2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Социал-реформистская деятельность Н. Чемберлена на посту лорд-мэра Бирмингема.

С потерей предприятия на Андросе, Невилл Чемберлен лишился собственного источника доходов. Его дядя Артур вложил деньги в фирму «Кинокс» производившую взрывчатые вещества. Будучи уверенным в успехе дела, Джозеф решил вложить остатки капитала туда же. Однако, для сына министра по делам колоний, положение вкладчика в фирме, производящей военные товары, давала козырь политическим противникам отца. Выходом стала работа в совете директоров «Эллиотс Метал Компани», металлообрабатывающей компании, офис которой располагался в Сэлли Оак, недалеко от Эдгбастона, одного из районов Бирмингема, который стал впоследствии знаменитым, благодаря крикетному стадиону, где с 1902 г. по наши дни проводятся международные матчи. По стандартам тогдашнего Бирмингема это была довольно крупная фирма со штатом сотрудников порядка 800 человек.

Побывав на первом заседании совета директоров, Невилл нашел остальных его членов людьми крайне консервативных взглядов, что касается бизнеса. Его личные записи, относящиеся к тому периоду, показывают неподдельную заинтересованность в делах компании и желание внести свежую струю в систему управления производством.

Тем временем, появилась возможность стать хозяином еще одной бирмингемской компании. По совету того же Артура Чемберлена, Невилл решил вложить капитал в фирму «Хоскинс и сын» в другом районе Бирмингема, Бордесли, основывая под старым названием частное предприятие, которое возглавил. Главным направлением работы фирмы было производство коек для пароходов, небольшое производство, полностью сконцентрированное в то время в Бирмингеме. Их главное преимущество перед двумя конкурентами заключалось в наличии патента на производство складных кроватей для эмигрантов, так что грузовое судно на обратном пути могло использоваться для перевозки людей. Внимание так же уделялось производству стеллажей для амуниции на военных кораблях. Половину средств для покупки бизнеса дала семья, вторая половина была обеспечена банковским кредитом. Управление «Хоскинс» было основным занятием Невилла вплоть до того момента, как он частично оставил бизнес незадолго до начала первой мировой войны, увлекшись, как и его отец в свое время, общественной работой. Что касается «Эллиотс», то он посещал фирму, по меньшей мере, раз в неделю. Как он замечал, - «так как другие директора не делали и этого, я не считал себя безответственным».

Отношение Н. Чемберлена к делу, его способность вникать во все тонкости и мелочи, иллюстрирует один случай, произошедший вскоре после начала его руководства «Хоскинс». Крыша здания фабрики протекала. Однако, вместо того, чтобы поручать проверку кому-то, Невилл потребовал у управляющего немедленно подать лестницу и сам полез на крышу. На предупреждения об опасности, он ответил, что на Багамах ему приходилось делать куда более опасные вещи. Он знал в лицо и по именам все две сотни работников компании и считал, что в бизнесе не бывает неважных вопросов.

Его оригинальным стилем управления компанией было сочетание строгой дисциплины и относительно неформальных отношений. Любой работник имел прямой доступ к владельцу фирмы. Новый директор приезжал на работу на велосипеде и всегда был настолько пунктуальным, что, по мнению рабочих, по нему можно было сверять часы. Будучи уверенным в том, что за ходом работы фирмы нельзя следить издалека, он долгие часы проводил в беседах с персоналом, обсуждая рационализацию производства. Об успехах Невилла на ниве организации производства можно судить по тому, что, несмотря на серию забастовок рабочих Бирмингема в 1898 г., «Хоскинс» и «Эллиотс» работали в обычном графике. Поздравляя своего сына с деловыми успехами, Джозеф выражал надежду на дальнейшее процветание.

