2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Разрабатывая первоначальный вариант НЭПа, Ленин исходил из предположения, что отступление в экономике будет ограниченным и организованным: от использования методов, свойственных социалистической экономике (план, товарообмен и т.д.) советская власть перейдет к широкому использованию госкапитализма. Под госкапитализмом в условиях диктатуры пролетариата он понимал сектор (уклад) экономики и метод социалистического преобразования экономики страны. Госкапиталистическими предприятиями считались, во-первых, те, которые находились в собственности государства, но были сданы в аренду отечественным (в т.ч. нэпманы) или иностранным (концессия) капиталистам, во-вторых, кооперация, объединявшая мелких товаропроизводителей и тесно связанная с государственным сектором экономики, в-третьих, те государственные предприятия, где государству, как собственнику, приходилось вступать в экономические отношения с капиталистическим рынком (монополия внешней торговли) и самому вести дело, используя методы, свойственные капиталистическому предприятию.

Госкапиталистический уклад позволял осуществить «своеобразный выкуп» советской властью экономики у тех капиталистов, которые были готовы к сотрудничеству с ней на условиях превращения их в специалистов. Это позволяло «перехватить» у капиталистов предприятия на ходу, не дезорганизуя производства, не останавливая его. Важная роль госкапитализму отводилась также в деле социального преобразования мелкобуржуазных слоев (мелкая буржуазия, крестьяне), поскольку с его помощью (хлебная монополия, кооперация, подконтрольный частный капитал) обеспечивалось ослабление их хозяйственных связей с частнокапиталистическим и упрочение связей с социалистическим сектором экономики. Благодаря этому, государственный капитализм оказывался способным преобразовывать досоциалистические социально-экономические уклады (частнокапиталистический, мелкобуржуазный и патриархальный) в социалистический. Следовательно, госкапитализм выступал не только в качестве социально-экономического уклада, но и способа, метода превращения социалистического уклада в доминирующий, господствующий уклад, и, в итоге, определял собой все народное хозяйство.

Вынужденная условиями Гражданской войны национализация промышленности, железнодорожного и водного транспорта и т.п. сделала госкапитализм и как социально-экономический уклад, и как специфический метод социалистического строительства, ненужным. Но с переходом к НЭПу госкапитализм в глазах В.И. Ленина снова приобрел актуальность, т.к. позволял держать под контролем рыночную стихию, обеспечить перспективу роста социалистического сектора экономики.

Известно, что Л.Д. Троцкий не разделял ленинских взглядов на госкапитализм, вместе с тем, является фактом, что в троцкистской интерпретации НЭП - это, в значительной мере, та же ленинская программа весны 1918 г., скорректированная собственными предложениями так, чтобы обеспечить первоочередное восстановление крупной промышленности за счет обеспечения поступления продуктов из деревни с помощью стимулирования отдельных крестьянских хозяйств как в отношении увеличения производства сельскохозяйственных продуктов, так и сдачи части их государству в виде налога. Отсюда, известная близость их взглядов на НЭП в начале 1921 г. На это же указывает совпадение некоторых оценок, касающихся НЭПа, как политической тактики и совокупности методов хозяйствования, присущих переходному от капитализма к социализму периоду. Речь идет об оценке НЭПа, как уступки крестьянину, как специфического приема, обеспечивающего использование методов капитализма в интересах социалистической революции, а не как возврата к капитализму. Речь идет о признании решающего значения командных высот для определения меры уступок антисоциалистическим силам, о признании возможности отказаться от НЭПа и вернуться к продуктообмену в случае начала революций в других странах и необходимости отказа от нее в случае войны. О признании того, что НЭП не отменяет партийной программы, а только вносит серьезные изменения в методы работы. Речь идет о признании международного значения НЭПа, как политики необходимой для обеспечения перехода от капиталистической к социалистической организации производства. О признании новой экономической политики, принятой X съездом РКП(б), тактическим маневром и т.п.

Поскольку эти совпадения не затрагивали сущности НЭПа, как политики, направленной на обеспечение соглашения с крестьянством, то они, при всей их важности, не могли предотвратить нарастания расхождений между B.И. Лениным и Л.Д. Троцким по мере того, как от общих идей переходили к выработке конкретных экономических планов и осуществлению организационно-хозяйственных мероприятий, призванных обеспечить хозяйственное соглашение с крестьянством.

