2007-10-26 00:00:00
ГлавнаяИстория и историография — Ленинские декреты и создание органов руководства высшей школой



Ленинские декреты и создание органов руководства высшей школой


В.И. Ленин не только разработал теоретические основы культурной революции, но явился вдохновителем и организатором культурного строительства в нашей стране. Организаторская деятельность В.И. Ленина в области народного образования нашла свое отражение в законодательстве. В период с декабря 1917 г. по март 1919 г. им был подписан 41 декрет, а с января 1920 г. по февраль 1921 г.- 64 декрета [1] по различным вопросам народного просвещения. Многие из них относились непосредственно к высшей школе.

Ленинские декреты явились законодательной основой строительства советской высшей школы. В этих декретах нашли разрешение основные вопросы ее организации: управление высшей школой, организация учебной, научной и просветительной деятельности высших учебных заведений, формы участия хозяйственных, профсоюзных и других организаций в работе вузов, правовое положение профессорско-преподавательского состава и формы подготовки научных кадров, условия и порядок приема в число студентов и организация рабфаков как важнейшего средства пролетаризации высшей школы и т.д. Многие из декретов были написаны самим В.И. Лениным, разрабатывались при его участии или были приняты по его инициативе.

В.И. Ленин указывал, что Коммунистическая партия не может давать процессу культурной революции развиваться стихийно, хаотически, она должна планомерно руководить этим процессом, формировать его результаты [2]. И в области высшего образования организованное, планомерно осуществляемое и направляемое Коммунистической партией руководство единого центра являлось важнейшим условием успеха революционного преобразования высшей школы. Поэтому одной из первых задач Советской власти было создание такого органа, который смог бы обеспечить проведение в жизнь программы и политики партии в деле высшего образования: сделать высшую школу доступной для трудящихся, поставить ее на службу социалистическому строительству.

Начало созданию этого органа было положено постановлением II Всероссийского съезда Советов от 26 октября 1917 г. «Об образовании Рабочего и Крестьянского Правительства» [3]. Согласно этому постановлению, учредившему Совет Народных Комиссаров, «заведывание отдельными отраслями государственной жизни поручается комиссиям», возглавляемым народными комиссарами. В состав Совнаркома вошел и народный комиссар просвещения. Комиссия по народному образованию была создана подписанным В.И. Лениным декретом от 9 ноября 1917 г. «Об учреждении Государственной Комиссии по просвещению» [4]. Комиссия создавалась для «общего руководства народным просвещением» под председательством народного комиссара по просвещению. В состав Комиссии должны были входить представители широкого круга государственных и общественных организаций - ВЦИКа, центральных профсоюзных органов, Всероссийского центра фабзавкомов и т.д. [5]

Создание новых органов руководства высшей школой знаменовало вместе с тем ликвидацию дореволюционных органов. Должности министра народного просвещения и его товарищей как носителей правительственной власти в области народного просвещения упразднялись Октябрьской революцией и ее декретом об организации Совнаркома. В декрете от 9 ноября 1917 г. устанавливалось, что все дела «должны пока идти» через Министерство народного просвещения, которое по декрету должно «играть роль исполнительного аппарата при Государственной Комиссии». Таким образом, Министерство как руководящий орган, обладающий правительственными функциями, было ликвидировано и превращено в исполнительный, технический аппарат. Фактически Министерство и как технический аппарат в первые же дни после Октябрьской революции ликвидировалось вследствие саботажа со стороны почти всех специалистов и чиновников бывшего Министерства народного просвещения [6].

26 (13) июня 1918 г. за подписью В.И. Ленина был опубликован декрет СНК «Об организации дела народного образования в Российской республике» [7], более детально определивший функции Государственной Комиссии по просвещению. На нее возлагалось руководство делом народного образования и установление его общих принципов, объединение просветительной работы на местах, составление общегосударственной сметы и решение других принципиальных вопросов. Этим же декретом был существенно изменен и состав членов Комиссии: в нее вошли, наряду с руководящими работниками Наркомпроса, представители ВЦИКа, профсоюзов, ВСНХ, НКНаца и других центральных учреждений и организаций. Практическая деятельность Комиссии не отличалась большой определенностью. Наряду с решением принципиальных вопросов реформы высшей школы она занималась и мелкими, текущими делами, что не соответствовало ее первоначальному назначению.

