2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).

Внутрипартийная борьба, в которой использовались тексты ленинского «Завещания», конечно же, была связана с борьбой за власть. Однако последняя не была самоцелью. Власть нужна была для обеспечения развития социалистической революции, а представления о том, как обеспечить это развитие, у разных борющихся сил были различны. С возможностью проведения того политического и социально-экономического курса, который предлагала каждая из борющихся сил, она связывала не только будущее советской власти, и, следовательно, своего положения в ней, но и возможность ее сохранения в ближайшей перспективе. Все это вело к тому, что для внутрипартийной борьбы в РКП(б) в это время было характерно органичное переплетение острой личной борьбы с упорной борьбой по принципиальным вопросам развития революции. Более того, личная борьба, борьба за лидерство была не только связана с борьбой по принципиальным вопросам, но и была обусловлена ей, и подчинена ей. Поэтому главное было, все-таки в тех политических программах действий, вне связи с которыми борьба за лидерство теряет всякий смысл и может быть сведена, как это часто делается, к беспринципной борьбе за власть.

Поэтому в данном, заключительном, параграфе необходимо выяснить ту роль, которую тексты «Завещания» принадлежащие Ленину, сыграли в формировании того политического курса, который был принят к реализации. Что касается текстов «Завещания», которые Ленину не принадлежали, то, как было показано выше, они, по преимуществу, были нацелены на обеспечение политической борьбы за власть в партии и, сами по себе, не могли сыграли существенной роли в формировании этого курса. Их роль ограничилась обострением межличностной борьбы.

В течение 1921-1922 годов таяли надежды на то, что в скором времени в развитых капиталистических странах Европы начнется пролетарская революция. Вопрос о перспективах развития социалистической революции в России с опорой на внутренние силы приобретал все большую актуальность. В.И. Ленин, анализируя возможности НЭПа, все более утверждался в мысли, что объективные политические и социально-экономические условия победы, несмотря на капиталистическое окружение, у советской России и других советских республик имеются. Эти вопросы получили в ленинском «Завещании» дальнейшую проработку.

Специально он обратился к ним в записках «О нашей революции», в которых высказал мнение, что доставшийся от прошлого недостаточный уровень культуры массы населения в условиях советской власти будет повышаться быстрее, чем мог бы расти в рамках прежней социально-экономической системы. Поэтому известная культурная отсталость России хотя и затрудняет развитие российской революции, тем не менее, не является непреодолимым препятствием на ее пути. К вопросам перспектив социалистической революции Ленин обращался в связи с разработкой вопросов тактики дальнейшего социально-экономического строительства, а также в связи с изучением возможностей кооперации для вовлечения единоличного крестьянского хозяйства в процесс создания социалистической экономики, а также возможности изменения его социальной природы. Разрабатывая практические политические и социально-экономические проблемы, В.И. Ленин исходил из положительного ответа на вопрос о перспективах социалистической революции в России.

Проработка конкретных политических, социально-экономических и организационных проблем велось Лениным в полной убежденности, что победа социалистической революции в СССР зависит от умения власти использовать внутренние ресурсы страны. Для этого в руках большевиков было только два средства: верная политика и хорошая организация. Именно на них указывал В.И. Ленин, формулируя принципиальные основы тактики, которая «предписывается» существующими условиями развития: 1) использовать противоречия между империалистическими государствами, а также между ними и эксплуатируемыми ими народами и странами Востока; 2) обеспечить упрочение власти диктатуры пролетариата, сохранение доверие со стороны крестьянства к ней и ее. способность руководить крестьянством; 3) за счет предельной экономии средств обеспечить финансирование восстановления предприятий и нового строительства в промышленности.

Внутренние задачи В.И. Ленин связывал в единый блок проблем, которые, по его мнению, должны были решаться одновременно и комплексно. Это хорошо видно в заключительной части его последней статьи «Лучше меньше, да лучше». Придавая особое значение обеспечению финансирования промышленности, Ленин решение этой задачи связывал с осуществлением строжайшей экономии, что должно было достигаться как за счет сокращения расходов на госаппарат, так и с помощью совершенствования его работы. Вместе с тем, благодаря восстановлению и развитию «крупной машинной индустрии» и электрификация страны, советская власть должна была получить возможность решать коренные социально-политические вопросы: «построить государство, в котором рабочие сохранили бы свое руководство над крестьянами, доверие крестьян по отношению к себе».

