2013-06-24 10:12:25
ГлавнаяИстория и историография — Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина



Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина


Содержание

  1. Дискуссии о развитии советского общества (1921-1922 гг.).
    1. Две концепции новой экономической политики советской власти.
    2. Оптимизация системы управления партией, государством и народным хозяйством.
    3. Основы объединения советских республик.
  2. «Политическое завещание» как комплекс документов.
    1. «Политическое завещание»: история создания, структура и содержание.
    2. Отражение политических дискуссий в «Завещании».
    3. Проблема авторства текстов «Завещания».
  3. Авторитет Ленина как фактор новой фазы борьбы за лидерство в РКП(б) (1923 г.).
    1. Ленинский план реорганизации системы власти и управления и его противники.
    2. Национальный вопрос как поле политической борьбы против Сталина.
    3. Борьба за контроль над ЦК РКП(б).
  4. Влияние «Политического завещания» Ленина на развитие внутрипартийной борьбы в 1924-1929 гг.
    1. XIII съезд РКП(б) перед выбором: Сталин - источник опасностей или надежд на победу.
    2. «Письмо к съезду» как средство внутрипартийной борьбы.
    3. Роль последних писем, записок и статей В.И. Ленина в формировании «генеральной линии» РКП(б) — ВКП(б).
  5. Заключение

Письмо Л.Б. Каменева вроде бы получает свидетельство своей подлинности в ответной записке Сталина, из которой, однако, нельзя заключить, что она является ответом именно на это письмо Каменева. Однако, Сталин говорит об организации переписки, но одно письмо - не переписка. Не ясно также, о каком докладе Каменева говорит Сталин. Можно предположить, что имеется в виду доклад в коммунистической фракции съезда Советов. К сожалению, этот доклад (если он имел место) историкам пока не известен.

В течение 1921-22 гг. политические отношения Ленина и Сталина, достигнув своей кульминации, развивались ровно, носили спокойный деловой, товарищеский характер. Имевшиеся разногласия носили не принципиальный, а тактический характер, и не доводили их отношения до грани политического или личного конфликта. Они решились в «рабочем» порядке и не могли служить причиной радикального изменения Лениным своих прежних оценок Сталина как политика. Ничто, из того, что нам достоверно известно об их отношениях, не указывает на какую-либо чрезвычайную политическую или личную напряженность между ними. Политические бури последних месяцев 1922 г. не изменили в принципе отношений Ленина к Сталину. Вплоть до 22 - 23 декабря 1922 г. ничто не указывает на то, что Ленин вдруг стал опасаться своего союзника, увидел в деятельности и поведении Сталина что-то такое, что заставило его пожалеть о том, что Сталин стал Генеральным секретарем ЦК РКП(б). Ничто не указывает на то, что Ленин разочаровался в системе власти, созданной им для проведения собственного политического курса, настолько, что решил сломать тот политический баланс в ЦК партии, вне которого эта система существовать не могла, а выработанный им политический курс не мог проводиться.

Поэтому содержащиеся в «Письме к съезду» оценки Сталина и вытекающее из них предложение сместить его с должности Генерального секретаря ЦК РКП(б) является совершенно неожиданными и необъяснимыми, если автором «Письма к съезду» считать Ленина.

Неожиданной выглядит характеристика Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева, которые, наряду со Сталиным, были основными сторонниками В.И. Ленина в Политбюро ЦК РКП(б). Известно, что после установления Советской власти они прошли непростой путь в составе руководящего политического ядра партии, оставив заметный след в его работе. Из их, богатой событиями, биографии Автор «Письма к съезду» выбрал один эпизод, когда они оказались в состоянии серьезного политического конфликта с Лениным. Он напомнил о нем, чтобы предупредить о возможности рецидива проявления политической робости, колебаний в момент принятия ответственного решения, в уступчивости политическим противникам: «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не являются случайностью, но он... мало может быть ставим им в вину лично».