До перехода к НЭПу считалось само собой разумеющимся, что в первую очередь должна быть восстановлена крупная промышленность, как основа социалистической экономики, и уже потом осуществлено восстановление и техническая реконструкции сельского хозяйства. Однако уже в первом предложении Ленина (8 февраля 1921 г.) фактически содержалось признание неизбежности изменения тактики: необходимости первоочередного восстановления сельского хозяйства, как задачи совершенно неотложной, в решении которой крупная промышленность сразу помочь не могла. Вслед за этим В.И. Ленин начал развивать мысли о необходимости отказаться от прежнего плана восстановления народного хозяйства, верного в принципе, но неосуществимого в реальных условиях начала 1920-х гг., о необходимости принятия новой тактики восстановления народного хозяйства, при которой восстановление промышленности следовало за восстановлением сельского хозяйства, а не предшествовало ему. Наиболее законченное, четкое и развернутое изложение изменения тактики Ленин дал в статье «О значении золота теперь и после полной победы социализма» (ноябрь 1921 г.). Троцкий, напротив, настаивал на сохранении прежней тактики. 7 августа 1921 г. он предложил вниманию Пленума ЦК РКП(б) «Тезисы о проведении в жизнь начал новой экономической политики», в которых, в частности, писал: «При новом курсе, как и при старом, главной задачей является восстановление и укрепление крупной национализированной промышленности». Пленум ЦК не поддержал Троцкого.

Из разного понимания сущности и предназначения НЭПа, из разных представлений о тактике восстановления народного хозяйства проистекали разногласия Ленина и Троцкого в вопросах роли и места плана и рынка, о соответствующей перестройке хозяйственного механизма. Если в первую очередь восстанавливать сельское хозяйство, то, естественно, планирование теряло прежнее значение, сокращалась его сфера, изменялись задачи, а роль рыночных рычагов в экономике, наоборот, возрастала в той мере, в какой это требовалось для оживления сельскохозяйственного производства и установления экономической смычки между городом и деревней. Ленин считал, что в условиях предоставления хозяйственной самостоятельности промышленным предприятиям роль оперативного планирования в народном хозяйстве неизбежно сократится. Отсюда его требования перестроить работу Госплана в соответствии с требованиями и интересами НЭПа, превратив его из органа оперативного планирования в экспертную комиссию при Совете Труда и Обороны РСФСР (СТО РСФСР), которая непосредственно занималась вопросами экономики. Отсюда требование В.И. Ленина, чтобы Госплан, планируя «основы общегосударственного хозяйственного плана на ближайший период, год или два», брал «за исходный пункт» «продовольствие», лимитирующее развитие других отраслей, и «особое внимание» обратил на «промышленность, дающую предметы годные для обмена на хлеб». Если же в первую очередь восстанавливалась крупная национализированная промышленность, то методы директивного планирования сохраняли свое значение, и не только для того, чтобы обеспечивать распределение сырья, но и для подчинения работы всех секторов народного хозяйства интересам крупной промышленности. Именно такого мнения придерживался Л.Д. Троцкий.

Эти разногласия значительно обострились после того, как осенью 1921 г. стало ясно, что произведенная уступка недостаточна, что стихию капиталистических отношений в рамках госкапитализма удержать не удается, хозяйственная жизнь перехлестывает через установленные для нее рамки. Приходилось признавать то, что получилось - свободу торговли, возможность допущения которой категорически отрицалась весной 1921 г. В.И. Ленин признавал: «товарообмен сорвался: сорвался в том смысле, что он вылился в куплю-продажу... частный рынок оказался сильнее нас, и вместо товарообмена получилась обыкновенная купля-продажа, торговля». Признание этого факта означало, что первоначальные расчеты Ленина ограничить торговлю с помощью механизмов госкапитализма оказались ошибочными.

Предстояло сделать выбор: дать бой на ранее занятых позициях, т.е. препятствовать, как можно, развитию свободной торговли и стихии рынка или отступить еще. В первом случае следовало с помощью оперативного планирования поставить под контроль формирующийся рынок, подчинив крестьянское хозяйство и товарооборот интересам восстановления крупной промышленности. Это, фактически, означало бы отказ от первоначального варианта НЭПа и определенный шаг назад — к политике «военного коммунизма», к тем вариантам замены продразверстки продналогом, которые обсуждались в 1920 г. Во втором случае надо было не только признать факт установления свободной торговли, но и сообразовать свои действия с ним. Это означало отказ от первоначального принятого варианта НЭПа, но не отказ от самой идеи поиска форм хозяйственного соглашения государственного сектора промышленности с крестьянским хозяйством. Госкапитализм в тех условиях не смог стать препятствием на пути развития частной торговли, поэтому он не может служить основной базой НЭПа,- следовательно, дополнительные точки опоры для ограничения и контроля ее необходимо было искать в более «глубоких» пластах капиталистических отношений. Оставалось искать в капиталистических отношениях точки опоры для преодоления капитализма.

Для многих членов РКП(б) такая перспектива означала фактическое признание социалистической революции, они не были готовы принять ее. Ленин предложил отступить, поскольку надеялся, благодаря созданию экономических отношений с крестьянством сохранить государственную власть и получить возможность для использования более сложных схем развития революции. Отступление от госкапитализма означало шаг в теоретическую и политическую неизвестность - как обеспечить начало строительства основ социалистической экономики с помощью свободной торговли. Настало время для более глубокого осмысления всего опыта революции, представлений о путях и методах перехода от капитализма к социализму. Теперь главный вопрос НЭПа для Ленина переместился в плоскость определения предела новых уступок.

Представления о пределе уступок, во многом, зависели от оценки опыта революции, представлений о сильных и слабых сторонах ее, о запасе прочности Советской власти. Опыт развития революции позволял и заставлял на многое взглянуть иначе, чем прежде, многое оценить по-новому. Уже с конца 1920 г. В.И. Ленин начал развивать новые мысли относительно перспектив социалистической революции в России. Хотя новые оценки неразрывно связаны с прежними представлениями о мировой революции, но в них уже просматривается стремление уточнить прежние оценки российской революции, которая представлялась не только ожидающей помощи и поддержки от мировой революции, но и способной самой оказывать ей такую помощь. Ленин сформулировал положение о победе мировой революции, как условии прочной победы, а не ее победы вообще. Это было новым. Отныне В.И. Ленин связывает перспективу социалистической революции в России с решением внутренних проблем страны и состоянием большевистской партии.

Переход к НЭПу не изменил этих оценок. Победу на внутреннем фронте Ленин связывал с выполнением плана электрификации страны и возможностью обеспечить в течение 10-20 лет «правильных отношений с крестьянством», строящихся на базе НЭПа. За это время, надеялся Ленин, даже если не произойдет пролетарской революции в других странах, Советские республики подготовятся к тому, чтобы перейти от торговли к товарообмену, а от него, как считалось, до социализма (продуктообмен) оставался один шаг. Успех электрификации позволял блокировать опасности исходящие от индивидуализма мелкого земледельца и свободной торговли. Поэтому осуществление программы электрификации и проведение НЭПа, по мнению Ленина, обеспечивали победу российской социалистической революции не только внутри страны во «всемирном масштабе, даже при затяжке пролетарских революций». Появлялась возможность спокойнее отнестись к перспективе замедления темпов развития революции, сосредоточиться на решении внутренних задач, требующих «целых десятилетий». Успехи в решении этих задач должны были привести к еще большему ослаблению зависимости советских социалистических республик от успехов мировой революции, которую Ленин стал рассматривать уже как фактор сокращения срока выполнения планов социально-экономического развития России, а не решающий фактор выживания.

Новая концепция НЭПа в основных чертах была разработана В.И. Лениным в ряде выступлений осень» 1921 г. В докладе «Новая экономическая политика и задачи политпросветов» на II Всероссийском съезде политпросветов (17 октября 1921 г.) он обосновывал необходимости нового отступления, объяснял его политический смысл и выявлял возможности движения к социализму в новых условиях. Одновременно он переосмысливал и переоценивал экономическую политику времен Гражданской войны. Теперь Ленин акцентировал внимание уже не на вынужденном (разрухой) характере НЭПа, а на том, что в нем проявилось фактическое признание ошибочности прежних представлений о процессе развития социалистической революции. Он признавал, что пределы нового отступления еще не известны.