Решение этих задач первой очереди обеспечивало прочность положения (тогда «мы в состоянии будем удержаться наверняка») и перспективу развития: «мы будем в состоянии удержаться не на уровне мелкокрестьянской страны, не на уровне этой всеобщей ограниченности, а на уровне, поднимающемся неуклонно вперед и вперед к крупной машинной индустрии». Таким образом, В.И. Ленин, фактически, предлагал поставить в повестку дня вопрос о подготовке к началу осуществления программы технической реконструкции промышленности, а за ним и сельского хозяйства. Такая постановка вопроса открывала новые перспективы перед российской революцией, даже в том случае, если ей придется в течение более длительного, чем рассчитывали прежде, времени оставаться в окружении враждебно настроенных стран. В своем развитии советские республики могли перейти грань, за которой судьба социалистической революции в них стала бы определяться уже, в основном, не доставшейся от прошлого отсталостью, а новым, более высоким уровнем экономического и культурного развития.

Ключевым пунктом в этой программе действий в данное время, по мнению В.И. Ленина, была система управления, в совершенствовании которой, важнейшую роль должен был сыграть центральные органы РКП(б) и центральные органы государственного управления, осуществлявшие власть в стране, управление народным хозяйством. Поэтому наибольшее внимание в своих последних письмах, записках и статьях он уделил как раз этой проблеме. Она же получила наибольшую, по сравнению с другими проблемами, проработку и, в результате, была доведена до стадии практических предложений (в двух последних статьях). В.И. Ленин предложил механизм, который должен был подготовить партийный и государственный аппараты к решению этих задач — объединение усилий и тесное взаимодействие ЦК и ЦКК РКП(б), соединение ЦКК РКП(б) с НК РКИ.

Этот вопрос традиционно привлекал пристальное внимание историков. Однако освещался он упрощенно и, в результате, не совсем правильно оценивались решения, принятые XII съездом РКП(б). Дело в том, что историки проходят мимо важного поворота во взглядах Ленина на проблему реорганизации ЦК, игнорируют тот очевидный факт, что первоначальная идея реформы ЦК трансформировалась в проект реформы ЦКК. Еще большему искажению подвергается вопрос о цели предложенной Лениным реформы. Например, иногда их усматривают в стремлении расширить демократические начала в партии и государстве, превратить ЦК в коллективного руководителя, преодолеть амбициозность и личное соперничество членов Политбюро, уравновесить политические возможности враждующих группировок и т.п. Подобные интерпретации не имеют в ленинских текстах никакой опоры.

Прежде всего, отметим, что В.И. Ленин, в принципе, был удовлетворен существовавшей системой высших партийных органов. В том числе местом ЦК, Политбюро, Огрбюро и Секретариата, поэтому, говоря о работе ЦК, о необходимости ее улучшения, он не критикует их и не связывает с ними проблему партийного бюрократизма. Наоборот, он предлагает оформить те изменения, которые в их работе происходят под давлением обстоятельств. «Пленум ЦК нашей партии уже обнаружил свое стремление развиться в своего рода высшую партийную конференцию... текущую работу от имени ЦК ведет, как известно, наше Политбюро, наше Оргбюро, наш секретариат и т.д. Я думаю, что нам следует докончить тот путь, на который мы таким образом вступили». Такое развитие ЦК, должно было обеспечить повышение «планомерности, целесообразности, систематичности его организации и работы и в отношении связи с действительно широкими массами через посредство лучших из наших рабочих и крестьян». Он вполне удовлетворен и общим ходом дела, и его направлением, и теми людьми, которые обеспечивают работу ЦК РКП(б). В.И. Ленина интересовала система, она его устраивала в принципе, он не желал ее смены и стремился только к ее совершенствованию.

Именно с решением этой задачи Ленин связывает усиление устойчивости ЦК РКП(б) и преодоление потенциальной опасности раскола партии. Причинами этой опасности, по его мнению, могли стать недостаточно гибкая и взвешенная политика, неспособная обеспечить союз рабочего класса и крестьянства. Никакой персонификации в постановке этого вопроса, никакого ожидания раскола в ближайшем будущем из-за разногласий и личных трений в руководстве партии. О том, что Ленин не ожидал усиления опасности раскола в ближайшее время, свидетельствует то, что предлагаемые им меры могли дать эффект лишь годы спустя. Контекст, в который включены положения об опасности устойчивости и раскола - реорганизация ЦК, ЦКК и РКИ — также свидетельствует о том, что уменьшение этой опасности не было главной целью предлагаемых им реформ, а только их полезным, но побочным результатом. Тот факт, что в статье «Странички из дневника», в записках «О кооперации», «О нашей революции», а также в последней статье - «Лучше меньше, да лучше» нет никакого указания на эти опасности, тоже позволяет говорить, что Ленин не драматизировал потенциальную угрозу раскола.

