2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Практически сразу же, Н. Чемберлен начинает продвигать блок реформ, основной целью которых являлись решение вопросов об обложении налогами на местах, оценке имущества и борьбе с «попларизмом» (от названия одного из бедных районов Лондона - Поплар) - выплатах социальных пособий вне зависимости от того, насколько данная семья действительно нуждается в них. По статуту, принятому еще в 1601 г. выплатой пособий нуждающимся занимались «попечительские советы», получавшие средства за счет местных налогов и государственных безвозмездных займов. С лета 1926 вплоть до 1929 гг. Н. Чемберлен провел через парламент целый ряд законопроектов, усиливавших контроль министерства здравоохранения над попечителями. В результате вся архаичная система местного самоуправления была преобразована, попечительские советы ликвидированы, а их функции переданы местным, городским и сельским советам.

Сокращение числа местных налоговых органов власти с 15546 до 1767, как окончательно установил закон, было необходимо, но при этом интересы многих были ущемлены. Введение единообразия в местное налогообложение было необходимой, но крайне непопулярной мерой. Вступление большинства оценочных листов в силу с 1 апреля 1929 года, когда были определены налоговые ставки, чтобы показать общий рост как раз ко времени всеобщих выборов, поставила кандидатов от консервативной партии в ситуацию, когда они вынуждены были оправдываться, а их противником дало шансы на успех. К тому времени, когда палаты закрылись на летние каникулы, он провел всю свою программу, кроме билля об обложении налогом и оценке имущества, да и тот, «вопреки всеобщему ожиданию», был рассмотрен в комитете.

Гораздо спокойнее испытание парламентским обсуждением прошел Билль о пенсиях для вдов, стариков и сирот. Безусловно, промышленные круги были недовольны дополнительным налогообложением, но лейбористы поддержали проект. Расходы по этой программе были включены Черчиллем в бюджет. Продуманный до мелочей проект был принят палатой общин и одобрен королем, а также получил одобрительный отзыв в прессе. «Санди Таймс» писала по этому поводу: «Политическая жизнь на прошлой неделе получила новое и удивительное интересное развитие благодаря внесению нового билля о пенсиях автором которого является мистер Невилл Чемберлен, который безусловно обладает наследственным даром убедительного изложения. Он также показал, что может вызвать настоящее чувство человеческой симпатии. Кроме того, он представитель старого семейства радикалов... простой наблюдатель не мог бы удержаться от изумления при виде того, как консервативная партия во главе с мистером Болдуином перенимает социальную реформаторскую деятельность правительства 1906 года».

Это был поистине большой успех. Новое постановление имело силу закона. Вкупе с национальной программой медицинского страхования, системы компенсацией для рабочих и страхованием безработных, оно обеспечивало новый уровень социальной защиты.

В июле 1926 года, незадолго до летнего перерыва и в связи с волнениями по поводу беспорядков в угольной промышленности, которые чувствовалось во властных кругах, Н. Чемберлен представил на обсуждение билль о советах попечителей. Этой мерой, «по которой, следуя министру здравоохранения, деятельность советов попечителей для любого вида заботы о малоимущих прекращена ... чтобы выполнять все или некоторые из обязанностей, осуществляемых советом ... министр может назначать специальных чиновников вместо совета попечителей». Период вступления распоряжения в силу был определен в 12 месяцев. Советы попечителей могли установить свои собственные нормы пособий, более крупные чем того требовала простая необходимость и возмещали свои затраты за счет общественных денег. Н. Чемберлен вступил в бой за рациональное и экономически самостоятельное управление адресными дотациями.

На той же неделе, во время второго чтения законопроекта, лейбористы начали атаку на Н. Чемберлена с обвинениями личного характера. Согласно устоявшейся традиции, он, войдя в правительство, сложил с себя обязанности директора в частных компаниях, но теоретически остался директором «Хоскинс», хотя после выборов он не принимал участие в их делах и не знал ничего об их контрактах. Выяснилось, что 2 % этих контрактов были правительственными. Это стало центральным моментом критики оппозиции, подобное в свое время было с Джозефом и компанией «Кинокс».

