2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Борьба за контроль над ЦК РКП(б).

Попытка политически торпедировать Сталина, используя проблемы национально-государственного строительства, окончилась для Троцкого неудачей. Съезд привел к усилению позиций ленинского ядра в Политбюро и ЦК партии, представители которого сплоченно выступали как против атак на проводимый им политический курс, так и против отдельных членов его. Руководящая «тройка» Политбюро ЦК в составе Сталина, Зиновьева, Каменева упрочила свои политические и властные позиции. Особенно упрочились позиции И.В. Сталина. Баланс сил и их расстановка, с точки зрения внутрипартийной борьбы за лидерство, после XII съезда существенно изменилась.

Сталин, по-прежнему, оставался для Троцкого главным препятствием на пути к власти, но теперь на пути к ней оказалась еще и «тройка, которая вполне сформировалась в ходе съездовской дискуссии. Не разрушив ее, нельзя было с успехом вести борьбу против И.В. Сталина. Собственного политического авторитета Л.Д. Троцкому для этого, как показала борьба перед XII съездом РКП(б) и на самом съезде, не хватало. Съезд продемонстрировал также, что общая политическая критика Сталина в связи с национально-государственным строительством, ведущаяся от имени В.И. Ленина, оказалась недостаточной. Для нанесения политического поражения Сталину и другим членам нового руководящего ядра Политбюро ЦК («тройки») Л.Д. Троцкому нужна была более мощная атака, направленная против политических и организационных позиций, которые они занимали в Политбюро и ЦК партии. Значит, нужна была более целенаправленная и острая «ленинская» критика. Вместе с тем, нужно было, чтобы ленинский авторитет поработал на повышение политического авторитета Троцкого на недосягаемую для других высоту.

Сказанное выше — попытка осмыслить ситуацию с опорой на хорошо известные факты. Не более того. Но вот, что интересно, по прошествии месяца после XII съезда вдруг оказывается, что имеется ленинский документ, вполне удовлетворяющий этим требованиям! Сначала один, т.н. «характеристики», якобы продиктованные Лениным 24-25 декабря 1922 г., а вскоре и другой -«письмо Ильича о секретаре» (известный как «добавление» к «характеристикам») якобы продиктованное Лениным 4 января 1923 г. Документы, подрывающие политические позиции сторонников Ленина в Политбюро и одновременно открывающие Троцкому путь к высшей власти. История возникновения этих псевдоленинских документов требует специального полноценного исследования, проведение которого предполагает расширение источниковой базы за счет недоступных на сегодня материалов. Тем не менее, уже и теперь с высокой степенью уверенности можно отказать, что основные положения этих документов вызревали в ходе внутрипартийной борьбы, развернувшейся в первой половине 1922 г.

Выше было отмечено, что одно из важнейших положений «Письма к съезду» - о решении съездом вопроса о генеральном секретаре ЦК РКП(б) - обретает смысл только в случае реорганизации ЦК в соответствии с предложением Троцкого. Истоки принципиально важных и специфических для этого документа положений обнаруживаются в выступлениях оппозиционеров накануне XII съезда и на самом съезде, а также в дискуссия на съезде, порожденной этими выступлениями.

Выше было показано, что центральное политическое предложение «Письма к съезду» - о решении съездом вопроса о персональном назначении на должность генерального секретаря - не имеющее практического смысла в рамках Устава партии, обретает смысл в предложении Троцкого о реорганизации ЦК. В 22 февраля 1923 г. он внес в ЦК РКП(б) предложение: «Цека создается в составе Политбюро, Оргбюро и Секретариата с небольшим, может быть, дополнительным количеством членов или кандидатов». По варианту Троцкого ЦК партии не выбирает из своего состава свои руководящие органы, а «составляется» из них. Троцкий не пояснял, как он мыслил процесс формирования ЦК, но, по смыслу фразы органы ЦК должны были формироваться не пленумом ЦК, а съездом партии.