Но как бы ни были разнообразны вопросы компетенции и деятельности Государственной Комиссии, в ее функции не входило непосредственное заведывание высшими учебными заведениями. В декрете об учреждении Государственной Комиссии прямо указывалось, что она «отнюдь не является центральной властью, управляющей учебными и образовательными учреждениями» [8]. Органом, непосредственно осуществляющим руководство и управление вузами, вскоре стал Наркомпрос. Сосредоточение в ведении одного органа руководства высшими учебными заведениями являлось важным средством и вместе с тем необходимой предпосылкой политического преобразования высшей школы. Во всех декретах, подписанных В.И. Лениным, в том числе и в декретах об организации новых вузов, последовательно проводилась линия на подчинение всех высших учебных заведений Наркомпросу.

Народный Комиссариат просвещения как особый орган, отличный от Государственной Комиссии по просвещению, начал складываться сразу же после Октябрьской революции. Уже в декабре 1917 г. в Наркомпросе учреждается около 20 отделов, в том числе отделы автономных высших учебных заведений, научный, по подготовке преподавательского состава и др. [9] Наркомпрос непосредственна руководит вузами, определяет правила переводов студентов из одного вуза в другой [10], утверждает способы проверки знаний студентов, объем и содержание ее [11], решает вопросы о порядке зачисления в число студентов [12], участвует в проведении всероссийских конкурсов по замещению вакансий на кафедрах [13].

Государственная Комиссия и Наркомпрос, хотя и работали под председательством одного лица - наркома просвещения, являлись различными органами. Это особенно ясно было подчеркнуто указанным выше декретом «Об организации дела народного просвещения в Российской республике», возложившим на Наркомпрос непосредственное заведывание всеми научными и учебными учреждениями, имеющими общегосударственное значение, и окончательное разрешение всех спорных вопросов и конфликтов, возникающих между отдельными органами просвещения.

В литературе указывалось, что Наркомпрос начал функционировать во второй половине ноября 1917 г. «как рабочий орган Государственной Комиссии по просвещению» [14]. По-видимому, это неточно отражает действительное соотношение названных органов. Ни в одном из декретов данного периода нет указания на то, что Наркомпрос являлся рабочим или исполнительным органом Государственной Комиссии. Надо иметь в виду, что Государственной Комиссии общее руководство народным просвещением поручалось временно, до организации новой системы органов государственного руководства. Наркомпрос и Государственная Комиссия имели в своем составе почти аналогичные отделы. Практически Государственная Комиссия работала в составе соответствующих работников Наркомпроса (членов коллегии и заведующих отделами), поскольку государственные и общественные органы не ввели в ее состав своих представителей. По мере того как все большее число учебных заведений передавалось в ведение Наркомпроса и само государственное руководство народным образованием укреплялось, Наркомпрос становился органом реального руководства народным образованием, а Государственная Комиссия стала утрачивать свое значение [15]. Хотя местные отделы и Советы народного образования могли обращаться «к любой высшей организации... вплоть до Государственной Комиссии по просвещению» [16], а народный комиссар был ее «представителем и исполнителем» [17], из этого не следует делать вывода о том, что Наркомпрос являлся исполнительным органом Государственной Комиссии. Достаточно указать, что нарком просвещения избирался ВЦИКом, а его заместители и члены Коллегии назначались Совнаркомом и согласно Конституции РСФСР 1918 г. по общему правилу были ответственны перед ВЦИКом, а не перед Государственной Комиссией. «Фактическое же положение, - вспоминает один из участников организации Наркомпроса, - в Комиссариате просвещения было таково: вся власть была сосредоточена в руках Наркома и Коллегии; Государственная Комиссия, конечно, тоже решала дела, но больше говорила, дискутировала, и впоследствии ее пришлось уничтожить, так как она мешала работать более или менее налаживавшемуся аппарату Наркомпроса» [18].

