2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Н. Чемберлен во главе национальной службы Великобритании по трудовым ресурсам.

Первая мировая война является одним из ключевых событий мировой истории новейшего времени. Масштаб боевых действий и размеры принимающих в них участие армий был доселе неведом. В войне принимали участие все ведущие европейские державы и огромное количество других государств. Противостояние двух империалистических блоков привело к невиданным потерям. Однако, в первые годы войны, находясь в патриотическом угаре, ни одна из участвовавших сторон не предполагала, насколько эта война станет затяжной и кровопролитной.

Одной из ведущих мировых держав в тот период продолжала быть Британская Империя, страна в которой «никогда не заходит солнце», раскинувшая сеть колоний по всему миру. Сухопутные войска Великобритании до начала XX века редко принимали участие в военных действиях в Европе, в основном входя в состав колониальных экспедиционных корпусов и гарнизонов, контролирующих обширные владения империи. Теперь же, ситуация резко изменилась. Одной из особенностей Великой Войны, как принято называть Первую мировую войну в британской историографии, стала необходимость использования огромного количества живой силы на фронтах. Использование же новых типов вооружений, таких как пулеметы, отравляющие газы и тяжелая дальнобойная артиллерия становилось причиной громадных потерь.

Первая мировая война потребовала от Великобритании провести серьезные изменения в системе комплектования войск. В 1915 г., когда ситуация на фронтах в Европе стала крайне тяжелой, тогдашнему премьер-министру Г. Асквиту, стоявшему во главе коалиционного правительства пришлось ввести систему частичного принудительного призыва. Для удовлетворения потребностей фронта, промышленности, сельского хозяйства необходимо было одновременно решить массу задач. Поэтому в том же году было создано министерство снаряжения во главе с будущим премьер-министром, либералом Д. Ллойд Джорджем.

На последнем этапе премьерства Асквита было создано министерство распределения рабочей силы, во главе которого стоял Остин Чемберлен. В нем работали весьма авторитетные люди, но решения, принимавшиеся в стенах этого учреждения, часто блокировались министерством снаряжения и прочими департаментами, заинтересованными в вопросе распределения рабочих рук. Поэтому министерство по распределению рабочей силы предложило создать единое специальное учреждение, которое могло бы положить конец этим разногласиям. Ничего подобного в британской истории не предпринималось.

Для тред-юнионов принудительная военная служба означала государственное распределение рабочей силы и потерю всех привилегий, за которые они боролись столько лет. Кроме того, распределением рабочей силы занималось не одно конкретное министерство, а сразу несколько: министерство торговли, министерство внутренних дел, министерство по делам местного самоуправления и министерство сельского хозяйства. Призыв на военную службу всегда был прерогативой специальных «служб», поэтому, создавая новый департамент, Ллойд Джордж имел в виду, что он будет заниматься решением и военных и гражданских вопросов. Безусловно, необходимо было ввести должности военного и гражданского директора национальной службы. 19 декабря премьер-министр сообщил в Парламенте, что военный директор национальной службы будет заниматься вопросами призыва, а затем отдавать рекрутов в ведение военного министерства.

Как ни странно, инициатива была поддержано министерством снаряжения и военным советом. В целом предложение было одобрено военным комитетом и подготовка закона о создании департамента национальной службы шла полным ходом, когда 5 декабря 1915 г. Асквит был вынужден уйти в отставку. Таким образом, очевидно, что идея создания подобного учреждения не принадлежала лично Ллойд Джорджу.

Новое правительство наряду с департаментом национальной службы учредило департаменты и министерства доставки, труда и продовольствия. Таким образом, будущему директору национальной службы, Н. Чемберлену приходилось иметь дело не только со старыми учреждениями, такими как Адмиралтейство, военное министерство и министерство снаряжения, но и с новым министром труда Джоном Ходжем. Военный «кабинет пяти» Ллойд Джорджа был создан специально для того, чтобы пересмотреть отношение к вопросам стратегического плана, в первую очередь распределения ресурсов.