Картина, которую рисовал Ленин, получалась удручающая: недавно закончилась тяжелейшая война, в которой, считалось, буржуазия побеждена окончательно, найдена и опробована политика, вполне отвечавшая марксистской теории. Однако, оказалось, что судьбу социалистической революции еще только предстоит решать в борьбе с крестьянством и за крестьянство. X съезд РКП(б) принял новую экономическую политику, которая, казалось, обеспечивала положительное решение вопроса дальнейшего развития революции. И вдруг оказывается, что все надо начинать сначала, что вопрос «кто-кого» будет решен в пользу социализма только в том случае, если большевики смогут научиться хозяйствовать у капиталистов и для этой учебы, придется допустить частичное возрождение капитализма.

В.И. Ленин признавал, что в этих условиях неизбежны проявления панических настроений. И он не ошибся. 27 октября Г.И. Петровский по прямому проводу из Харькова сообщил И.В. Сталину: «В Харькове... выступление В.И. Ленина вызвало чувство уныния среди рабочих, как выступление, которое сдает позиции» и просил «разъяснения Владимира] Ильича, иначе ЦК КПУ находится в растерянном состоянии». Пересылая В.И. Ленину этот текст, И.В. Сталин сообщил свое мнение: «Т. Ленин. Читал и думаю, что нужно немножечко смягчить форму (имею в виду будущее выступление на моск[овской]конференции)».

В выступлении на II Всероссийском съезде политпросветов Ленин поставил проблему во всей ее сложности, но ответа на главный вопрос - о базе формирования нового варианта НЭПа, он еще не дал. Решение относительно новой базы НЭПа В.И. Ленин, видимо, нашел в период между 17 октября и 29 октября 1921 г., когда состоялось его выступление на УП московской губернской партконференции. Готовясь к нему, В.И. Ленин, судя по всему, учел реакцию на свое предыдущее выступление и прислушался к совету И.В. Сталина. Откровенное признание прошлых и новых ошибок здесь было компенсировано более развернутым, чем прежде, обоснованием возможности их преодоления. Ленин подробно остановился на эволюции взглядов на процесс строительства социализма, настраивая на спокойное, деловое отношение к новым поворотам политики, на критическое отношение к накопленному опыту. Но, самое главное, именно здесь он впервые четко сформулировал новую базу для новой экономической политики, предложив отступить от государственного капитализма к государственному регулированию купли-продажи и денежного обращения. Он считал этот вариант НЭПа «единственно для нас возможным», по мнению Ленина, он был способен обеспечить «более прочное» движение вперед и восстановление крупной промышленности. Это позволило В.И. Ленину сделать вывод о том, что предел отступления уже обозначился и произведенные уступки принципу частной собственности не грозят революции неизбежными гибелью или перерождением. Только теперь, считал Ленин, новая экономическая политика «является достаточно и ясно установленной». Вскоре Ленин выступил с важным политическим заявлением о прекращении отступления.

Новые взгляды и предложения В.И. Ленина нашли отражение в решениях XI Конференции РКП(б) и IX съезда Советов РСФСР. НЭП сформировался, но не прекратилось его развитие.

На XI съезде РКП(б) В.И. Ленин по-новому поставил вопрос о месте и роли крестьянства в социалистической революции, сделав этим еще один важный шаг в деле формирования нового варианта НЭПа. Проводившаяся с марта 1919 г. политика прочного союза с середняком означала установление военно-политического союза с основной массой крестьянства. Экономического союза пролетариата и среднего крестьянства тогда не было и создание его не ставилось в повестку дня. Он мыслился в будущем, но не за счет уступок крестьянству, как мелкому собственнику, а за счет его движения навстречу пролетариату на базе улучшения его жизненного положения по мере развития социалистической революции, успехов крупной промышленности и технической реконструкции сельского хозяйства. Новая экономическая политика означала радикальное изменение самой постановки вопроса о экономическом союзе — он достигался за счет первоначальной уступки крестьянству со стороны пролетариата, а не за счет его приспособления к требованиям пролетариата. Это означало определенное изменение взглядов на положение трудящегося крестьянства в социалистической революции, состоящее в признании необходимости внимательнее и полнее учитывать интересы и желания крестьянства. Вместе с тем, вопрос о мере уступки крестьянству предполагалось решать без учета его мнения, в борьбе, ведущейся по принципу «кто-кого». Шаг навстречу крестьянству был, таким образом, весьма ограничен и жестко обусловлен.

На XI съезде В.И. Ленин предложил сделать еще один шаг навстречу крестьянству. Он сформулировал положение о том, что крестьянство, в конечном счете, будет «судьей» работы большевиков. «Крестьянин в своей массе живет, соглашаясь: “ну, если вы не умеете, мы подождем, может быть, вы и научитесь". Но этот кредит не может быть неисчерпаемым.

Это надо знать и, получивши кредит, все-таки поторапливаться. Надо знать, что приближается момент, когда крестьянская страна нам дальнейшего кредита не окажет, когда она, если можно употребить коммерческий термин, спросит наличными [...] Повторяю отсрочку и кредит от народа мы получили благодаря нашей правильной политике, и это, если выразиться по-нэповски, - векселя, но сроки на этих векселях не написаны, и, когда они будут предъявлены ко взысканию, этого справкой с текстом векселя не узнаешь».

Прежде не могло быть и речи о том, чтобы признать крестьянство той силой, которая, в конечном счете, будет оценщиком и «судьей» деятельности большевиков, будет выносить приговор социалистической революции, а большевики вынуждены будут принять его. Тезис о «векселях» говорит о понимании необходимости во что бы то ни стало, ценой сколь-угодно сложного и чреватого потерей времени маневра, обрести точку опоры для проведения социалистических преобразований в мелкобуржуазном крестьянстве. Он говорит также о совершенно новой постановке вопроса о классовой борьбе в ходе социалистической революции. В связи с тезисом о векселях В.И. Ленин говорит о «последнем и решительном бое» С отечественной буржуазией, вырастающей из крестьянства, принять который мы вынуждены в ближайшее время и выиграть который можем. Это совсем не тот бой, о котором он говорил на X съезде РКП(б): это уже не бой С крестьянской контрреволюцией, а бой ЗА крестьянство, за то, чтобы оно признало, что выданные большевикам векселя ими оплачены улучшением их, крестьян, жизни в ходе и в результате социалистических преобразований. Этот бой за крестьянство надо вести С новой буржуазией, которая тоже стремятся найти в нем опору для борьбы с растущим социализмом.

Соответственно должны были измениться формы, методы и приемы классовой борьбы с буржуазией. Принимая внешние формы соревнования с буржуазией на хозяйственном поприще, она, по сути своей, осталась борьбой «не на живот, а на смерть между капитализмом и коммунизмом». Победить в этой борьбе - значит доказать крестьянству, что советская власть может организовать хозяйственную жизнь страны и удовлетворить интересы и потребности крестьянства не хуже, а лучше чем буржуазия. Победить надо быстро - за год, т.к. долго ждать крестьянство не станет. Эта победа, парализовав на время антисоциалистический потенциал крестьянства, позволила бы задействовать на стороне социалистической революции демократический потенциал крестьянского движения и, благодаря этому, изолировать и победить силы внутренней контрреволюции.

Ни на XI съезде, ни позднее оппоненты Ленина не смогли противопоставить разработанной им новой версии (концепции) НЭПа ничего равноценного по значимости выводов и уровню их обоснования. Главный из них - Троцкий - продолжал повторять свои прежние оценки и прогнозы. Разногласия по вопросам НЭПа выводили их на различия в коренных вопросах теории социалистической революции, оценки ее перспектив в России.

Л.Д. Троцкий не разделял ленинских взглядов относительно прочности советского строя и перспектив социалистической революции без прямой помощи со стороны мировой революции. В кризисе первоначального варианта новой экономической политики он усматривал свидетельство ошибочности ленинской теории социалистической революции и подтверждение правильности собственных представлений о законах развития социалистической революции и о НЭПе. Надежды В.И. Ленина продвигаться к социализму, используя принцип свободной торговли не только ошибочны, но и губительны для революции. Поэтому не случайным представляется политическое воскрешение Троцким в это время своей теории перманентной революции, и формирование на ее базе собственной концепции новой экономической политики, противостоящей ленинской. С осени 1921 г. он активизировал свои попытки обеспечить корректировку НЭПа в соответствии со своими предложениями.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Традиции и новаторство местного самоуправления в России
Государство и церковь во второй половине XVI столетия.
Об османском влиянии на Российскую государственность
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Вернуться к списку публикаций