Условия времени, принципиально новые задачи, отсутствие опыта приводили к тому, что в годы, непосредственно следовавшие за Октябрьской революцией, в создании новых государственных форм был неизбежен элемент стихийности. Это отражалось на деятельности Наркомпроса, страдавшей отсутствием четких принципов, а также на его организационной структуре, отличавшейся громоздкостью (в его составе было более 400 административных подразделений). Без реорганизации сложившейся в первые годы Советской власти структуры и перестройки деятельности Наркомпрос не смог бы выполнить возлагавшейся на него задачи преобразования всей системы народного образования, в том числе и высшего. Именно поэтому Коммунистическая партия и лично В.И. Ленин уделяли столь много внимания работе Наркомпроса.

Состоявшееся в декабре 1920 г. - январе 1921 г. первое партийное совещание по вопросам народного образования приняло ряд важных решений по основным проблемам высшей школы (о реформе высшей школы, о рабочих факультетах, о подготовке преподавателей вузов по обществоведению и др.), а также постановление о реорганизации Наркомпроса [19]. Еще до совещания В.И. Ленин в письме к A.В. Луначарскому, считая неприемлемыми проекты реорганизации, выработанные специальной комиссией, указывал, что «... проекты искусственны. Решать будет, разумеется, Цека». Одновременно B.И. Ленин высказал ряд соображений по этому вопросу [20]. В написанном им проекте постановления Пленума ЦК РКП (б) В.И. Ленин, признавая необходимой реорганизацию Наркомпроса, особо подчеркивал, что нужно «подготовить ее более обстоятельно» [21]. Учитывая всю важность указанного мероприятия и недостаточность рекомендаций партийного совещания, В.И. Ленин считал необходимым задержать проведение в жизнь одобренного совещанием Положения о Наркомпросе [22].

26 января 1921 г. вопрос о реорганизации Наркомпроса был поставлен на обсуждение Пленума ЦК партии, который создал для ее осуществления комиссию под председательством В.И. Ленина. В.И. Ленин и возглавил всю работу по реорганизации Наркомпроса [23]. Он написал не только проект Положения о Наркомпросе [24], но и проект партийного документа «Директивы ЦК коммунистам - работникам Наркомпроса» [25], который был опубликован 5 февраля 1921 г. как партийное решение. А 9 февраля «Правда» поместила статью «О работе Наркомпроса» [26], в которой В.И. Ленин разъяснил значение важнейших положений «Директив» и сформулировал основные задачи Наркомпроса. В этих документах В.И. Ленин, отметив основные недостатки в работе Наркомпроса, поставил ряд задач, относящихся непосредственно к высшей школе: разработку учебных планов и программ, использование в качестве учебной базы фабрично-заводских и сельскохозяйственных предприятий, обеспечение руководства и контроля коммунистов за работой спецов, определение содержания обучения коммунистами, «поскольку речь идет об общеобразовательных предметах, в особенности же о философии, общественных науках и коммунистическом воспитании», и др.

11 февраля 1921 г. В.И. Ленин утвердил положение «О Народном Комиссариате просвещения» [27], детально определившее структуру, функции и организацию работы Наркомпроса. В определении структуры и принципов организации Наркомпроса «Положение» исходило из общих оснований, установленных Конституцией РСФСР для наркоматов (нарком, заместители, коллегия и т.д.), и предусматривало разделение Наркомпроса на 2 центра (Академический и Организационный) и 4 Главных управления.