Для Чемберлена отношения с лейбористской партией в тот момент стремительно меняются. Его письма и дневники начинают пополняться выражением его озлобленности и презрения к ним. Они же со своей стороны не упускали шанса, чтобы досадить ему. Так возникла и углублялась пропасть между самым прогрессивным социальным реформатором в правительстве и официальной оппозицией. Еще раз, как и в случае с Ллойд Джорджем, начались личные противоречия, которые наложили отпечаток на отношения между ним и лейбористами в последующие 12 лет.

Возможно, если бы лейбористы знали больше о том, чего он старался добиться во время Всеобщей забастовки и во время дебатов по составлению закона о торговле 1927 г., они отнеслись бы к нему более благожелательно.

Н. Чемберлен настоятельно советовал премьер-министру сочетать твердые меры по противодействию забастовке с принятием профсоюзного законодательства. Взгляды Чемберлена в пользу формирования обязательного арбитража были таковы: ни одна забастовка не должна начаться до тех пор пока не произойдет слушание дела трибуналом и комитетом, в который войдут работодатели и независимая коллегия судей. С. Болдуин собрал специальное заседание кабинета для рассмотрения закона о профсоюзах.. Он отметил, что убежден в желательности двух предложений — объявлении Всеобщей забастовки нелегальным актом и поправке к закону о «мирном» пикетировании. Он не был уверен, что это принесет ему политический капитал, но был намерен продвигать его на основании государственной целесообразности. Он был убежден, что следует сделать билль как можно короче. Затем каждому участнику было предложено выразить свое мнение по поводу предложения. Два основных пункта уже были затронуты премьер-министром, и по ним не было разногласий, по государственному налогу единого мнения не было. Предложения Н. Чемберлена распространялись на этом заседании в виде отдельных записок. Глава правительства не упомянул об их авторстве и здесь было всеобщее согласие. Н. Чемберлен удовлетворенно отметил: «Похоже, что мои предложения будут приняты, и в этом случае, я убежден, - именно они придадут биллю принципиально новый смысл, это привлечет к нему еще больше внимания».

Хотя в те годы вырабатывалась масса социального законодательства, сравнительно малая его часть была непосредственно связана с жилищным строительством, что, возможно, являлось самой важной из многочисленных функций министра здравоохранения. Двойная опора на жилищное строительство была продолжена в «Акте Чемберлена» от 1923 г. Сохранялись также печальные последствия закона 1919 г. о жилищном строительстве и городском планировании. Строительство «домов для героев» было популярным обещанием, но оно оказалось такими же пустыми, какими оказались слова социалистических лидеров во время всеобщих выборов в 1945 г. В своей речи о жилищном строительстве в палате общин у Чемберлена был прекрасный материал для иллюстраций успехов правительственной жилищной программы. «Восемьсот тысяч домов построены за время действия правительства Болдуина, наибольшее число - 273000 было построено в течение года с сентября 1926 по 1927 г. Подобных достижений не было ни у одного из предшествующих правительств. Государственные расходы на постройку этих домов также были впечатляющи. 378000 домов были закончены по «Акту Чемберлена». Здесь пригодился опыт Невилла, приобретенный в Бирмингеме, когда он решал вопросы жилищного строительства и местного управления.

