2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Смерть В.И. Ленина и приближающийся XIII съезд РКП(б) открыли новые возможности для использования имени и авторитета Ленина в целях политической дискредитации его основных сторонников в ЦК РКП(б) и, прежде всего, для устранения Сталина с главного поста в партии — Генерального секретаря ЦК, для изменения состава руководства партии и изменения курса внутренней и внешней политики. Материал был уже наработан («характеристики», «письмо Ильича о секретаре»), оставалось только придать ему соответствующую форму. Она была найдена - «Письмо к съезду». Письмо для XIII съезду партии, которому предстояло узнать и выполнить последнюю волю вождя. К сожалению, пока что документально нельзя установить, как именно происходил процесс «рождения» «Письма к съезду» из двух, прежде отдельно существовавших, документов, однако, мы знаем его результаты. Это позволяет уверенно говорить о том, что «Письмо к съезду» возникло именно в это время — в период между смертью Ленина и началом работы XIII съезда РКП(б).

Дополнительный свет на этот вопрос могли бы пролить материалы комиссии по приему бумаг В.И. Ленина, созданной январским (1924) Пленумом ЦК РКП(б). Однако, исследователям они пока что недоступны. Поэтому мы не знаем, как строилась и проходила работа этой комиссии. Известно лишь, что она работала, подготовила доклад майскому (1924) Пленуму ЦК РКП(б), который сделал Л.Б. Каменев. В итоге, у историков очень мало достоверной информации о том, как именно происходила передача текстов «Завещания» из личного архива Ленина в ЦК РКП(б) партии.

Имеющиеся свидетельства очевидцев на редкость противоречивы в главном, что же касается сценария и, тем более, деталей описываемых событий, то их даже невозможно сопоставлять. Л.Д. Троцкий уверял, что Н.К. Крупская «оставляла» «письмо к съезду» «под замком» и лишь незадолго до XIII съезда «передала» его в Секретариат ЦК, «с тем, чтоб оно через партийный съезд было доведено до сведения партии, для которой предназначалось». Технический секретарь Политбюро Б. Бажанов говорит менее определенно - о передаче этого письма в ЦК партии. Оба утверждают, что принесенное Крупской «Письма к съезду» было для Сталина, Зиновьева и Каменева полной неожиданностью. Секретарь Крупской В. Дридзо противоречит Троцкому и Бажанову: она рассказывает, что переговоры о передаче т.н. ленинского «Завещания» между Крупской, с одной стороны, и Сталиным, Зиновьевым и Каменевым, с другой, «тянулись три с половиной месяца, и только перед самым съездом, 18 мая» она «передала завещание, соглашаясь на чтение его по делегациям съезда».

Документ, датированный 18 мая 1924 г., который принято считать «протоколом о передаче» ленинского «Завещания», на самом деле не является таковым. Он представляет собой пояснительную записку (письмо), содержащую информацию о наличии ленинских текстов, продиктованных им в последний период своей деятельности. О передаче их в ЦК РКП(б) говорится в прошедшем времени. В этом «протоколе о передаче» записи от 24-25 декабря 1922 года и от 4 января 1923 года представлены уже как единый документ, относительно которого «Владимир Ильич выражал твердое желание, чтобы эта его запись после его смерти была доведена до сведения очередного партийного съезда».

Это письмо Крупской очень ценно, т.к. оно фиксирует важный момент в длительном процессе «рождения» «Завещания» Ленина - тексты отдельных записок («характеристики» и «письмо Ильича о секретаре»), которые прежде никоим образом не связывались ни с последней волей Ленина, ни с его смертью, ни со съездом партии, последующим за ней, Ленина, теперь Крупской представлены в ином качествекак один документ: обращение к съезду, которому придан характер завещания Ленина.

Так появилось «Письма к съезду», которое вдохнуло новую жизнь в «характеристики», которые теперь предстали основной частью «письма к съезду», и «письмо Ильича о секретаре», которые предстали в качестве «дополнения» к «характеристикам. Но гораздо важнее то, что новая трактовка Крупской «воли» Ленина вывела эти документы из узких рамок Политбюро на широкую политическую сцену - на съезд партии. Теперь сохранить «волю Ленина» в тайне уже было невозможно! Отныне документы неизвестного происхождения, эксплуатировавшие имя и авторитет Ленина, оказались в центре внутрипартийной борьбы и начали оказывать на ее развитие сильное влияние.