Наркомпрос в целом представлял собой, как писал М.Н. Покровский, особый аппарат идейной диктатуры пролетариата [28]. Однако до 1921 г. идейная работа его была разобщена по центрам, главкам и отделам. Организацией Академического центра создавался орган, объединяющий идейную работу всех подразделений Наркомпроса, направляющий ее по единому плану. В.И. Ленин придавал работе Академического центра большое значение. Когда Е. А. Литкенс внес в ЦК список кандидатов на утверждение в Академический центр, В.И. Ленин просил перенести этот вопрос в Политбюро [29]. В составе Академического центра, как «центра общего теоретического и программного руководства», в качестве его секции действовал Государственый Ученый Совет (ГУС) с тремя подсекциями (научно-политической, научно-технической и научно-педагогической), призванными осуществлять программно-методическое руководство в соответствующих областях высшего образования. Создавая ГУС в 1919 г., Наркомпрос возлагал на него задачи, которые не были разрешены совещаниями по реформе высшей школы 1918 г. [30]. Однако в первый период своего существования ГУС не смог серьезно приступить к решению этих задач и занимался самыми разнообразными вопросами (уплотнение вузов, открытие новых факультетов, отделений, кафедр, установление правил контроля над занятиями студентов, организация факультетов общественных наук и т.п.). Еще в период разработки Положения о вузах В.И. Ленин придавал деятельности ГУСа большое значение. В письме к А.В. Луначарскому он подчеркивал необходимость оживления и упорядочения работы ГУСа как органа «обсуждения всех научно-педагогических вопросов». При этом В.И. Ленин указывал, что в состав ГУСа должны быть вовлечены «лучшие спецы, хотя бы буржуазные» [31].

Положение о Наркомпросе поставило перед ГУСом как секцией Академического центра вполне определенную задачу - теоретическое и программное руководство. И хотя в его работе некоторые текущие вопросы (в частности, замещение профессорских вакансий на кафедрах) продолжали занимать большое место, тем не менее, с этого времени все большее значение начинают приобретать вопросы программно-методического руководства, разработка типовых учебных планов вузов. В составе секций (подсекций) ГУСа работало в этот период около 50 работников науки и техники; научно-методической секцией руководила Н.К. Крупская, а научно-политической - М.Н. Покровский [32].

Ленинские декреты имели большое значение в создании специального органа руководства высшей школой - Главпрофобра. В январе 1919 г. на совещании при участии Н.К. Крупской, М.Н. Покровского, Ф.В. Ленгника и др. было принято решение о создании в Наркомпросе специального центра руководства профессиональным образованием. В соответствии с этим в качестве совещательного органа при участии ВЦСПС и других заинтересованных органов учреждается Государственный Комитет по профессиональному образованию. Однако существование комитета было недолгим. Проведя несколько заседаний, так и не разработав реформы профессионально-технического образования, он прекратил свое существование.

В июне 1919 г. декретом, подписанным В.И. Лениным, в составе Наркомпроса создается Секция профессионально-технического образования [33]. 29 января 1920 г. В.И. Ленин подписывает декрет о преобразовании этой Секции в Главный Комитет профессионально-технического образования [34], а также положение «О правах и обязанностях Главного Комитета профессионально-технического образования» [35]. Согласно этим декретам Главпрофобр организовывался в составе Наркомпроса как орган руководства всем профессиональным образованием. Главпрофобр обладал большой самостоятельностью. Члены коллегии Главпрофобра утверждались непосредственно СНК При Главпрофобре создавался Совет профессионально-технического образования (Совпрофобр) в составе представителей Главпрофобра, ВСНХ, НКЗема, НКПС, НКПрода, НКТруда, ВЦСПС и других ведомств.

Предоставление Главпрофобру самостоятельности вызывалось конкретными условиями и задачами перехода к мирному строительству. Необходимо было придать профессионально-техническому образованию особое значение как важнейшему средству осуществления планов хозяйственного строительства. Вместе с тем, как подчеркивал А.В. Луначарский, «задача Главпрофобра - есть задача не только ударная, но и временная. Никакого Главпрофобра у нас в сравнительно далеком будущем не будет» [36].