В контексте «характеристик» напоминание об «октябрьском эпизоде» могло преследовать только одну цель - указать на то, что от Зиновьева и Каменева исходила угроза раскола партии и предупредить, что они снова могут послужить делу раскола. В принципе, В.И. Ленин, конечно, имел основание акцентировать внимание на этом «эпизоде». Тем не менее, не ясно, почему он, оценивая деятельность Зиновьева и Каменева как фактор угроз раскола партии, во-первых, проигнорировал другие эпизоды их политической биографии, когда они в критической ситуации демонстрировали иное поведение, с другой - проигнорировал подобные эпизоды, имевшие место в деятельности других фигурантов «Письма к съезду». Начиная с борьбы в период Брестского мира Зиновьев, например, всегда поддерживал Ленина и не представлял никакой угрозы для единства партии. Тоже можно сказать о Каменеве. Оба они были в числе наиболее активных сторонников Ленина в ходе дискуссии о профсоюзах, в которой, как и в период Брестского мира, угроза раскола РКП(б) исходила не от них, а от других фигурантов «Письма к съезду» - Троцкого и Бухарина. Если он, все же, решил потревожить давнюю историю с этим «эпизодом», чтобы предупредить о потенциальной опасности, то не ясно, почему он не поступил так же в отношении Троцкого или Бухарина.

Напоминание об «октябрьском эпизоде» Зиновьева и Каменева, хотя и имело смысл, не было ни для кого новостью и не могло служить надежным основанием для опасения, что их деятельность является одним из основных факторов раскола РКП(б). После дискуссии о профсоюзах Ленин никогда не указывал на то, что от Зиновьева и Каменева исходит угроза единству партии. Рассматривал ли в это время кто-нибудь политическую позицию и деятельность Зиновьева и Каменева, как фактор раскола? Да, рассматривали. Оппозиционеры, в частности троцкисты. Но подобные упреки они адресовали и самому Ленину.

Напоминание об этом «эпизоде» мало, чем могло помочь съезду партии в предотвращении угрозы раскола уже потому, что это была хорошо известная история. Однако оно могло привести к реальному изменению политического баланса в ЦК РКП(б), чего Ленин не желал и не планировал. Г.Е. Зиновьев и Л.Б. Каменев после 1917 г. занимали прочные позиции в руководстве партии и поддерживали ленинский курс. Если в личных и политических отношениях В.И. Ленина и Г.Е. Зиновьева можно найти что-то, что указывает на проявления его недовольства Зиновьевым, то в отношении Л.Б. Каменева мы не находим даже этого. Он проявлял к Каменеву доверительные, уважительные, теплые товарищеские отношения.

Еще сложнее обстоит дело с характеристиками Н.И. Бухарина и Г.Л. Пятакова. Бухарин в прошлом создавал ситуации, грозящие расколом партии, но Автор «Письма к съезду» почему-то не напомнил ему о них, как напомнил Зиновьеву и Каменеву их «октябрьский эпизод». Бухарина он дискредитировал иначе. Назвав его не только «ценнейшим и крупнейшим теоретиком партии», но и «любимцем партии», он тут же обесценил это признание, заявлением, что теоретические взгляды Бухарина «очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)». Никто не получил такой «убийственной» оценки, как Н.И. Бухарин.

Известно, что у В.И. Ленина были очень непростые политические отношения с Н.И. Бухариным, однако он не отказывал ему ни в уме, ни в образованности. В характеристике Бухарина имеется положение, которое встречается в одном ленинском вступлении. В принципе, он мог повторить его. Но вот, что интересно, Ленин, отмечая пороки Бухарина-теоретика («мешанина из политических ошибок»), говорил, что такие же ошибки допускал и Троцкий. Автор «Письма к съезду» почему-то «помиловал» Троцкого, избавил его от подобных замечаний. И опять мы видим у Автора «Письма к съезду» проявление пристрастного к Троцкому отношения, не желает замечать его недостатки, на которые не раз указывал Ленин.

Отметим так же уже знакомое стремление Автора «Письма к съезду» к неопределенности и туманности, несвойственное В.И. Ленину, в результате чего так и остается не ясным, считал он Бухарина марксистом, диалектиком или нет. Например, полемизируя, во время дискуссии о профсоюзах, с Бухариным и Троцким, В.И. Ленин на конкретном материале показал недиалектичность их взглядов. Он несколько раз прямо говорил о том, что «основная теоретическая ошибка» Бухарина состоит в подмене «диалектики марксизма эклектизмом», в «подмене диалектики эклектикой».

Роль Г.Л. Пятакова, как носителя угрозы раскола парии совершенно непонятна. Кроме того, не ясно, почему ему было отказано в праве считаться серьезным политиком, человеком, на которого можно положиться в серьезном вопросе. Это сказано о человеке, которого Ленин, практически в то же время, которым датированы «характеристики», взял под защиту от критики Троцкого, как человека способного вести серьезную политическую работу в должности заместителя Госплана. Историки эту проблему иногда видят, но, как правило, обходят ее. Поскольку Г.Л. Пятаков все-таки присутствует среди героев «Письма к съезду», то есть все основания считать, что подлинная причина появления этих характеристик никак не связана с заявленной целью — предупредить съезд партии о факторах раскола и о мерах по предупреждению его.

Возникает и остается без сколь-либо аргументированного и удовлетворительного ответа вопрос, зачем В.И. Ленину нужно было политически уничтожать Н.И. Бухарина и Г.Л. Пятакова? Эти характеристики становится понятными в том случае, если допустить, что они предназначались не съезду партии, а узкому кругу своих единомышленников и преследовали цель не обеспечение единства парии, а организацию политической борьбы со своими противниками.

Таким образом, характеристики, данные Автором «Письма к съезду» не находят опоры в ленинских документах, в тех отношениях, которые сложились у Ленина с ними. Следовательно, анализ содержания «характеристик» дает дополнительные аргументы в пользу сделанного ранее вывода — «Письмо к съезду» является документом политической борьбы, в котором представлена политическая позиция и воля не Ленина, а какой-то иной политической силы. Есть основания не только говорить о «Письме к съезду» как о документе политической борьбы, но и сам процесс формирования «Политического завещания», включения е его состав явно не ленинского текста, рассматривать как проявлении этой борьбы. Анализ внутренней структуры комплекса «характеристик» еще более укрепляет в этом выводе.

Характеристики в «Письме к съезду» не просто следуют одна за другой, в них просматривается определенная система. Автор «Письма» в одном блоке рассматривает характеристики Сталина и Троцкого. «Объединенная» характеристику Зиновьева/Каменева также дана в тесной связи с характеристикой Троцкого. Характеристика Бухарина и Пятакова, в значительной степени едина для обоих и, возможно, находится в определенной связи с политическими интересами Троцкого. Получается, что Троцкий оказывается центральной фигурой комплекса «характеристик». Очевидно, это не случайно.

Автор «характеристик», признавая негативные качества Троцкого, тут же обесценивает их акцентированием присущих ему позитивных качеств. У остальных героев «характеристик» наоборот — все их позитивные качества определенно перечеркнуты негативными. Более того, даже одни и те же характеристики или ситуации у них оцениваются диаметрально противоположно.

Показательна, формулировка тезиса о признании И.В. Сталина и Л.Д. Троцкого выдающимися вождями ЦК, являющегося исходной для дальнейших оценок. В случае со Сталиным это признание сопряжено с выражением опасения, что он не сумеет достаточно осторожно пользоваться необъятной властью. Это равноценно указанию на то, что этот вождь просто-напросто опасен для партии. В случае с Троцким, незначительные и не очень определенные недостатки служат лишь фоном, на котором указание на его сильные стороны и признание его «вождем» превращаются в подлинный гимн ему. В итоге читатель подводится к выводу о «недостойном» вожде Сталине и достойном вожде -Троцком. Более того Автор «Письма к съезду», аргументируя необходимость устранения Сталина с должности Генерального секретаря ЦК РКП(б), как равные причины указывает интересы партии и интересы Троцкого. Негативные качества Сталина приобретают существенное значение и могут «получить решающее значение», если к ним подойти «с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мной выше (???!!!) о взаимоотношениях Сталина и Троцкого». Своим острием этот блок характеристик направлен не столько против Сталина, сколько за Троцкого, объективно развивая обоснование претензий Троцкого на власть.

Подобная ситуация встречается и в другом блоке характеристик: Зиновьева/Каменева, с одной стороны, и Троцкого - с другой. Автор «Письма к съезду» напоминает Г.Е. Зиновьеву и Л.Б. Каменеву «октябрьский эпизод», и именно в связи с ним вспоминает о небольшевизме Л.Д. Троцкого. Итак, на первый взгляд, им «равно» напомнены их прежние «грехи». Однако «равенство» ответственности за них Зиновьева и Каменева, с одной стороны, и Троцкого — с другой, только кажущееся. Оно фактически оборачивается «неравенством» и, опять же, в пользу Троцкого. Автор «Письма» заявляет, что Зиновьев и Каменев лично не повинны в «октябрьском эпизоде», а Троцкий - в небольшевизме. Однако относительно первых указано, что этот их «эпизод» «конечною, не является случайностью», следовательно, его нельзя забывать, надо помнить о нем, не доверять им и ждать от них рецидивов политической неустойчивости. Что касается небольшевизма Троцкого, то она фактически признается темой исчерпанной и закрытой.