В.И. Ленин предложил реорганизацию центральных органов партии провести таким образом, чтобы обеспечить одновременное решение ряда ключевых задач — повысить эффективность собственной работы, обеспечить повышение эффективности работы государственного аппарата, укрепить связь с трудящимися массами посредством выработки и проведение через государственные органы политики, отвечающей их интересам. Эта общая идея, сформулированная первоначально в письме от 23 декабря 1922 г. («к съезду») в виде предложения о расширении состава ЦК до 50-100 человек. Отметив, что нельзя рассчитывать на «вполне благоприятное» течение событий, В.И. Ленин именно с точки зрения преодоления опасностей, грозящих из вне, оценивает предлагаемую им реформу ЦК РКП(б): «Такая реформа значительно увеличила бы прочность нашей партии и облегчила бы для нас борьбу среди враждебных государств, которая, по моему мнению, может и должна сильно обостриться в ближайшие годы».

Дальнейшее развитие эта мысль получила в записи от 26 декабря. В ней Ленин предложил функцию проверки, «улучшения» и «пересоздания» нашего аппарата, передать из ведения РКИ, которой она прежде принадлежала и которая оказалась «не в состоянии справиться с нею», передать Центральному Комитету РКП(б). А для выполнения возросшего объема работы он предложил расширить его состав за счет нескольких десятков членов партии преимущественно из числа «рядовых рабочих и крестьян», предоставив им «право присутствовать на всех заседаниях Политбюро и читать все документы ЦК». РКИ должна «быть употреблена лишь как “придаток" или как помощница, при известных условиях, к этим членам ЦК». Это право сразу же ставило новых, политически малоопытных членов ЦК в необычное, привилегированное положение по отношению к другим, его членам, которые присутствовали на заседаниях Политбюро только в том случае, если это требовал обсуждавшийся вопрос. Кандидаты в члены ЦК обычно не допускались не только на заседание Политбюро, но даже и ЦК партии. Такова была закрепленная временем практика работы Политбюро. И Ленин не предлагал отменять ее. Таким образом, первоначальное предложение Ленина, не решая проблемы по существу, вело к путанице и ломке старой системы работы ЦК и дискриминации других членов ЦК.

29 декабря Ленин продолжил разработку этой схемы. На этот раз он от общей постановки вопроса он переходит к разработке конкретной проблемы: «как сочетать этих специалистов (из РКИ) по проверке, имеющих достаточные знания, и этих новых членов ЦК». Новые члены ЦК «будут из года в год проходить курс государственного управления при помощи высококвалифицированных специалистов» из РКИ, что позволит «удачно» решить задачу «улучшения нашего аппарата, который никуда не годится». Это тем более оправдано, что, по его мнению, РКИ в своем развитии «дал в итоге... переходное состояние от особого наркомата к особой функции членов ЦК; от учреждения, ревизующего все и вся, к совокупности численно небольших, но первоклассных ревизоров». Поэтому Ленин планирует совместное использование (как помощников или «придаток») членов РКИ с новым и особым контингентом членов ЦК.

После 29 декабря работа над этой темой была приостановлена примерно на десять дней. О причинах мы можем только догадываться. Возможно, Ленин был недоволен тем, что получалось. Возникал ряд вопросов, остающихся без положительного ответа. Например, почему никому еще не известные новые члены ЦК должны будут обладать лучшими, по сравнению, с другими членами ЦК, личностными и деловыми качествами (знания и опыт)? Почему они гарантированы от обюрокрачивания? Много ли партийцев, обладавших всеми этими замечательными качествами, за 5 лет революции осталось «внизу», «у станка», «у сохи»? Почему они не выдвинулись прежде? И как их найти? Ошибиться нельзя, поскольку от них в огромной степени будет зависеть судьба революции. Усилят ли они, составив большинство в ЦК, этот партийным штаб? Не факт. Не ослабят ли они его? Не исключено.

Кроме того, известно, что сама по себе, работа у станка или сохи не гарантирует от колебаний в сторону оппортунизма. История большевистской партии знает немало примеров тому. В старом составе ЦК были люди, которые проявили себя как хозяйственные организаторы, пропагандисты, теоретики. В новом же составе их удельный вес резко снизится и в главном политическом органе партии доминирующее положение получит совершенно иная категория партийцев — те, кто за годы революции не проявили себя организаторами, которые не имели ни опыта хозяйственной, идеологической работы, ни должной теоретической, а часто и общеобразовательной подготовки. Как их преобладание в ЦК скажется на выработке политики, на качестве принимаемых решений, на уровне организации работы ЦК? Выиграет ли от этого партия, страна, революция? Не будет ли обеспечено усиление связи ЦК с массами за счет снижения работоспособности и качества работы этого органа, что сразу же лишает смысла задуманную реформу?

Этот вариант реформы ЦК РКП(б), снимая одни проблемы, водружал на их место массу других, уводил ЦК партии от одних конфликтов и ставил перед другими, не менее сложными, на место одних группировок грозил привести новые. Мы не знаем, задавал ли В.И. Ленин себе эти или подобные им вопросы и как отвечал на них. Известно, что в дальнейшем, разрабатывая эту проблему, он уже не возвращался к мысли о предоставлении новым членам ЦК привилегированного положения. Этот факт и позволяет утверждать, что Ленин был недоволен своим первоначальным проектом.

В первой декаде января 1923 г. В.И. Ленин продиктовал план статьи «Что нам делать с Рабкрином?», в котором был сделан первый серьезный поворот в намечаемой схеме. Теперь он предлагал членов ЦК из рабочих и крестьян не ставить над другими членами ЦК партии, а отдать как бы под опеку Секретариату ЦК (значит, и Сталину как Генеральному секретарю) для «организации обучения новых членов ЦК всем деталям управления», что уже само по себе должно обеспечить «большое упорядочение заседаний Политбюро». Этим частично снималось прежнее противоречие: новые члены ЦК не наделяются более широкими правами по сравнению с остальными. По новому варианту, если эта особая группа членов ЦК и выделялась из остальных, то только в том смысле, что отдавалась в обучение основной части членов ЦК и его аппарата. Это предложение укрепляло положение и авторитет Секретариата и И.В. Сталина, как Генерального секретаря ЦК партии.

В первоначальном варианте статьи о РКИ («Что нам делать с Рабкрином?») Ленин уточняет свою позицию в отношении численности ЦК и положения новых членов ЦК из рабочих и крестьян: «Несколько десятков (от 50 до 75 чел.) рабочих и крестьян выбираются в ЦК партии дополнительно к прочим членам ЦК». Далее следует важная корректировка ранее сформулированного предложения: «новые члены ЦК совершенно равноправны с другими членами ЦК». Равноправны, а не стоят над другими и не контролируют их! Видимо, В.И. Ленин в неравноправии, имевшемся в предыдущих вариантах, действительно усмотрел серьезный дефект первоначальных своих предложений. Это положение фактически означает окончательный отказ Ленина от закрепления за новыми членами ЦК привилегированного положения и завершение пересмотра первоначальной схемы в одном из важнейших пунктов ее. Особая функция членов ЦК, о которой Ленин говорил 26 декабря, остается закрепленной за особой группой членов ЦК, не имевших никаких преимуществ перед другими. Перед ними ставится задача «длительной и упорной работой изучить и улучшить наш госаппарат. Эти члены ЦК считаются временно прикомандированными к Наркомату Рабоче-крестьянской инспекции, все служащие которого «получают задание помогать им в этом».

Особый статус этой группы членов ЦК подчеркивается теперь не расширением их прав по сравнению с другими членами ЦК, а, наоборот, установлением ограничений для них. Ставится условие, что эти члены ЦК через несколько лет должны сменяться. Таких условий в отношении других членов ЦК никогда не было, вопрос об их пребывании в ЦК решался строго индивидуально исходя из совершенно иных критериев. Стало быть, «новые» члены ЦК превращаются из привилегированной части его в, каком-то отношении, дискриминированную часть его.

Однако вариант с ущемлением и ограничением прав членов ЦК так же не может быть принят, как и вариант с расширением их. Работа над первым варианте этой статьи продолжалась до 13 января 1923 г. Следовательно, до этого времени В.И. Ленину не удалось найти удовлетворительного решения этой проблемы: новые члены ЦК с их специфическими задачами, функциями и, следовательно, правами никак не вписываются в существующий механизм работы ЦК и в рамки Устава партии. В итоге получалось разрушение сложившейся системы руководства партии, чего Ленин, конечно же, не желал. Он стремился к укреплению ее.

