2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Возражал Сталин и против предложения о создании общефедерального ЦИКа по соображениям политической и организационно-административной нецелесообразности. Он считал, что последовательное проведение этого предложения ведет к ликвидации РСФСР, в результате исключения из нее автономных республик и объявлению их независимыми союзными республиками, а, значит, и к созданию русской республики («созданию русского ЦИКа»). А такая глубокая перестройка, по его мнению, «в данный момент не вызывается ни внутренней, ни внешней необходимостью» и потому «нецелесообразна».

В.И. Ленин ни в это время, ни позднее, ничего не ответил И.В. Сталину ни по существу его возражений, ни по существу его аргументации. Это говорит в пользу того, что разногласия Ленина и Сталина не выходили за пределы тактической целесообразности. На тактический характер их разногласий указывал и сам В.И. Ленин, когда пояснял побудительный мотив, которым он руководствовался, внося свое предложение: «Важно, чтобы мы не давали пищи независимцам, не уничтожали их независимости, а создали еще новый этаж, федерацию равноправных республик». Если учесть не только его предложение уступить «независимцам», но и его предложение сконцентрировать в федеральном центре больше власти, чем предлагал Сталин, то станет ясен его тактический замысел: Ленин желал обойти политическое препятствие, предлагал тактический маневр - уступить в вопросе формы (не поглощение, а соединение), компенсировав их увеличением властных полномочий (в вопросах управления) в руках федерального центра.

Возникает вопрос: почему В.И. Ленин, прежде не возражавший против «автономизации», как формы федерации с сильным центром, в конце сентября вдруг выступил против нее? Имеющиеся документы дают основание говорить о том, что его беспокоила активность сторонников сохранения максимума независимости республик в рамках федерации со слабым центром, или даже конфедерации. Они говорят о том, что Ленин хотел обойти это противодействие без обострения борьбы, за счет политического маневра.

В пользу этого вывода говорит и записка Л.Б. Каменева В.И. Ленину от 27 сентября: «По-моему или не трогать совсем вопроса о «независимости]» (что, видимо, уже невозможно), или провести Союз так, чтобы максимально сохранить формальную независимость». На это же указывают и краткие записки, которыми обменялись И.В. Сталин и Л.Б. Каменев 28 сентября. Каменев писал: «Ильич собрался на войну в защиту независимости...». Сталин ответил: Нужна, по-моему, твердость против Ильича. Если пара грузинских меньшевиков воздействует на грузинских коммунистов, а последние на Ильича, то спрашивается, причем тут «независимость»? Каменев делится размышлениями: «Думаю, раз Владимир Ильич настаивает, хуже будет сопротивляться». Сталин принимает решение: «Не знаю. Пусть делает по своему усмотрению». Об этом же говорит и рассказ о беседе Ленин с Мдивани, которая состоялась 27 сентября. Во время беседы В.И. Ленин поставил вопрос так: «Если «автономизация» плохо, а как «Союз»? Сторонники Мдивани обрадовались: Грузия и Россия на равных в Союзе и согласились.

Итак, причина тактических разногласий Сталина и Ленина состояла в том, что И.В. Сталин был намерен твердо стоять перед напором «национал-уклонистов» в РКП(б) и сломить их сопротивление, пока не поздно, а В.И. Ленин считал более целесообразной тактику маневрирования и поиска компромиссов. Таким образом, есть достаточно оснований считать, что между Лениным и Сталиным шла дискуссия относительно наиболее приемлемого в данных условиях решения проблемы объединения республик. В какой-то момент она приняла напряженный характер. Тактические разногласия, как и любые другие, со временем могли, конечно, разрастись. Но этого не произошло. Был найден взаимоприемлемый вариант объединения республик.

Возникает вопрос о причинах избрания ими разных тактик. Можно указать на две главные причины. Первая состояла в разной оценке политической силы и возможностей «национал - уклонистов». И.В. Сталин не оценивал политические силы и возможности противников образования СССР как значительные и стремился предупредить усиление их политических позиций в ближайшем будущем. В.И. Ленин, очевидно, оценивал их как более значительные. Его беспокоили не сами по себе Мдивани, Раковский и их единомышленники, а то, что они могли выражать (как они уверяли) настроения широких масс. Ленин, судя по всему, старался избежать даже незначительного обострения внутрипартийной борьбы и обеспечивать возможности для политического маневра внутри страны и таким образом получить время необходимое для хозяйственного строительства. И.В. Сталин прекрасно понимал эту озабоченность и расчеты В.И. Ленина, но не разделял их. И он оказался прав. Сломить сопротивление противников объединения республик оказалось не так сложно.

После проведенного обмена мнениями проект комиссии Оргбюро был доработай и уточненный текст его направлен членам и кандидатам ЦК РКП(б). Сравнение ленинских предложений с переработанным проектом резолюции показывает, что, вопреки тому, что утверждается в литературе, Сталиным и комиссией Оргбюро ЦК РКП(б) были приняты не все ленинские предложения. В духе предложения Ленина было переработано принципиальное положение о том, что РСФСР, советские республики Украина, Белоруссия, а также Федерация Закавказских Республик объединяются в «Союз Советских Социалистических Республик» с оставлением за каждой из них права свободного выхода из состава «Союза». Было принято предложение о создании общефедеральных органов власти, но предложение о ликвидации союзно-республиканского уровня управления были отклонены. Не было принято его предложение относительно названия Союза и сохранен сталинский вариант — Союз Советских Социалистических Республик. Отклонен был также ряд предложенных им редакционных поправок.

Характер уступок В.И. Ленину, сделанных в окончательном варианте проекта тезисов «Об отношениях РСФСР с независимыми Советскими Социалистическими Республиками», косвенно свидетельствует в пользу версии о тактическом маневрировании Ленина. Своего рода компенсацией за отказ от «автономизации», стало положение о том, что федеральные органы власти формируются из представителей республиканских ЦИКов «пропорционально представляемого ими населения». Это означало признание необходимости усиления роли РСФСР в деле формирования общефедеральных органов власти. Ленин принял это дополнение. И это, естественно, ведь он не был принципиальным противником государства с сильной центральной властью, а в СССР центром притяжения, главной базой социалистического строительства была именно РСФСР.

Именно этот проект был предложен октябрьскому (1922) Пленуму ЦК РКП(б), который 6 октября обсудил «Доклад комиссии по вопросу о взаимоотношениях между РСФСР и независимыми республиками». С докладом выступил Сталин. За докладом последовали длительные и напряженные прения, о которых ни из документов, ни из воспоминаний ничего не известно. Лишь в одном из писем своему единомышленнику П.Г. Мдивани сообщал некоторые подробности: о необычно длительных прениях, о силе позиций «великодержавников», которые уступили только после вмешательства Ленина. В письме упоминается известная записка В.И. Ленина Л.Б. Каменеву, в которой он изъявлял готовность дать бой «великорусскому шовинизму». Связывать Сталина с упомянутыми в письме Мдивани великодержавниками и с великорусскими шовинистами из записки Ленина нет никаких оснований. В литературе эта связь держится исключительно на неправильной интерпретации политических позиций Ленина и Сталина в этом вопросе. Вопрос, кого имел в виду Ленин остается открытым, сторонников «автономизации» в составе ЦК РКП(б) было много.

Пленум ЦК РКП(б) принял проект резолюции, переработанный с учетом предложений В.И. Ленина. Было решено создавать СССР как «союз равных». По причинам, пока, что не совсем ясным, в ней отсутствовало важное положение о том, что новая федерация является одним союзным государством. Это позволяло трактовать Союз как федерацию со слабой центральной властью, мало, чем отличающуюся от конфедерации. Это была действительно принципиальная уступка «независимцам». Была ли она сделана под давлением Ленина, не известно.

Для подготовки проектов документов, которые должны были рассмотреть 1-й съезд советов СССР («с предварительным внесением на утверждение ЦК»), была создана комиссия ЦК РКП(б) под председательством И.В. Сталина. Следовательно, Пленум ЦК выражал ему политическое доверие, и он получал возможность активно влиять на дальнейший процесс образования СССР. Ленин в этом не усматривал никакой опасности, во всяком случае, он не возражал.

