2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

Оппонентом Горемыкина выступил С.Ю. Витте, который летом 1899 года представил императору свой доклад «Самодержавие и земство». Непосредственным составителем доклада был ближайший сотрудник Витте А.Н. Гурьев. Главный тезис Витте - несовместимость любых форм выборного местного самоуправления с самодержавным строем. Как писал министр финансов, «если даже просто подсчитать все те земства, которыми прямо или косвенно заявлялись ходатайства о допущении их к участию в законодательстве, то получится не несколько уездов, а не менее половины всех земских губерний... Земское движение в пользу Земского Собора много серьезнее «пустой, шумливой оппозиции губернскому начальству» Во главе движения шли, конечно, вожаки (крикуны и политиканы, как указывалось в вашей (Горемыкина) записке); но если за этими «политиканами» так дружно шло огромное большинство самых благородных, самых благонамеренных земцев, то не служит ли это одно доказательством, что в самой постановке земского дела что-то неладное, что в нем есть какая-то несообразность, какое-то политическое несоответствие всему государственному строю?».

Витте направил свою записку К.П. Победоносцеву, который фактически поддержал ее. В результате проект расширения земского самоуправления был отклонен. 20 октября 1899 года указом Николая II И.Л. Горемыкин был смещен с поста министра внутренних дел и назначен членом Государственного совета. Новым главой МВД стал Д.С. Сипягин.

Таким образом, оппозиция С.Ю. Витте курсу П.Д. Святополк-Мирского была не следствием личностной неприязни к главе МВД, а отражением собственной политической позиции Председателя Комитета Министров. Провозглашенная Святополк-Мирским политика «весны» является продолжением многочисленных попыток умеренно-консервативных кругов («Священная Дружина», отчасти славянофилы и т.п.) с помощью паллиативных форм народного представительства (Земский собор и т.п.) договориться с либеральной общественностью и сохранить политическую роль российского дворянства.

Отметим, что сам С.Ю. Витте был выходцем именно из умеренно-консервативной среды. Он был племянником Р.А. Фадеева, хорошо знал с детства А.И. Барятинского, И.И. Воронцова-Дашкова и ряд других, сам был членом «Священной Дружины». Однако уже с середины 90-х гг. XIX века Витте стал ассоциироваться с курсом на либерализацию, индустриализацию, буржуазным путем развития. Некоторые консерваторы (например, К.П. Победоносцев) вообще считали Витте «неблагонадежным элементом». Победоносцев говорил: «Витте подкуплен революцией... Он мечтает стать первым президентом российской республики». Б.В. Ананьич и Р.Ш. Ганелин справедливо делают вывод, что политическая карьера С.Ю. Витте - это путь от славянофила, традиционалиста и умеренного консерватора до сторонника модернизации по западному пути.

Выше было показано, что Витте не отрицал преимущества представительного образа правления. Однако он считал, что данная форма власти противоречит основам государственного устройства России. А значит, парламент в любой форме (Земский Собор, привлечение выборных лиц к работе Государственного совета и т.п.) для страны в существующей обстановке неприемлем. Историк российского парламентаризма А.Ф. Смирнов указывает на наличие у Витте «склонности к авторитарности, к созданию сильного императорского правительства, главою которого он видел себя».

«Весна» П.Д. Святополк-Мирского продлилась до января 1905 года. 18 января 1905 года Святополк-Мирский был отправлен в отставку, причиной которой стал расстрел мирной рабочей демонстрации 9 января. Тема «Кровавого воскресенья» 9 января, роль в них политической полиции, высших сановников России, военных и гражданских властей Петербурга и императора Николая II является темой самостоятельного исторического исследования. Здесь же вкратце скажем о роли Святополк-Мирского и Витте в происшедших событиях.