Постепенно, в процессе активной работы, боль, причиненная поражением на Андросе, утихала. Однако, Невилл, несмотря на интерес и желание, не начинал активную общественную деятельность, занимался только бизнесом. Для себя он решил, что до тех пор, пока не достигнет чего-то в бизнесе, - не может заниматься политикой ни в Вестминстере, ни в городском совете. Казалось, что для третьего Чемберлена места в политике не было. Но неизбежно он погружался в недра местных политических вопросов, хотя продолжал отклонять приглашения участвовать в выборах. Во время парламентских сессий он оставался единственным из троих Чемберленов в Хайбери. Но он не терял времени даром, занимаясь насущными проблемами города, а там было чем заняться.

Число забот и обязанностей Невилла в городе постоянно увеличивалось. Он входил в совет Университета, образовавшегося на базе бывшего института Мидленд. В 1896 г. Джозеф Чемберлен был первым президентом колледжа и первым номинальным президентом нового Университета. Сэр Оливер Лодж стал первым ректором, а Невилл - его ближайшим другом и коллегой. Сначала бирмингемцев нелегко было убедить в том, что университет необходим городу, но постепенно чувство гордости за свою малую родину победило, и университет был открыт.

Невилл понимал, что университет в молодом Бирмингеме не сможет составить достойную конкуренцию системе традиционного английского высшего образования, но «мы думаем, что перед нами открыто новое поле деятельности. Мы не отвергаем традиционные дисциплины, но основой образования бирмингемцев должны стать естественные, прикладные науки». Промышленные круги Бирмингема поддержали инициативу и университет был открыт. Единение бунтарского духа Бирмингема и финансовых возможностей его жителей победили.

Невилл продолжал дело своего отца еще в одной области - он проявлял постоянный интерес к работе городских учреждений здравоохранения. Впоследствии, в 1924 г., когда Невилл будет занимать пост министра здравоохранения, эти начинания сподвигнут его содействовать созданию бирмингемского центра здравоохранения в Эдгбастоне. Там будут объединены медицинское училище и новая больница, известная как больница королевы Елизаветы. Эти мероприятия вывели Бирмингем в ряд наиболее развитых с социальном отношении городов средней Англии. В 1906 г., в год когда Джо Чемберлен перенес инсульт, и стал постоянным пациентом больниц вплоть до самой смерти в 1914 г., в Хайбери, Невилл становится председателем центрального госпиталя. Основанный в 1765 г., он переехал в новое здание в Стихаус лайн в 1897 г. и стал одним из самых современных в то время. Горожане гордились таким качеством медицинского обслуживания в Бирмингеме и состоятельные горожане не скупились на их содержание.

Еще одно медицинское учреждение, которому Невилл уделял большое внимание - центральный диспансер, основанный в 1793, в котором он стал управляющим финансами. Здесь он настаивал на расширении амбулаторных отделений для лучшего обслуживания нуждающихся в стационарном лечении. На своем первом собрании в качестве председателя центрального госпиталя он изложил свою точку зрения на необходимость открытия диспансера: «У нас в госпитале есть дорогая современная аппаратура, опытнейшие и квалифицированные врачи и медперсонал, лучшие из лучших. Заваливать их рутиной тривиальных заболеваний - это все равно, что краснодеревщика заставлять рубить дрова. Поэтому диспансер необходим Бирмингему как воздух».

Два года спустя он встретил поддержку проекта в комиссии по законодательству о бедных, который был там на рассмотрении. Огромное количество больных (свыше 65 000 чел.), которым необходимо было ежегодное амбулаторное лечение, заставили построить новый Бирмингемский и окружной амбулаторный центр, где Невилл стал почетным президентом. Проект «не предназначался для тех, кто был в состоянии заплатить гонорар врачу и не включал тех, кто был настолько беден, что не мог платить вовсе». Более 100 врачей составляли персонал диспансера, а каждый пациент мог выбирать и менять доктора. Лекарства приготавливались и выдавались не докторами, а аптекарями. В помощь диспансеру, здания которого расположились в отдалении, предполагалось широкая сеть аптек, организованная по всему городу. Невилл организовал широкую поддержку медикам, нашел добровольцев для помощи в больнице и денежные средства. Однако активно участие в решении вопросов образования и не забота о здоровье бирмингемцев привели Невилла в городской совет. Это сделал сам город, а точнее реформа городского управления. К последнему десятилетию XIX в., Бирмингем оставался относительно небольшим городом с предприятиями, в основном расположенными в центре, недалеко от места проживания большинства работников. Развитие трамвайной системы и появление машин сделало возможным и рабочим, и предпринимателям селиться вдали от переполненного центра. Пригород разрастался, усложнялась система управления. Даже после муниципальной реформы 1891 г. проблема административного деления Бирмингема и пригородов оставалась нерешенной. Одним из инициаторов расширения Бирмингема был Дж. С. Нетлфолд, который становится председателем жилищного комитета, организованного в 1901 г., и комиссии по расширению, основанной в 1908 г. Через несколько лет упорной борьбы с противниками законопроекта (в числе особенно активных был будущий премьер-министр Стэнли Болдуин), в 1911 г. проект создания Большого Бирмингема прошел в парламенте. Большой Бирмингем должен был стать новой территориально-административной единицей, включавшей в себя сам город, пригороды и части соседних графств.

В отличие от других территорий средней Англии, в Бирмингеме не добывался уголь, и металлообрабатывающая промышленность по мощности значительно уступала Манчестеру и Глазго. Особенностью экономики была развитость инженерии и точной обработки металлов. Кроме того, вокруг города ни на минуту не замирала сельскохозяйственная жизнь, земли были достаточно плодородны. После создания Большого Бирмингема население увеличилось почти в четыре раза и составило 840 тыс. человек. Общая площадь земель новой территориально-административной единицы составила 43 тыс. акров (17, 5 тыс. Га). Соседним графствам выплачивалась компенсация за потерю земель. Административная реформа Бирмингема была проведена в свете общей тенденции к урбанизации населения британских островов, начавшейся еще во второй половине XIX в., вскоре после окончания промышленного переворота. По крайней мере, на время Бирмингем стал вторым по величине городом в Англии.

Невилл Чемберлен был одним из основных инициаторов реформы, и, по ее окончании его популярность среди населения Бирмингема выросла настолько, что местная пресса со всей уверенностью предполагала его скорое избрание, по меньшей мере, в городской совет.

В январе 1911 г. в соборе св. Павла Невилл женился на Энн Вере Коул, ставшей не только матерью его детей, но и опорой на всю жизнь. Ему было уже сорок два, а Энни, как он ласково ее называл, около тридцати. В течение нескольких лет после свадьбы, Невилл пытался преодолеть привычки холостяцкой жизни. Он не был отшельником, но его личная жизнь была ограничена узким кругом семьи. На вечеринках он бывал только по необходимости. Энн Коул не принадлежала к многочисленным дальним родственникам Чемберленов, но определенная связь с ними все же была. Дядя Энн в 1907 г. женился на Лилиан, вдове Герберта Чемберлена, младшего брата Чемберлена, и именно во время посещения тети в Каннах в апреле 1910 г. познакомилась с Джозефом Чемберленом и Беатрис. Несколько месяцев спустя в Лондоне Беатрис организовала обед, куда пригласила Энн познакомиться с Невиллом. Сестры решили предпринять попытку сватовства. Они едва ли могли надеяться на мгновенный успех, однако Невилл сразу же влюбился в хорошенькую Энн, как и она в него. Они виделись у друзей, встречались в Бирмингеме и в Лондоне, и через несколько недель объявили о помолвке. Коулы на протяжении нескольких поколений, были сквайрами в Норфолке. Вильям Коул, дед Энн, в свое время оставил Пулхэм, семейное имение, и уехал в Лондон, где стал преуспевающим коммерсантом. На заработанные деньги он купил поместье в Беркшире. Старший сын Вильяма, Вильям Аттинг Коул, отец Энн, стал военным, тогда как второй сын, Альфред, продолжал дело отца и стал управляющим Банка Англии, центрального банка страны. У него было три дочери.

После медового месяца в северной Африке, молодожены поселились в Вестбурне, небольшом, но уютном поместье в Эдгбастоне, в комфортабельном доме на холме, с видом на бирмингемский университет. Здесь Невиллу удалось осуществить свою давнюю мечту и развести сад с орхидеями из Хайбери, розами из Ирландии и дикими цветами из северной Африки. На Рождество 1911 г. родилась дочь Дороти, а в январе 1914 г. семью пополнил сын Фрэнк. Чемберлен очень ценил свою жену и отдавал ей должное. Успехи в бирмингемском муниципалитете, в палате общин, и, наконец, в министерстве, когда он станет премьер-министром, Невилл не представлял себе без помощи Энни. Для него семья значила гораздо больше, чем просто дом. Именно в семье Невилл черпал силы и вдохновение для осуществления планов. Семейная жизнь Невилла Чемберлена была на редкость счастливой. Джозеф Чемберлен принял Энни как дочь и она легко вошла в семью.

К началу 1914 г. Невилл стал весьма заметной фигурой в Бирмингеме. Еще в 1911 г. он возглавил комитет по городскому планированию, целью создания которого было проектирование новых кварталов Большого Бирмингема и развитие коммуникаций. Невилл взялся за новое дело сразу же и с удовольствием. Представляя свой первый доклад в качестве председателя комитета совету в мае 1912, он представил проект для Квинтона, Харборна и Эдгбастона. Это были первые в стране проекты, утвержденные в соответствии с актом о строительстве и планировании от 1909 г., и во время перевыборов олдерменов (членов городского совета) в 1912 г., Невилл мог похвастаться: «... это прорыв не только для Бирмингема, но и для всей страны. И наш проект - первый». Годы работы в городском совете Невилл впоследствии называл одним из самых интересных и насыщенных периодов своей жизни. Несмотря на то, что его основными занятиями были городской комитет по планированию, городское здравоохранение и комитет по строительству, интересы Н. Чемберлена не ограничивались только этим. Он принимал участие во всех аспектах городской жизни. Особый интерес представляла работа в качестве председателя специального комитета, предназначенном для изучения условий проживания беднейших слоев населения. В своей общественной работе Невилл-олдермен опирался на своего двоюродного брата, лейтенанта Нормана Чемберлена. Именно тогда началось их сотрудничество, оборвавшееся с гибелью Нормана на фронте в 1917 г. Кроме того, во многом по его инициативе была создана коалиция между либерал-юнионистами и консерваторами Мидленда, центральной Англии. Длительный опыт партийной работы дал Невиллу бесценные знания о нюансах региональной партийной политики. Благодаря этой общественной работе, он приобрел качества, необходимые любому общественному деятелю.

На протяжении всей своей деловой карьеры, Невилл Чемберлен много внимания уделял претворению в жизнь идеи о партнерских отношениях труда и капитала, о социальной ответственности предпринимателей. Он лично работал в организованной при семейной фабрике школе для рабочих, часто выступал перед ними с различными просветительскими лекциями, организовывал фабричную сберегательную кассу взаимопомощи для рабочих.

2 июля 1914 г. не стало Джозефа Чемберлена. Он умер от сердечного приступа в Лондоне. Вся семья собралась отдать последние почести отцу. Джозеф завещал похоронить себя в Бирмингеме и не устраивать пышные похороны, что и было сделано. Остин и Невилл, посовещавшись с остальными членами семьи, приняли решение сделать Хайбери домом-музеем Джозефа, сохранив его огромную библиотеку.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Лыцарство
Государственное обеспечение и охрана социальных прав работников милиции НКВД РСФСР
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций