2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

На все рассуждения В.И. Ленина о перспективах социалистической революции в России Л.Д. Троцкий ответил своим анализом, суть которого выражена в его прогнозе: кукушка, де, уже прокуковала советской власти близкую гибель. С этим заявлением Троцкий выступил, очевидно, на заседании Политбюро 25 августа 1921 г. Троцкий так объяснял смысл своего прогноза: гибель советской власти неизбежна, если не будет принята его, Троцкого, политика и если управление народным хозяйством не будет перестроено на основе его предложений. Вопрос, почему именно в это время Троцкий решился дать такой прогноз, специально не изучался. Сам он прямого ответа на него не дал. Судя по известному нам материалу, причина состоит, во-первых, во внутренних трудностях, которые переживала страна (голод, восстания крестьян, паралич промышленности и т.д.), во-вторых, в осознании факта, что в ближайшее время на пролетарскую революцию в Европе рассчитывать не приходится. Это стало ясно в середине 1921 г., во время работы III конгресса Коминтерна. К тому же Троцкий считал, что существует реальная угроза новой интервенции, о чем не уставал предупреждать Политбюро. В «кукушкином» прогнозе отчетливо просматриваются характерные черты его теории «перманентной революции». Поэтому крик этой птицы фактически возвещал не близкую гибель Советской власти, а воскрешение Троцким своей концепции социалистической революции в качестве теоретической базы выработки в новых условиях развития революции, политики альтернативной ленинскому НЭПу.

Новые уступки принципу свободной торговли в рамках НЭПа, видимо, еще более укрепляли его веру в правильность теории «перманентной революции». На все рассуждения Ленина о необходимости развития и укрепления экономических отношений с крестьянством Троцкий на XI Съезде ответил так: смычка с крестьянством необходима «пока нет возможности опереться на победоносный рабочий класс Европы». Следовательно, в случае успеха пролетарской революции в Европе, от политического и экономического союза с крестьянством можно будет отказаться и строить социализм без участия крестьянства, игнорируя волю большинства населения страны и подавляя ее?

В начале 1922 г. Л.Д. Троцкий приступил к переизданию старых своих работ, в которых российская социалистическая революция анализируется с позиций теории «перманентной революции». Первым появился сборник, посвященный революции 1905 г., который открывался предисловием (датировано 12 января 1922 г.). В нем он подтверждал справедливость всех основных ее оценок, противостоящих ленинской теории перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Поясняя смысл теории «перманентной революции», он писал: «Революция не сможет разрешить свои ближайшие буржуазные задачи иначе, как поставив у власти пролетариат. А этот последний, взявши в руки власть, не сможет ограничить себя буржуазными рамками в революции... для обеспечения своей победы пролетарскому авангарду придется на первых же порах своего господства совершать глубочайшие вторжения не только в феодальную, но и в буржуазную собственность. При этом он придет во враждебные столкновения не только со всеми группировками буржуазии... но и с широкими массами крестьянства, при содействии которых он пришел к власти. Противоречия в положении рабочего правительства в отсталой стране (с подавляющим большинством крестьянского населения) смогут найти свое разрешение только в международном масштабе, на арене мировой революции пролетариата». Далее Троцкий писал, что «хотя и с перерывом в 12 лет (т.е. не в 1905, а в 1917 г.), эта оценка подтвердилась целиком». Выводы напрашивались сами собой: в ходе буржуазно-демократической революции 1917 г. в России к власти пришел рабочий класс. Октябрьская революция — политическая, пролетарская, но не социальная, не социалистическая по своему характеру, а власть рабочего класса в крестьянской России может удержаться только в случае победы мировой пролетарской революции.

В том же 1922 г. Троцкий переиздал свою брошюру 1917 г. «Программа мира», предпослав ей специально написанное предисловие, в котором, опять же с позиций 1922 года, открыто оспорил ленинский вывод о возможности успешно строить и построить социализм в России в условиях капиталистического окружения: «отстояв себя в политическом и военном смысле как государство, мы к созданию социалистического общества не пришли и даже не подошли... До тех пор, пока в остальных европейских государствах у власти стоит буржуазия, мы вынуждены - в борьбе с экономической изолированностью - искать соглашения с капиталистическим миром; в то же время можно с уверенностью сказать, что эти соглашения в лучшем случае могут помочь нам залечить те или другие экономические раны, сделать тот или иной шаг вперед, но что подлинный подъем социалистического хозяйства в России станет возможным только после победы пролетариата в важнейших странах Европы». Итак, социалистическое строительство, как таковое, может начаться в Советской России только после решающих побед мировой пролетарской революции.