Ленин был недоволен первоначальным вариантом статьи о РКИ («Что нам делать с Рабкрином?»), о чем свидетельствует уже сам факт прекращения работы над ним и начало разработки принципиально новой схемы реализации своей идеи. Теперь поставленные задачи он пытается решить не за счет реорганизации ЦК партии, а за счет реорганизации ЦКК РКП(б). Этот факт странным образом ускользает от внимания исследователей, когда они говорят о ленинском плане реорганизации РКИ.

Во всех текстах, предшествующих статье «Как нам реорганизовать Раб-крин», представляющей переработку первоначального варианта ее («Что нам делать с Рабкрином?») речь идет только о новых членах ЦК и нет ни слова о ЦКК. Спустя десять дней, 23 января Ленин закончил диктовать статьи «Как нам реорганизовать Рабкрин», в которой речь идет только о реорганизации ЦКК. О реорганизации ЦК, о расширении его состава здесь уже не было ни слова.

На этой стадии работы над проблемой В.И. Ленин нашел удовлетворивший его вариант реформы центральных органов партии. Это сразу же отразилось в названии подготовленной к печати статьи: из нее исчезла неопределенность в самой постановке проблемы (вопрос в названии статьи) и появился уверенность в правильности предлагаемого решения — «Как нам реорганизовать Рабкрин», что еще более усиливалось подзаголовком: «Предложение XII съезду партии». В этой статье появляется предложение увеличить ЦКК на 75-100 человек с теми же функциями, которые прежде предполагались для новых членов ЦК. С тем же кругом задач, которые им предстоит решать. С тем же правом присутствовать на заседаниях Политбюро и знакомиться с его документами. То же условие регулярной смены их. Та же социальная среда, из которой они должны набираться - рабочие и крестьяне не порвавшие связи с производством. Тот же расчет, что эта мера обеспечит усиление устойчивости ЦК партии, благодаря уменьшении влияния чисто личных и случайных моментов. Та же связь между партийными органами и работниками НК РКИ, те же последствия для РКИ - повышение ее авторитета и дееспособности. В статье «Лучше меньше, да лучше» Ленин продолжил разработку этой проблемы, детализируя схему работы ЦКК-РКИ. С перенесением задачи налаживания работы РКИ с ЦК на ЦКК, отпала необходимость пополнения ЦК партии за счет рабочих и крестьян до 50-100 членов. И мы видим, что Ленин к этому предложению в последних своих статьях не возвращается.

Предложение Ленина предоставить ЦКК право контроля за постановкой вопросов и их обсуждением в ЦК РКП(б), Политбюро ЦК, за любым партийным функционером в литературе иногда трактуется как установление контроля со стороны ЦКК над ЦК и Политбюро, ограничение их прав. Но это не так. Контроль за подготовкой вопросов к обсуждению и за ходом их обсуждения не означал ограничения права Политбюро ЦК формировать повестку дня, права принимать решений. А ведь это главное. Определяя задачи и функции членов ЦКК, присутствующих на заседании Политбюро, В.И. Ленин ни слова не говорил о предоставлении им совещательного, или, тем более, решающего голоса. Следовательно, их функции оставалась в рамках, определенных Уставом партии и власть ЦК РКП(б) не умалялась. Достигалось лишь то, что и требовалось - повышение эффективности работы Политбюро ЦК. Значит, позиции ЦК РКП(б) не ослабевали, а усиливались. Одновременно происходило наращивание политической силы и возможностей ЦКК РКП(б), но это достигалось не за счет ограничения прерогатив Центрального комитета партии. В итоге достигалось укрепление всей системы центральных органов РКП(б) и ее положения в политической системе диктатуры пролетариата.

В ходе разработки плана реорганизации ЦК и ЦКК в связи с реорганизацией РКИ, Ленин вышел на принципиально важную проблему взаимодействия партийных и государственных органов. В историографии этот — важнейший — аспект последних ленинских работ не привлек должного внимания, очевидно потому, что высказанные В.И. Лениным мысли противоречили принятым позднее в КПСС взглядам. Все ограничивалось частным случаем — слиянием ЦКК и РКИ, все внимание концентрировалось на решении очень важных практических задач: борьбе с бюрократизмом, демократизации внутрипартийной жизни и т.д. Такой подход не только суживал проблему, но и грубо искажал взгляды и предложения В.И. Ленина.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Государство и церковь в первой четверти XVIII
К истории исполнительной власти в России
К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
Общественные движения в России в царствование Александра 1 и Николая 1
Кустари в теории, стратегии и тактике большевиков от империализма до НЭПа
Вернуться к списку публикаций