2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Н. Чемберлен очень надеялся на помощь местных властей. Им было рекомендовано провести необходимые приготовления к проведению собеседований с гражданскими добровольцами и создать комитеты по призыву.

Поддержка представителей партий местных властей была получена. Однако и здесь генеральному директору пришлось столкнуться с министерством снаряжения. Дело в том, что, заработай создаваемая система, министерство снаряжения потеряло бы десятки тысяч рабочих рук. Сразу за этим последовал протест со стороны министерства сельского хозяйства. Здесь проблема была иной. Работники сельскохозяйственной сферы получали значительно меньшее вознаграждение, нежели промышленные рабочие, таким образом, предложение вступить в индустриальную армию могло вызвать резкий отток рабочей силы из ведения министерства сельского хозяйства. Газеты Нортклиффа обрушивались с ярой критикой на результаты работы департамента. Возможно, причиной тому являлась ссора между владельцем издательств и Ллойд Джорджем. «Энни называет Н. «хитрой жабой». Ужасающая комбинация обидных эпитетов, не правда ли?».

Тем временем, Чемберлену пришлось окончательно признать, что система принудительного призыва на фронт, решение о введении которой было принято военным кабинетом 19 января, не решало проблему в необходимой степени. Слишком широки были ограничения и бронь. Как он заметил в одном из своих докладов, принятие решения о том, что было важнее: обеспечение людьми военной промышленности или фронта, было вне его компетенции. В отличии от Эдисона, он был уверен в том, что можно изъять определенное количество людей из военного производства без ущерба объемам выпускаемой продукции. По его мнению, этого можно было добиться, предоставив определенное время для адаптации людей к новым условиям работы. Чемберлен был уверен, что и работодатели и большинство профсоюзов не будут против отмены льгот для одних при гарантированной брони для тех, кто своим трудом заслужит возможность не рисковать жизнью на фронте. Тем не менее, военный кабинет принял решение не изменять действующую схему.

Несмотря на то, что Н. Чемберлен и Эдисон достигли определенных договоренностей, на практике Чемберлен не мог воспользоваться многими из полномочий, которыми формально обладал. В своих воспоминаниях глава министерства снаряжения прямо заявляет, что «Чемберлен был брошен на выполнение практически невыполнимой в нашей сложной системе взаимоотношений между министерствами задачи, не имея ни достаточного опыта, ни профессиональной команды. Это никак нельзя было назвать честной игрой...».

Вскоре должна была начаться новая парламентская сессия и вот что писал по этому поводу 20 февраля премьер-министр: «вопрос с призывниками безусловно животрепещущий и я понимаю какая работа уже проведена в различных частях страны. Но многое еще предстоит сделать и я надеюсь, что те, кто занимается этой проблемой будут работать еще активней».

Н. Чемберлен признавал, что кампания продвигается медленнее, чем хотелось бы. Он подчеркнул, что членам парламента необходимо напрячь все силы.

Безусловно, призывная компания была бы гораздо более эффективной, если бы она руководилась централизованно, а не была бы отдана на откуп местным властям. Постепенно вырисовывалась безрадостная картина. Премьер-министр нажимал на департамент Чемберлена с требованием все большего и большего числа добровольцев в индустриальную армию, в то время как уже вступившие работники оставались без задач для выполнения. Чемберлен писал: «черт возьми, чем же нам их занять».

В те дни Чемберлен 9 раз за неделю выступал с речами в поддержку призыва в Глазго, Шеффилде, Лондоне и Кардиффе. Опасаясь парламентской критики, Ллойд Джордж назначил Стефена Уолша, лейбористского члена парламента, который затем станет военным министром, на должность парламентского секретаря при департаменте Чемберлена. Чемберлен ничего не знал об этом вплоть до того момента, как пришло официальное письмо. Подобные демарши были вполне в стиле Ллойд Джорджа, который частенько грубо вмешивался в дела министерств и ведомств «через головы» министров. Департамент национальной службы подвергался жесткой критике со стороны прессы, особенно со стороны газет Нортклиффа. Его винили в том, что действующая схема неэффективна и совершенно не является заменой единственно верному и честному варианту - принудительному призыву. Чемберлену приходилось принимать эту критику как должное, ведь его личное мнение было таким же. В вопросах введения принудительного призыва на гражданскую службу администрация Ллойд Джорджа мало отличалась от администрации Асквита, она боялась общественного недовольства как огня. Таким образом, идея жесткого централизованного распределения рабочей силы становилась все менее популярной, а департамент национальной службы оказывался между молотом и наковальней.