В качестве приложения к сборнику Троцкий поместил свою статью «Наши разногласия», содержащую полемику с Лениным по вопросам места и роли крестьянства в социалистической революции, о революционно-демократической диктатуре. В комментариях к ней, написанных с позиций 1922 г., он писал: «Антиреволюционные черты большевизма грозят огромной опасностью только в случае революционной победы». Поскольку 1917 г. принес победу большевикам, то, согласно логике Троцкого, наступило то время, когда Ленин и его сторонники становятся опасными для революции. Прямо сказать это нельзя, но намек более чем прозрачен. Факты победы большевиков в 1917 г., победы в гражданской войне и связанные с этим развитие революции надо было «примирить» со своим тезисом о «антиреволюционной сущности большевизма». Это противоречие между прогнозом Троцкого и фактом истории он «снимает» с помощью утверждения, что «под руководством т. Ленина, большевизм совершил (не без внутренней борьбы) свое идейное перевооружение весной 1917 г., то есть до завоевания власти». Иначе говоря, он заявил, что власть в октябре 1917 г. брали уже и не большевики собственно, а новоявленные троцкисты, еще не осознавшие себя в этом качестве и по инерции сохранявшие свое прежнее название и верность прежним теоретическим и политическим схемам. Отсюда уже не далеко до утверждения, что брали они власть при участии Ленина, но под идейным (и организационным) руководством Троцкого, который, якобы, был действительным вождем Октябрьской революции. Здесь прямо это еще не сказано (сказано это будет позднее, в октябре 1924 г., в статье «Уроки Октября»), но намек сделан ясный.

Как видно, Ленина и Троцкого разводила не только оценка перспектив социалистической революции в России, но и характера Великой Октябрьской социалистической революции. Для В.И. Ленина она являлась социалистической, для Л.Д. Троцкого всего лишь проявлением движения к ней. Позднее Троцкий утверждал, что Ленин не выступил против его книги «1905» и, следовательно, согласился с ним. Это не так. В важнейших публичных выступлениях В.И. Ленина 1922 г. содержалась критика взглядов Троцкого, но в их контексте она имела служебный характер и была подчинена задачам обоснования новой концепции развития социалистической революции в России. В.И. Ленин не надеялся переубедить Л.Д. Троцкого и, судя по всему, не был обеспокоен его возражениями. Троцкий, со своей стороны, продолжал развивать собственные взгляды.

Выше было показано, что ряд важнейших положений, сформулированных B.И. Лениным на XI съезде РКП(б), были направлены против взглядов, развивавшихся Троцким. Последний обмен мнениями по перспективам НЭПа между ними состоялся в конце 1922 г. Выступая на V съезде РКСМ (октябрь 1922 г.), Л.Д. Троцкий заявил, что если капитализм в течение 10 лет устоит перед угрозой революции, то это будет означать, что мировой капитализм «достаточно силен, чтобы раз навсегда подавить пролетарскую революцию во всем мире, конечно, подавить и Советскую Россию». Следовательно, необходимость проведения НЭПа в течение 10 лет превращала его в бесперспективную, с точки зрения социалистической революции, политику. Как видно, Л.Д. Троцкий определенно противопоставлял свои оценки НЭПа оценкам В.И. Ленина, который вплоть до самых последних своих выступлений и статей не уставал утверждать, что проведение НЭПа в течение 10-20 лет позволяло решить все те внутренние проблемы, которые ставились перед ней. Но и это не все. По Троцкому получалась следующая перспектива: или мировая революция начнется и одержит решающие победы в ближайшие 10 лет, либо она снимается с повестки дня истории развития человечества. Или все и сразу, или ничего и никогда.

Ленин, со своей стороны, как бы принимая вызов Троцкого и включаясь в полемику с ним, стал давать еще более оптимистические оценки. Если на XI съезде РКП(б) он выражал уверенность, что большевики могут выдержать этот экзамен, что успех борьбы зависит только он них самих, то в конце 1922 г., в приветствии IV конгрессу Коминтерна рисовал совершенно иную перспективу: «Советская власть... более прочна, чем когда бы то ни было... Победа будет за нами». Свой доклад на конгрессе (13 ноября) Ленин фактически посвятил обоснованию той оценки. Он, в частности, говорил: «Я полагаю, что все мы со спокойной совестью можем утвердительно ответить на этот вопрос (о пользе правильного отступления), а именно в том смысле, что прошедшие полтора года положительно и абсолютно доказывает, что мы этот экзамен выдержали». Это был своего рода ответ на предсказания троцкистской «кукушки» и оценка способности большевиков показать крестьянству свое умение ходатайствовать, о необходимости продемонстрировать которое он говорил на XI съезде РКП(б). Ленин выражал уверенность, что стоящие проблемы (накопление финансовых средств, прежде всего) будут решены, уже начали решаться. «Самое главное, - говорил В.И. Ленин, - [...] Крестьянство довольно своим положением. Это мы спокойно можем утверждать... Крестьянство является у нас решающим фактором... нам не приходится опасаться с его стороны какого-нибудь движения против нас. Мы говорим это с полным сознанием, без преувеличения». Отметив успехи советской власти, достигнутые на базе нэпа, и ошибки допущенные международной буржуазией, Ленин констатировал, что «перспективы мировой революции... благоприятны» и они могут снова стать «превосходными». Антитроцкистская, по сути своей, направленность этих оценок Ленина очевидна.

Троцкий, выступавший на заседании конгресса в тот же день, предложил вниманию делегатов лишь общие рассуждения, свидетельствующие о том, что он сохранял верность своим прежним взглядам, а также оценки, далеко расходившиеся с ленинскими. «После завоевания власти, - говорил он, - задача строительства социализма, - прежде всего хозяйственного, встает, как центральная, и вместе с тем труднейшая. Разрешение этой задачи зависит от причин разного порядка и разной глубины: во-первых, от уровня производительных сил и, в частности, от соотношения между индустрией и крестьянским хозяйством; во-вторых, от культурного и организационного уровня рабочего класса, завоевавшего государственную власть; в-третьих, от политической ситуации международной и внутренней: побеждена ли буржуазия окончательно или еще сопротивляется, - имеет ли место иностранная военная интервенция, - саботирует ли техническая интеллигенция и пр. и пр.

По относительной важности эти условия социалистического строительства должны быть расположены в таком порядке, в каком мы их привели... Но это последовательность логическая. А практически - рабочий класс, взявший власть, прежде всего, сталкивается с политическими затруднениями... во вторую очередь... с затруднениями, вытекающими из недостаточности культурного развития этих рабочих масс... в третью очередь его хозяйственное строительство упирается в пределы, поставленные наличным уровнем производительных сил». В НЭПе Троцкий видел всего лишь «систему мероприятий, которая обеспечивала бы постепенный подъем производительных сил страны даже и без содействия социалистической Европы, т.е., политику, в принципе, позволяющую нарабатывать «материал» для будущей социалистической революции, но не более того. Показательно, что и в этом, программном по своему характеру, выступлении, у Троцкого не нашлось места для анализа проблемы участия крестьянства в социалистической революции. Очевидно, потому, что для него эта проблема сводилась к борьбе с контрреволюционными устремлениями крестьянства.

Более всего заботило Троцкого поражение революции в странах Европы, создавшее «для Советской Республики и ее хозяйственного развития наименее благоприятные условия» «в кольце экономических блокад». «Главные козыри, - говорил он, - явно на нашей стороне - за исключением одного, очень существенного: за спиной частного капитала, действующего в России, стоит мировой капитал. Мы все еще живем в капиталистическом окружении. Поэтому можно и должно поставить вопрос, не будет ли наш зарождающийся социализм хозяйничающий еще капиталистическими средствами, загублен мировым капитализмом?» И отвечает: «Если допустить, в самом деле, что капитализм будет существовать в Европе еще столетие или пол - столетия и что Советская Россия должна будет к нему приспосабливаться в своей хозяйственной политике, то тогда вопрос решается сам собой, ибо этим допущением мы заранее предполагаем крушение пролетарской революции в Европе и наступление новой эпохи капиталистического возрождения».

В оценке перспектив российской социалистической революции Троцкий смыкался с меньшевиками (социал-демократами): если социалистическая революция в Европе задержится (по Троцкому это маловероятно, а для социал-демократов - нечто само собой разумеющееся), то НЭП приведет к крушению социалистической революции в России. Обе стороны согласны в том, что это произойдет через внутреннее перерождение (термидор). Не спасает положения и то, что Троцкий устанавливал большие сроки - 50-100 лет. Месяц назад он определял этот срок в 10 лет. «Прогресс» очевиден, однако, он свидетельствует не об эволюции взглядов Троцкого, а о маскировке им одиозных и непопулярных в большевистской партии выводов, а также о том, что эти прогнозы носят эмоциональный характер.

В выступлении на IV конгрессе Коминтерна Троцкий впервые после 1917 г. противопоставил ленинской концепции социалистической революции в России свою систему взглядов и оценок, правда, еще не проработанную в деталях, но вполне сформировавшуюся в своих основных положениях, подходах.