Вопреки ожиданиям Ленина, уступки «национал - уклонистам», на которые он пошел сам, и вынудил пойти ЦК, не привели ни к окончанию борьбы, ни даже к ее ослаблению. Наоборот, успех лишь разжигал у них «аппетит» и они начали борьбу за новые уступки, теперь уже за счет ленинской схемы «союза равных», используя присущие ей внутренние противоречия. Непосредственная цель заключалась в срыве решений октябрьского Пленума ЦК РКП(б) об образовании СССР. Средством служило требование вхождения Грузии в состав СССР непосредственно, а не в составе особого субъекта федерации - Закавказской федеративной советской республики. Смысл создания ЗФСР состоял в обеспечении интеграции на региональном уровне экономик и политических структур Закавказских республик, а также в стремлении приглушить или обойти некоторые острые проблемы, разделявшие эти республики (например, пограничные) и обеспечить усиление интернационалистских настроений над националистическими, питавшими политический сепаратизм.

Очевидно, не поняв политического смысла ленинской уступки и преувеличивая свою способность воздействовать на него, П.Г. Мдивани и его сторонники в ЦК КП Грузии пошли на обострение политической ситуации в КПГ. В.И.. Ленин ответил резкой отповедью и поддержал Секретаря Заккрайкома РКП(б) Г.К. Орджоникидзе, который обеспечивал проведение решений Октябрьского (1922) Пленума ЦК РКП(б). Эта история еще раз убеждает нас в том, что уступки Ленина «национал-уклонистам» носили исключительно тактический характер и, что Ленин, уже поняв их игру, не желал ей потакать.

В историографии эта фаза борьбы обычно рассматривается как продолжение борьбы Мдивани и его сторонников против курса, проводимого Сталиным и Орджоникидзе. Однако это не так, поскольку в окончательном сталинском варианте создания СССР на принципах «автономизации», ЗФСР отсутствовала, поэтому Грузия, наравне с другими республиками входила в состав РСФСР. ЗФСР появилась, как субъект СССР, только потому, что грузинские и украинские «национал-уклонисты» вынудили В.И. Ленина пойти на отказ от плана «автономизации». И это понятно - в составе РСФСР все республики приобретали одинаковый статус, те проблемы, которые была призвана решать ЗФСР в масштабах региона, решались в рамках новой федерации. ЗФСР теряло свой смысл. Поэтому, открытый сторонниками Мдивани новый фронт борьбы был направлен против Ленина.

21 ноября комиссия ЦК РКП(б) по подготовке документов для 1-го съезда СССР приступила к работе под председательством И.В. Сталина. Перед началом ее работы, 18 ноября 1922 г. он дал интервью корреспонденту газеты «Правда», в котором, остановившись на причинах объединения республик, повторил основные аргументы своего письма Ленину от 22 сентября 1922 г. Говоря о будущей федерации, Сталин охарактеризовал ее как одно союзное государство. Ленин не счел нужным выступить против заявлений, сделанных Сталиным, хотя в течение месяца он еще продолжал работать.

Это интервью в определенном смысле задала тон всей работе Комиссии ЦК РКП(б). Она решила, что республики «объединяются в одно союзное государство под названием «Союз Советских Социалистических Республик». Важнейшее предложение Сталина, определившее характер СССР на десятилетия — о Союзе как одном государстве - было принято. Ленин был в курсе работ этих комиссии. Он встречался со Сталиным и другими ее членами, получал от них письма, ему направлялись протоколы комиссии и подкомиссии, проекты подготавливаемых документов.

30 ноября Политбюро заслушало доклад комиссии Пленума ЦК РКП(б) «О Союзе республик», сделанный Сталиным, и постановило: «Основные пункты Конституции Союза Советских Социалистических республик в основном принять, включив в него в начале п. 10-го «к» «утверждение единого госбюджета СССР». В результате ленинская схема «союза равных», которая могла трактоваться в широком диапазоне: от федерации с сильным центральной властью до самой «рыхлой» конфедерации, была уточнена, получила необходимую ясность в главном вопросе. На этом заседании присутствовали и голосовали за подготовленный проект образования СССР кроме Сталина также Бухарин, Зиновьев, Каменев, Калинин, Молотов и Троцкий. Ленин не возражал. Знал он и об итогах голосования на Политбюро проектов резолюций X Всероссийского съезда Советов. Именно на этом заседании Политбюро ЦК РКП(б) поручило В.И. Ленину направить приветствие Всеукраинскому съезду Советов. В написанном приветствии выражалась поддержка стремления республик к объединению и не содержалось никакой критики по поводу готовящегося объединения республик в Союз ССР.

Вот в этих условиях и произошел известный инцидент с пощечиной, которую Г.К. Орджоникидзе нанес старому (с дореволюционным стажем) члену партии Акакию Кабахидзе. В историографии сложилось прочное убеждение, что этот инцидент стал главным поводом для создания В.И. Лениным записок: «К вопросу о национальностях или об "автономизации"», а также одной из причин, побудившей его радикально изменить свою оценку Сталина, как политика, и свое отношение к нему. Излагая историю этого конфликта, обычно неправомерно связывают его с происходившей политической борьбой по вопросу об образовании СССР, а всю вину за него перекладывается на Г.К. Орджоникидзе, рукоприкладство которого характеризуется как акт политической расправы.

Между тем, В.И. Ленин был о нем информирован «из первых рук» - членом Политбюро ЦК РКП(б) А.И. Рыковым, рассказ которого не давал никаких оснований для такой интерпретации этого инцидента, которая встречается в записках «К вопросу о национальностях или об "автономизации"». Мнение Рыкова таково: «По существу инцидента я считаю, что т. Орджоникидзе был прав, когда истолковал как жестокое личное оскорбление, те упреки, которые ему сделал т. Кабахидзе». Ни о какой связи этого конфликта с действиями «национал-уклонистов» Рыков не говорил, причину срыва он видел в крайней истощенности нервной системы Орджоникидзе в результате длительного и острого внутрипартийного конфликта. Член ЦКК КП Грузии Ртвеладзе подтверждал заключение Рыкова: «Инцидент с пощечиной, данной т. Орджоникидзе т. Кабахидзе носит характер частный, не связанный с фракционностью (письменного заявления в КК Гр[узии] [Кабах]идзе не подавал и в ЦК Грузии этот инцидент не рассматривался)». Он сообщил также о двух случаях рукоприкладства со стороны Гегечкори в отношении сотрудников ЦК КП Грузии. Сам Орджоникидзе, признавая себя виновным в рукоприкладстве, отрицал политическую подоплеку конфликта и утверждал, что оно было вызвано не политическим спором, а личным оскорблением.

В литературе считается, что В.И. Ленин был очень обеспокоен этим инцидентом. Проведенное автором исследование этого вопроса показало, что это утверждение является домыслом. Не выдерживают критики попытки найти опору для таких выводов в том факте, что Ленин не принимал участия в голосовании состава комиссии, направленной в Тифлис для урегулирования конфликта в КП Грузии, а также в дневниковых записях дежурных секретарей Ленина.

Ничто не указывает и на то, что Ленин с подозрением относился к работе комиссии Ф.Д. Дзержинского. Что касается материала компрометирующего Сталина, то комиссия Дзержинского его не дала потому, что его не было. Секретарь ВЦИК А. Енукидзе говорил, что «Ленин действительно верил этим товарищам (грузинским «национал-уклонистам»), поддерживал их, в его таком к ним отношении большая доля [вины, влияния] принадлежит т. Сталину». Так говорил сторонник Сталина. Но, самое интересное, ему вторили сами «национал-уклонисты»: «Группа ответственных работников во главе с ЦК КПГ старого состава, основываясь на своем знании местных условий и на директивах, полученных от тт. Ленина и Сталина (письма, беседы), считала необходимым проводить линию некоторых уступок национальным устремлениям масс и на этой почве расходилась с Кавбюро (впоследствии Заккрайкомом) во главе с т. Орджоникидзе». Так писали члены созданной Лениным комиссии (Горбунов, Фотиева, Гляссер), готовившие для него справку о конфликте в КПГ. На спокойный лад в отношении развития событий в Грузии могло настраивать Ленина поступившая к нему информационная сводка из Грузинской ЧК от 14 декабря 1922 г. На документе имеются подчеркивания текста, указывающие на то, что Ленин ознакомился с ним.

Был ли В.И. Ленин расстроен в результате переговоров с А.И. Рыковым и Ф.Э. Дзержинским об итогах их поездки в Тифлис? Мы этого достоверно не знаем, но известно, что после встречи с ними, вечером 13 декабря, он был весел, шутил, смеялся.

Теперь, когда вопрос об образовании СССР был решен принципиально на тех условиях, на которых настаивал В.И. Ленин, эта проблема, конечно, все еще не потеряла своей политической актуальности и занимала его, но не более чем другие вопросы. В последние две недели своей работы до второго инсульта он занимался вопросами монополии внешней торговли, бюджетом 1923 г. Лишь один раз (да и то по поручению Политбюро) коснулся образования СССР: 10 декабря 1922 г. направил поздравления всеукраинскому съезду. Не собирался он обращаться к проблемам национально-государственного строительства, и в своем выступлении на X Всероссийском съезде Советов. Правда, «Дневник дежурных секретарей» в записи за 14 декабря фиксирует намерение Ленина диктовать «Каменеву - о Союзе социалистических республик», но о содержании предполагаемой диктовки ничего не известно.


Выводы: Ленин не был принципиальным противником объединения советских республик на основе «автономизации». Предложения Ленина в части характера объединения (союз равноправных республик) не выходили за рамки предложений, которые делал Сталин. Разногласия со Сталиным по вопросу объединения республик носили не принципиальный, а тактический характер. Принятие Сталиным предложения Ленина о форме объединения республик исчерпало их разногласия, если не полностью, то в основном. После решения октябрьского (1922) Пленума ЦК РКП(б) Ленин ни разу не поставил под вопрос ту линию, которую Сталин, на основе решения этого Пленума, проводил в вопросе образования СССР и в конфликте в КП Грузии. Имея всю информацию о подготовке образования СССР, Ленин ни единым словом не высказался ни в пользу позиции «национал-уклонистов» - членов старого ЦК КПГ, ни против тех документов об образовании СССР, которые подготовила комиссия ЦК РКП(б) под председательством Сталина. В свете известного нам материала, это молчание Ленина могло означать только одно - полное согласие с принятыми документами. А, значит, и со Сталиным. Следовательно, у Ленина не было оснований ни критиковать Сталина за приверженность к «автономизации», ни критиковать созданный на основании предложенной им самим схемы Союз ССР, ни советовать разрушить его.


Выводы по главе.

Характер противостояния Ленина и Троцкого по вопросам новой экономической политики и соответствующей ей системы управления народным хозяйством исключал возможность сближения их позиций. Обострение борьбы по мере проведения НЭПа в жизнь привело к включению в сферу дискуссии вопросов теории социалистической революции, что не только расширило фронт борьбы, но и придало ей иной характер, характер бескомпромиссного противостояния двух политических концепций.

Это обстоятельство предопределило острую борьбу по принципиально важным вопросам между Лениным и Троцким, в которую, естественно, оказались вовлеченными их сторонники. Эта борьба, в свою очередь, оказала значительное влияние на кадровые назначения, которые обеспечивали Ленину и его сторонникам контроль ключевых позиций в партии, государстве и экономике, что являлось непременным условием проведения НЭПа в его ленинском варианте. Поражение Троцкого в этой борьбе ослабило его политические позиции в руководстве РКП(б) и осложняло его борьбу против Ленина и его сторонников, но не остановило ее, что предопределило обострение внутрипартийной борьбы в будущем.

Важной вехой в этой борьбе стало решение XI съезда РКП(б) о создании должности Генерального секретаря ЦК РКП(б) и решение Центрального комитета партии об избрании на нее Сталина, в котором Ленин, судя по всему, видел своего преемника в качестве лидера партии и революции. Это обстоятельство создавало предпосылки для обострения отношений Троцкого и Сталина в будущем на почве борьбы за лидерство.

Политические отношения Ленина и Сталина в 1921-22 гг. были близкими и доверительными, имевшиеся у них противоречия по вопросам образования СССР, носили не принципиальный, а тактический характер, и не отразились на их политических отношениях. Более того, образование СССР стало наибольшим политическим активом Сталина к концу 1922 г., который он мог поставить себе в заслугу перед партией и революцией. Это сильно укрепило его политический авторитет и позиции накануне решающих схваток в борьбе за лидерство в партии и во многом предопределило ход и исход ее.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Правление Октавиана Августа
Британский парламентаризм в оценке Московских ведомостей (60-80-е 19 века)
Традиции и новаторство местного самоуправления в России
Новая интерпретация истории Киевской Руси
Об османском влиянии на Российскую государственность
Вернуться к списку публикаций