2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Некоторое обострение отношений между И.В. Сталиным и Л.Д. Троцким в этот период произошло только в середине-второй половине января 1923 г. в ходе их переписки по вопросу о реорганизации хозяйственного механизма и Госплана, в которой Сталин защищал от очередных нападок Троцкого ленинские принципы его организации. Затем, в феврале 1923 г., их отношения стали обостряться в ходе обсуждения вопросов национально-государственного строительства и тезисов доклада Троцкого о работе промышленности. Следовательно, исчезает сама база под угрозой единству ЦК и партии, которую усматривал якобы Ленин в отношениях Сталина и Троцкого в конце 1922 г. К тому же сам Ленин, обеспечив Сталину должность Генерального секретаря и всячески «оттирая» Троцкого от властных рычагов, создавал предпосылки для обострения отношений между ними. Не Ленину было упрекать за это Сталина. Кроме того, эти противоречия никоим образом нельзя представить как «личные отношения» между Сталиным и Троцким и даже как политические разногласия Сталина с Троцким, т.к. в этих вопросах против Троцкого выступило большинство членов Политбюро и ЦК, если и не единым фронтом, то достаточно сплоченно.

Отсюда следует, что Автор «Письма к съезду», либо плохо продумал проблему и предложил съезду партии меры, не дающие ее решения, либо угроза раскола партии его совершенно не волновала. Судя по всему, верно последнее. Но в этом случае заявленная Автором «Письма к съезду» забота о единстве партии не верно передает его истинный замысел.

Обращает на себя внимание то, что Автор «Письма к съезду» крайне неопределенно обосновывает свои опасения и предложения («я не уверен», что он «всегда достаточно осторожно...»). Определенность предложения об устранении Сталина с должности Генсека диссонирует с неопределенностью сомнений. Это нехарактерно для В.И. Ленина, который всегда обстоятельно аргументировал свои предложения, касавшиеся крупнейших политических вопросов и был осторожен, если не владел нужной информацией. Как было показано выше, у Ленина на руках не было материала, позволявшего негативно оценивать работу Сталина на должности Генсека.

Итак, угроза, исходящая от отношений Сталина и Троцкого, не ясна, а призыв Автора «Письма к съезду» вполне определенен — устранить Сталина с высшей должности в РКП(б). Это обстоятельство дает основание считать, что истинная причина появления «Письма к съезду» - не забота об устойчивости ЦК и предотвращения раскола РКП(б), а в изменении баланса сил в руководстве РКП(б), за счет внесения раскола в среду сторонников Ленина, получения контроля над аппаратом ЦК и местных партийных организаций Цель - обеспечение политической победы Троцкого в борьбе за власть.

Сформулированный в «Письме к съезду» вывод о существовании угрозы раскола РКП(б) для современников был совсем не столь очевидным, как принято считать в историографии. Известно, что 25 января 1923 г. при обсуждении статьи «Как нам реорганизовать рабкрин» члены Политбюро были крайне удивлены указанием в ней на опасность раскола. А ведь здесь тезис об этой угрозе был сформулирован не только иначе, но и много спокойней, чем в «Письме к съезду». Политбюро ЦК единодушно отреагировало на эту статью специальным письмом региональным партийным органам, в котором дезавуировали именно это положение — об опасности раскола. Показательно, что проект письма был написан Л.Д. Троцким и его подпись стоит под его текстом. Значит, он в это время тоже не скрывал своего удивления указанием на опасность раскола РКП(б).

О проблеме укрепления партии и возрастания угрозы раскола ее на XII съезде РКП(б) говорили представители разных политических сил. Но говорили по-разному. И.В. Сталин, Г.Е. Зиновьев, Н.И. Бухарин акцентировали внимание съезда на возросшем единстве партии. Л.Б. Каменев опасность раскола связывал с влиянием враждебной стихии на некоторых членов партии, зарекомендовавших себя патентованными критиками ее. Оппозиционеры, со своей стороны, усиление угрозы раскола связывали с существовавшем в партии режимом, который создавался по настоянию и при активном участии В.И. Ленина. Но никто из них не указывал на опасность исходящую от личных качеств И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого или от их политического противоборства. Естественно поэтому, что ни личные качества Сталина, ни устранение его с должности Генсека никто не рассматривал как средство предотвращения раскола.