Достижения правительства в деле очистки трущоб были менее впечатляющи, поэтому консерваторы внесли отдельный пункт, касающийся этой проблемы в программу на выборах 1929 г. Когда подошло время выборов, жилищное строительство было, несомненно, самым сильным пунктом программы в платформе консервативной партии, и большая часть проблемы нехватки жилья была преодолена. Взвалив на себя непростую работу министра здравоохранения, Н. Чемберлен, стал одной из наиболее известных фигур на тогдашнем политическом небосклоне. Задач было великое множество. Министерство тогда было ответственно не только за жилищное строительство, но также за пенсионное обеспечение и национальное страхование здоровья, за проведение акта о бедности и за государственные службы здравоохранения. Законодательная деятельность министерства играла большую роль в деле развития государственного всеобщего благосостояния. Так, например, закон 1928 г. о национальном страховании, который в значительной степени расширил и улучшил страховые пособия по болезням, дал дополнительные льготы на консультацию у специалиста и лечение, смягчил условия получения медицинской помощи безработными, женщинами и стариками, и ко всему перечисленному, помог еще примерно 16,5 млн. работающим мужчинам и женщинам. Через четыре года активной работы было открыто 440 новых детских медицинских центров и более 300 детских клиник, в то время как число работающих акушеров возросло на 860 человек. Доля смертности новорожденных резко понизилась с 132 человека на 1000 в 1906 г., 75 - в 1924 г. и 65 - в 1928 г. Но процент смертности у рожениц, который был фактически постоянным в течении 20 лет, оставался неизменно высоким, и Невилл неустанно работал над этой проблемой, стараясь сократить этот показатель в основном, посредством закона 1926 г. о родильных домах, поставив законом 1927 г. акушерные дома под контроль органов местного самоуправления и значительно увеличив расходы на родильные дома и медицинские службы. В своем окончательном обзоре в палате общин Чемберлен снова вернулся к этой проблеме: «Я начал расследование с помощью хирургов и терапевтов из Британской медицинской ассоциации и местных властей с целью получения отчета по каждому случаю смерти рожениц по всей стране. Я могу с уверенностью утверждать, что от банального усиления бдительности, даже без принятия каких-либо специальных мер, мы увидим значительное снижение показателей смертности, что неизменны так много лет».

Невилл понимал, что недостаточно будет работать только в Лондоне. Он лично проинспектировал множество медицинских учреждений. Были пройдены мили каменных коридоров в старых больницах с запахом лака, эфира и белья. По вечерам же, часто надо было где-то выступать с политическими речами и присутствовать на приемах. Готовиться к выступлению на следующий день ему часто приходилось поздно ночью лежа в кровати. Это не сколько не меняло стиля его выступлений, хорошо аргументированных, четких и не лишенных чувства юмора.

Разъезжая по стране, Чемберлен был обеспокоен всем, что имело отношение к местному управлению, старался проверить его компетентность. В Бирмингеме был, конечно, большой и квалифицированный аппарат, но многие из окружных советов, которые он проверил, таковыми не были. Требовались более значительные власти с большей исполнительной и контролирующей властью, в парламенте Чемберлен настойчиво требовал принятия решительных мер, результатом чего явился закон 1929 г. о местном самоуправлении.

Во время первого правительства Болдуина наблюдался устойчивый спад безработицы и это продолжалось вплоть до 1926 г. впервые после 1920 г. уровень безработицы, упавший за миллионную отметку, был зарегистрирован в апреле 1926 г. Этот год был полон потрясений для Н. Чемберлена, консерваторов и страны в целом. В середине 1920-х гг. противоречия между профсоюзными организациями горнодобывающей промышленности и правительством достигли высшей точки накала. Согласно докладу королевской комиссии под председательством сэра Г. Самуэля, налицо был кризис в британской угледобывающей промышленности. Большинство шахт были убыточными. Существовало только два выхода из сложившейся ситуации - либо увеличение рабочего дня, либо понижение заработной платы шахтерам. Оба пути были бесперспективны с точки зрения разрешения социальной напряженности. Найти действенный выход из ситуации можно было лишь дав возможность муниципальным корпорациям заниматься торговлей углем и национализировав «королевские шахты». Национализация в данном случае совершенно не предполагала того, что было сделано после Второй мировой войны, но одиозность самого термина лишила консерваторов непредвзятости в вопросе. Кроме того, он был уверен, что государственное субсидирование одной отрасли за счет других подрывает основы капиталистического строя, что вскоре сталелитейная и кораблестроительная отрасль потребуют государственных дотаций в свою очередь. Более того, этому примеру могут последовать страны-конкуренты британской промышленности.