18 мая 1924 г. комиссия ЦК РКП(б) по приему документов В.И. Ленина постановила: «довести эти документы до сведения ближайшего пленума ЦК с предложением довести их до сведения партийного съезда». Это постановление было подписано Г.Е. Зиновьевым, А.П. Смирновым, М.И. Калининым, Н.И. Бухариным, И.В. Сталиным и Л.Б. Каменевым. Следовательно, вопреки распространенному мнению, Сталин, Зиновьев и Каменев были за доведение до съезда «Письма к съезду» и никак не оговаривали, что оглашение его должно быть проведено только по делегациям. Это постановление полностью дезавуирует рассказы Л.Д. Троцкого и Б. Бажанова об обстоятельствах передачи Крупской «Письма к съезду», а также утверждение В. Дридзо, что Н.К. Крупская передала тексты, соглашаясь на чтение его по делегациям съезда. Все члены «тройки» были за доведение до съезда этого «Завещания» и никак не оговаривали, что оглашение должно быть проведено по делегациям.

В повестке дня Пленума, составленной 20 мая, вторым пунктом значится: «Доклад комиссии Пленума по приему бумаг В.И. Ленина». 21 мая 1924 г. Пленум ЦК РКП(б) заслушал доклад комиссии Пленума по приему бумаг В.И. Ленина, с которым выступил Л.Б. Каменев. К сожалению, доклад Каменева историкам также пока не доступен. О ходе обсуждения этого вопроса на Пленуме можно судить по ряду воспоминаний его участников и рассказов третьих лиц, которые, однако, во всем существенном противоречат друг другу.

Сохранился рассказ К.Б. Радека (в изложении немецкого писателя Эмиля Людвига). Троцкий дезавуировал его, назвав его ложным «от начала до конца: в мелком и в крупном, в безразличном и значительном». Однако версия Троцкого, не лучше осмеянной им версии Радека. Он уверяет, что «оглашение Завещания в Кремле происходило не в заседании ЦК, а в Совете старейшин XIII партийного съезда 22 мая 1924 года». Возможно, оно оглашалось и в совете старейшин, но и на Пленуме ЦК тоже. Троцкий почему-то определенно отрицает это. Но главное в другом, он пишет, что «здесь о Завещании впервые узнали оппозиционные члены Центрального комитета, в том числе и я» Это утверждение - заведомая ложь — его ознакомление с текстами «Письма к съезду», по крайней мере, с «характеристиками, состоялось годом раньше. Все это заставляет поставить под сомнение ценность его воспоминаний об этих событиях, в том числе и многочисленные «детали», выписанные им с большим старанием. Однако правда однажды дала о себе знать: в последнем рассказе об этих событиях, написанном за 10 дней до смерти, Троцкий говорит, что первое чтение «Завещания» состоялось публично и еще при жизни Ленина.

О чтении и обсуждении «Письма к съезду» на Пленуме ЦК РКП(б) оставил воспоминания Б. Бажанов; в них масса интересных, но малозначимых деталей, правдивость которых проверить пока что не чем, зато основания для сомнений имеются. Их вызывает, например, утверждение, что Г.Е. Зиновьев на Пленуме ЦК до начала работы съезда партии предложил избрать И.В. Сталина Генеральным секретарем, а Л.Б. Каменев не только поддержал эту просьбу, но и предложил поставить этот вопрос на голосование. Голосование свершилось и Сталин, таким образом, был избран Генеральным секретарем старым составом ЦК партии. Ясно, что такое заявление было рассчитано на совершенно непосвященную в вопросы партийного строительства читателя.

Поэтому мы вынуждены признать, что в распоряжении историков нет достоверных сведений и о том, как происходило обсуждение этого вопроса на Пленуме ЦК 21 мая 1924 г. Зато известно его решение: «Перенести оглашение зачитанных документов, согласно воле Владимира Ильича, на съезд, производя оглашение по делегациям и установив, что документы эти воспроизведению не подлежат и оглашение по делегациям производится членами по приему бумаг Ильича». Пленум ЦК РКП(б), вводя ограничения (читать по делегациям) уточнил общую формулировку, содержащуюся в решении комиссии по приему бумаг В.И. Ленина. Это было его право. Такое решение, видимо, было принято по той же причине, по которой такое ограничение было наложено на чтение записок «К вопросу о национальностях или об “автономизации"» на XII съезде РКП(б) - на пленуме съезда присутствовали гости, а документы имели секретный характер, предназначенный только для членов партии.

