2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Деятельность Н. Чемберлена на посту министра здравоохранения.

В возрасте 53 лет Н. Чемберлен занимает один из младших министерских постов в английском правительстве — становится министром почт и телеграфов. Безусловно, он понимал, что дав ему эту должность, новый премьер-министр сделал на Невилла ставку и вскоре, при желании, он сможет значительно повысить ранг. Следует отметить, что у Бонар Лоу были определенные сложности с кадрами для формирования правительства. Из всех, занявших места ллойдджорджевских ставленников на министерских постах, только Керзон имел опыт длительного пребывания «наверху». С. Болдуин был министром торговли, остальные члены кабинета Бонар Лоу (В. Бриджман, Л. Эмери, Ф.Л. Грим (будущий лорд Канлифф-Листер) и Э. Ууд) также не занимали ведущих должностей при Ллойд Джордже. Никто из них не предполагал, что правительство долго продержится в таком составе.

Многие советские исследователи традиционно рассматривают политическую карьеру Н. Чемберлена через призму влияния имени отца. Тот факт, что знаменитое имя сыграло свою роль на начальном, бирмингемском, этапе становления Невилла-политика неоспорим. Однако, начиная с 1923 г. он заработал определенный авторитет в правительственной среде и его дальнейшая карьера уже не зависела ни от имени отца, ни от старшего брата.

Несмотря на совершенно новую политическую конъюнктуру и значительно менее одиозный пост, став министром Невилл, помня 1916-1917 гг., понимал, что очень многое в дальнейшей карьере зависит от первых шагов в правительстве. И дело было не только и не столько в прямых обязанностях министра почт и телеграфов, Бонар Лoy понимал, что младший Чемберлен может сделать гораздо больше, чем просто поступательно развивать почту и радиосвязь.

Встав во главе министерства Невилл начал постепенно вникать в специфику новой работы. Первоочередными задачами в сфере коммуникаций в то время были развитие относительно молодой телефонной связи, почт и, самое главное, - беспроводной радиосвязи на территории британских островов и Империи. Несмотря на то, что министерство связи предлагало основать систему радиостанций на государственно-монопольной основе, Н. Чемберлен уже тогда осознал, что это направление бесперспективно. Министр финансов, С. Болдуин, предполагал отдать предприятие полностью в частные руки. Очевидно, что его целью было максимальное снижение расходов казны. Это, в свою очередь означало, что система будет отдана на откуп компании «Маркони», глава которой, по определению самого министра почт, был известен своим «интриганством, мздоимством и хитростью». Он также настаивал на том, что из соображений государственной безопасности, правительство должно иметь свои собственные станции, а «Маркони» может стать компаньоном, с соответствующей долей в прибыли.

Как ни странно, но в таком важном вопросе, как формирование национальной системы связи, военное министерство и Адмиралтейство не проявили должной инициативы. ВМФ уже пользовалось услугами частных радистов, министерство военно-воздушных сил считало государственные станции неоправданной роскошью, а руководство военного министерства оставалось равнодушным. Тем не менее, Н. Чемберлен и Л. Эмери выступили в защиту проекта на одном из заседаний Кабинета. Эмери, как первый лорд адмиралтейства считал необходимость государственных радиостанций вопросом безопасности, а Чемберлен, понимая нежелание правительства нести дополнительные расходы, говорил о возможностях радиосвязи в будущем и прибылях, которые они могут обеспечить.

Решающее слово в дискуссию внес Керзон. Он заявил, что сумма, которую необходимо было затратить (около 250 тыс. ф. ст.) — разумна, план, разработанный Н. Чемберленом - убедителен, а перспективы получения прибылей - более чем заманчивы. Вскоре было принято решение построить на территории британских островов сеть государственных радиостанций. Индии было рекомендовано сделать то же самое. На радиовещание частных компаний на территории империи был отменен, при условии согласования частот и диапазонов с государственной службой.

Работа в министерстве почт, безусловно, не поглощала Невилла полностью. Он не переставал заниматься проблемами своего избирательного округа, а также делал массу рутинной работы в парламенте. Премьер-министр, глядя на его бурную деятельность, пришел к выводу, что Н. Чемберлен лучше всех в правительстве разбирается в проблеме расселения. На тот момент, достижения в сфере социальной политики были как никогда необходимы молодому правительству, а проблема расселения трущоб стояла первой в списке жизненно важных. Еще правительство Ллойд Джорджа заявило о претворении в жизнь программы строительства 170 тыс. «домов для героев». Однако, на тот момент всего 18 тыс. домов были недостроены, а строительство 60 тыс. — даже не начато.

К весне 1921 г., когда Эддисон ушел с поста министра здравоохранения, цены на «дома без гостиных» (наиболее дешевые малогабаритные дома) колебались от 800 до 900 ф.ст. По тем временам это была весьма приличная сумма и большинство нуждающихся не могли себе позволить подобные расходы. К моменту падения правительства Ллойд Джорджа, цены на малогабаритное жилье значительно упали (до 300 ф. ст.). Тем не менее, огромное количество нуждающихся все еще не могли купить жилье без финансовой помощи правительства. Несмотря на то, что число достроенных домов значительно увеличилось с весны 1921 г. до лета 1922 г., это не решало проблему перенаселения городов и расселения трущоб.

В начале марта 1922 г., после того, как предыдущий министр здравоохранения, Гриффит-Боскауэн, так и не смог получить желанного места в парламенте, С. Болдуин предложил Н. Чемберлену стать во главе учреждения, на которое возлагались обязанности решения социальных проблем английского общества. Это назначение возлагало на Н. Чемберлена ряд обязанностей как в парламенте, так и в министерстве. Необходимо было разработать новый план жилищного строительства, так как программа Эддисона не соответствовала ни политической ни экономической ситуации. Программа строительства требовала привлечения большего количества подрядчиков и активной поддержки местных властей. По мнению Н. Чемберлена, одной из основных причин форсированного жилищного строительства была необходимость привнести стабильность в среду рабочих и служащих низшего ранга. Он справедливо полагал, что собственный дом принесет покой в семьи, постоянно боровшиеся с финансовыми затруднениями. Здесь мнения консерваторов, либералов и даже лейбористов совпадали. Разногласия касались деталей. Например, камнем преткновения стал размер домов, на строительство которых выделялась субсидия. Некоторые обвиняли министра в том, что он намеревается выделять деньги тем, кто в них в действительности не нуждается. По мнению обвинителей, субсидируемые дома должны были быть просто крохотными. Так как большинство из тех, кто выступал с подобными заявлениями, не олицетворяли собой ни рабочий, ни даже средний класс, их аргументы были неубедительными. Представляя проект субсидирования в парламенте, Н. Чемберлен столкнулся с возражениями лейбористов. Дело в том, что строительство на местах должны были осуществлять частные подрядчики. Резонно возникал вопрос: как можно называть частным предприятием государственный план субсидий. Ответом Н. Чемберлена были слова: «мы живем в свободной стране, и каждый может называть что угодно как угодно».

Новому министру здравоохранения пришлось столкнуться с массой вопросов в парламенте, основными из которых были билль о расселении и контроле налогообложения и крайне неоднозначный проект закона о налогообложении в Шотландии. Кроме того, Кабинет принял решение снизить налоговые ставки в сельском хозяйстве и ходили разговоры о скорой широкомасштабной реформе налогообложения. Необходима была законодательная база для решения вопроса дальнейшего расселения трущоб. Из всех крупных министерств, министерство здравоохранения было единственным, в штате которого не было парламентского секретаря и Н. Чемберлену приходилось самому представлять учреждение в парламенте.

Одной из первых крупных инициатив Невилла на новом посту была разработка и проведение в парламенте Билля о Расселении, законопроекта, целью которого являлось создать продуманную до мелочей схему государственного субсидирования жилищного строительства. Подразумевалось, что билль станет первым в серии законов, призванных произвести революцию в сфере субсидируемого строительства. На выступлении в парламенте, Чемберлен выразил надежду правительства на то, что вскоре будущие владельцы смогут сами в полной мере выплачивать стоимость строящегося жилья. Государственная же дотация в 6 ф. ст. на 20 лет поможет как-то скомпенсировать длительность процесса улучшения благосостояния рабочих. Вопрос о размерах будущих домов отдавался в ведение местных властей при условии, что финансовые ограничения, наложенные Биллем, будут соблюдаться. На обвинение в том, что Н. Чемберлен собирается строить дома без комнат для детей и спален для родителей, он отвечал, что если не будет построено никаких домов, то у них не будет даже кухни.

В мае 1923 г. Бонар Лоу подал в отставку, не сказав ни слова о своем будущем преемнике. Его выздоровление оказалось временным. В тот момент никто и предположить не мог, насколько прочным станет положение консерваторов во главе с будущим премьер-министром Стенли Болдуином. И что правительство с ним во главе просуществует с перерывами до 1937 г., период, который вошел в историографию как «эпоха Болдуина». Ведь до момента своего избрания, Болдуин не был заметной политической фигурой. Во время своего длительного заднескамеечества он приобрел много знакомств в правящих кругах, но не привлекал общественного внимания. В правительстве Ллойд Джорджа он также не был сколько-нибудь заметной фигурой. Как он сам выразился, «я постепенно маскировался в джунглях политической жизни и выжидал время и место для решающего броска».

Стоит заметить, что между Н. Чемберленом и С. Болдуином было мало общего. Невилл с неохотой закончил Регби и отправился на Андрос, - Болдуин - закончил Харроу и Кембридж, увлекаясь литературой и филологией. Чемберлен спокойно относился к религии, - Болдуин же был крайне религиозен. Первый стал премьер-министром в 70 лет, пройдя длительный путь, будучи канцлером казначейства 6 лет, трижды министром здравоохранения и председателем консервативной партии. Второй - всего лишь после двух лет в кабинете министров.

Ни один человек не может в равной степени эффективно выполнять все обязанности главы правительства, слабое же место Болдуина было в претворении планов в жизнь, деятельной части. Здесь Н. Чемберлен составил Болдуину отличный противовес. Вместе они работали крайне эффективно. Один придумывал стратегический план, другой разбивал его на тактические моменты и реализовал.

Если у Бонар Лоу во время формирования консервативного кабинета в 1922 г. налицо был недостаток квалифицированных кандидатов, то у Болдуина, наоборот - обилие. Результатом этого явилось создание сильного по составу, но несколько громоздкого кабинета министров в составе 21 человека. Дабы ограничиться этой цифрой, новому премьер-министру пришлось даже разочаровать некоторых, рассчитывавших войти в состав правительства. Керзон был переведен на пост лорда-председателя тайного совета, и министерство иностранных дел досталось Остину Чемберлену. Лорды - Бальфур, Дерби и Девоншир, у которых также были шансы войти в состав кабинета, не были даже удостоены беседы. Сэру Роберту Хорну было предложено министерство труда, но Болдуин видимо «забыл» сообщить ему, что это министерство, будучи тогда ведомством второстепенного плана, должно было приобрести большее значение. Хорн с негодованием отказался и остался вне правительства. Возможно, Болдуин не особо хотел видеть Хорна в правительстве. Вакантной оставалась должность канцлера казначейства, которую премьер-министр предложил Н. Чемберлену, сделав это в свойственной ему оригинальной манере. «Сегодня меня вызвал С.Б. Он начал со слов: «Нет нужды говорить, что я хочу, чтобы вы вернулись в Казначейство». Я промолчал, и он продолжил, сказав, что предложил Хорну министерство труда и ожидает его ответа. В этот момент внесли письмо от Хорна, С.Б. прочитал его и сказал: «Он отказывается ...». Он сказал, что сразу же решил взять Уинстона в состав правительства (он гораздо опасней в оппозиции) и намеревался предложить ему пост министра здравоохранения. Затем он спросил меня, что бы я предпочел, и я ответил, что, давно обдумав это, решил вернуться в министерство здравоохранения».

Один из известнейших биографов Н. Чемберлена, Ян Маклеод выдвигает версию, что Невилл согласился принять этот пост, преследуя двоякую цель: с одной стороны пытаясь провести широкую программу социальных реформ, в которой так нуждались находящиеся на грани забастовки рабочие, а с другой - заработать политический авторитет политика-консерватора, заботящегося о благосостоянии простых тружеников.

Стоит заметить, что начало деятельности Н. Чемберлена на посту министра здравоохранения совпадает с зарей «эпохи Болдуина», времени подавляющего консервативного большинства в парламенте, оппозицию которому составляла разрозненная лейбористская партия. Этот период, возможно, было самым спокойным в политической жизни Н. Чемберлена. Занимая свое место в кресле министра, он ожидал провести 4 или 5 спокойных лет на посту министра здравоохранения, чтобы спланировать и выполнить одну из наиболее сложных и далеко идущих законодательных программ, которые когда-либо пытались претворить в жизнь. На каждой сессии у него было всегда не менее 6 законопроектов, для утверждения в парламенте.

Сразу же после вступления в должность, уже в ноябре 1924 г. Н. Чемберлен положил на стол У. Черчиллю 4-х летний план законодательства по социальным реформам. Он состоял из 25 биллей, которые предполагалась принять в период 1925-1928 гг.

Отдельно стоит отметить позицию У. Черчилля по этой проблеме. Поддержка программы реформ министром финансов была вопросом особой важности. Видя широкое поле деятельности министра здравоохранения в тот период, У. Черчилль, как человек неуемной энергии, скорее всего, завидовал Н. Чемберлену. Ведь при удачном результате планируемых социальных преобразований он получит лавры реформатора, заботящегося о благе нации, в то время как роль канцлера казначейства остается второплановой, менее заметной. И здесь У. Черчиллю стоит отдать должное. Несмотря на личные противоречия, разность характеров и подходов к решению проблем, Черчилль и Чемберлен, занимая свои посты, составили исключительно удачное сочетание. Чемберлен обычно представлял первоначальный набросок, Черчилль сразу же расширял канву, разукрашивал ее своими «завитушками», Чемберлен, ворча, что замысел стал теперь практически невыполнимым, отправлялся дорабатывать то, что становилось теперь их общим проектом; Черчилль же окончательно принимал, а иногда и заимствовал конечный результат. Если Черчилль придавал слишком большое значение закону о пенсиях для вдов, сирот и стариков, которому было отведено главное место в его бюджете на 1925 год, то напротив, не уделял должного внимания закону 1929 года о местном самоуправлении.

Достижения Невилла в эти годы сэр К. Фейлинг, первый из его биографов, справедливо называет: «бесспорно наиболее грандиозной и деятельной частью его общественной жизни» - не может быть рассмотрена отдельно от его огромной законодательной деятельности. Его работа была связующим звеном между либеральной программой социальных реформ 1906 г. лейбористской программой 1945 г. Читая официальные отчеты о заседаниях парламента тех дней, временами кажется, что в правительстве был всего лишь один министр, и кажется невероятным, что кто-либо мог быть под таким напряжением. «Только что пробило полночь, в то время как я начал писать это письмо» - так обычно начинаются его ежедневные письма в 1925 г., но они все еще полны точных, а иногда и лирических описаний его сада и содержат подробнейшие ответы на бесконечные вопросы его сестер, вызванные непонятными местами в биллях, которые он проводил в палате. По поводу билля об обложении налогом и оценке имущества: «Я упорно работал над ним каждый вечер до часа или двух ночи, так что когда подошло время, я почувствовал, что создал поистине сильный проект».

Билль о пенсиях был в тот момент в центре внимания, но для Н. Чемберлена будущая деятельность была связана с биллем об обложении налогом и оценке имущества. Без этого настоящая реформа местного самоуправления была бы невозможна, а это было существенной частью его планов по жилищному строительству.

Основными проблемами в социальной сфере во второй половине 1920-х гг.были: вопрос о пенсиях вдовам и сиротам и вопрос о социальной помощи попечительских советов. К решению именно этих вопросов и приступил Н.Чемберлен, будучи министром здравоохранения. В 1925 г. основное внимание было уделено Биллю о пенсиях вдовам и старикам. Суть этой реформы заключалась в перераспределении выплат в сторону пенсий вдовам и сиротам, оставшимся после смерти кормильца за счет сокращения пенсионного возраста по болезни и безработице с 70 лет (по закону 1911 г.) до 65 лет. Канцлер казначейства поддержал проект, и реформа была проведена. Это в определенной мере повысило благосостояние рабочей семьи и социально незащищенных слоев населения.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект
К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Правление Октавиана Августа
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Вернуться к списку публикаций