Первоначально Главпрофобр был лишь органом руководства индустриально-техническими вузами. К ведению Главпрофобра, согласно «Схеме управления профессионально-техническим образованием РСФСР», относилось руководство всем профессионально-техническим образованием, непосредственное заведывавде втузами, имеющими общегосударственное значение, разработка учебных планов и методов преподавания, забота о социальном обеспечении учащихся и преподавателей, финансирование и снабжение учебных заведений [37]. Университеты и некоторые другие высшие школы находились в ведении Научного Сектора Наркомпроса. По соглашению, заключенному Главпрофобром с Научным Сектором, технические факультеты университетов и других вузов в отношении учебной работы (учебные планы, методы преподавания, сроки обучения и т.п.) передавались в ведение Главпрофобра [38].

Через два года указанным выше «Положением» о Наркомпросе Главпрофобру были переданы все вузы. Передача сельскохозяйственного, медицинского, педагогического образования должна была изменить структуру Главпрофобра, и он получил новое название - Главное управление профессионально-технического образования и высших учебных заведений. Кроме того, отменялось «особое положение» Главпрофобра, который теперь занял равное положение с другими главками Наркомпроса.

В рассматриваемый период (1917-1921 гг.) сложилась не только структура Наркомпроса, но и система его местных органов. Постановлением Государственной Комиссии по просвещению в начале 1918 г. были ликвидированы учебные округа и соответственно упразднены должности попечителей учебных округов, окружные канцелярии и т.д. Губернским Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов поручалось по мере организации при них отделов народного образования создавать ликвидационные комиссии по упразднению учебных округов [39]. Новые местные органы народного образования, как правило, в отношении вузов пользовались лишь правом контроля и наблюдения, что неоднократно подчеркивалось в ряде постановлений Наркомдроса [40]. Однако имелись и исключения из этого правила, обусловленные конкретными условиями создания местных органов. Так, в Петрограде Петропрофобр являлся «отделением» Главпрофобра, а не местным органом и соответственно его функции не ограничивались лишь контролем [41]. Уралпрофобр конструировался как «филиал» Главпрофобра [42]. В составе Сибирского Ревкома был организован Сибпро-фобр, на который возлагалось «заведывание всеми, в том числе и высшими, профессионально-техническими учебными заведениями» [43]. В УССР права местных профобров в отношении высшей школы также были значительно шире, чем контроль и наблюдение.

Утвержденное В.И. Лениным положение «О высших учебных заведениях» в принципе установило единообразное отношение местных органов к высшей школе, предоставив им право контроля над деятельностью вузов и обращения в Наркомпрос по поводу замеченных недостатков [44]. Это исключало вмешательство местных органов просвещения в текущую деятельность вузов, но не означало, что местные советы и их отделы народного образования устранялись от активного участия в управлении вузами. Они участвовали в формировании органов управления вуза, в приеме студентов, в работе стипендиальных комиссий, в управлении рабфаками и т.д.

В положении «О высших учебных заведениях РСФСР» от 2 сентября 1921 г. указывалось, что интересы широких пролетарских и крестьянских масс «во всей деятельности высшего учебного заведения должны стоять на первом плане». В соответствии с этим детально определились задачи вузов, их внутренняя структура и система органов внутреннего управления.

Вуз состоит из факультетов, объединяющих основные группы дисциплин, представляющих собой законченное целое в научно-учебном отношении и имеющих целью подготовку практических деятелей определенных профессий. В составе каждого вуза должен быть рабочий факультет. Число и номенклатура факультетов в каждом вузе устанавливались Наркомпросом «сообразно местным условиям». Специализация в пределах факультетов утверждалась Главпрофобром. В составе вуза могли создаваться научно-исследовательские институты, курсы и научные ассоциации. Органами вуза являлись: Правление и Совет вуза, Президиум и Совет факультета, предметные комиссии (объединяющие одну или несколько родственных дисциплин) и их бюро [45].



← предыдущая страница    следующая страница →
12




Интересное:


Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Конституционные взгляды и реформы Сперанского
Правление Октавиана Августа
Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
Наркомат юстиции РСФСР в условиях военного коммунизма
Вернуться к списку публикаций