Получается, что В.И. Ленин вдруг оказавшийся более рьяным защитником оппозиционеров, чем они сами. Получается, что оппозиционеры проявили к И.В. Сталину большую лояльность, чем Ленин. Ни что не дает оснований думать так. Поскольку ленинское авторство «Письма к съезду» все еще нельзя считать доказанным, то сказанное свидетельствует против того, чтобы Ленина считать его автором.

Поскольку до XII съезда РКП(б) не существовало той проблемы, на которую Автор «Письма к съезду» указывает как на наиболее острую и тревожную, то этот факт может означать, что это «Письмо» было создано не ранее второй половины апреля 1923 г. То есть тогда, когда В.И. Ленин уже утратил всякую работоспособность и, следовательно, числить его в качестве автора «Письма к съезду» нет никаких оснований.

В пользу вывода о более позднем, чем считается, времени происхождения «Письма к съезду» говорит и содержащийся в нем упрек в недостаточной вежливости и грубости, который почти дословно перекликается с текстом письма Н.К. Крупской Л.Б. Каменеву, датированным 23 декабря 1922 г., в котором излагалась версия конфликта Сталина и Крупской, и Сталин обвинялся в грубости. Крупская: Сталин допустил «по отношению ко мне грубейшую выходку», «я не слышала ни от одного товарища, ни одного грубого слова», «прошу оградить меня от грубого вмешательства в личную жизнь, недостойной брани и угроз». Сталин «позволяет себе грозить», он виновен в «глупой склоке». Автор «Письма к съезду» откликается эхом: «Сталин слишком груб», Генеральный секретарь должен быть «более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т.д.». Очевидное созвучие двух документов позволяет сделать предположение о наличии внутренней связи между оценками Крупской и Автора «Письма к съезду». Впрочем, есть и различия, не имеющие в данном случае принципиального значения — у Крупской речь идет о недопустимости грубости к товарищам-партийцам, а у Автора «Письма к съезду» - к беспартийным.

Против ленинского авторства «Письма к съезду» говорит и предложение его Автора «обдумать способ перемещения» Сталина. При ближайшим рассмотрении вариант «перемещения» Сталина с должности Генсека, оказывается начиненным множеством противоречий и явных несуразностей, которые позволяют понять истинный характер этого документа и лучше понять его место в политической борьбе. Такое обращение к съезду партии несообразно ни с Уставом РКП(б), ни с практикой партийного строительства. Зачем съезду обдумывать способ перемещения И.В. Сталина с должности Генерального секретаря? Съезд не мог поставить вопрос таким образом уже потому, что прежний ЦК слагал перед съездом свои полномочия, иначе говоря, Сталин во время съезда уже не являлся Генеральным секретарем ЦК РКП(б). Кроме того, избирание нового Секретариата являлось прерогативой ЦК РКП(б), а не съезда. Поэтому сформулированная задача (обдумать способ перемещения Сталина с должности Генсека) не имеет смысла, если она поставлена перед съездом партии.

Не приобретает она смысла и в том случае, если допустить, что данная задача была поставлена перед Центральным Комитетом. Обдумывать способ перемещения членам ЦК партии не мог уже потому, что имеется один-единственный способ: снять с должности и направить на другую работу. Можно обсуждать целесообразные варианты использования Сталина в будущем, но Автор «Письма к съезду» так вопроса не ставит. Он безразличен к политическому будущему Сталина. Тоже надо сказать и о варианте обращения к Политбюро. Оно могло в предварительном порядке рассматривать вопрос об освобождении Сталина от должности Генерального секретаря ЦК РКП(б), о его новой работе и предложить какой-то вариант Пленуму ЦК. Но все это не обсуждение «способа перемещения», а решение вопроса о целесообразном использовании Сталина и других деятелей партии, т.е. обычный кадровый вопрос. Обращение к съезду (к Пленуму ЦК или к Политбюро ЦК) с предложением обсудить способ перемещения Сталина с должности Генсека — бессмыслица. Не мог Ленин не знать этого.