Смысловая перекличка оценки Л.Д. Троцкого как самого способного человека в ЦК имеется с рядом статей К. Радека в «Правде», из которых следует вывод, что Троцкий как политик, организатор превосходил Ленина, не уступая ему интеллектуально, следовательно - был самым способным из членов ЦК РКП(б). 14 октября 1922 г. он писал: «Если т. Ленина можно назвать разумом революции, господствующим через трансмиссию воли, то т. Троцкого можно охарактеризовать, как стальную волю, обузданную разумом». То есть они достойны друг друга. Только Троцкий может заменить Ленина. Мысль о том, что Л.Д. Троцкий самый способный среди других членов ЦК, конечно здесь не выражена прямо, но она присутствует в потенции, в общем подходе к сравнению с Ленины, в общей оценке их места в революции. В статье от 14 марта 1923 г. («Лев Троцкий - организатор победы») эта мысль была К. Радеком развита и конкретизирована. Троцкий объявлялся в ней «создателем», «первым вождем» и «первым организатором первой армии пролетариата», ее «волевым центром», в строительстве и руководстве которой проявился «организаторский гений Троцкого, мудрость его мысли». Поэтому он сделался «знаменосцем вооруженного трудового народа. Он был всем в одном лице». В нем произошло «объединение стратега и военного организатора с политиком».

Конечно, эти, и подобные им, многочисленные в то время реверансы перед Троцким, нельзя ставить в прямую связь с признанием Автором «характеристик» Троцкого лично «самым способным человеком в настоящем ЦК». Однако они обозначают и среду, из которой исходили подобные оценки (близкие лично или политически Троцкому люди), и характер оценок Троцкого (чрезмерное преувеличение), и фон, на котором создается фигура Троцкого-вождя (все остальные руководители партии, включая Ленина), и подготавливается вывод: нет политика и организатора революции, способней Троцкого. Очевидно, что такая оценка Троцкого (не имеющая никакого отношения к Ленину), «носилась в воздухе» (в том числе и во время XII съезда) и без труда могла быть использована Автором «Письма к съезду». Ленин в подобных оценках Троцкого замечен не был.

Перед самым XII съездом появилась анонимная брошюра, в которой утверждалось, что в ЦК РКП(б) господствуют групповые интересы и содержалось требование убрать из ЦК Сталина, Зиновьева и Каменева. Объективно это означало предложение с помощью кадровых перемещений в руководстве партии радикально изменить баланс политических сил, который бы обеспечил антиленинским силам (объективно, в первую очередь, Троцкому), руководящее положение в партии. Подозрение в авторстве падало на Н. Осинского, который в выступлении на XII съезде предлагал убрать Г.Е. Зиновьева из Политбюро. Так ли это, неизвестно, но в своем выступлении на съезде Н. Осинский занял позицию несколько отличную от автора брошюры. Он отмежевался от предложения анонимного автора брошюры вывести из ЦК Сталина и Каменева, но предложил применить эту меру в отношении Зиновьева. Критику по адресу доклада Зиновьева он сочетал с похвалами докладу Сталина. Может быть, это был тактический прием, призванный отвести от себя подозрение, или приспособить свои требования к реалиям съезда, на котором Зиновьев критиковался многими, Каменев избежал критики, а Сталина хвалили.

Отметим, что в «Письме к съезду» мы видим тот же прием: критикуются все трое, затем добивается один - Сталин. Разница, конечно, заметная, но не существенная, она в тактике и в направлении первоочередного удара. Поэтому есть достаточно оснований говорить, что выступление Н. Осинского созвучно «Письму к съезду» тем, что он, как и Автор этого «Письма», вел линию на раскол ленинского ядра ЦК РКП(б). Во всяком случае, И.В. Сталин именно так (и вполне справедливо) расценил его выступление и предупредил, что попытка Осинского обречена на провал, а сам он - на поражение. Сталин обращался персонально к Н. Осинскому, но, возможно, имел в виду не только его.

Примечательно, что, критикуя руководящую группу ЦК РКП(б), никто не прибегал к помощи авторитета В.И. Ленина, не ссылался на какие-либо его высказывания и т.п. Вместе с тем, начинается «заигрывание» оппозиционеров с именем Ленина. В этом отношении интересно выступление В.В. Косиора — постоянного оппонента Ленина и сторонника Троцкого, который вдруг начал возносить В.И. Ленину хвалу, демонстрировать лояльность и политическую близость к нему: «признанный и уважаемый вождь», «гениальный ум и гениальный опыт».

Но, самое главное в выступлении В.В. Косиора то, что в нем встречается та же постановка вопрос о единстве (расколе) партии, что и в «Письме к съезду». Упрекнув Сталина за то, что он мало уделил в своем докладе вопросу о единстве партии, а Зиновьева за то, что он вообще обошел этот вопрос, Косиор заявил: «Я считаю, что партийный съезд вправе заинтересоваться вопросом о том, есть ли у нас внутри партии и в наших руководящих партийных органах все необходимые условия для того, чтобы единство партии было на деле проведено. Мне кажется, товарищи, что таких условий внутри партии в данный момент нет, или они имеются не в той степени, в которой это необходимо, чтобы партия действительно на деле сохраняла свое единство. Основной вопрос, по моему мнению, заключается в том, что руководящая группа Центрального Комитета (т.е. Сталин, Зиновьев и Каменев, прежде всего) в своей организационной политике в значительной степени проводит групповую политику, - политику, которая, по моему мнению, сплошь да рядом не совпадает с интересами партии. Эта, товарищи, политика в первую голову проявляется в той организационной форме, в которой у нас происходит подбор и использование ответственных работников для советской и партийной работы... Эта организационная линия, на мой взгляд, порождает внутри партии совершенно ненужное недовольство, она создает атмосферу и почву для известных группировок, для мелочной групповой борьбы, которая не в интересах партии».

Очевидна перекличка упреков в адрес ЦК РКП(б) с теми, что были сделаны автором анонимной брошюры. Но главное в другом — здесь впервые было заявлено, что Сталин, Зиновьев и Каменев несут персональную ответственность за угрозу раскола. И угроза эти связана с их борьбой против оппозиционеров, т.е. в т.ч. против Троцкого и троцкистов. Этот тезис полностью соответствует оценке, содержащейся в «Письме к съезду».

«Мне кажется, - говорил В. Косиор, - что настоящее единство и предохранение партии от личных трений и влияний, о которых пишет тов. Ленин в своей первой статье (Речь может идти только о статье «Как нам реорганизовать Раб-крин», но там этого тезиса нет! Это — вольная трактовка ленинской статьи), возможны будут только тогда, когда мы изменим систему и способ подбора руководящих кадров нашей партии (Данный тезис перекликается с предложениями Троцкого по реорганизации ЦК РКП(б).)... Я не предлагаю партийному съезду пуститься в поиски нового состава ЦК. Для этого нет ни сил, ни возможности. Но если партсъезд не создаст настоящий барьер, который был бы достаточно самостоятельным, чтобы противостоять всякого рода личным влияниям, я уверен, это не будет в интересах единства партии. Только при этих условиях мы сумеем сохранить действительное единство партии».

Косиор, как и Автор «Письма к съезду», считал, что угроза единства партии исходит от личного фактора, от личных отношений в руководстве ЦК РКП(б), а способ борьбы с ней угрозой видел в изменении съездом системы и способа подбора руководящих кадров. Речь не идет о более тщательном подборе членов ЦК РКП(б), что вполне осуществимо в рамках существовавшей системы и принятых способов формирования ЦК. Косиор, как и Автор «Письма к съезду», желал разрушить существующую систему, изменить принятые методы. Предложение вполне созвучное тем идеям, которые лежали в основе плана реорганизации ЦК, предложенного Троцким 22 февраля 1923 г. Как и у Троцкого, у Косиора имеется общая идея, в рамках которой намечает принципиальные решения по реорганизации существующей системы формирования ЦК РКП(б). Как и Троцкий, он пытается решить проблему в рамках Устава РКП(б).