Пленум ЦК РКП(б) не обсуждал «Письмо к съезду» по существу, а лишь решал вопрос о его представлении съезду, о способе, форме и условиях его оглашения. Первое «боевое крещение» «Письма к съезду» именно в качестве главного средства борьбы против Сталина приняло на XIII съезде РКП(б). И не оправдало возлагавшихся на него надежд.

ХШ съезд РКП(б) начал работу 23 мая 1924 г. Опубликованная стенограмма съезда, а также стенограмма, хранящаяся в доступной части архива ничего не дает для изучения вопроса о том, как происходило обсуждение вопроса о «Письме к съезду». В историографии утвердилось мнение, что текст «Письма к съезду» в делегациях читали Зиновьев и Каменев, комментируя его по ходу чтения и раздавая обещания, что Сталин учтет сделанные ему замечания. Считается, что они не допустили обсуждения ленинского «Письма к съезду» в делегациях и т.д. Таким образом, Зиновьев и Каменев выступили в роли спасителя Сталина. Эта версия событий не получает подтверждения в документах съезда и воспоминаниях его участников.

Хотя восстанавливать канву основных событий приходится на основе разрозненного и разнохарактерного материала, можно утверждать, что реальность была иной. Об этом говорят сохранившиеся резолюции собрания делегаций Центрального промышленного района и Поволжья, состоявшееся 25 мая, а также делегаций Урала, Сибири и Дальнего Востока, Башкирии и Вятского края, состоявшееся 26 мая. На собрании 26 мая документ читал избранный председатель собрания - М.М. Лашевич (секретарем собрания был М.М. Харитонов, а Н.А. Кубяк). Протокол собрания и текст резолюции подписаны председателем собрания (Лашевич), секретарем (Харитонов) и членом президиума Н.А. Кубяком. Можно предположить, что и на собрании 25 мая читал документы председатель Ф.И. Голощекин. Протокол этого собрания подписан председателем собрания — Ф.И. Голощекиным и председателем Нижегородской делегации Н.А. Углановым.

Совещание делегатов Поволжья и Центрального промышленного района пришло к выводу, что «письма В.И. Ленина в части персональных характеристик могло иметь актуальное значение в тот момент, к которому они относились и в той обстановке, в которой находилась партия к моменту написания писем в связи с болезнью В.И. Ленина... В части персональных оценок опыт истекшей работы партии и в особенности партдискуссии показал, что руководящая группа ЦК за исключением т. Троцкого вполне правильно руководила политикой партии и сумела сплотить всю партию вокруг ЦК... Опасения В.И. Ленина о том, что Генеральный секретарь партии т. Сталин по своему характеру может неправильно использовать свою власть не подтвердились». Что значит указание на опыт партдискуссии? Это значит, что в отличие от Ленина съезд главную угрозу видел не в Сталине и его должности, а в Троцком и его политике. Ясно, что это не просто констатация счастливого факта, что худшее не сбылось. Здесь определенное противостояние съезда и Ленина. Съезд в Сталине и его работе на этом посту видит определенную гарантию в борьбе с угрозой раскола, идущей от Троцкого. А у Автора «Письма к съезду» иное - устранение Сталина снимает угрозу, которая идет главным образом персонально от него.

Совещание потребовало обеспечения «безоговорочного единства внутри ЦК на основе ленинизма». Последнее положение воспроизводило важнейшее политическое положение из доклада Сталина на XIII партконференции РКП(б) и из его «клятвы» - речи на II Всесоюзном съезде Советов «По поводу смерти Ленина» 26 января 1924 г. Особым пунктом было записано, что «настоящие письма в части персональных характеристик не подлежат дальнейшему оглашению ни в Пленуме съезда, ни в печати, ни внутри партии».