Кто бы ни был Автором «Письма к съезду», у нас нет оснований считать, что он был настолько неосведомлен в элементарных вопросах партийного строительства, чтобы ставить такую задачу перед съездом партии. Следовательно, этот документ не мог быть письмом, адресованным съезду партии. В пользу этого вывода говорит и то, что в самом тексте «Письма к съезду» Автор не обращается ни к съезду, ни к его делегатам. Он обращается к «товарищам». И не факт, что под «товарищами» он подразумевает именно делегатов съезда. Учтем и то, что название этого документа - «Письмо к съезду» - позднего происхождения. По свидетельству Троцкого, при поступлении этого текста в ЦК РКП(б) партии, он не имел названия. Следовательно, нет решительно никаких, даже формальных, оснований считать, что этот документ — есть обращение к съезду. Более того, можно с уверенность говорить, что он не предназначался для съезда партии (а также для Пленума или Политбюро).

Если в рамках Устава РКП(б) требование обдумывать способ перемещения не имело смысла, то это не значит, что оно вообще бессмысленно. Смысл в такой постановке вопроса обнаруживается, но только в том случае, если допустить, что Автор «Письма к съезду» пытался использовать неуставной путь.

Нельзя не заметить, что сама формулировка этого предложения - «обсудить товарищам способ перемещения» Сталина - несет в себе некоторый элемент «конспиративности», который проявляется в стремлении Автора к предварительному обсуждению каких-то шагов. Зачем? С кем? Видимо, для того, чтобы заранее рассчитать все ходы, продумать основные аргументы и, таким образом, подготовить вопрос для его обсуждения. «Ключ» к вопросу - в обращении к «товарищам». О каких товарищах идет речь? Отмеченная «конспиративность» совета исключает вариант официального обращения в ЦК и Политбюро. Она возможна только в обращении к какому-то кругу своих единомышленников. Таким образом, эта формулировка говорит, что так называемое «Письмо к съезду» имеет смысл только как фракционный документ, как обращение к своим единомышленникам с предложением обсудить конкретные меры, направленные на устранения Сталина от главной должности в партии — с должности Генерального секретаря ЦК.

Сделаем необходимое уточнение. «Письмо к съезду» состоит из двух самостоятельных частей, не принадлежащих Ленину, которые не только связанны между собой тематикой и отношением к Сталину, но и различаются степенью агрессивности к нему лично и акцентированием опасности исходящей от него. Предложение, выдающее фракционный характер документа, содержится только в «добавлении» к «характеристикам» (диктовка от 4 января 1922 г.). Следовательно, высказанное выше мысль о том, что «Письмо к съезду» является фракционным документом, распространяется на эту часть «Письма к съезду». Эта оценка не может быть автоматически перенесено на «характеристики», хотя, судя по всему, они также является фракционным документом, если не по своему функциональному предназначению, то по происхождению.

Характер предложения о перемещении Сталина с должности Генсека позволяет предположить, что речь шла о подготовке борьбы не на съезде, а на Пленуме ЦК РКП(б) - т.к. именно Пленум мог решать вопрос о Сталине как Генеральном секретаре. При этом он мог его решить в любое время, не откладывая до очередного съезда РКП(б). В этом случае «обсуждение способа перемещения» - это вопрос тактики борьбы за голоса на Пленуме ЦК, обсуждение мер, направленных на завоевание большинства за счет привлечения колеблющихся в поддержку своего предложения, на внесение раскола в ряды противника и т.д. Данная трактовка предложения обсудить способ перемещения Сталина вполне корреспондируется с теми выводами относительно предназначения «характеристик», к которым мы пришли выше.

Учитывая сказанное выше, мы вправе сделать следующее заключение: это обращение к своим товарищам относится ко времени не ранее XII съезда РКП(б), а, скорее всего, к более позднему времени. Следовательно, история возникновения «Письма к съезду» является свидетелем фракционной борьбы за лидерство в РКП(б) в период подготовки и проведения XII съезда, вскоре после него. Свидетельством тех приемов борьбы, которые использовали оппозиционеры.

Анализ политического содержания текста «Письма к съезду», позволяя уверенно говорить о политической среде, к которой принадлежал его Автор, не позволяет дать ответ на вопрос, который естественно возникает — кто он, этот Автор. Любопытное свидетельство о своей причастности к тем оценкам, которые имеются в «Письме к съезду», оставил Троцкий. Оно содержится в его рассказе о своей беседе с В.И. Лениным в последние месяцы 1922 г. по поводу борьбы против бюрократизма. Троцкий оставил несколько версий этой истории. Для нас важны две наиболее ранние из них, политически во всем существенном противостоящие одна другой.

15 января 1923 г. Л.Д. Троцкий писал в ЦК РКП(б), о своем разговоре с В.И. Лениным по поводу его предложения Троцкому стать заместителем Председателя СНК. Троцкий аргументировал свой отказ тем, что политика Секретариата ЦК, Оргбюро и Политбюро в советских вопросах, игнорирование мнений заинтересованных ведомств не позволяла организовать планомерную работу. Ленин, соглашаясь с ним, признал необходимость создания особой авторитетной партийной комиссии «для рассмотрения вопроса о более правильном подборе, воспитании и продвижении работников и о более правильных организационных взаимоотношениях». Он предложил Троцкому вступить в нее, «когда он более определенно обдумает ее функции и состав». Троцкий согласился. Продолжения этот разговор не имел. В самом факте разговора на эту тему Ленина и Троцкого сомневаться оснований нет, как нет оснований подозревать в искажении позиций, заявленных сторонами. Во-первых, Ленин еще сохранял работоспособность и, в принципе, мог быть ознакомлен с этим письмом, во-вторых, охарактеризованная им позиция сторон (очевидна их противоположность) вполне соответствует той, которая возникает из множества других документов. В это время «Письма к съезду» еще не существовало и, как видно, слова Лениным, переданные Троцким, никоим образом не соотносятся с ним.

Выступая в июне 1927 г. на заседании Президиума ЦКК РКП(б), Л.Д. Троцкий изображает В.И. Ленина человеком полностью солидарным с ним в его намерении вести борьбу с секретарским бюрократизмом. Ленин, оказывается, все свои надежды в борьбе с бюрократизмом связывал именно с Троцким. Эта же версия воспроизведена им в письме в Исрпарт (21 октября 1927 г.) и в мемуарах «Моя жизнь». Воспроизведем ее по этим мемуарам: выслушав аргументацию Троцкого, Ленин, якобы, сказал: «вы, значит, предлагаете открытую борьбу не только против государственного бюрократизма, но и против Оргбюро ЦК?» Троцкий ответил: «Пожалуй, выходит так». «Ну, что ж, продолжал Ленин, явно довольный тем, что мы назвали по имени существо вопроса, - я предлагаю вам блок: против бюрократизма вообще, против оргбюро в частности». В.И. Ленин предложил создать при ЦК РКП(б) комиссию по борьбе с бюрократизмом, намеревался войти в нее сам и предлагал войти в нее Л.Д. Троцкому. Цель комиссии, по Троцкому - служить «рычагом для разрушения сталинской фракции, как позвоночника бюрократизма, и для создания таких условий в партии, которые дали бы мне возможность стать заместителем Ленина, по его мысли: преемником на посту председателя совнаркома». Соответствующим образом Троцкий представил и последствия этого разговора: теперь уже не просто разговор не получил продолжения, оказывается, лишь болезнь Ленина помешала ему осуществить свое намерение.