Согласно плану, принятому правительством, субсидирование должно было закончиться 30 апреля 1926 г. Была предпринята попытка разрешить противоречия, с этой целью состоялось заседание, в котором приняли участие министр угольной промышленности Лейн Фокс и министр труда Стил Мэйтленд. Несмотря на все усилия, соглашение все-таки не было достигнуто. Причиной тому явилась жесткая позиция представителей шахтеров: «ни часом больше, ни пенни меньше». По мнению Н. Чемберлена эта фраза изначально усложнила переговоры. После длительных и крайне нерезультативных переговоров, шахтерские организации перешли в наступление. К началу мая 1926 г. все территории угледобывающей промышленности были в чрезвычайном положении. «Возникла проблема размещения правительственных частей». Уже тогда Невилл говорит о крайней нерешительности С. Болдуина в критической ситуации.

В мае началась Всеобщая забастовка. Сохранялся высокий уровень безработицы (примерно 1,25 млн. безработных в июне 1928 г., почти половина из них в 4 отраслях тяжелой промышленности). Черчилль не принимал протекционистского пути в решении вопроса и выдвинул проект понижения налогообложения, чтобы облегчить положение в промышленности и сельском хозяйстве. Чемберлен, между тем, был поглощен разработкой Акта о бедности, о замещении процентных субсидий на дотации и усилении влияния советов графств и городов на более мелкие административные единицы.

Вспоминая свое выступление в палате общин, Н. Чемберлен записал в дневнике: «Мои предложения по Акту о бедности не встретили сопротивления. Мне было позволено говорить в течении 40 минут... Уинстон, был как всегда красноречив, излагая свой великий план, но мне показалось, что он был встречен довольно прохладно. В целом, я думаю, можно считать это неплохим началом». Черчилль и Чемберлен двигали друг друга вперед и вместе отступали. Один не мог ничего сделать без другого. Эпопею обсуждения и принятия Акта о бедности можно проследить по дневниковым записям Невилла: «Что касается Акта о бедности, 2-го числа в среду Кабинет решил, что упоминание о нем должно войти в речь короля ...». «План был принят Комитетом во вторник и представлен на рассмотрение в Кабинет в среду. Уинстон был необычайно утомлен борьбой с настойчивой и яростной оппозицией ... В ходе дебатов были изложены основные принципы плана таким образом, чтобы вызвать интерес и внимание...».

«План был окончательно разрешен. Я составил и подписал заявление меньшинства и в понедельник оно рассматривалось на специальном совещании Кабинета, который заседал утром и днем, (в газетах говорилось, что мы обсуждаем Египет)... Дальнейшие дискуссии продолжились до вчерашнего утра и вскоре стало очевидно, что, во-первых, никто не мог сказать ничего хорошего о плане об уменьшении местных налогов на железную дорогу; во-вторых, у меня была значительная поддержка» и Уинстон начал держать нос по ветру. Он объявил очевидным, что мы должны быть едины, ясно, что согласие министра здравоохранения, который показал себя знатоком дела, было очень существенным: здесь никто не мог сравниться с ним.

Для выработки налоговой политики был учрежден специальный комитет, чтобы выбрать между предложением Черчилля - снижение налоговых ставок на 1/5 и Чемберлена - на 1/3, было принято компромиссное решение – 1/4. Сторонники Черчилля до конца не хотели идти на этот явный компромисс, но «... Уинстон сказал мне, что он не будет настаивать на столь незначительном различии и согласился. Затем мы пожали руки и поклялись в дружбе».