Собрание Уральской, Сибирской, Дальневосточной, Башкирской и Вятской делегаций XIII съезда РКП(б) после прений, в которых выступили А.Д. Макаров, П.С. Заславский, С.В. Косиор, М.М. Харитонов, М.М. Лашевич и др., приняло резолюцию, предложенную Н.А. Кубяком. Каждый пункт ее голосовался отдельно. В ней одобрялась внутрипартийная линия, проводившаяся Политбюро и Секретариатом ЦК и предлагалось «стремиться при выборах нового ЦК обеспечить и на дальнейшее время твердое руководство партией в духе старой ленинской тактики». Этот пункт был принят «всеми голосами при одном воздержавшемся». Одновременно признавалось, что «т. Сталин, несмотря на недостатки указанные В[ладимиром] И[льичем], лучше кого-либо другого может справиться с теми гигантски - трудными и сложными задачами, какие в отсутствие Ильича падают на генерального секретаря партии». Собрание считало, что «характеристика т. Сталина была дана Ильичем еще до XII съезда и что за истекшее с тех пор время опасения В[ладимира] И[ильича] по адресу т. Сталина не оправдались». Поэтому собрание признавало «необходимым обеспечить и на дальнейшее время работу т. Сталина в качестве генерального секретаря партии». Этот пункт был принят единогласно.

Подобную картину обсуждения «Письма к съезду на совещании северокавказской делегации рисует участник его А.И. Мильчаков. Троцкий также говорил о том, что «Письмо к съезду» читали старейшины делегаций, хотя и делал акцент на том, что при этом использовались нечестные приемы: нечеткое чтение, пропуск слов, тенденциозное комментирование. Отметим, что все названные источники никоим образом не фиксируют причастности Зиновьева и Каменева к чтению в делегациях «Письма к съезду» и агитации в поддержку Сталина. Это обстоятельство, устраняя одну из легенд, позволяет составить более точную картину отношений внутри «тройки», а, значит, и о динамике борьбы в руководстве ЦК РКП(б) в это время, позволяет лучше понять ее динамику.

Ход обсуждения вопроса о «Письме к съезду» на пленарном заседании съезда по документам не известен. Как ни странно, не известна и точная формулировка принятого съездом решения. По свидетельству И.В. Сталина (письмо в Политбюро ЦК РКП(б) от 17 июня 1925 г.), после прочтения «Завещания» «во всех без исключения делегациях съезда», т.е. всеми без исключения членами съезда», «президиумом съезда был запрошен пленум съезда: всем ли членам съезда известно “завещание" и не требует ли кто-либо обсуждения его, на что был получен ответ пленума съезда: “завещание известно всем и обсуждать его на съезде нет необходимости"». При этом «никаких протестов по этому поводу насчет возможных неправильностей не было заявлено на съезде». Комментируя это письмо на июльском (1926) Объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), И.В. Сталин заявил: «Я сообщаю вам, что ни одна рука, не исключая рук тт. Зиновьева и Каменева, не поднялась на XIII съезде в пользу того, чтобы эти письма напечатать, весь съезд единогласно, в том числе и т. Троцкий, голосовал за то, чтобы эти письма не публиковать в печати».

Рассказ И.В. Сталина в главном подтвердил Л.Б. Каменев в своем выступлении на июльском (1926) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), когда он уже в одном блоке с Троцким вел борьбу против Сталина: «Когда делегации прочли это письмо, я в качестве председательствующего в тот момент на съезде спросил съезд: желает ли съезд кроме чтения в делегациях зачитать “завещание" на открытом заседании съезда. И съезд сказал, что он удовлетворен чтением в делегациях и не требует чтения не съезде... Съезд тогда постановил только одно, что в виду того, что все члены съезда ознакомились с этим письмом по делегациям, не требуя оглашения этого письма на самом съезде, и, следовательно, письмо это тем самым не попадает в стенограмму съезда». Отличие версии Л.Б. Каменева от версии И.В. Сталина касается запрета публикации письма. Думается, сталинская трактовка более верна — запрет на публикацию «Письма к съезду» в стенограмме съезда, естественно, распространяется и на любую другую публикацию. Версия Каменева лишена той логики, которая имеется в версии Сталина.

Несмотря на ясно выраженное в «Письме к съезду» предложение заменить И.В. Сталина кем-либо в должности Генсека, он был единогласно переизбран Генеральным секретарем ЦК РКП(б). Протокол первого Пленума ЦК XIII созыва кратко и сухо фиксирует процесс формирования органов ЦК РКП(б). Слушали вопрос о «выборах органов ЦК». «Постановили: «1. а) Утвердить Секретариат ЦК в составе пяти секретарей ЦК: т.т. Сталина, Молотова, Андреева, Кагановича, Зеленского. Генеральным секретарем избрать тов. Сталина». И.В. Сталин был также избран в состав Политбюро и Оргбюро ЦК РКП(б). Таким образом, опять только он один вошел в состав всех трех органов ЦК партии. Это была крупная победа и лично Сталина и того политического курса, который партия ассоциировала с его именем и именем Ленина. Голосование Сталина в Генеральные секретари прошло единогласно.