Н.А. Васецкий оценивает доклад Троцкого о нэпе на IV конгрессе Коминтерна как «вершину в его политической карьере в послевоенный период. Выше, с точки зрения теоретического осмысления нэпа, он больше не поднялся». Думается, Васецкий прав. Но к этой оценке надо добавить, что его выступление стало также кульминационной точкой в его публичной полемике с Лениным по принципиальным вопросам социалистической революции и НЭПа.

Позднее Троцкий старался затушевать эти разногласия. Любопытно, что, как на проявление политической близости с Лениным, он указывал на свой доклад на IV конгрессе Коминтерна. Основанием служила направленная Лениным ему (25 ноября 1922 г.) записка, в которой он писал, что находит тезисы Троцкого «относительно НЭПа» «в общем очень хорошими», «отдельные формулировки» — «чрезвычайно удачными» и вместе с тем отмечал, что «небольшая часть пунктов» «показалась» ему «спорной». Этих общих, неконкретных или откровенно уклончивых замечаний недостаточно, чтобы перекрыть неоднократные и определенные заявления их о противостоянии в важнейших вопросах НЭПа.

Троцкий выступал на конгрессе 13 ноября 1922 г. сразу же за Лениным, поэтому Ленин ответить ему на Конгрессе не мог, но он воспользовался для этого первой же возможностью — предложением выступить с речью на заседании Моссовета 20 ноября 1922 г., которое, как известно, стало последним публичным выступлением его. В.И. Ленин говорил, что «у нас не было сомнения в том, что мы должны... добиться успеха в одиночку». «Мы должны рассчитать в обстановке капиталистической, как мы свое существование обеспечим, как мы получим выгоду от наших противников». Шанс на успех давала конкуренция между капиталистическими государствами, открывавшая возможность для маневра между ними. Поэтому задача состоит в том, чтобы стать перед лицом капиталистического мира «сильным, самостоятельным» государством. А дальше Ленин прямо формулирует свой, пожалуй, самый главный антитроцкистский тезис: «Социализм уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего...

Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут надо разобраться. Вот что составляет задачу нашего дня, вот что составляет задачу нашей эпохи».

Что значат слова «социализм протащили в каждый день» позволяет понять более раннее высказывание В.И. Ленина о социалистическом секторе в промышленности. В докладе о продовольственном налоге 9 апреля 1921 г. он говорил, что «мы ни в коем случае не можем забывать того, что мы часто наблюдаем — социалистического отношения рабочих на принадлежащих государству фабриках, где рабочие сами собирают топливо, сырье и продукты или когда -рабочие стараются распределить правильно продукты промышленности среди крестьянства, довозят их средствами транспорта. Это есть социализм». Тот социализм, который вошел в повседневную жизнь страны. Следовательно, Ленин видит социализм там, где Троцкий не усматривает никакой потенциальной возможности для развития социалистического производства в будущем, вплоть до победы мировой социалистической революции. Это говорит о глубине их разногласий в важнейших вопросах теории социализма и социалистической революции, а, значит, и НЭПа.

Завершая свои мысли насчет НЭПа и социализма, Ленин сделал известное заявление: «Позвольте мне закончить выражением уверенности, что как эта задача ни трудна, как она ни нова... все мы, не завтра, а в несколько лет, все мы вместе решим эту задачу во что бы то ни стало, так что из России нэповской будет Россия социалистической».

Так В.И. Ленин, выявляя новые возможности российской революции, в 1921-22 гг. все больше уходил от старых оценок. Он двигался в сторону признания больших возможностей развития российской социалистической революции в неблагоприятных внешних условиях, признания большей автономности ее развития, при условии выявления дополнительных внутренних ресурсов ее и умелого использования межимпериалистических противоречий. Ленин обосновал новое видение мировой социалистической революции и места российской революции в ней: впереди мировой революции. Чем дальше уходил В.И. Ленин в своих воззрениях на пути развития социалистической революции в России от прежних представлений, и чем больше он расходился с Троцким во всех существенно важных политических вопросах.


Выводы: выдвинув две различные концепции новой экономической политики, Ленин и Троцкий создали базу противостояния по широкому кругу важных политических и теоретических вопросов. Характер разногласий исключал возможность сближения позиций и компромисса в принципиально важных вопросах, что обеспечило усиление противостояния Ленина и Троцкого по мере становления НЭПа и его развития. Важнейшим фактором нарастания противоречий и обострения политической борьбы стал кризис первоначального варианта НЭПа и перехода ко второму варианту его. Кризисное развитие НЭПа стимулировало обращение их к вопросам теории социалистической революции, что привело не только к расширению фронта борьбы, но и создавало предпосылки для еще большего ее обострения.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Определение понятия закон в условия самодержавия - историографический аспект
Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Ленинские декреты и создание органов руководства высшей школой
Вернуться к списку публикаций