Стоит отметить, что Н. Чемберлену удалось довольно легко найти общий язык с представителями лейбористов. Им импонировала его способность прямо и честно отвечать на их вопросы, не скрывая подводных ям. Это позволило Чемберлену создать небольшой, но влиятельный лейбористский консультационный совет, который включал в себя: Д. Томаса, генерального секретаря национального объединения железнодорожников, который затем станет близким коллегой и другом Н. Чемберлена в Кабинете, Тома Шоу (в скором будущем министра труда и, затем, военного министра) и Бена Тиллета, лидера докеров. Чемберлен установил близкие отношения с этой группой, и те ответили ему взаимностью. Вскоре совместная деятельность начала приносить плоды.

Тем не менее, такие факторы как отсутствие у департамента национальной службы полномочий распределять призванные в индустриальную армию рабочие руки и недовольство остальных министерств и департаментов вмешательством в их дела продолжали создавать, мягко говоря, неблагоприятную атмосферу в правящих кругах. И козлом отпущения всегда становился младший Чемберлен со своим департаментом, который «вечно лезет не в свои дела». Что же касается деятельности самого премьер-министра, то секретарь военного кабинета пишет о том периоде: «они никогда не составляют повестки дня. При обсуждении они постоянно уходят в сторону от животрепещущих тем. В то же время они совершенно не дают департаментам проявлять инициативу. В результате это «деятельное» правительство работает куда хуже, чем любое правительство типа «поживем - увидим»».

В конце июля 1917 г. Н. Чемберлен понимает, что без внесения изменений в список полномочий департамента национальной службы и изменения отношения к нему со стороны Кабинета, ситуацию невозможно будет исправить: «Очевидно, что я буду не в состоянии приносить какую-либо пользу при настоящем положении вещей. Это не может дальше продолжаться».

Но никакого решения не последовало. Но уже тогда было очевидно, что Н. Чемберлена не пригласят на пост департамента, который будет обладать огромными полномочиями и заниматься и военным и гражданским призывом. Его имя было намеренно дискредитировано прессой и отношением в Уайтхолле. Он не нашел общего языка с премьер-министром. Уже в начале августа Кабинет принял решение о передаче полномочий по военному призыву от военного министерства «обновленному» департаменту национальной службы.

Мистер Эдвард Шорт (королевский адвокат, будущий главный секретарь по делам Ирландии и министр внутренних дел) председательствовал на совещании, посвященном «скандалам», связанным с нарушениями в медицинском обследовании призывников. Не посовещавшись ни с военным кабинетом, ни даже с влиятельным членом Кабинета, Милнером, Ллойд Джордж предложил ему заменить Чемберлена. Шорт ответил: «я вынужден доложить вам, что я не организатор, а адвокат». В ответ он услышал от премьер-министра: «Нам и не нужен организатор, нам нужен человек с юридическим складом ума, чтобы решать противоречия между департаментами». Когда информация достигла Геддеса, тот однозначно заявил, что не будет работать под началом Шорта, однако готов быть его помощником в течении нескольких месяцев. Затем было высказано предположение о том, что, если Шорт откажется, то его особый комитет, созданный специально для этого, должен поддержать кандидатуру генерала Геддеса на должность главы нового учреждения по вопросам призыва, которое должно заменить департамент национальной службы. Геддес должен стать гражданским лицом и получить ранг министра. Если Геддеса порекомендует комитет Шорта, то все пройдет как по маслу, но, если его просто назначат, люди подумают, что ими просто манипулируют, переводя под начало то одного, то другого человека.

7 августа Н. Чемберлен должен был присутствовать на совещании Кабинета по вопросу гражданского призыва. Однако ему доложили, что совещание не состоится и что Милнер хочет поговорить с ним с глазу на глаз. Милнер начал с того, что рассказал о недавней беседе с Геддесом и понял, что здесь невозможно добиться и тени желания сотрудничать. Затем он решительно порекомендовал Чемберлену «развязываться со всем этим» и с облегчением услышал, что тот пришел к тому же выводу, однако не мог ничего предпринять, пока не получит согласие комитета во главе с самим Милнером. Тот добавил, что военный кабинет принял решение передать гражданский призыв национальной службе. Н. Чемберлен поправил его, сказав, что решение еще не принято и что именно за Милнером и его комитатом последнее слово. Тот, выждав паузу, согласился и объявил, что может прямо сейчас вызвать остальных двух членов комитета и принять решение. Чемберлен ответил, что как только оно будет принято, он тут же пришлет прошение об отставке. Далее Чемберлен поинтересовался кандидатурой на его пост. В ответ Милнер не ответил ничего вразумительного, однако Чемберлен догадывался, что пост будет предложен Геддесу, ничего не зная о предложении Ллойд Джорджа Шорту. Тем временем Геддес убеждал Шорта в том, что ему «придется провести не одну бессонную ночь для того, чтобы хотя бы понять, что такое призыв».

Незадолго до своей отставки, Н. Чемберлен узнал, что уже в течении почти двух месяцев ведется работа по поиску его замены. Даже если назначат Геддеса, то, в любом случае, департамент не сможет обеспечить необходимого количества людей для промышленности и фронта своими силами. Он заявил, что против передачи полномочий по военному призыву военным министерством департаменту национальной службы.

«Для должного функционирования любого департамента, связанного с вербовкой, призывом или любым другим способом обеспечения людьми однозначно необходима уверенность в безоговорочной поддержке его инициатив Кабинетом. Так как подобной схемы мне создать не удалось, я вручаю вам свое прошение об отставке». Это письмо показывает, что Чемберлен, как и ожидал, был обманут. Отсрочки в удовлетворении прошения об отставке обнажили основу проблемы: бюрократическая волокита и неспособность Кабинета поддержать департамент национальной службы. Вечером 8 августа лейбористский консультационный совет провел длительное совещание с премьер-министром и Милнером. На этом совещании снова было заявлено о срочной необходимости перевести все вопросы военного призыва и обеспечения промышленности рабочими кадрами (этот вопрос был как никогда актуален в портах и доках из-за громадных потерь среди торгового флота) в ведение единой службы. Кроме того, открыто был признан факт недостаточной поддержки департамента национальной службы Кабинетом. Повстречавшись на следующий день с одним из членов комитета, Беном Тиллетом, Н. Чемберлен узнал, что на заседании Ллойд Джордж обвинил во всех неудачах департамента лично его генерального директора, подчеркнув, что Кабинет и лично премьер-министр наделили его всеми необходимыми полномочиями для выполнения своих функций. Другой член Комитета в частной беседе заявил, что «есть пределы человеческому терпению» и он до сих пор удивляется, как Н. Чемберлен мог так долго выносить наплевательское к нему отношение. Когда было окончательно принято решение передать военный призыв департаменту, лейбористский консультационный совет решил подать в отставку в полном составе и только твердость, проявленная Н. Чемберленом, удержала его членов от этого шага.

В тот день Кабинет провел совещание по вопросу обеспечения доков рабочей силой. После прений, Чемберлен встретился с Ллойд Джорджем и Хэнки. Премьер уже ознакомился с его прошением об отставке, но отказался признать свою вину и вину Кабинета в том, что департамент национальной службы не обладал достаточными полномочиями. Он заявил, что поддерживал его также, как и другие департаменты и министерства и что противостояние государственных учреждений было, есть и будет, и это - неизбежное зло, что ему самому приходится бороться с министерством снаряжения. В ответ Н. Чемберлен справедливо заметил, что департамент национальной службы - особый случай, так как его задачей является взаимодействие со всеми министерствами и ведомствами, распределение между ними рабочей силы и без поддержки Кабинета он не может противостоять им всем.

Утром 10 августа, когда было объявлено об отставке Н. Чемберлена с поста генерального директора национальной службы, на него обрушился поток сочувствующих писем. В том числе не заставило себя ждать письмо от Ллойд Джорджа, в котором тот изливался словами благодарности за «ваш патриотизм и самоотверженность, с которыми вы взялись за одну из труднейших задач и рвение, с которым вы относились к работе вашего департамента».

Вот отзывы некоторых подчиненных Н. Чемберлена в департаменте национальной службы. Фоссет, который вскоре занял пост секретаря департамента в его новой ипостаси, отмечал: «пожалуй, я не встречал лучшего начальника, чем мистер Чемберлен. Моим единственным разочарованием было то, что я смог так мало сделать для выполнения задачи, обреченность которой на провал была очевидна с самого начала». Стефен Уолш, который был свидетелем всей истории департамента, с сожалением признавал всеобщую травлю, объявленную этому учреждению. Секретарь лейбористского консультационного совета, выражая общее мнение, написал: «работать с вами и под вашим руководством было удовольствием, и я могу только мечтать о руководителе, который был бы таким джентльменом и человеком».



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Правление Октавиана Августа
Конституционные демократы начала 20 века - экономическая и политическая программа
Государство и церковь в XVII столетии
Большая общеевропейская война и финансово-экономический потенциал России 19-20 век
Великая отечественная - людские потери России
Вернуться к списку публикаций