Так было решено, что промышленность должна была быть освобождена от бремени расходов в % на местные налоги в отношении заводов и мастерских. Земледельческие участки и постройки должны были быть полностью освобождены от всех налогов, сохранялся лишь налог на жилые дома на фермах.

В конце концов, после долгих переговоров с Болдуином, Чемберлен настоял, что если понижение налогообложения должно произойти (опять же до 3/4 от местных налогов) на железные дороги, каналы, порты и доки, то эквивалентные понижения, где это возможно, должны быть сделаны и в отношении билетов на транспорт. Так, окончательно два плана объединились в один, Черчилль объявил о своем участии в нем (о предложении о понижении местных налогов) в Бюджете на 1928 г., и, в конечном счете, Чемберлен проделал работу по его осуществлению в декабре.

Завершающим этапом работы Н. Чемберлена в министерстве здравоохранения стала разработка и принятие «Акта о местном самоуправлении».

«В прошлый понедельник я внес предложение о втором чтении Акта о местном самоуправлении, в речи, которая длилась 2,5 часа. У меня были огромные трудности при ее подготовке, засиживаясь до часу ночи каждый день, и посвящая этой цели практически все выходные».

Когда я сел на место, в палате аплодировали в течении нескольких минут, и что особенно поразило и тронуло меня, это то, что либералы и лейбористы - даже наиболее ожесточенные оппоненты типа Маккиндера, сердечно одобрили проект».

Перед Всеобщими выборами весной 1929 г. этот важный закон, состоящий из более чем 100 пунктов был официально принят. Это было прекрасным завершением деятельности Чемберлена в Министерстве здравоохранения. Официозная «Таймс» по этому поводу писала:

«Важный проект налоговой реформы, которая была главной мерой на этой сессии, наконец окончательно завершен. Это мероприятие, создатели которого могут быть поистине горды ... можно с полной уверенностью предположить, что когда будет написана история наших дней, Акт 1929 г. о местном самоуправлении займет место как один из выдающихся законодательных достижений XX столетия. Едва ли за все время нашей парламентской истории было правительство, которое последний год находясь у власти, отважилось бы на проведение мероприятия, которое содержало бы так мало, чтобы привлечь всеобщее одобрение, так энергично проводилось бы партийными тактиками, привлекло бы так всецело ко всему, что надежно и по государственному. По мнению страны, честь за эти замечательные достижения должны быть в первую очередь принадлежать мистеру Невиллу Чемберлену ... не следует забывать как во многом эти важные реформы обязаны воображению и мужеству мистера Черчилля ...».

По справедливости им должна быть отдана равная доля чести. В то же время они были также двумя единственно возможными кандидатами на смену Болдуину.

Таким образом, будучи министром здравоохранения Н. Чемберлен деятельно подготовил и провел ряд важных реформ. Его «Акт о бедности» устанавливал минимальный размер оплаты труда, косвенно повышал налоги на обеспеченные слои, расширял жилищное строительство, развивал систему общенационального страхования, вводил меры по снижению безработицы. «Акт о местном самоуправлении» становится продуктом соперничества с У. Черчиллем. Основным положением нового закона стало освобождение производителей промышленных и сельскохозяйственных товаров от местных налогов. В результате преобразовывались отношения центральной и местных властей, оживлялась экономика, возрождались районы, пребывавшие в упадке и сокращалась безработица.

Следующей ступенью политической карьеры Н. Чемберлена стала работа в исследовательском комитете консервативной партии, а затем - возвращение на пост министра финансов в 1931 г., где были достигнуты весьма впечатляющие результаты в деле оздоровления экономики после мирового экономического кризиса 1929-1933 гг.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Британский парламентаризм в оценке Московских ведомостей (60-80-е 19 века)
К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
К истории исполнительной власти в России
Великая отечественная война в исторических исследованиях 1960-1990
Необходимость учреждения поста Президента в РФ в начале 90-х годов - историко-теоретический аспект
Вернуться к списку публикаций