2013-06-24 13:03:59
ГлавнаяИстория и историография — Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах



Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах


Путь Н. Чемберлена к политической деятельности общенационального масштаба.

Политическая династия Чемберленов.

Начальный период жизни любой знаменитой личности представляет определенный интерес, а в случае Невилла Чемберлена, события отрочества и юности имеют особое значение для понимания его будущей карьеры. Ему было уже 42 года, когда он впервые был избран лордом-мэром Бирмингема, младший министерский пост он занял в 53 года и к тому времени он уже прожил большую часть сознательной жизни под именем своего великого отца. У него не было никакого специального политического образования, он не учился в университете, да и особо не хотел заниматься политикой, считая, что у него нет ни природных способностей, ни желания заниматься этим делом.

Чемберлены начали путь к своему благосостоянию в Уилтшире. Затем почти сто лет занимались уважаемым, но не слишком прибыльным делом - изготовлением обуви в Лондоне, на Милк стрит, пока, наконец, Джозеф Чемберлен второй (отец Джо Чемберлена), не переехал в Бирмингем. Именно тогда для семейства началась новая жизнь.

Вильям Чемберлен, сын Дэниэла Чемберлена из Лэйкока, первого из семейства, кто переехал в Лондон, был подмастерьем у своего дяди - кондитера. Однако, вскоре он становится вторым подмастерьем у обувщика и в 1733 г начинает работать в «Кордвейнерс компани». У Вильяма Чемберлена было 9 детей, но только двое из них, Вильям и Джозеф, дожили до зрелых лет. Оба продолжили семейный бизнес, став совладельцами «Кордвейнерз». Начиная с первого Джозефа, родившегося в 1752 г., шестеро наследников Чемберленов получали это же имя. Бизнес на Милк стрит был основан примерно в 1755 г., Чемберлены работали там на протяжении более чем ста лет. За это время шестеро представителей семейства становились совладельцами компании. Фамильные связи с «Кордвейнерз» оборвались лишь со смертью сэра Остина Чемберлена в 1937 г.

В силу своего положения, Чемберлены традиционно были церковными старостами в приходе св. Лоуренса. По вероисповеданию они были унитариями (радикальная ветвь протестантизма). В начале XIX в. их характеризуют как «предпринимателей высшего сорта, людей простых, честных и открытых». Жизненный принцип Чемберленов был сформулирован Джозефом старшим - «говори правду и плати наличными». Нравы и правила поведения в семье хорошо иллюстрирует случай, произошедший с Джо Чемберленом, отцом Невилла, в детстве. Как-то раз, Джо, увлекавшемуся химией, удалось достать немного пороха. В результате неудачного опыта, часть сада его матери была уничтожена. Такое вряд ли можно было скрыть от отца. Увидев, что наделал его сын, Джозеф старший спросил, где тот достал деньги на порох и, услышав, что Джо занял два пенса у своего одноклассника, выпорол его (хотя сам не был сторонником физических наказаний, почему и не отдал своих детей в школу, где они практиковались). Затем, во время разговора с сыном, сказал: «Я выпорол тебя не за то, что ты повредил сад своей матери, а за то, что ты занял деньги, заведомо не имея возможности их вернуть. В следующий раз, если тебе понадобятся деньги, приди и спроси их у меня».

С середины XVIII до середины XIX вв. сведения об этой уважаемой семье буржуа не представляют особого интереса. Ничего не предвещало перемен, если бы Джон Саттон Нетлфолд не пригласил Джозефа Чемберлена, своего шурина, стать его компаньоном. Вместе они организовали «Нетлфолд и Чемберлен» - предприятие по выпуску болтов и гаек, расположенное в Бирмингеме. Чемберлену необходимо было найти постоянного представителя семьи в этом городе. Выбор пал на его сына Джозефа, Джо, как его называли в семье. Оставив школу в возрасте 16 лет, имея двухгодичный опыт работы на семейном обувном производстве, в 1825 г., он отправился искать счастья в провинцию. Молодой, растущий город открывал новые горизонты, сулил надежды. Он был непочтителен к авторитетам и открыт всему новому. Уже тогда угадывалось его будущее величие. Процветание Бирмингема было результатом бурного развития производства и торговли. Здесь в большом количестве располагались предприятия легкой промышленности, металлообработки. Важную роль также играло его положение на пересечении как водных, так и сухопутных транспортных артерий. От него тянулись железнодорожные ветки на Лондон, в Уэльс, Манчестер, Йоркшир и так далее. Однако, основой производства в городе, (в отличии от крупных промышленных центров, таких как Манчестер и Глазго) были небольшие мастерские со средним количеством работников в 12-20 человек. Именно они делали экономику города стабильной. Так или иначе, квалифицированных работников в городе было больше, чем неквалифицированных и это давало возможность расширения производств. Тогда город был относительно невелик, и предприниматели жили недалеко от своих рабочих, зная все их нужды и проблемы. С самого начала работы новой фирмы, Джо знал всех работников в лицо. У него всегда находилась свободная минутка для того, чтобы выслушать кого-нибудь из них.

В отличии от «Джозеф Чемберлен и сыновья», чей доход был стабильно скромным, фирма «Нетлфолд и Чемберлен» после короткого организационного периода успешно развивалось, ширилось, доходы росли. Организованное на современный лад по американской запатентованной технологии, массовое производство не оставляло шансов конкурентам. Небольшие мастерские разорялись и поглощались одна за другой. Фирма превращалась в монополиста, за что подвергалась яростным нападкам. Слухи росли и ширились вокруг Джо Чемберлена. Они продолжали преследовать его на протяжении всей жизни, всей политической карьеры. Именно его заслугой была деятельная реорганизация производства. Имея тонкое четье предпринимателя и громадную работоспособность, он любил конкурентную борьбу так же сильно, как парламентские дебаты.

Город стал для Джо не только стартом и надежным тылом деловой и политической карьеры, он во многом сформировал его взгляды. Бирмингем обеспечил его, а затем и его сыновей надежной политической платформой на протяжении всей жизни. Именно там Джо Чемберлен пришел к убеждению, которому не изменил до конца своих дней: только при прямом вмешательстве властей, как городских, так и государственных, можно уничтожить трущобы, обеспечить нормальное функционирование системы здравоохранения, предложить каждому достойное образование. Каждый день, идя на работу, Джо видел грязные улочки бедных кварталов. Именно тогда, скорее всего, он решил, что ситуацию необходимо менять. Однажды он заметил - «не существует более благородного занятия, чем заниматься муниципальными проблемами для тех, кто не имеет возможности заниматься имперской политикой. К мудрому руководству таких людей обязывает ответственность за жизнь и здоровье нескольких сотен тысяч человек».

То, что город и молодой Джо Чемберлен подходили друг другу и вдохновляли один другого, не подлежит сомнению. Но это не объясняет того чудесного превращения, которое произошло с представителем заурядной буржуазной семьи, вознеся его на вершину предпринимательского успеха, а затем и политического Олимпа. Оглядываясь в поисках объяснения этого феномена на окружение Джо, пытаясь определить, кто повлиял на становление его характера, стоит признать, что его отец был довольно бесцветной фигурой. Как и его предки, он был сдержан, усерден и суров. Его интересы ограничивались бизнесом и делами прихода, в котором он по семейной традиции был старостой. «Несгибаемый человек. Ничто не могло заставить его изменить однажды принятого решения. Никто не мог заставить его отступиться - это читалось на его лице, несмотря на приятные и сдержанные манеры», - такова характеристика, данная ему современником. Он был средний буржуа целиком и полностью. И, тем не менее, его сын добился такого поразительного успеха. Некоторые биографы считают, что многие черты характера будущего удачливого бизнесмена и политического деятеля сформировались под влиянием его матери, Каролин Харбен, которая привнесла в семейство новый, жизнерадостный дух. Харбены были старой сомерсетской фамилией, перебравшейся в Сассекс только в XVII. Они имели много общего с Чемберленами, однако, история этого семейства была гораздо более насыщенной событиями. Отец Каролин, Генри Харбен, порвал со своей семьей, не желая терпеть деспотизм старшего брата. Перебравшись в Лондон, он основал собственное пивоваренное дело, а вскоре занялся торговлей продовольствием. Каролин, которая родилась в 1808 г. и умерла в 1875, - в один год с Флоренс Кенрик, матерью Невилла, имела 17 братьев и сестер. Она была первой из Чемберленов по женской линии, которая оставила след в семейной хронике в письмах. «Значительная часть интеллектуальных способностей ее детей, - вспоминал Остин Чемберлен, - сформировались под ее непосредственным влиянием». Она обожала цветы и красивые вещи, ей доставляло удовольствие заниматься благоустройством просторного и изысканного особняка в викторианском стиле, располагавшемся в живописном пригороде Бирмингема. Среди бережно хранящихся семейных реликвий - наперсток, похороненный в специально сплетенной из ниток «могиле» с собственноручно написанной Каролин эпитафией: «Здесь покоится честный слуга своей госпожи, отдавший ей 17,5 лет своей жизни. Этот наперсток был подарен Каролин Харбен ее бабушкой, миссис Вудгейт, на четырнадцатилетние и должен был служить ей вечно. Но ее маленький сын Джо, более безжалостный, чем само Время, наступил на него и положил предел его существованию, которое пощадило даже Время (конечно же, не такой безжалостный как Джо). Здесь похоронен он 17 января 1840 г. его благодарной подругой и почитательницей». Ни одна из жен Чемберленов не могла позволить себе оставить такой фривольной надписи.

Джо был старшим из ее сыновей. В возрасте 25 лет он женился на Гарриет Кенрик, которая умерла через 2 года, оставив ему сына Остина. Пять лет спустя он женился на ее кузине, Флоренс Кенрик. Их первым ребенком стал Невилл Чемберлен, родившийся 18 марта 1869 г. В 1875 г., во время родов пятого ребенка, Флоренс Кенрик умерла. Джо тогда не было и сорока. В то время тяжелый труд, «как единственное утешение в его горе, заменял сон, который никак не приходил». Спустя 40 лет, Невилл Чемберлен напишет своим детям об отце: «У вашего деда за суровой внешностью и сдержанными манерами скрывался ураган чувств. Его любовь к вашей бабушке была настолько глубокой, что с ней умерла и частица его самого, его жизнь неузнаваемо изменилась».

Однако, эти удары судьбы только распаляли его неуемную натуру. Успехи в бизнесе не приносили былого удовлетворения его тщеславию, и он начал искать успеха на ниве общественной деятельности и политики. Причем, общественная деятельность стала для него своеобразным продолжением бизнеса. На своем предприятии он создает сначала клуб, а затем - вечернюю школу для рабочих. Сам он стал в ней главным лектором. Кроме того, он регулярно проводил занятия в воскресной унитарской школе. Вскоре он становится активным членом Бирмингемского Дискуссионного общества. Первой из его записанных речей, было выступления с опровержением тезиса о том, что «характер и поведение Оливера Кромвеля не дает ему право претендовать на восхищение потомков».

В 1869 г. Джо становится членом городского совета. В 1873 г. он блестяще побеждает на выборах мэра Бирмингема, повторив эту победу в 1874 и 1875 гг. К этому времени он отходит от бизнеса, полностью сосредоточившись на политике. Его дом начинают посещать либеральные деятели Бирмингема и Лондона. Здесь был взлелеян радикализм, расколовший впоследствии либеральную партию. Здесь рождался новый Бирмингем, новая концепция имперской политики.

Невиллу было шесть, когда умерли его мать и бабушка. Беатрис и Остину, детям от первого брака, было соответственно 13 и 12 лет - слишком большая разница в возрасте, чтобы стать товарищами по играм, и слишком маленькая, чтобы осуществлять реальную заботу. Невилл был старшим ребенком от второго брака. Иде было 5 лет, Хильде - 3, а Этель - 18 месяцев. Сестры Джо Чемберлена, Каролин, а после ее замужества, Клара, выполняли обязанности хозяйки дома Джо во время приемов и материнские обязанности по отношению к его шестерым детям. «Тетя Клара» была и слишком молода, и слишком упряма, чтобы справиться с ними. Невилл не находил у нее участия, столь необходимое ребенку, так рано оставшемуся без матери. Однажды, радуясь своему возвращению домой из ненавистного Рэгби после окончания первого семестра, Невилл бросился в объятия тетушки - и навсегда запомнил сказанные ему вместо приветствия слова: «Невилл, ты помял свою кепку!». Он даже поклялся себе никогда ее больше не целовать. Однако Невилл никогда не мог долго находиться в плохом настроении дома. Он был настоящим заводилой для целой армии младших сестер, кузенов, кузин, детей Артура Чемберлена, брата Джо. Тот женился на Луизе Кенрик, сестре-близнеце матери Невилла, Флоренс, и Вильяма Кенрика, брата Гарриет, который, в свою очередь, женился на Мэри Чемберлен, сестре Джо. Честно говоря, разобраться в лабиринте фамилий Чемберленов, Кенриков, Пейджетов и других уважаемых унитарианских кланов, которые были родственниками Невилла, можно только при помощи генеалогической таблицы.

В биографии Н. Чемберлена, сэр Кейт Филинг пишет, что свои лучшие качества, такие как любовь к прекрасному, музыке, природе, литературе, тот унаследовал от Кенриков. От них же он унаследовал маленькую голову («голова неправильной формы размером с булавочную головку», - как впоследствии охарактеризует ее Ллойд Джордж, увлекавшийся физиогномикой) и худощавое телосложение. И все же, в основном он был похож на своего отца. Узкие, покатые плечи, упрямый подбородок и твердые линии скул - все это подчеркивает схожесть отца и сына, когда сравниваешь их фотографии. Невилл имел карие глаза под густыми бровями, а его пышные усы седина тронула лишь в зрелые годы. Скорее, в нем было столько же от Кенриков, сколько и от Чемберленов, причем от матери он унаследовал более черты характера, нежели внешность. Мария Пейджет, бабушка Невилла, жена Тимоти Кенрика из Эдгбастона была женщиной «жизнерадостной, яркой и очаровательной». Она имела 11 детей и Флоренс, мать Невилла, появилась на свет вместе с сестрой-близнецом, Луизой в 1847 г. Флоренс Чемберлен было всего 28, когда она умерла. Из ее четверых детей только Невилл смог сохранить нечто большее, чем призрачные воспоминания о ней. Флоренс была чрезвычайно умной и доброй женщиной. Если бы не ее ранняя смерть, дети были бы гораздо ближе к отцу в их ранние годы. Тогда, возможно, Невилл не был бы столь замкнут, отчего в зрелые годы его обвиняли в высокомерии.

В годы же детства его компанией были его братья и сестры, дети Чемберленов и Кенриков. Став взрослыми, они стали осознавать свою принадлежность к касте бирмингемских промышленников, почти сплошь состоявшую из унитариев и квакеров. Во время многочисленных приемов в Хайбери дети обретали первый политический опыт, слушая рассуждения взрослых, среди которых было немало знаменитых политиков и журналистов. Велись разговоры о компании по борьбе с пьянством, о проблеме расселения трущоб, об организации новых школ и больниц в Бирмингеме. Все семейные предания о детских годах Н. Чемберлена полны воспоминаниями об играх и забавных проделках, в которых он был заводилой. Но вне этого тесного семейного круга, где он чувствовал себя в безопасности и был окружен любовью, Невилл не был так счастлив. Он смирился с фактом, что его отправляют в маленькую школу в Саутпорте в возрасте восьми лет, но он без видимых причин всей душой возненавидел Рэгби, куда его отправили позже. Несмотря на то, что он был избран старостой, принимал участие в спортивных мероприятиях, успешно учился, проявляя удивительную работоспособность, он тяготился этим местом. Причина его ненависти к Рэгби, скорее всего, кроется в том, что ради учебы он оказался разлученным с семьей в возрасте, когда он еще не осознал значения и неизбежности одиночества, оказался не готов к нему. Невилл навсегда сохранил желание и способность к общению со своими ближайшими друзьями, с которыми готов был разделить горести и радость, но открывался полностью он только в кругу семьи. Его семейная жизнь всегда оставалась скрытой от чужих глаз. В этой крепости он переживал все бури, бушующие снаружи. Здесь он отдыхал и черпал силы. После смерти тетушки Клары, ответственность за младших легла на плечи 22-х летней Беатрис, которая была всего на 6 лет старше Невилла. Сердечная теплота и забота Беатрис позволили сохранить счастье в семье Чемберленов.

Позднее, в 1888 г., его Джозеф женился в третий раз. Избранницей стала Мэри Эндикотт, более юная, чем Беатрис. Она привнесла в дом Чемберленов еще большее единение между детьми. Теперь, насколько это было возможно, боль ранних утрат понемногу стала проходить.



← предыдущая страница    следующая страница →
123456789101112131415161718




Интересное:


К вопросу об истории становления и развития государственных финансовых институтов в России
Правовые основы государственной службы в РСФСР
Новая интерпретация истории Киевской Руси
Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина
Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР
Вернуться к списку публикаций