ставропольского губернского военного комиссариата об ознаменовании годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. От 22 октября 1918 г. по случаю годовщины военный комиссариат решил сделать подарок семьям погибших воинов и семьям красноармейцев 1 500 пудов хлеба - распределить беднейшим семьям, старикам и воинам лишившихся трудоспособности и воинов, находившихся на фронте - снабдить 50 полушубками, 100 папах,100 пар носок, 100 пар перчаток, 50 пар валенок [11].

Также “красными” был организован Ставропольский Губернский отдел Труда и Социального обеспечения который 20 марта 1920 года издал постановление о том, что семейства призванных в ряды Красной Армии и поступивших в нее добровольно, пользуются правом на получения ежемесячного пособия (пайка). Право на получение пособия имели: жена при ребенке до 16 лет; дети до 16 лет; братья и сестры до 16 лет; отец, достигший 55 лет, мать, достигшая 50 лет, если они действительно содержались трудом призванного [12].Естественно, подобные постановления привлекали на сторону большевиков массы, которые охотно шли в бой “За власть Советов”.

Что касается социальной политики и обеспечения продовольствием белой армии, то главным источником снабжения Добровольческой армии были захватываемые большевистские запасы реквизированного хлеба. Казна была пуста, и содержание добровольцев было крайне низким: установленное еще в феврале 1918 года, оно составляло в месяц для солдат 30 рублей, для офицеров от 270-1000 рублей - для сравнения прожиточный минимум в ноябре 1918 года был определен 660- 780 рублей.

Но следующей нерешенной проблемой социальной политики в Добровольческой армии была помощь семьям добровольцам, и желание тем самым поднять моральное состояние бойцов. Но, что могла сделать Советская власть приемами социализации, продразверстки и повальных реквизиций, было не доступно командованию Добровольческой армии. Только в мае 1919 года удалось провести обеспечение чинов военного ведомства и семейств умерших и убитых офицеров и солдат. До этого выдавалось ничтожное единовременное пособие в 1,5 тыс. рублей.

Довольно интересна позиция белых и красных в отношении к военнопленным. Воззвание красного командования декларировало для белых частей “милосердие по отношению к врагу, который повержен и просит пощады. Именем высшей военной власти в Советской республике заявляем: каждый офицер, который в одиночку или во главе своей части добровольно придет к нам, будет освобожден от наказания.

Если он делом докажет, что готов честно служить народу на гражданском или военном поприще, он найдет место в наших рядах...” [13].

Хотя для самой Красной армии этот приказ звучал иначе: “...Под страхом строжайшего наказания запрещаются расстрелы пленных рядовых казаков и неприятельских солдат. Близок час, когда трудовое казачество, расправившись со своими контрреволюционными офицерами, объединится под знаменем Советской власти..” [13].

В устах белых лидеров подобное заявление звучало несколько иначе: Деникин в своем приказе объявлял, что “...русские офицеры, служащие Красной Армии будут преданы проклятию, если не оставят ее немедленно...” [14]. Согласно приказу №98 от 20 октября 1918 года, командованием добровольческой армии учреждался временный комитет по оказанию помощи беженцам, председателем был назначен Г.Н. Прозрителев, на нужды комитета был выделен кредит 50 тыс. рублей [15].

Хотя, если рассматривать политику по отношению к военнопленным со стороны белого движения, то по свидетельству очевидцев, когда Добровольческая армия вошла в Ставрополь, на дверях лазаретов можно было увидеть надписи “Надеемся на честь Добровольческой Армии”. Судя по приказам деникинского командования, с военнопленными обращались действительно гуманно согласно приказу военного губернатора г. Ставрополя. “В лагерь военнопленных для заведования больницей назначался врач, и выделялись медикаменты, которых не было достаточно, даже для нужд Добровольческой армии...” [16].

В дальнейшем события разворачивались для большевиков неожиданно. Сформированные большевиками отряды с трудом представляли себе, с кем они должны сражаться, и главное - зачем, что является целью их борьбы. Большевики в этих отрядах не пользовались большим влиянием. Сараев (большевик) вспоминает о своей поездке в село Терновское, где он устроил митинг: “Послышались вопросы: - С кем воевать? Один из ораторов даже призывал выбить губернскую власть, затем посмотреть, - нужно воевать или нет.”[1]. Даже Трунов, который позже прославился как красный командир, на этом митинге говорил о том, что “воевать нам не за что”. В связи с этим в Губернский Исполком была Сараевым отправлена телеграмма: “Конфликт между мобилизованными... и отдельными членами Исполкома... не дает повода к свержению Советской власти”[1].