Сложно сказать, насколько серьезно Ллойд Джордж относился к подобным нововведениям. Скорее всего, он просто прокладывал себе путь к власти собственными методами, частенько не обращая внимания на традиции, которыми знаменит английский истеблишмент. Он был решительным человеком и политиком, однако, он не всегда осознавал последствия возможной неудачи. У него практически не было друзей. «Этот Иуда Ллойд Джордж ... всегда готов нанести удар в спину человеку, с которым может мило беседовать на публике». Когда Бальфур наблюдал за полными энергией речами и действиями «маленького человека», как Ллойд Джорджа называли за глаза, он отмечал крайнюю неразборчивость в средствах достижения целей, присущую Ллойд Джорджу, и говорил о том, что в более спокойные времена эти качества не позволили бы ему стать премьер-министром. Однако, возможно, что в те сложные годы именно стремление к достижению цели несмотря на затраты и пренебрежение личной симпатией с министрами было простительным, если не сказать необходимым. Однажды Бонар Лоу в беседе с Н. Чемберленом заметил, что премьер-министр не имеет времени на выяснение причин ошибок, что если человек не справляется с поставленной задачей - от него просто избавляются. «Он сделал это и со мной ...». Со своим даром красноречия, ярым патриотизмом и энергией, Ллойд Джордж резко выделялся на фоне своих коллег, особенно на фоне Асквита с его вялостью. Он был в годы первой мировую войны тем, кем Черчилль был во время второй — необходимым человеком. Для выполнения поставленных задач, во главе департамента должен был стоять человек опытный, способный разрешать неизбежно возникающие при переплетении ведомственных интересов конфликты.

Должность главы называлась «генеральный директор». Однако, полномочия не были определены в условиях сложности поставленных перед новым ведомством задач. Генеральный директор не имел ранга министра, а вопросы, которые он должен был решать, подразумевали необходимость определенного авторитета в правительстве и парламенте.

Следует отметить, что, не смотря на соблазн стать деятелем государственного масштаба, Н. Чемберлен не проявил особой радости, получив это предложение. Статус нового ведомства не был определен, список задач был также размыт и громаден, не было даже штата и здания департамента! Однако, поддавшись настойчивым уговорам брата и возглавившего правительство Ллойд Джорджа, Н. Чемберлен согласился, успокаивая себя тем, что в масштабах государства сможет сделать больше для победы над Германией, чем во главе Бирмингема. Будучи в некоторой растерянности, в личном письме он говорит - «Я знаю, что могу хорошо выполнять мою нынешнюю работу. Но я не знаю, справлюсь ли с этой».

Объявляя в парламенте о неохотном согласии Н. Чемберлена, Ллойд Джордж с уверенностью говорил о новом департаменте как о проработанной схеме, выработанной правительством и принятой генеральным директором. Например, он заявил, что некоторые отрасли производства, которые признавались важнейшими, будут подчиняться директору национальной службы по трудовым ресурсам. Рабочие из менее важных отраслей «смогут быть освобождены от работы для пополнения состава армейских частей, чего сейчас сделать невозможно». Рассчитывалось, что добровольцы, которые выразили желание пойти на фронт, будут регистрироваться как рабочие военных отраслей. Другими словами, как и раньше, увещевания и призывы к патриотизму будут основным средством до последнего, и лишь потом будет вводиться принудительный призыв. Разница была лишь в том, что теперь, когда была введена всеобщая воинская повинность, необходимо было сформировать по тем же принципам индустриальную армию, собрав воедино все трудовые ресурсы. Ллойд Джордж предполагал, что если в ближайшее время не удастся вывести производственные показатели на необходимый уровень, то «мы не будем колебаться и придем в Парламент с требованием освободить нас от некоторых ограничений для того, чтобы промышленность работала эффективней». Кроме этого, премьер-министр решительно заявил, что Н. Чемберлену необходимо немедленно приступить к работе по «организации эффективной системы гражданского призыва» и что он надеется, что «до новой сессии парламента мы уже сможем доложить о том, что в нашем распоряжении имеется организованная армия рабочих, чтобы направить все производственные усилия на достижение победы в войне».

На тот момент, когда победа казалась далекой как никогда, подобным требованиям не мог отвечать ни Н. Чемберлен, ни кто-либо иной. Для осуществления этих планов необходима была скрупулезно продуманная и сложная иерархия департаментов и министерств в подчинении департамента национальной службы и военного кабинета. Для того, чтобы навести порядок и дисциплину в отношениях правительственных учреждений, премьер-министру необходимы были полномочия и авторитет, которыми обладал Черчилль в 1940-1941 гг. Ничего подобного у Ллойд Джорджа не было. Правительство объективно не имело ни механизмов, ни достаточной информации для того, чтобы централизованно контролировать перемещения рабочей силы по стране. Для того, чтобы разрешить щекотливую проблему подчинения, определить приоритетные направления в промышленном производстве, сделать так, чтобы призванные на гражданскую службу люди постоянно имели четко поставленные задачи, необходимо было проделать титаническую работу. Все эти проблемы в изобилии обеспечивали новому генеральному директору департамента национальной службы причины для мрачных предчувствий.