Эта версия не вызывает доверия потому, что упомянутая беседа не могла состояться в указанное Л.Д. Троцким время, т.к. «Дневник дежурных секретарей не фиксирует ни их личных контактов, ни разговоров по телефону, не могло произойти этого разговора и во время какого-либо заседания, т.к. с конца ноября Ленин в них уже не участвовал. Состояние В.И. Ленина в это время исключало какую-либо реакцию на этот рассказ Троцкого. Приходится выбирать между двумя версиями рассказа. Думается, выбор очевиден - в пользу первой версии. В этом случае неизбежен вывод: Ленин не мог выступать в качестве соавтора тех идей, о которых рассказывает Троцкий.

Хотя вторая версия рассказа Троцкого легендарна, она представляет для нашей темы значительный интерес, поскольку в ней содержится признание, что он, Троцкий, как минимум, является идейным соавтором «Письма к съезду» в тех частях его, которые относятся к Сталину и, частично, к Троцкому. А с учетом того факта, что принадлежность Ленину «Письма к съезду» нельзя считать доказанной, то получается, что причастность Ленина к этим предложениям относительно борьбы со Сталиным и Оргбюро ЦК РКП(б) не доказана, а причастность Троцкого признается им самим. Возможно, перед нами намек Троцкого на свою причастность к созданию «Письма к съезду».

Оборот «ценнейший и крупнейший», использованный в характеристике Н.И. Бухарина, встречается в письме В.И. Ленина членам Политбюро от 17 марта 1922 г., где это выражение использовано применительно к К. Радеку и Л.С. Сосновскому. Последнее обстоятельство, между прочим, говорит о том, что никакой небывало сверхвысокой оценки положения Бухарина в партии, в этой фразе нет. Конечно, если бы В.И. Ленин был автором «Письма к съезду», то он мог использовать это выражение для характеристики Бухарина, но, поскольку его авторство не доказано, мы вправе предположить, что Автор «Письма к съезду» (если он являлся членом Политбюро) мог использовать эту ленинскую оценку. Нельзя исключить, что Ленин сам заимствовал у кого-то эту оценку.

Тоже можно сказать и о записках «К вопросу о национальностях или об “автономизации"». В них, наряду с общими положениями, которые могли принадлежать как Ленину, имеются и такие, которые связать с его именем невозможно. В центре внимания Автора оказывается вопрос об «автономизации» республик. Эта обеспокоенность стала, якобы, основной причиной появления этих записок. «Автономизацию» он характеризует уничижительно - «пресловутый вопрос об автономизации». Если эта оценка дана В.И. Лениным, то ее надо объяснить. Ведь именно на этом, вдруг оказавшимся «пресловутом» принципе, была построена РСФСР, которая X съездом РКП(б) в резолюции, написанной при участии самого Ленина, была признана образцом для дальнейшего национально-государственного строительства советских республик. Кроме того, как было показано выше, в январе 1922 г., когда Сталин впервые предложил использовать «автономизацию» как базу объединения советских республик, Ленин не выступал против нее, наоборот, согласился с этим предложением. Следовательно, 11 месяцев назад она была «в корне» верной и совсем не «пресловутой». Если В.И. Ленин изменил свое мнение, то должен был бы объяснить перемену собственной точки зрения, прежде чем критиковать Сталина. Он должен был бы сделать это, иначе рисковал остаться непонятым теми, к кому обращался. Теми, кого еще «вчера» он учил тому, что «сегодня» вдруг стал подвергать критике и осмеянию. Однако никаких следов в ленинских документах об изменении им своего отношения к принципу «автономизации» мы не находим.