И.В. Сталин был избран Генеральным секретарем несмотря на ясно выраженное предложение «Письма к съезду»? Это была победа, которая должна быть оценена по достоинству. Еще никто и никогда в большевистской партии не выдерживал ленинский удар такой силы. И тем. более не оказывался после него не поверженным, а героем. Против Сталина была критика Ленина, усиленная предложением не допускать его к должности Генерального секретаря. Это был важнейший фактор, работавший против Сталина. Делегатам приходилось делать выбор между указанными недостатками личности Сталина, которые, наверное, не многих могли сильно напугать, и активом Сталина -политика.

Почему Сталин победил? Чаще всего это объясняют, либо усилиями Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева, либо иезуитским коварством И.В. Сталина, позволившего ему обмануть всех и вся, получившее в историографии широкое хождение, либо комбинируют эти версии. Эти версии страдают внутренним противоречием, поскольку приводит к признанию тезиса о политической слабости всесильного Сталина. И.В. Сталин — обладатель «необъятной власти», вдруг превращается в политического «подростка», которого приходится спасать политическим «Самсонам» — Зиновьеву и Каменеву. Но важнее другое. Согласно этой версии получается, что политический авторитет Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева перевешивал политический авторитет Сталина. Последнее принимается как аксиома, но документы показывают, что такая оценка, как минимум, сомнительна, и, во всяком случае, не доказана. Но, и это не самое главное. Самое главное в другом: принятие этой версии требует признать, что авторитет Зиновьева и Каменева, особо отмеченных в «Письме к съезду» «октябрьским эпизодом», оказался выше авторитета Ленина. Нам не известно ничего, что позволило бы аргументировать это положение, а без серьезных доказательств этого все рассуждения о том, что Зиновьев и Каменев спасли Сталина нельзя признать убедительными.

Победу И.В. Сталина на XIII съезде РКП(б) обеспечило осознание делегатами съезда поляризации политических сил, от которых будет зависеть судьба социалистической революции и каждого из них. Ясное понимание того, что в лице Сталина они имеют после Ленина наиболее выдающегося лидера, на деле показывающего свою способность выполнять эту роль и решать сложнейшие политические проблемы, имеющие огромное значение для победы социалистической революции. Понимание этого факта обесценивало упреки в излишней грубости, недостаточной вежливости и т.д. XIII съезд стал кульминацией той борьбы, в ходе которой троцкистами и их сторонниками был поставлен под сомнение политический авторитет членов ленинской группы в Политбюро и политическое лидерство Сталина. Съезд подвел черту этому этапу политической борьбы. На открыто поставленный вопрос, делегаты съезда дали столь же определенный ответ, подтвердив свое политические доверие Сталину как наследнику Ленина в качестве лидера партии. Это был час триумфа Сталина и первый шаг по пути превращения его из лидера партии в вождя партии и социалистической революции.


Выводы: внутрипартийная дискуссия (октябрь 1923 - январь 1924 гг.) привела с существенной поляризации политических сил в руководстве РКП(б). Она на время сплотила «тройку» (Сталин, Каменев, Зиновьев), которая выступала в ходе этой дискуссии против Троцкого сплоченным фронтом, а также привела к политическому «самоопределению» Бухарина и Пятакова. Бухарин заявил о себе, как о союзнике Сталина, Зиновьева и Каменева и противником Троцкого. Пятаков занял позицию по другую сторону «баррикад».

Эта дискуссия стала продолжением политической борьбы, которая велась между Лениным и Троцким. Именно эти проблемы оказались в центре борьбы и обусловили ее острый характер. Новые проблемы (революция в Германии, забастовки и т.п.) сами по себе не определяли накала борьбы, хотя и способствовали ее обострению. Это вполне очевидно проявилось в истории обсуждения состава РВСР, непосредственно предшествовавшей выступлению Троцкого, решившему вынести все спорные вопросы за пределы ЦК РКП(б).

Начатая Троцким дискуссия обнажила остроту существовавших в руководстве партии противоречий. В ней выплеснулись наружу все проблемы и взаимные претензии, которые накапливались в течение последних двух лет. В этом отношении она была закономерна и должна была произойти. Поскольку дискуссия протекала в условиях начавшейся в партии борьбы за лидерство, то в ней ярко проявилась межличностная борьба, которая прежде почти не выходила за рамки ЦК РКП(б). Поэтому в ходе нее внимание было привлечено к текстам «Завещания», как принадлежащим Ленину (Статья «Как нам реорганизовать Раб крин, записки о Госплане), как и не принадлежащие ему (записки «К вопросу о национальностях или об "автономизации"»), а так же к истории их введения в политический оборот. Инициативу в использовании их во внутрипартийной борьбе принадлежала Троцкому. Эти тексты служили для политической дискредитации ряда сторонников Ленина, прежде всего, Сталина, и обоснования предлагавшихся Троцким реформ. Таким образом, тексты «Завещания», как принадлежащие Ленину, так и не принадлежащие ему, были использованы Троцким для обострения политической борьбы. Использование Н.К. Крупской информации о «Письме к съезду», в целях оказания политического и психологического давления на противников Троцкого, подтверждает этот вывод и позволяет определить ее позицию в ходе борьбы за лидерство в партии.

Хотя Троцкий развивал идей, содержавшиеся в «характеристиках» и «письме Ильича о секретаре», тем не менее, не использовал эти документы, возможно, потому, что атака была направлена на критику проводимой «тройкой» политики, что обеспечивало более мощный политический удар, чем критика личных недостатков и ошибок прошлого. Следовательно, можно говорить о тактическом отношении Троцкого к использованию «Письма к съезду». «Письмо к съезду» - это оружие людей, политически недостаточно сильных и ведущих скрытую борьбу. Троцкий в ходе этой дискуссии вел открытую борьбу с существующим руководством партии и рассчитывал в ней, прежде всего, на собственный политический авторитет и силу своих единомышленников. Соответственно и тексты «Завещания» он использовал, как вспомогательный инструмент и только для критики политики, проводимой его противниками. И «характеристики», и «письмо Ильича о секретаре», акцентируя внимание на личностях, было предназначено для «кулуарной» борьбы и поэтому обладало недостаточной политической силой в условиях открытой и острой внутрипартийной дискуссии. Представители политического большинства ЦК РКП(б) обращались к этим текстам лишь в поисках аргументов для возражений и контратак.

Смерть Ленина вдохнула новую жизнь «характеристикам» и «письму Ильича о секретаре», которые до этого политически существовали независимо одно от другого. Теперь они приобрели характер «завещания Ленина» и им была придана форма «Письма к съезду». В этом качестве они были введены в политический бой на XIII съезде РКП(б), как проявление воли Ленин, которая подлежала обязательному выполнению.

Только с этого времени можно говорить о «Письме к съезду» (оно же «Политическое завещание» в узком смысле этого слова), как комплексе текстов и политическом документе, который, как таковой, не мог принадлежать Ленину и отражать его взгляды, оценки и волю. Поскольку ленинское авторство входящих в его состав «характеристик» и «дополнения» к ним практически исключается, то вся история их создания и введения в политическую борьбу выглядят дерзкой политической интригой, а в историческом плане - грандиозной фальшивкой.

В качестве «Завещания» Ленина указанные псевдоленинские документы не помогли организаторам этой политической интриге. Сталин, несмотря на критику в свой адрес, которую все принимали в качестве ленинской критики, получил одобрение своей политической деятельности, в том числе и в качестве генерального секретаря ЦК РКП(б). Он еще более упрочил свои позиции в партии, более того, стал фактически выступать как новый лидер партии и восприниматься в этом качестве. Последнее обстоятельство было чревато не только дальнейшим обострением борьбы за лидерство со стороны Троцкого, но и открытием новых фронтов борьбы за лидерство.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Государственное обеспечение и охрана социальных прав работников милиции НКВД РСФСР
Общественные движения в России в царствование Александра 1 и Николая 1
Общее и особенное в русском церковном управлении в эпоху великих реформ
Организационные, правовые и кадровые основы прохождения службы в милиции НКВД РСФСР
Общество соединенных славян и его участие в выступлении черниговского полка в 1825 г.
Вернуться к списку публикаций