Итак, в короткие недели перерыва в работе парламента, должна была быть организована новая грандиозная система мобилизации рабочей силы в военных целях. Один из первых биографов Н. Чемберлена, Ян Маклеод, однозначно заявлял, что с тех пор, как Ллойд Джордж стал главой министерства снаряжения и министерства войны, он занимался «украшением витрины пустого магазина». Возможно, это высказывание чересчур резко. Скорее всего, Ллойд Джордж, как и любой человек неуемной энергии, был уверен, что любая проблема может быть решена одним махом. Ему необходим был успех в парламенте, и он представил себя во главе новой системы централизованного управления, используя новые методы и отметая традиционные. Вскоре стало ясно, что Ллойд Джордж имеет весьма смутные представления о том, что надо делать. В первую очередь он предполагал предприятие серии стремительных шагов по приоритетным направлениям проблемы, а в этой ситуации эффективней было не создавать пакета инструкций сей же час.

Можно даже предположить, что он, в некотором роде, стал жертвой своего же таланта убеждения. Вспоминая и непредвзято анализируя речь премьер-министра, Н. Чемберлен говорил перед обширной аудиторией Бирмингема одиннадцать месяцев спустя:

«Естественно, премьер-министры должны время от времени произносить речи, однако Л.Д. не стоило делать этого в тот раз. Она была произнесена в Палате Общин и была исполнена той трогательности, в которой он мастер. Он вкратце обрисовал идею о создании Национальной Службы. Говорилось о том, что новый департамент должен был стать ..., ну, в общем, речь имела грандиозный успех. Я вошел в Палату Общин под одобрительные возгласы, а та, что я называю «шустрой прессой», поспешила убедить своих читателей, что теперь-то победа наступит буквально через несколько недель. Но что насчет человека, который должен был воплотить программу в жизнь.

Это была задача, которая потешила бы тщеславие сверхчеловека из сверхчеловеков. Да что там, она стоила бы усилий самого Лорда Нортклиффа... На самом деле, для того, чтобы хотя бы освоить проблему, необходимы были долгие недели ... Мне же дали четырнадцать дней для того, чтобы я выработал стройную систему. За что? Ведь в большинстве правительственных учреждений дольше на письма отвечают!».

Судя с высоты положения члена кабинета, друг и один из первых биографов Н. Чемберлена, Ян Маклеод полагает, что Н. Чемберлен, вместо того, чтобы жаловаться на недостаток инструкций, должен был провести рождество 1916 г. стуча кулаком по столу в доме на Даунинг Стрит 10, имея в кармане готовое прошение об отставке. По его мнению, вновь испеченный министр никогда не влиятелен так, как в первые недели своей работы, и, что если бы Чемберлен был более настойчив в своих требованиях, он смог бы обезопасить и укрепить свое влияние. Эта точка зрения не учитывает обстоятельства того времени. Скорее всего, Н. Чемберлен согласился занять пост потому, что сам премьер-министр умолял его сделать это.

Отдельно стоит упомянуть о противоречиях К. Эдисона и Н. Чемберлена по поводу мистера Стивенсона, помощника Эдисона в министерстве. Директору национальной службы необходим был человек, разбиравшийся в вопросах комплектования штата сотрудников. Стивенсон был известен как квалифицированный специалист в этом вопросе. В свое время, Э. Монтагю, занимавший пост министра снаряжения в правительстве Асквита, предложил его на должность гражданского контролера в новом департаменте. На Чемберлена Стивенсон также произвел положительное впечатление. Стивенсон в свое время сам был организатором военного производства, и этот опыт небезосновательно мог бы помочь Н. Чемберлену в выборе кадров для работы в новом департаменте. Похоже на то, что Стивенсон обладал непререкаемым авторитетом во многих областях. Этот факт подтверждается тем, что его жалование в компании Джонни Уокер, производившей знаменитый напиток, составляло около 15 тыс. ф. стерлингов в год. Спустя несколько месяцев Ллойд Джордж заявлял, что неудача Н. Чемберлена на новом посту объяснялась его отказом последовать совету и принять Стивенсона в качестве главы отдела кадров. Здесь память явно изменяет Ллойд Джорджу. Безусловно, следует отдать ему должное, он настаивал на том, чтобы Эдисон «отдал» Стивенсона. Но, так или иначе, Ллойд Джордж был обязан Эдисону. Дело в том, что тот обеспечил ему поддержку в парламенте в критический момент борьбы с Асквитом. Более того, Эдисон долгое время был ближайшим соратником Ллойд Джорджа, и в ответ на просьбы перевести Стивенсона ссылался на дополнительные обязанности, которые приходится брать на себя министерству снаряжения. Он заявлял, что без исключительных организаторских качеств Стивенсона министерство не сможет эффективно функционировать.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Государство и церковь во второй половине XVI-XVIII
Великая отечественная - людские потери России
К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Кустари в теории, стратегии и тактике большевиков от империализма до НЭПа
Вернуться к списку публикаций