В виду явного неподчинения мобилизованных, Губисполком послал в Медвеженский уезд карательный отряд в 100 человек, с одним орудием и одним пулеметом под командой Питова. Мобилизованные, узнав о приближении отряда, заняли боевые позиции, а в красный отряд послали делегатов, встреча которых состоялась в с. Северном. С позиций мобилизованных поступило заявление, что оружия они не сдадут и пропагандистов не выдадут. Обоими сторонами после долгих переговоров было выработано соглашение: “Обе стороны дают подписку... В виду того, что со стороны мобилизованных доказано, что... контрреволюционеров против Советской власти нет...”[1]. Стороны договорились не предъявлять друг другу требования о сдаче оружия, и была достигнута договоренность о обоюдной неприкосновенности. Товарищеский союз вступил в силу с 1 часа ночи 6 июля 1918 года. Губернский исполком конечно не мог согласится с таким решением вопроса. Советская власть, без коммунистов установившаяся в Александровском уезде, означало свержение Советской власти. В помощь отряду Питова был послан отряд Чугуева, 10 июля 1918 года оба отряда соединились и ранее достигнутые договоренности были признаны большевиками недействительными.

Губернский Исполком, в виду неудачи мобилизации, осенью 1918 года издал декрет о ее отмене. Предлагалось все оружие и патроны снести в волостные советы и вместо призывников вооружать добровольцев в Красную армию “из беднейших крестьян и рабочих” Очень интересно, что в знак окончательного примирения по всем волостям была распределена мануфактура и сахарный песок. Причем, например, село Северное получило на 63 тысячи рублей. Сформированные отряды оказалось невозможным послать на фронт, так как в селах, где было много офицеров (Воронцово - Николаевское, Чернолесское и др.), вспыхнуло восстание, красные отряды были вынуждены уйти в соседний Благодарненский уезд, где руководящую роль играли большевики. Отряды мобилизованных были вынуждены уйти в южную часть уезда, к границам Терской области. Так закончилась мобилизация большевиков. Неудачная мобилизация была главной причиной неудач Красной армии на Медвеженском фронте.

И красные и белые признавали, что исход гражданской войны решали симпатии или антипатии крестьянства- класса, составляющего три четверти населения страны. Первые двадцать лет ХХ века прошли под знаком борьбы крестьян за землю. Первые аграрные законы советской власти были соединением двух утопий: бедняцко-середняцкой с ее стремлением к уравнительному землепользованию (общинная традиционность, патриархальность, натуральное хозяйство) и коммунистической (отрыв крестьянина от собственности, создание крупного общественного производства в сельском хозяйстве). Но крестьяне оказались лишь пользователями земли, обязанными сдавать хлеб государству по твердым ценам в силу монополии на него государства. Но это было позже, сначала крестьяне наслаждались фактом получения земли, которую, кстати, они не могли занять без помощи государства. Государственные повинности - прежде всего хлебная, трудовая, гужевая, воинская и многие другие - восстанавливали общность интересов всего крестьянства перед грабительской политикой большевистского правительства. Политика советской власти создавала объективные условия для борьбы крестьянства против государства. Этим во многом и обуславливается срыв большевистских мобилизаций, а также вооруженное сопротивление. В борьбу включился социальный актив полярных групп деревни - беднота и кулаки. Первые выступили в защиту власти Советов, вторые наоборот организовали борьбу против них. Все это наиболее наглядно просматривается в мероприятиях по мобилизации, проводимой белыми и красными.



1. Головченко Ф. Емельянов Ф. Гражданская война в Ставропольской губернии (1918 - 1920 гг) Ставрополь. 1928. С.6-9., 13-14., 86-93.

2. Из письма ген. Алексеева к ген. Щербачеву от 31 июля 1918 г.// Белое дело. Дон и добровольческая Армия. А.И. Деникин Белое движение и Добровольческая армия. М.1992. С. 225., 227.

3. ГАСК ФР. 79 о. 1 д. 1 лл 7

4. ГАСК ф.870 ед.9 лл. 246

5. ГАСК ФР 79 о. 1 д.1 лл.26

6. ГАСК ФР.79. О.1 д.1 лл. 32

7. ГАСК ФР-79 о.1 д.1 лл.5

8. ГАСК Ф.79 О.1 д.165. Ставропольской губернии (1918 - 1920 гг) Ставрополь. 1928. С. 86-89.

9. ГАСК ф.77 оп.1 д.3 лл.222

10. ГАСК ф.р. 678 оп. 1 д. 42 лл. 1

11. ГАСК ф. р. 678. оп.1 д.318 лл.10

12. ГАСК ф.Р. 100 оп.1 д.6 лл.2

13. Деникин А. И. Вооруженные силы Юга России. С.387-388.

14. ГАСК ФР. 79 О.1 д.1 лл.23

15. ГАСК ФР.79 О.1 д.1лл.39

16. ГАСК ФР-79 О.1 д.1 лл.6



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
К истории исполнительной власти в России
Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций