2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Заключение.

В результате исследования проблем внешней политики и дипломатии Великобритании в Европе в 1933-1939 гг. можно сделать ряд следующих обобщений и выводов.

Определяющую роль в Англии между 1921 и 1940 г. играл союз правящей элиты, связанной с Казначейством, Банком Англии, Сити и опирающейся на растущий средний класс, чье благосостояние зависело от личных сбережений и от расширявшегося частного сектора. В общественно-политическом плане этот союз опирался на коалицию консерваторов и либералов и неизбежно защищал принципы свободного предпринимательства и ограниченного вмешательства государства в экономику от угрозы социализма внутри страны и большевизма извне. В его интересах было избегать неортодоксальной финансовой политики, которую связывали обычно с Д. Ллойд Джорджем, О. Мосли и Дж. М. Кейнсом, и способствовать созданию международной либеральной системы торговли и платежей, в которой фунт стерлингов стал бы основной валютой. В 1925 г. эти цели были частично достигнуты, когда канцлер Казначейства У. Черчилль вернул Великобританию к золотому стандарту довоенного уровня. Эта мера приветствовалось тогда большинством предпринимателей, которые после 1918 г. считали неизбежным нелегкий выбор между государственным регулированием и растущим влиянием тред-юнионов, удорожанием труда и кредитов.

Потеря заморских рынков и рост безработицы, тем не менее, серьезно осложняли ситуацию, а после 1929 г. дефляция в стране усугубилась мировым экономическим кризисом. Финансовый кризис 1931 г. заставил окончательно отказаться от золотого стандарта и обратиться к либеральной стратегии: плавающему курсу, протекционизму, имперским преференциям - в качестве английского ответа вызовам мирового кризиса. Эти меры дополнялись государственной поддержкой устаревшим и отсталым отраслям экономики: угольной, текстильной, железной и стальной. Истеблишмент Сити-Банк - Казначейство получил поддержку предпринимателей, озабоченных защитой внутреннего и заморских рынков. Для этого требовалось отказаться от политики фри-треда. Имперские преференции гарантировали экспорт в Англию и стран-должников, таких как Австралия, Индия, Канада, а те, в свою очередь, получали средства для обслуживания своих долгов. Введение тарифов помогало сохранить платежный баланс и, следовательно, обменный курс, привлекательный для иностранных вкладчиков. Меры, предпринятые в 1931-1932 гг., представляли собой модификацию либеральной системы, а не отказ от нее. Интервенционистская стратегия выхода из кризиса и оздоровления экономики, предусматривавшая увеличение социальных расходов ради оживления внутреннего рынка, была отвергнута из-за боязни инфляции, нарушения торгового баланса и роста налогов. На протяжении предвоенного десятилетия все британские правительства старались содействовать «открытию» мировой экономики, снятию барьеров на пути товаров и капиталов, барьеров, которые воздвигали другие страны в борьбе за свои рынки и валюты. Либеральное капиталистическое государство нуждалось в оздоровлении, основанном на экспорте. Открытая мировая экономика должна была способствовать этому, ее недостатки, связанные с рыночной стихией, пытались преодолеть за счет картелирования. Иного пути к процветанию не виделось, его поддерживал и средний класс, и правящая элита. Умиротворение определялось, таким образом, политико-экономическими приоритетами английских правительств.

Анализ деятельности Н. Чемберлена на посту министра финансов и премьер-министра Великобритании, его внешнеполитической программы и роли в активизации оборонных программ страны позволяет сделать вывод о том, что параллельно умиротворению развивалась и линия на перевооружение. Консерваторам пришлось взвалить на себя заботу по преодолению последствий мирового экономического кризиса 1929-1933 гг. Уровень безработицы был высок, продолжали влачить жалкое существование люди в «депрессивных регионах», таких, как Южный Уэлльс. Деятельность Н. Чемберлена на посту министра финансов началась не в самый простой для страны период. Резервы огромной колониальной империи помогли консерваторам, не прибегая к радикальным экономическим реформам, понемногу выправить ситуацию. Главной своей заботой они считали сохранение и упрочение финансовой стабильности. К 1934 г. осторожная монетаристская политика консерваторов дала первые плоды: был констатирован небольшой, но постоянный рост оптовых цен, увеличивался экспорт промышленной продукции. Это позволило ослабить режим жесткой экономии правительственных расходов, снижавшие до того времени дотационные выплаты служащим начали повышаться. Наметилось наращивание темпов выпуска промышленной продукции, экспортный торговый оборот вырос до 30 млн. ф.ст., были отмечены улучшения в жизненном уровне рядовых англичан. Все это со всей ответственностью можно записать в актив достижений Н. Чемберлена, это подтверждало в его глазах правильность правительственного курса. Что же касается 1935 г., то здесь почти по всем показателям экономическая жизнь Великобритании входила в русло «прилива»: уровень безработицы продолжал падать, заработная плата повышалась, а темпы строительства выросли настолько, что не были побиты вплоть до начала войны. Национальная экономика почти восстановила свой докризисный уровень и продолжала развиваться. И за всеми этими улучшениями стоял либо сам министр финансов, либо его инициатива.

Руководя финансами Британской империи, Н. Чемберлен очень скоро оказывается вынужден проявлять интерес к международным делам, оказывавшим влияние на положение Великобритании. В первую очередь это было связано с вопросами перевооружения, ставшими актуальными по мере обострения международной обстановки с середины 1930-х гг. Ничто так не выделяет Н. Чемберлена из ряда британских министров финансов в межвоенный период, как его деятельность по вопросам перевооружения, резкое изменение отношения к которому со стороны канцлера Казначейства началось еще в 1935 году, когда он начал всерьез интересоваться вопросами внешней политики.

В отличие от своего предшественника С. Болдуина, новый премьер-министр не считал возможным бесцельно «дрейфовать» под воздействием изменчивой внешнеполитической ситуации. Не имевший опыта работы в качестве министра иностранных дел, как его брат Остин, Н. Чемберлен, тем не менее, имел свои взгляды на проблемы внешней политики, сформировавшиеся в бытность его министром финансов. Заботясь длительное время о стабильности английской финансовой системы и об обеспечении функционирования экономики, Н. Чемберлен до середины 1930-х гг. категорически не соглашался с дебатировавшимися в правительстве дорогостоящими программами перевооружения, используя свое влияние для снижения расходных статей. Не отрицая угрозы для европейского мира и непосредственно для Британских островов, исходящих от Германии и Италии, открыто вставших на путь изменения территориального статус-кво в Европе, Н. Чемберлен считал возможным избежать войны с ними и сделал это основной целью своих внешнеполитических усилий. Постепенно наращивая мощь английских вооруженных сил и проявляя твердость во взаимоотношениях с диктаторами, в то же время, пойдя если необходимо на выполнение их условий, попытаться достигнуть с ними соглашения, обеспечивающего незыблемость английских интересов - такова была его идея, в правильности которой он не сомневался, считая, что именно это «необходимо для партии и страны».

В условиях возрастания агрессивности гитлеровской Германии Великобритания вынуждена была реагировать в направлении наращивания своих вооруженных сил. Н. Чемберлен в качестве министра финансов в «национальном» правительстве Д.Р. Макдональда и кабинете С. Болдуина решительно взял на себя ответственность за проведение непопулярной программы перевооружений. В марте 1935 г. были обнародованы основные задачи этой программы и цифры предполагаемых расходов правительства на оборону - так называемая «Белая книга». Правительственная программа перевооружений, весьма сдержанная, осторожно и даже невнятно сформулированная, сразу же стала объектом яростных нападок оппозиции.

Упор на необходимость вооружения, вопреки мнению С. Болдуина, был также сделан в предвыборном манифесте правительства, основным автором которого был Н. Чемберлен. В нем отмечалось, что в течение ряда следующих лет консерваторы намерены сделать все необходимое, чтобы ликвидировать пробелы в английском оборонном комплексе. Осторожность и туманность формулировок консерваторов не могла обмануть избирателей, и перевооружение в предвыборную кампанию 1935 г. стало предметом наиболее жарких и резких пикировок. На предвыборных плакатах лейбористов красовался ребенок в респираторе, а Чемберлен изображался «поджигателем войны» - в точности как Черчилль пятнадцатью годами ранее. Тем не менее, перевооружение, как часть политики Чемберлена, не останавливалось, наоборот набирало силу, сказавшись в конце концов на цифрах безработицы - в августе 1939 г. она достигла самого низкого уровня за 10 лет. Речи Чемберлена в пост-Мюнхенский период подчеркивали цели оборонной политики, он утверждал, что конечной целью остается разоружение, но не одностороннее, так как это едва не привело уже нацию к поражению. Чемберлен признавал, что не сознавать необходимость современных вооружений было ошибкой.

Год, прошедший после Мюнхена, принес Англии плоды тяжелых трудов, начатых еще в 1936 г. Воздушная программа 1938 г., предусматривавшая доведение численности авиации в метрополии до 2370 самолетов, была успешно перевыполнена. Причем, если в 1938 г. было произведено менее 3000 машин, то в 1939 г. ожидалась цифра в 8000. В феврале были вдвое увеличены пятилетние планирования на оборону - с 400 до 800 млн. ф. ст. В марте оборонные расходы в текущем году были определены в 600 млн. ф. ст. - вдвое больше, чем в 1937 г. Тоннаж строящихся кораблей превосходил рекордные показатели 1912-1914 гг., огневая мощь флота за 4 года должна была возрасти в 5 раз, топливные ресурсы возобновлены. План предусматривал создание 6 регулярных дивизий, в том числе 2 бронетанковых и 13 новых дивизий Территориальной армии, способных к операциям за морем, в апреле эти цифры выросли с 19 до 32 дивизий.

Н. Чемберлен, сосредоточивший в своих руках власть, которой не обладал ни один премьер-министр Англии между двумя мировыми войнами, целеустремленно реализовал свою внешнеполитическую концепцию, представ в глазах общественности в стране и за рубежом в ореоле миротворца. Положительной стороной Мюнхена для Англии было то, что Гитлер определил «окончательные» германские требования в Европе и обязался соблюдать их. Более того, Н. Чемберлен добился от него «Декларации» о мирном сосуществовании Англии и Германии. По сути, это был пакт о ненападении, с радостью встреченный английской общественностью. Разумеется, английский премьер-министр не был столь наивен, чтобы дать себя обмануть «непредсказуемым диктаторам», но, привыкший в духе традиций английской дипломатии и честного ведения бизнеса вообще к безусловной обязательности соблюдения договоров, он не мог предвидеть того, что А. Гитлер так скоро и беззастенчиво нарушит мюнхенские соглашения. Н. Чемберлен рассчитывал, что Мюнхен даст Великобритании по крайней мере два года, по истечении которых программа перевооружения, начатая еще в 1935 г. будет закончена по основным параметрам. В результате этого соглашения была проигнорирована Лига Наций, что послужило окончательному уничтожению всех версальских договоренностей, кроме того, возросло недоверие со стороны СССР, руководство которого подозревало западных лидеров в стремлении направить фашистскую агрессию на Восток.

Отказ от курса на «умиротворение» после гитлеровской аннексии Чехословакии и крушения мюнхенских договоренностей, попытки создания фронта миролюбивых государств, способного противостоять фашистской агрессии в Европе, переговоры с СССР и переход к «гарантийной» политике можно выделить в заключительный этап развития английской внешнеполитической линии в Европе под руководством Н. Чемберлена (1938-1939).

Осознание краха своего основного политического курса и неотвратимости войны при тщетных попытках создания единого антигитлеровского фронта и неадекватных темпах вооружения вынудило кабинет Н. Чемберлена первым объявить о вступлении Великобритании в войну с Германией сразу же после вторжения последней в Польшу.

Итак, политика невмешательства и попытка затормозить эскалацию европейского, а затем и мирового конфликта оказалась неудачной. Но не стоит упрекать Н. Чемберлена в недостатке умения предсказывать. Причины подобной политической позиции, скорее всего, во многом кроются в особенностях устройства демократического общества. Как говорил У.Черчилль - «диктатура всегда на два года опережает демократию». Это выражение как нельзя более подходит для описания ситуации в Европе во второй половине 30-х гг. Н. Чемберлен предпринимал политические шаги с постоянной оглядкой на общественное мнение, рискуя проиграть на очередных парламентских выборах. Эта, безусловно, эффективная в мирное время система значительно усложняет ситуацию, когда необходимы решительные действия при угрозе военного конфликта. Кроме того, программа перевооружения Великобритании должна была быть выполнена любыми средствами, а для этого необходимо было время и деньги. Основой же военной мощи Великобритании всегда была финансовая стабильность, невозможная при тотальной перестройке промышленности на выпуск военной продукции.


Кадушечкин Константин Борисович



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
К вопросу о развале СССР
Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций