2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Н. Чемберлен и проблема перевооружения Великобритании накануне второй мировой войны.

22 ноября 1938 г. в преддверии англо-французской встречи на высшем уровне Н. Чемберлен говорил министрам своего кабинета, что он намерен «со всей твердостью предупредить» французов об ограниченном характере британской военной помощи на континенте, а от них - потребовать подтверждения их обязательств оказать помощь Англии, в случае нападения на нее Германии. «Я уверен, - заявил Н. Чемберлен, - что Франция не предложит Германии подписать пакт о ненападении, который исключил бы ее поддержку нашей страны».

Между тем, ситуация в англо-французских отношениях напоминала 1935 г., когда они были на грани развала из-за подписания Англией сепаратного военно-морского договора, составленного в нарушение ограничительных статей Версаля. Теперь ту же роль играла англо-германская «Декларация», вырванная Н. Чемберленом у Гитлера в обмен на уступки в решении судетской проблемы. Этот шаг англичан, о котором они не извещали французов заранее, поставил Э. Даладье в крайне невыгодное положение. Он и министр иностранных дел Ж. Боннэ постарались сделать все возможное для подписания 6 декабря 1938 г. в Париже аналогичной франко-германской декларации, аналогичной англо-германской, для того чтобы ослабить впечатление о сложившейся международной изоляции Франции.

Н. Чемберлен стремился подтолкнуть французов в направлении эскалации их оборонной программы. Тем более, что, по донесениям из Парижа, он знал о том, что Э. Даладье, добившийся парламентской ратификации своей мюнхенской политики, форсировал оборонные мероприятия. Военное руководство и Генеральный штаб Франции требовали спешного извлечения пользы из Мюнхена по линии наращивания военного производства и вооружений.

Необходимость укрепления внутреннего положения правительства и желание повлиять на ухудшавшуюся международную ситуацию, продемонстрировав способность и волю Франции к борьбе за свои национальные интересы, заставили Э. Даладье пойти на решительные действия. Инспекторская поездка премьер-министра в Северную Африку в январе 1939 г. в сопровождении вице-адмирала Дарлана и генералов Жоржа и Вюйемена вылилась в демонстрацию военной мощи Франции. Всюду в ходе своей поездки Э. Даладье произносил импровизированные воинственные речи, вызвавшие озабоченность не только у Б. Муссолини и А. Гитлера, но и у Н. Чемберлена. Сразу же по возвращении Э. Даладье в Париж 10 января 1939 г. во французскую столицу прибыл британский премьер-министр в сопровождении своего министра иностранных дел Э. Галифакса. В ходе франко-британского совещания в Париже 11 января французы отказались от английского посредничества в франко-итальянском «споре», но Н. Чемберлен, уповавший на «метод личных контактов», апробированный в Мюнхене, направился в Рим. «Англичане не хотят воевать. Они стремятся отступить по возможности медленно, но вступать в сражение они не желают», - такой вывод сделали итало-фашистские лидеры из римских бесед с британскими министрами. То был вывод об обострившихся противоречиях в англо-французских отношениях, о возросшей международной изоляции Франции и о возможности дальнейшего натиска на ее позиции.

Французские политики и парламентарии также не могли не ощущать возросшую международную изоляцию страны. Мюнхен, фактически обесценивший франко-советский договор о взаимной помощи, сказался на резком ухудшении отношений с Советским Союзом, оставляя одну альтернативу - продолжение курса на создание действенного союза с Англией.

«Послемюнхенская ситуация, - сообщал польский посол из Лондона, - определяется здесь как ситуация, не являющаяся ни войной, ни миром». В ходе англо-французских переговоров в Париже в конце ноября 1938 г. обе стороны выражали «беспокойство» по поводу дальнейшего направления германской политики. Англичане настаивали на скорейшем развитии французского оборонного производства, прежде всего авиастроения, требуя повышения ежемесячного выпуска боевых самолетов. В ответ, как вспоминал Л. Эмери, «французы то и дело негласно протестовали против несправедливого положения, при котором их страна, насчитывающая всего 40 миллионов населения, должна будет противостоять 80 миллионам немцев, да к тому же, может быть, 40 миллионам итальянцев».

В ходе напряженных переговоров в ноябре 1938 г. Э. Даладье настаивал на максимальном увеличении британской поддержки французов, оговоренной еще во время двусторонних штабных переговоров в 1936 г. «Недостаточно послать на континент три дивизии, - говорил Э. Даладье, - нам нужно больше дивизий, и они должны, по возможности, располагать необходимой военной техникой». Французы настаивали на введении в Англии всеобщей воинской повинности, о чем говорилось в специальной ноте, переданной британскому посольству 1 февраля 1939 г. Это французское требование обосновывалось «выпадением чехословацкой армии и изменившимся к невыгоде Франции соотношением сил в Европе».

Проблема перевооружения серьезно волновала английское правительство, признавшее необходимость подкрепить курс на умиротворение серьезными мероприятиями в этой области, что должно было усилить позиции Англии в переговорах с А. Гитлером. Перевооружение и умиротворение - эти две проблемы неразрывно связывались Н. Чемберленом воедино. Как уже отмечалось, из его выступлений на заседаниях английского правительства и дневниковых записей следует, что премьер-министр твердо следовал курсу на «умиротворение» из-за абсолютной уверенности в неспособности Англии адекватно повысить уровень боеспособности своих вооруженных сил за короткий срок. Опыт работы в качестве министра финансов помогал ему легко убедить коллег в невозможности сохранения финансовой стабильности Англии, сбалансированности ее торговли в случае чрезмерных затрат на вооружение.

Проблема вооружений выдвинулась на первый план и стала предметом жарких дискуссий на заседаниях английского кабинета министров сразу после гитлеровского аншлюса Австрии. В ходе обсуждений первоочередной признавалась задача укрепления английской авиации и противовоздушной обороны. На одном из заседаний 22 марта 1938 г. министр авиации лорд Свинтон настаивал на одобрении правительством нового расходного бюджета для своего ведомства. Министр требовал увеличить расходы до 600 млн. ф. ст., тогда как большинство его коллег склонялись к возможности одобрить расходы лишь в 505 млн. ф. ст. При этом Дж. Саймон, министр финансов, напомнил присутствующим, что «по общему убеждению всех членов кабинета, финансы - величайшей фактор нашей обороноспособности». Премьер-министр, продолжал далее Дж. Саймон, прекрасно осознает необходимость перевооружения, доказательство тому - одобрение им общих расходов в 1 650 млн. ф. ст., на 150 млн. больше планировавшихся им ранее. Чтобы избежать неприятных обсуждений военно-воздушных программ, премьер-министр настоял на том, чтобы эта проблема была сначала проработана узким кругом министров. Однако даже замена лорда Свинтона на посту министра авиации более лояльным к Н. Чемберлену К. Вудом не дала желаемого результата: новый министр сразу же подготовил меморандум, в котором перекладывал ответственность за отставание Англии в области военной авиации на казначейство, которое с 1934 г. всячески урезало расходы на развитие этого рода войск. Беспокойство премьер-министру доставлял также и первый лорд Адмиралтейства Д. Купер, который почти на каждом заседании правительства, где обсуждался вопрос перевооружения Англии, твердо отстаивал необходимость «пересмотра в сторону увеличения стандарта мощности» английского флота.

Проблема отставания Англии в области вооружений влекла за собой другую, не менее серьезную проблему - взаимодействие английских и французских вооруженных сил в случае конфликта в Европе. После аншлюса Англия подтвердила свои гарантии, данные Франции по Локарнскому договору, и обязательство прийти ей на помощь в случае неспровоцированной агрессии, переправив, согласно штабному соглашению 1936 г., для взаимодействия с французскими войсками на континенте 2 ударные дивизии. Англичане рассчитывали, что французы, поставленные перед фактом неподготовленности Великобритании к войне, ускорят собственную программу перевооружения, в первую очередь авиации.

Возобновление штабных переговоров было санкционировано Н. Чемберленом еще в ноябре 1937 г. В феврале 1938 г. английский кабинет одобрил начало переговоров штабов ВВС, а затем, после гитлеровского аншлюса Австрии - штабов ВМФ и армии. Серия переговоров, проведенных в течение 1938-1939 гг. на уровне военных атташе (что не выходило за рамки принятого военного сотрудничества стран в мирное время), показала нежелание английской стороны повышать уровень их представительства и неготовность выполнить свои ограниченные обязательства. В ходе майского кризиса 1938 г. английский военный атташе в Париже был уполномочен предупредить французов о том, что Англия «сможет послать на континент только 2 дивизии, в случае, если международная обстановка позволит сделать это».

В ходе переговоров английских и французских министров, французы с неприятным удивлением узнали, что французское месячное производство самолетов составляет 1/5 часть английского - 60 машин против 300. Все усилия лидеров Третьей республики интенсифицировать авиационное строительство не дали значимого результата. Под нажимом французов, осуществленном в ходе встреч на высшем уровне в Париже и Лондоне в апреле 1938 г., английская сторона согласилась послать во Францию, в случае войны также и части своей бомбардировочной авиации. Англичане вынуждены были пойти на это, так как их устаревшие машины могли эффективно действовать лишь с французских баз, более приближенных к целям на территории потенциальных противников. При этом, как прогнозировал английский комитет имперской обороны, «с развитием и увеличением численности бомбардировщиков дальнего радиуса действия наша зависимость от французских военных аэродромов исчезнет». Кроме этого была достигнута договоренность о взаимодействии систем противовоздушной обороны двух стран. Детальная проработка этих договоренностей стала предметом переговоров штабов всех трех родов войск Англии и Франции в 1938 г. Была достигнута договоренность об отправке во Францию 20 эскадрилий английских бомбардировщиков по 16 машин каждая, причем 10 - в течение нескольких месяцев с начала войны. Базовым портом был определен Нант, местом дислокации авиации - район Реймса. В области военно-морского сотрудничества никаких практических результатов достигнуто не было, как не были расширены и обязательства Англии относительно ее экспедиционного корпуса.

Лишь в 1939 г. в ответ на возросшие требования французской военной делегации во главе с генералом Лелонгом Англия в ходе штабных переговоров, проведенных в три этапа (29 марта - 4 апреля, 24 апреля - 3 мая и 28-31 августа 1939 г.), согласилась на значительное увеличение численности своих экспедиционных сил, подлежащих отправке на континент. Высшее военное командование Англии в связи с неуклонным обострением международной ситуации в Европе признало необходимость поднять уровень представительства на англо-французских военно-штабных переговорах до объединенного подкомитета по планированию.

На первом этапе военно-штабных переговоров, прошедших, по оценке английской стороны, в «откровенной и дружественной атмосфере сотрудничества», была согласована общая политическая линия Англии и Франции как союзников на случай войны с Германией и Италией, при этом не исключалось выступление на их стороне и Японии. Обе стороны пришли к соглашению, что в предстоящей войне им придется столкнуться с врагом, «который будет более подготовлен к войне национального масштаба, чем мы, будет иметь превосходство в воздухе и на суше, но уступать на море и по своему общему экономическому потенциалу. В этих условиях мы обязаны подготовиться к отпору мощного наступления против Франции или Соединенного королевства, или против наших обеих стран. Чтобы отбить это наступление, мы должны сосредоточить все наши усилия, в течение этого начального периода наша стратегия будет носить оборонительный характер». На первом этапе войны, когда основной задачей признавалось сдерживание немецкого наступления, ставилась задача активных действий против Италии в Средиземноморье и Северной Африке. Успех здесь виделся английским и французским военным весьма достижимым и должен был способствовать «ослаблению ее воли к борьбе». Одновременно с этим планировалось довести военный потенциал союзников до уровня, позволяющего осуществить эффективное наступление против Германии. Дипломатические усилия предполагалось направить к достижению нейтралитета или активной помощи других государств, прежде всего Соединенных Штатов.

В день открытия первого этапа англо-французских штабных переговоров, 29 марта 1939 г. Н. Чемберлен публично объявил о решении правительства удвоить численность Территориальной армии (предназначенной для защиты Британских островов). Премьер-министр лично, не желая передоверять этой миссии министру иностранных дел, выступил с информацией, стремясь достигнуть наибольшего эффекта за рубежом. Хотя от подобного увеличения численности английских сухопутных войск на бумаге до их реальной готовности к войне было неблизко, этот шаг английского правительства произвел благоприятное впечатление на французов, как свидетельство более серьезной оценки их партнерами и готовности к компромиссным решениям злободневных проблем. Как и ожидали англичане, основным вопросом, волновавшим французскую делегацию в ходе переговоров, были обязательства отправки на континент английского экспедиционного корпуса, его размер, вооружение и сроки прибытия. Французы были уведомлены, что «график отправки будет следующим:

a) 2 дивизии будут сосредоточены в районе дислокации в течение Ζ + 30 дней;

b) третья дивизия доставлена не ранее, чем Ζ + 3 месяца;

c) отправка четвертой дивизии займет еще несколько месяцев;

d) дивизии Территориальной армии будут доставлены не ранее, чем Z + 10 — Z + 12 месяцев;

e) моторизованные дивизии начнут поступать не ранее, чем Z + 15 месяцев».

Английская сторона отметила, что программа снаряжения экспедиционного корпуса проходит стадию рассмотрения кабинетом и что дополнительная информация и более точные сроки отправки английских дивизий будут доведены до французов в ходе второго этапа переговоров. Французский военный атташе генерал Делонг, глава делегации на переговорах, выразил глубокое разочарование позицией своих партнеров, заявив, что промедление с прибытием значительных английских воинских контингентов во Францию «будет иметь крайне негативное воздействие на моральное состояние французского народа, ...который хорошо помнит, что в 1914 г. 6 дивизий прибыли гораздо быстрее, чем теперь нам обещают». Столкнувшись с серьезной озабоченностью французских военных, английское правительство вынуждено было одобрить другой график отправки войск на континент:

«а) 3 дивизии, в том числе 1 механизированная, будут сосредоточены в районе дислокации в течение Ζ + 21 дней;

b) следующие 3 дивизии, в том числе 1 механизированная, будут доставлены в течение Ζ + 60 дней;

c) 4 дивизии Территориальной армии будут готовы к действию через Ζ + 6 месяцев».

В ходе второй стадии переговоров 24 апреля - 3 мая 1939 г. были обсуждены вопросы координации военного планирования с Бельгией, планы наступательной операции в Северной Африке, программа отправки английского экспедиционного корпуса во Францию, оборона Египта, проблемы взаимодействия верховного командования двух стран, совместные разведывательные мероприятия, пути обмена экономической информацией, выработка новых политических подходов к решению международных проблем, французские военные планы и роль английского экспедиционного корпуса в них, организация объединенного Высшего командования во Франции на случай войны, провоцирование восстаний на итальянских территориях в Северной и Восточной Африке.

Во время проведения второго этапа англо-французских штабных переговоров, 1 мая 1939 г., правительством Н. Чемберлена был обнародован билль о введении всеобщей воинской повинности в Англии. Французы восприняли это как весьма своевременный шаг, неизмеримо больший по значимости, по сравнению с удвоением Территориальной армии, поскольку только всеобщая воинская повинность могла существенным образом ускорить наращивание численности английской армии и дать Англии возможность послать во Францию больше войск на ранней стадии войны. Одновременно с этим законодательно подкреплялось формирование английских войск противовоздушной обороны на постоянной основе в мирное время. Поскольку в течение длительного периода для англичан основополагающим был принцип добровольной воинской службы в мирное время, этот поворот в политике Англии, означавший отказ от «ограниченной ответственности» в Европе, имел большое значение. По оценке «Нью-Йорк Таймс», эти «революционные перемены в Великобритании не являются пустым жестом... импровизированным в опасной ситуации. Они предусмотрены на длительный срок». Несомненно, неудовлетворенность, проявленная членами французской делегации во время первого этапа переговоров, способствовала принятию английским кабинетом этих весьма непопулярных в Англии мер. Это, в свою очередь, свидетельствовало о возросшей решимости английской стороны к укреплению сотрудничества с Францией.

В плане выработки «новых политических подходов» к решению международных проблем обе делегации пришли к заключению о необходимости привлечения на свою сторону в качестве союзника Польши и Румынии, необходимых для создания «продолжительного, солидного и длительного восточного фронта». Лишь в оценке боевой ценности Румынской армии французы расходились с англичанами, которые склонны были подходить к ней скептически. Участие России в войне против Германии также рассматривалось по-разному: французы убеждали англичан в ее способности и готовности провести наступательные операции на начальных этапах войны.

Основным результатом второго этапа переговоров был существенный прогресс, достигнутый в области корректировки графика отправки английского экспедиционного корпуса во Францию. Была согласована отправка уже 6 дивизий, в том числе 2 моторизованных, в течение первых 6 недель с начала войны; затем в течение четвертого-шестого месяцев со дня начала войны планировалась отправка еще 10 дивизий Территориальной армии; наконец остальные 16 дивизий Территориальной армии было решено перебросить в течение девятого-двенадцатого месяцев. При этом оговаривалось, что решение об отправке дивизий Территориальной армии не является безусловным и должно быть подтверждено английским правительством уже в ходе войны.

В ходе третьего этапа переговоров, проходивших 28, 29 и 31 августа 1939 г., в обстановке изменившейся в результате заключения советско-германского пакта о ненападении, который был обнародован 21 августа, была отмечена «сердечная атмосфера, обещающая действенное и удовлетворительное взаимодействие во время боевых действий». Обе делегации не посчитали необходимым вносить изменения по части общих политических подходов, а французский призыв начать переброску британских частей на континент немедленно после начала войны был твердо отклонен англичанами, заявившими, что согласованный план - «самое большее, на что они могут пойти».

Как уже отмечалось, англо-французские штабные переговоры начались в условиях резкого обострения международной ситуации в Европе, вызванной гитлеровским нарушением Мюнхенских договоренностей. 15 марта 1938 г. германские войска вошли в Прагу. Вскоре вслед за этим А. Гитлер объявил о присоединении к рейху протектората Богемии и Моравии. Словакия, сохраняя номинально независимость, фактически превратилась в сателлита Германии. Эти агрессивные шаги были предприняты всего лишь пять месяцев спустя подписания Мюнхенского соглашения в сентябре 1938 г., коренным образом изменив направление английской внешней политики в отношении Германии. Политика «умиротворения», проводившаяся по инициативе премьер-министра Н. Чемберлена, провалилась, это вынуждены были признать даже его соратники.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Правление Октавиана Августа
Лыцарство
Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Личность, общество, история. Субъект исторического процесса.
Общественные движения в России в царствование Александра 1 и Николая 1
Вернуться к списку публикаций