Упоминание о временной («эпизод») политической слабости Г.Е. Зиновьева и Л.Б. Каменева фактически является предлогом заявить о необходимости политического прощения троцкизма, призыв, обращенный к большевикам, забыть о небольшевизме Троцкого и принять его в качестве единственно достойного вождя большевистской партии. Если здесь и присутствует забота о недопущении раскола партии, то только в связи с той борьбой, которая может возникнуть в том случае, если Троцкий будет претендовать на роль единственного вождя РКП(б). Такую заботу о недопущении угрозы единства ЦК и раскола партии с ленинской позицией в этих вопросах ассоциировать невозможно.

Оказывается, что в такой блокировке характеристик Сталина, Зиновьева/Каменева и Троцкого есть большой политический смысл. Отрицательные характеристики Сталина, а также Зиновьева и Каменева, служат более рельефному выпячиванию положительных характеристик Троцкого. Сначала - сравнение Сталина с Троцким к выгоде последнего. Затем сравнение Зиновьева и Каменева с Троцким, и, опять же, к выгоде Троцкого. В результате мы имеем сравнение всех членов ленинской группы в Политбюро с Троцким, демонстрирующее бесспорное превосходство его над всеми остальными членами Политбюро - главными сторонниками Ленина.

Характеристики Н.И. Бухарина и Г.Л. Пятакова не вписываются в эту схему, очевидно, что и связь их характеристик и характеристики Троцкого - главного положительного героя «Письма к съезду» — должна быть иная. Бухарин мог представлять для Троцкого опасность, прежде всего, как идеолог. И вот именно в этом качестве он подвергается осмеянию и «уничтожению». Кроме того, интерес Автора может прочитываться в стремлении воздействовать на Бухарина и Пятакова, как на политических деятелей, склонных к колебаниям между Лениным и Троцким. Последовавшие вскоре события, возможно, могут служить косвенным аргументом в пользу этого предположения. Летом 1923 г., после ознакомления с «характеристиками» и «добавлением» к ним, Н.И. Бухарин принялся «буферить» между Г.Е. Зиновьевым и Л.Д. Троцким, а также активно склонял И.В Сталина к политическим шагам, обеспечивавшим Троцкому более прочное положение в руководстве ЦК РКП(б). Тоже можно сказать и о Г.Л. Пятакове, который уже в октябре 1923 г. выступал как один их активных сторонников Троцкого.

Не исключено, что характеристика Зиновьева/Каменева преследовала ту же цель - побудить их отказаться от союза с Сталиным и поддержать Троцкого в его претензиях на лидерство в РКП(б). На это может указывать то, что летом 1923 г. Г.Е. Зиновьев вместе с Н.И. Бухариным пытался изменить политический баланс в Политбюро ЦК РКП(б) в пользу Л.Д. Троцкого и в ущерб И.В. Сталину. При этом они оказывали политическое и психологическое давление на Л.Б. Каменева, побуждая его отказаться от политической поддержки Сталина.

Политическая заинтересованность Л.Д. Троцкого в появлении «Письма к съезду», в его маскировке под ленинский документ позволяет поставить вопрос о его отношении к этой фальшивке. Если принять, как рабочую, версию о его причастности к созданию «Письма к съезду», то получает некоторое объяснение отсутствие среди характеризуемых других членов и кандидатов в члены Политбюро и ЦК (В.М. Молотов, А.И. Рыков, М.П. Томский и др.). Никто из них, с одной стороны, не поддавался воздействию Троцкого, а, с другой - не мог реально претендовать на роль общепартийных лидеров и помешать Троцкому в реализации его планов. Следовательно, сами по себе они не были опасны для него. Возможно, поэтому их миновала секира убийственной характеристики. Это предположение получает опору и в другом наблюдении: исключая И.В. Сталина, под пресс «характеристик» попали те, кто в прошлом проявляли политическую близость к Троцкому в его борьбе с Лениным или колебания между Лениным и Троцким, т.е. неустойчивые, не «твердокаменные» большевики.

Таким образом, есть достаточно оснований считать, что подлинная цель «характеристик», содержащихся в «Письме к съезду», состояла не в предотвращении раскола ЦК РКП(б) или самой партии, а в обеспечении борьбы Троцкого за лидерство в ЦК и в партии. Не случайно Троцкий постоянно пытался интерпретировать «Письмо к съезду» именно как проявление стремления Ленина обеспечить ему, Троцкому, лидирующее положение в партии: «Завещание меньше всего ставило себе задачей затруднить мне руководящую работу в пар-тии. Оно... преследовало прямо противоположную цель». Заявление Троцкого верно. Верно в том смысле, что «Письмо к съезду» действительно обслуживало политический интерес Троцкого. И, вместе с тем, оно не верно, поскольку Ленин не был автором этого документа.

Нет никаких оснований считать, что В.И. Ленин был заинтересован в политическом разгроме тех сил, которые в Политбюро и ЦК партии служили ему главной опорой в проведении той политики, автором и основным разработчиком которой был он сам. Нет никаких оснований говорить о заинтересованности Ленина в обеспечении Троцкому руководящего положения в партии и вручении ему в руки судьбы социалистической революции. Эта позиция не находит никакой опоры в других частях ленинского «Завещания». Автор «Письма к съезду» выражает политическое недоверие руководящей группе ЦК РКП(б). Оценка Ленина ее способностей совершенно иная: «Наш ЦК сложился в группу централизованную и высокоавторитетную». Он не призывал к перетряхиванию ни ЦК, ни какой бы то ни было части его, он искал способ поставить работу этой группы «в условия соответствующие его авторитету».

Возникает вопрос: если это «Письмо к съезду» не ленинский документ, а политический документ, с помощью которого неизвестный нам автор пытался использовать авторитет Ленина для борьбы с его сторонниками, то возникает вопрос, что это за документ, о какой борьбе он может свидетельствовать, какие механизмы борьбы обнажать? Чтобы лучше понять политический интерес Автора «Письма к съезду», необходимо проанализировать содержащиеся в нем политические предложения.

Известно, Автор «Письма к съезду» не высказал своего мнения относительно того, кто достоин занять эту должность вместо Сталина. Поскольку автором этого письма считают В.И. Ленина, то в исторической литературе иногда предпринимаются попытки объяснить его молчание. Чаще всего причину видят в нежелании оказывать давление на делегатов съезда своим авторитетом. С этим нельзя согласиться, поскольку он не только всегда открыто говорил о своей позиции и отстаивал свое мнение, но и не останавливался перед оказанием прямого давления на своих оппонентов, если надо было настоять на принятии того решения, которое он считал правильным. История с дискуссий по вопросам образования СССР, монополии внешней торговли и ряда других, менее важных вопросов в последние месяцы 1922 г. - свидетельство тому.

Вопрос о самой должности Генерального секретаря в «Письме к съезду» сформулирован так, что невозможно понять: нужна она или нет. С одной стороны, ее сохранение и важность, предполагается, уже постановкой задачи поиска подходящей кандидатуры. Но, с другой стороны, фактически утверждается, что ничего, кроме вреда, от нее ждать не приходится, поскольку опасность для партии, исходящая от Сталина, оказывается жестко связывается с этой должностью. Она обычные недостатки личности превращает в крайне опасные политические. Вместе с тем, он не предлагает ограничить власть генерального секретаря. В этом случае возникает вопрос: кто может гарантировать, что эта должность в полгода не испортит любого другого человека, что любой другой сумеет пользоваться «необъятную власть» «достаточно осторожно», избежит соблазна «злоупотребить» ей? Таких гарантий нет. Новый генсек может оказаться хуже прежнего. Следовательно, предложение о перемещении Сталина с этой должности не может рассматриваться как гарантия устойчивости ЦК, как способ предотвращения партии от раскола. А без этого «Письмо к съезду» полностью теряет тот смысл, который ему приписывается - повысить устойчивость ЦК РКП(б) и обезопасить саму партию от раскола.

Получается, что Ленин указал на проблему поиска новой кандидатуры на пост Генсека, но сам уклонился от ее решения. Он переадресовывает ее решение делегатам съезда. Внешне это выглядит очень демократично, но насколько это соотносится с политическим почерком Ленина? Мог ли В.И. Ленин рассчитывать на то, что съезд справится с этой задачей, которую он перед ним поставил? Ленин прекрасно знал, что качественный состав партии в это время характеризовался преобладанием членов партии с незначительным партийным стажем, с низким уровнем образования, теоретическими знаниями и политическим опытом. Конечно, качественный состав XI и XII съездов отличался в лучшую сторону, но и здесь были сбои проблемы (высок процент выходцев из других партий, низок уровень образования большей части делегатов съезда). Между тем, им предстояло сравнивать и оценивать разных политиков, разные политические почерки, способности, теоретические и политические взгляды тех лидеров партии, между которыми предстояло делать выбор. Трудно поверить, что этим людям, которые в массе своей Ленину не были известны, он думал передоверить решение судьбы политически наиболее близких ему людей, судьбу персонального состава ЦК и Политбюро. Его действия при подготовке выборов ЦК РКП(б) на XI съезде, исключают такое допущение.

Против этого допущения говорит и его отношение к «партийной гвардии», оценка ее роли для судеб партии: «Если не закрывать себе глаза на действительность, то надо признать, что в настоящее время пролетарская политика партии определяется не ее составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией. Достаточно небольшой внутренней борьбы в этом слое, и авторитет его будет если не подорван, то, во всяком случае, ослаблен настолько, что решение будет уже зависеть не от него». — Так писал В.И. Ленин 26 марта 1922 г. Эта же мысль звучит в его письме, направленном 23 декабря 1922 г. Сталину: реформа ЦК нужна «для поднятия авторитета ЦК». Получается, что «Письмо к съезду» направляло РКП(б) как раз по тому пути, которого старался избежать Ленин. Оно отражало иные интересы, а его Автор преследовал иные, чем Ленин, цели.

Об этом же говорит и постановка вопроса об источниках угрозы раскола партии. По мнению «Письма к съезду» причиной раскола партии могут быть «серьезнейшие разногласия в партии», а «основным в вопросе устойчивости с этой точки зрения являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними, по-моему, составляют большую половину опасности того раскола, который мог бы быть избегнут...».

Личные отношения между И.В. Сталиным и Л.Д. Троцким только в том случае могли служить фактором устойчивости ЦК и раскола партии, если они выражали настроения и интересы каких-то частей ЦК и партии. В ином случае, личные конфликты оказались бы лишь фактором мешающим работе Политбюро, не более того. Но в этом случае удаление Сталина с поста Генерального секретаря ЦК РКП(б) не дало бы того политического эффекта, о котором говорил Автор «Письма к съезду»: борьба противостоящих политических сил продолжилась бы, правда, при изменившихся в пользу Троцкого условиях. Результат с большой степенью вероятности был бы таков: угроза устойчивости ЦК и раскола партии при этом не снималась бы, а вероятность победы в борьбе за власть в партии Троцкого и его сторонников возрастала бы.

Автор «Письма к съезду» не поясняет, в чем именно заключался и проявлялся конфликт между И.В. Сталиным и Л.Д. Троцким, который ставил ЦК и партию на грань раскола из-за излишней грубости Сталина, недостаточной его вежливости, терпимости, лояльности и т.п.? Личный конфликт, связанный с негативными чертами Сталина, который перевешивает все остальные «серьезнейшие разногласия» в РКП(б)! Тезис о том, что можно застраховать партию от раскола, не устраняя «серьезнейшие разногласия» в ней, порождает сомнение в том, что Автор «Письма к съезду» был движим исключительно заботой о повышении устойчивости ЦК и предотвращении раскола РКП(б). О чем и как надо спорить за закрытыми дверями ЦК и Политбюро, чтобы «ненароком» создать угрозу раскола партии более серьезную, чем создают «серьезнейшие разногласия» в ней? Об этом Автор «Письма к съезду» умалчивает, во всяком случае, он не может сказать ничего определенного об этом. Документы ЦК РКП(б) на этот счет молчат. Ничего конкретного о каких-либо проявлениях конфликта между ними, грозящем расколом партии, нет и в воспоминаниях Троцкого. Обширная историография ленинского «Завещания» и внутрипартийной борьбы в 1921-1922 гг. ограничивается повторением тезиса о том, что политическое противостояние Сталина и Троцкого грозило партии расколом. Попытки привести конкретные примеры этой борьбы дают более чем скудный результат — отдельные проявления недовольства Троцким теми или иными действиями Сталина, в которых, при существовавшем балансе политических сил в ЦК РКП(б), невозможно усмотреть угрозы устойчивости его или раскола партии.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829303132333435363738            




Интересное:


Необходимость учреждения поста Президента в РФ в начале 90-х годов - историко-теоретический аспект
Усиление монархических тенденций при преемниках Августа
Об османском влиянии на Российскую государственность
Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса
Борьба группировок в придворном окружении Николая II
Вернуться к списку публикаций