Если допустить, что автором этих записок был Ленин, то оказывается не ясным, почему он в центр своей критики СССР поставил вопрос об «автономизации», которая, как принцип объединения, была отвергнута. У Союза ССР, созданного по схеме, предложенной Лениным, были свои проблемы, но в записках «К вопросу о национальностях или об “автономизации"» они оказались обойденными. Так или иначе, но проблема «автономизации» в связи с объединением республик в СССР утратила ту актуальность, которую имела в сентябре 1922 г. Правда, она приобрела новую актуальность. Критику «автономизации» повели представители автономных республик РСФСР, которые накануне 1-го съезда Советов СССР начали требовать ликвидации РСФСР и превращения автономных республик в союзные. Но эту атаку против принципа «автономизации» нельзя считать направленной против Сталина. В такой же мере она была направлена и против Ленина, и против всего руководства партии. Уже поэтому Ленин не мог использовать ее для критики Сталина, во всяком случае, для критики в такой форме. С этих позиций Сталина критиковал не Ленин, а кто-то иной. Это обстоятельство дает некоторые ориентиры для поиска если не самого Автора этих записок, то тех политических сил, к которым он принадлежал. Его надо искать среди принципиальных противников автономизации или тех, кто был недоволен автономным статусом той или иной республики.

Проведенный анализ теоретических и политических положений, сформулированных в записках «К вопросу о национальностях или об “автономизации"» привел к выводу, что они находятся в очевидном противоречии со взглядами Ленина и, следовательно, также говорят против ленинского авторства их. Например, требование во имя интернационализма пойти на установление неравенства русского народа по сравнению с нерусскими народами. Такое требование противоречило принятому X съездом РКП(б) решению (его проект подготовлен В.И. Лениным и И.В. Сталиным) о необходимости преодоления фактического неравенства наций, о переходе от формального равенства к равенству фактическому. Перейти от одного неравенства к другому — тактика Автора записок по национальному вопросу. Перейти от фактического неравенства наций, от формального равенства к равенству фактическому — тактика Ленина. Ленин предлагал строить СССР как «Союз равных», а не как союз неравных. Не случайно, многих удивляло появление этого предложения в тексте, автором которого был Ленин.

Известно, что СССР строился на принципиальной основе, предложенной Лениным, как союз равноправных республик. Ленин не возражал против подготовленных проектов документов для 1 съезда Советов СССР, не выказывал недовольства ими, не смотрел на Союз ССР, как на кратковременную политическую конструкцию. Автор записок по национальному вопросу, наоборот, предлагал ликвидировать СССР и превратить его в конфедерацию: «вернуться на следующем съезде Советов назад, т.е. оставить союз советских социалистических республик лишь в отношении военном и дипломатическом, а во всех других отношениях восстановить полную самостоятельность отдельных наркоматов». Это положение означало призыв к разрушению даже того взаимодействия, которое было достигнуто к 1922 г.: в деятельности военных аппаратов, железно-дорожного транспорта, внешней политики и внешней торговли. Фактически Автор стремиться превратить федерацию республик в конфедерацию. Вот цель в области национально-государственного строительства, к которой стремится Автор записок «К вопросу о национальностях или об "автономизации"». Ленин предлагал идти в диаметрально противоположном направлении. К тому же он не считал конфедерацию приемлемой формой объединения социалистических государств, не боялся усиления централизма и не противопоставлял его демократии. Автора этих записок следует искать среди сторонников федерации со слабым центром или конфедерации.

Некоторые положения писем Троцкому (5 марта 1923 г.), а также Мдивани (6 марта 1923 г.), также говорят против ленинского авторства их. «Все дело», о котором говорится в письме Троцкому, и «записки и речь», о которых говорится в письме к Мдивани не удается соотнести с каким-либо комплексом документов, которые в то время имелись в секретариате или в архиве Ленина. Не ясно, почему, направляя Троцкому «все дело», адресованное ему письмо, являющееся, в каком-то смысле сопроводительным к нему, зачитается по телефону? Невозможно соотнести с позицией Ленина заявление в письме Мдивани о том, что важнейший вопрос об изменении руководства КП Грузии и об образовании СССР и история с рукоприкладством Орджоникидзе является «вашим делом», т.е. делом Мдивани и его сторонников. Кроме того, относительно этих писем следует иметь в виду следующее: первые числа марта характеризовались не активной политической борьбой В.И. Ленина с И.В. Сталиным, а совсем другой борьбой - безуспешными попытками продолжить интеллектуальную деятельность. В этих условиях диктовка текстов, которые отличаются четкостью формулировок, свидетельствуют о хорошей памяти, о нормальной интеллектуальной деятельности, чего заведомо не было.

Тоже следует сказать и относительно «письма-ультиматума» И.В. Сталину. По свидетельству М.И. Ульяновой, после того как В.И. Ленин «отчитал» Сталина, а Сталин извинился перед Крупской, конфликт был улажен. Следовательно, исчезает сама причина для требования извинения, т.е. база для «письма-ультиматума». Письмо Сталина, направленное Ленину 7 марта 1923 г. ответом именно на «письмо-ультиматум» можно считать лишь условно, с большой натяжкой, т.к. его содержание плохо согласуется с основными положениями «письма-ультиматума».


Выводы: политическая позиция Автора «Письма к съезду» характеризуется, с одной стороны, благосклонным отношением к Троцкому, стремлением представить его в качестве единственного «вождя» партии, достойного внимания, а, с другой - придирками к Сталину, Зиновьеву, Каменеву, Бухарину и Пятаковы, стремлением политически дискредитировать их.

Под прикрытием заботы о повышении устойчивости ЦК РКП(б) и предотвращения угрозы раскола партии Автор «Письма к съезду» стремится обеспечить ослабление политических позиций сторонников Ленина, прежде всего, за счет устранения Сталина с должности Генерального секретаря ЦК РКП(б), и, следовательно, изменения существовавшего баланса политических сил в ЦК РКП(б) в пользу Троцкого.

Для достижения этих целей Автором «Письма к съезду» использовался, во-первых, метод психологического воздействия на те политические силы, которые могли решить судьбу Сталина как генерального секретаря (члены ЦК), и, во-вторых, фракционные методы организационной подготовки борьбы за смещение Сталина с этой должности (на Пленуме ЦК). Поэтому можно сказать, что «Письмо к съезду» является документом фракционным, созданным человеком, политически противостоящим Ленину и его политическим сторонникам.

Человеком, как минимум, входящим в состав ЦК РКП(б), занимающим в нем достаточно сильные политические позиции и активно участвующим в политической борьбе за лидерство в РКП(б).

Политическая позиция Автора записок «К вопросу о национальностях или об “автономизации"» характеризуется неприятием ленинской схемы образования СССР, как по причине наличия в нем сильного центра, так и по причине существования в нем автономных республик. Отсюда призыв ликвидировать СССР и перестроить его на началах федерации со слабым центром или конфедерации, а также критика «автономизации» как принципа объединения республик.

Свойственная Автору записок постановка вопроса об «автономизации» не имеет ничего общего с ленинской. Предложенный им способ объединения советских республик, предполагавший для борьбы с прежним неравноправием создание нового неравноправия (тезис о необходимости обеспечить неравенство русской нации в качестве платы за неравенство других народов в прошлом) является едва завуалированным проявлением антирусского национализма.

Эти наблюдения приводят к выводу, что записки «К вопросу о национальностях или об "автономизации"» являются документом, предназначенным для борьбы против проводившейся ЦК РКП(б) линии на объединение республик в мощное централизованное государство. Анализ текста записок позволяет сделать предположение, что Автором записок (или, как вариант: авторами или редактором, придавшим запискам окончательный вид) был человек, для которого русский язык не являлся родным и на взглядах которого сказывалась политическая озлобленность против той роли, которую русский народ объективно играл в революции.

Анализ писем Троцкому и Мдивани (от 5 и 6 марта 1923 г.) приводит к выводу, во-первых, что они не могли принадлежать В.И. Ленину и, во-вторых, что их Автора (Авторов) надо искать среди этой же политической группы.

Изучение проблем, связанных с «письмом-ультиматумом» Ленина Сталину, приводит к выводу, что В.И. Ленин не являлся его автором, что оно является продуктом и средством политической борьбы против Сталина и выдает политическую интригу, которая была использована для политической дискредитации его. Автора «письма-ультиматума» следует искать среди тех противников Сталина, которые вели против него борьбу за лидерство в партии или активно участвовали в ней и входили в круг политически и лично близких Крупской людей.

Автор(ы) всех этих документов должен был удовлетворять еще ряду требований: он должен был иметь доступ к политической информации, которая распространялась только в узком кругу руководства ЦК РКП(б), он должен был иметь хорошие личные контакты с теми, кто в период диктовки В.И. Лениным своих последних писем, записок и статей, входил в круг его ближайшего рабочего окружения (Крупская, Фотиева, Гляссер, Володичева). Он должен был быть для этих людей непререкаемым политическим авторитетом, которому они желали победы в борьбе за власть и с которым связывали свои политические или карьерные интересы. Без контактов с этим окружением невозможно было ввести в политический оборот какие бы то ни было документы под видом ленинских. Таким образом, круг вероятных авторов этих писем ограничен. С учетом всего известного нам об этих псевдоленинских документах, а также о политической борьбе в руководстве РКП(б) в это время, фигура Троцкого, как возможного автора их или человека причастного к их созданию, должна обратить на себя особенно пристальное внимание.


Выводы по главе.

В «Завещании» выделяются две группы текстов. Ленинские тексты — посвящены совершенствованию системы управления партией, обществом и экономикой, обоснованию позитивной программы социалистического строительства, упрочению политических позиций существовавшего руководства РКП(б). Тексты не принадлежащие Ленину направлены на изменение политического баланса в руководстве РКП(б) за счет поражения сторонников Ленина и обеспечения более сильных позиций Троцкому и его сторонникам.

Каждый из блоков текстов политически целен и, вместе с тем, они находятся в политическом противостоянии друг с другом. В них представлены два совершенно разных, часто противоположных варианта решения одних и тех же проблем развития РКП(б) и государства, а также взаимосвязи интересов развития российской социалистической революции и мирового революционного процесса.

Тексты «Завещания», не принадлежащие Ленину, отражают близкие, «пересекающиеся», но не всегда полностью совпадающие политические интересы. Это позволяет говорить о том, что они имели разных авторов или, что в их составе присутствуют фрагменты отражавшие взгляды разных политиков. Нельзя исключить варианта существования одного автора или редактора этих тестов. Тематические различия позволяют выделить в структуре неленинской части «Завещания» две группы текстов, между которыми существует внутренняя логическая и политическая связь: во-первых, «Письмо к съезду» и «письмо-ультиматум», во-вторых, записки «К вопросу о национальностях или об “автономизации"» и письма Троцкому и Мдивани от 5 и 6 марта 1923 г.

Существование неленинских текстов «Завещания» свидетельствует о том, что в первые месяцы 1923 г. борьба за лидерство и за изменение политического курса в руководстве ЦК РКП(б) достигла столь большой остроты, что одна из борющихся групп, ощущая неспособность выиграть борьбу за счет собственного авторитета в ЦК РКП(б) и в партии, прибегла к фальсификации документов, чтобы задействовать на своей стороне политический авторитет Ленина.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Великая отечественная война в исторических исследованиях 1960-1990
Правовое положение и организационная структура воспитательных и кадровых служб (аппаратов) в НКВД РСФСР
Личность, общество, история. Субъект исторического процесса.
Борьба группировок в придворном окружении Николая II
Корректность применения понятия губернаторская власть в исследования истории аппарата государственного управления российской империи
Вернуться к списку публикаций