У автора «Письма к съезду» нет прямого призыва изменить систему формирования органов ЦК, но, логично предположить, что тот метод избрания, который предложен в отношении Генерального секретаря, должен быть распространяться и на других секретарей ЦК. Значит, мы вправе сделать вывод, что позиция, занятая Автором «Письма к съезду» и в этой вопросе, вполне созвучна с предложениями Троцкого и Косиора. Причем, если время их выступлений известно, то время создания «Письма к съезду» не известно.

У Косиора, как и у Троцкого, проблема подбора руководящих кадров поставлена в общем плане, не персонифицирована, вопрос о перемещении Сталина с должности Генерального секретаря (один из тех, кто может быть назван «руководящим кадром») не поставлен. Но имеется призыв к делегатам съезда властно вмешаться в подбор «руководящих кадров», что можно расценить только как предложение взять на себя дело подбора «кадров» в состав органов ЦК РКП(б). И это понятно, во время работы съезда вопрос был открыт для решения, которое зависело не от «обдумывания способа перемещения» Сталина с должности Генерального секретаря, а от результатов избрания съездом нового состава ЦК. Время ставить вопрос так, как он поставлен в «Письме к съезду» («обдумать способ перемещения» его с должности Генерального секретаря) еще не пришло. В «Письме к съезду» фиксируется та политическая ситуация, которая возникла только после окончания XII съезда РКП(б). Следовательно, «Письмо к съезду» не могло возникнуть раньше окончания XII съезда РКП(б) или, точнее, раньше избрания съездом нового состава ЦК и сформирования на Пленуме ЦК его органов - Политбюро, Оргбюро и Секретариата.

В отличие от Автора «Письма к съезду», который лишь обозначил связь между нахождением Сталина на должности Генсека и угрозой раскола партии, В. Косиор не просто пугает съезд партии такой перспективой, но ставит ультиматум - или съезд возведет барьер на пути усиления власти Сталина, Зиновьева и Каменева, или будет внутрипартийная борьба, грозящая расколом. Обращаем внимание на то, что в качестве политической силы, против которой изыскиваются эффективные меры борьбы, фигурирует не Сталин, а «тройка». Сталин рассматривается лишь как часть ее.

Нельзя не отметить у Косиора той же, характерной для Автора «Письма к съезду», неопределенности в указаниях на опасности: «Мне, кажется», что нет условий для сохранения единства партии или они имеются «не в той степени, в какой необходимо». Руководящая группа «по моему мнению, в значительной степени проводит групповую политику». Практика подбора кадров «на мой взгляд» поражает «ненужное недовольство». «Мне кажется», что настоящее «единство» зависит от изменения «системы» и «способа» «подбора руководящих кадров» партии. В.В. Косиор и Автор «Письма к съезду» вполне солидарны в этом вопросе и свои опасения выдают за главный аргумент, а, вернее, они пугают этими опасностями. Но «кажется» и т.п. — не основание для далеко идущих политических выводов по проблеме, от которой зависит жизнь или сметь организации.

У В.В. Косиора, как и у Автора «Письма к съезду», все заслуживающие внимания причины возможного раскола находятся в руководстве партии, точнее — среди тех политиков, которые составляли ближайшее политическое окружение Ленина. Как и Автор этого «Письма», он стремится к изменению баланса политических сил за счет изменения состава руководящих органов ЦК РКП(б). Точно также он прикрывает это желание невнятными рассуждениями об опасности единства партии, исходящей от Сталина, Зиновьева и Каменева. В.В. Косиор утверждает, что та политическая линия, которую проводит «руководящая группа ЦК», создает условия для группировок (по собственному признанию, он уже давно состоял в одной из них) и, чтобы изменить этот, сложившийся по инициативе Ленина режим в партии, Косиор, внес предложение отменить резолюцию X съезда РКП(б) о единстве партии. В.В. Косиор, как и Автор «Письма к съезду», опасность для РКП(б) не связывает с политической позицией и деятельностью оппозиционеров. Наоборот, прекращение борьбы против них расценивается как условие преодоления угрозы раскола. Оба наиболее эффективное средство борьбы с этой угрозой усматривают в изменении состава руководства партии за счет устранения наиболее активных и авторитетных сторонников Ленина.

Совпадения позиций В.В. Косиора и Автора «Письма к съезду» очевидны. Столь же очевидны и противоречия Косиора тому подходу, тем оценкам и предложениям, которые имеются в последних письмах, записках и статьях В.И. Ленина. У Ленина понижение угрозы раскола связано с сохранением и развитием прежнего курса партийного строительства и силами существующего партийного руководства. У В.В. Косиора — с их изменением.

Косиор был не одинок в таких рассуждениях, просто в его выступлении эта проблема поставлена более полно и ясно, чем у других.

Но, может быть, Косиор был информирован о ленинском «Письме к съезду» и излагал его мысли, не называя их автора? Конечно, допустить это можно. Но, сверх того, это еще надо доказать. Доказательств нет. Зато вопросов много и они не позволяют дать на этот вопрос положительный ответ. Почему В.В. Косиор не использовал в своей борьбе авторитет Ленина, если знал, что он думал также? Такой опоры на ленинский авторитет в этом вопросе мы были бы вправе ожидать уже потому, что В.В. Косиор пытался заигрывать с именем Ленина, пытался «разыграть» «ленинскую карту» для борьбы со сторонниками Ленина. А также потому, что собственного авторитета Косиора явно не хватало для того, чтобы серьезно повлиять на делегатов съезда и повести их за собой, хотя бы в одном этом вопросе, которому он придавал судьбоносное для партии и революции значение.

В историографии утвердилось мнение, что надежным свидетельством ознакомления руководителей РКП(б) с ленинскими «характеристиками» является письмо Л.А. Фотиевой Л.Б. Каменеву от 29 декабря 1922 г. Однако, в этом письме речь идет о диктовке 23 декабря (письмо Ленина Сталину), а не о «характеристиках» (диктовка от 24-25 декабря 1922 г.). Содержащаяся в этом письме информация о работе и контактах Ленина, противоречит информации, содержащейся в «Дневнике дежурных секретарей. Знакомство с подлинником письма дает основание для сомнения в его подлинности. Во-первых, необычна подпись Сталина на нем, во-вторых, оно не является органической частью делопроизводства ленинского секретариата, к материалам которого оно было приобщено только в октябре 1941 г. Следовательно, не известно когда, кем и для чего оно было создано.

Наконец, переписка членов и кандидатов в члены Политбюро ЦК РКП(б), о чем речь пойдет ниже, зафиксировавшая их реакцию на первое ознакомление с тестом «Письма к съезду», говорит о том, что в дни XII съезда оно им еще не было известно. Вряд ли его мог знать работник регионального уровня - В. Косиор. Для такого допущения нет никаких оснований.

Поэтому более обоснованным представляется вывод, что в своем выступлении на XII съезде партии В. Косиор не обнародовал ленинские мысли. Высказывал ли он исключительно свои мысли? Или он просто выразил настроения и взгляды своих соратников-троцкистов? Или он озвучивал кем-то сформулированные мысли? Пока что ответов на эти вопросы нет. Был ли в этом случае какой-либо текст—предшественник (тексты-предшественники) «Письма к съезду», с которым В.В. Косиор знаком? На этот вопрос, думается, можно с большой степенью уверенности ответить отрицательно.

Поскольку условия, потребовавшие от оппозиции развертывания открытой борьбы за устранение И.В. Сталина с должности Генерального секретаря («обдумать способ перемещения»), были созданы только решениями, принятыми XII съездом, то, думается, скорее всего, В.В. Косиор высказывал настроения и мысли, оценки, предложения, которые в это время получали хождение среди оппозиционно настроенной части высшего партийного актива.

На это же, думается, указывает и тот факт, что именно на XII съезде РКП(б) впервые во всеуслышание в выступлениях Г.Е. Зиновьева и П.Г. Мдивани прозвучали другие упреки, которые перекликаются с важнейшими положениями «Письма к съезду.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Традиции и новаторство местного самоуправления в России
Ленинские декреты и создание органов руководства высшей школой
Бородинское сражение: историография, источники, проблемы исторической реконструкции
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Влияние традиций на управление сферой культуры на пороге ХXI века: история, современность, прогнозы на будущее
Вернуться к списку публикаций