Как пишет в мемуарах С.Ю. Витте, он был не допущен на совещание у министра внутренних дел князя П.Д. Святополк-Мирского вечером 8 января 1905 года, на котором обсуждался вопрос о тактике властей в отношении рабочей демонстрации. То есть, главу Комитета министров фактически отсекали от принятия решений по вопросу о демонстрации рабочих, а вся вина за происшедшее легла на П.Д. Святополк-Мирского. Но трудно поверить, что сам С.Ю.Витте был в абсолютном неведении о готовящихся военных приготовлениях.

Роль самого Витте в событиях 9 января, если судить по его мемуарам, была не самой благовидной. Вечером 8 января Витте посетила делегация общественных деятелей, в составе которой был и А.М.Горький. Члены делегации требовали от Витте срочного вмешательства в дело. Но он заявил, что не в курсе всего происходящего, а установленные законодательством полномочия председателя Комитета министров не позволяют ему вмешиваться в ситуацию. Делегация ушла от Витте недовольной. Однако Витте позвонил по телефону Святополк-Мирскому и передал ему суть требований делегации. То есть Витте попросту самоустранился от решения ситуации с предстоящей рабочей демонстрацией.

Отметим также и то, что еще до событий «Кровавого воскресенья» вопрос об отставке Святополк-Мирского в придворно-сановных кругах считался практически решенным. Тогда же по Петербургу распространялись самые фантастические слухи. Та же А.В.Богданович в дневниковой записи от 7 января 1905 года сообщает о том, что, по слухам, «три бомбы готовы - для царицы-матери, вел. кн. Сергея и вел. кн. Алексея». Совершенно очевидно, что такие слухи просто не могли не дискредитировать Святополк-Мирского как главу МВД, а возможно, и были запущены для этой цели.

Отставка П.Д. Святополк-Мирского фактически дала С.Ю. Витте карт-бланш на реализацию положений указа 12 декабря 1904 года «О предначертаниях к усовершенствованию государственного порядка». Однако начало революции 1905 года затормозило работу по претворению данного указа в жизнь. Как писал С.Е. Крыжановский, «большинство изложенных в этом указе Высочайших предначертаний так и остались на бумаге». То же самое признавал и оппонент Крыжановского С.Ю. Витте, писавший, что «в результате практически было кое-что сделано по вопросу веротерпимости, о школе в западных губерниях, о старообрядцах и сектантах. Остальное все застряло и затем было похоронено 6 августа 1905 г. (день выхода в свет манифеста об учреждении Думы) и окончательно 17 октября 1905 г. и вообще революцией».

Из проведенной работы по реализации указа от 12 декабря нужно выделить следующее. Для разработки мер по укреплению законности было создано особое совещание под председательством сенатора А.А. Сабурова, в состав которого вошли известные юристы А.Ф. Кони, сенатор Н.С. Таганцев и ряд других. Материалы работы этого совещания в конце 1905 года были представлены Николаю II и главе правительства Витте. Однако большинство разработанных мер не было реализовано.

В вопросах печати было принято решение о разработке нового цензурного устава, которое было поручено рабочей группе под руководством члена Государственного совета, директора Публичной библиотеки Д.Ф. Кобеко. По итогам деятельности Кобеко и его коллег был составлен законопроект, который был представлен Комитетом Министров в Госсовет. Этот законопроект стал законом в очень урезанном виде.

Было также создано особое совещание по вопросам разработки законов в области веротерпимости под председательством графа А.П. Игнатьева. Как уже отмечалось выше, Игнатьев был активным противником политического курса С.Ю. Витте и его личным недоброжелателем. Как говорил сам Витте, «достаточно Витте сказать «да», как Алексей Павлович сказал «нет». Однако вопросы религиозной реформы под давлением К.П. Победоносцева были переданы из ведения Комитета Министров в Синод.

В январе 1905 года, после отставки П.Д. Святополк-Мирского, новым министром внутренних дел был назначен А.Г. Булыгин. Товарищем (заместителем) главы МВД и петербургским генерал-губернатором был назначен бывший обер-полицмейстер Москвы Д.Ф. Трепов, получивший в свое распоряжение почти диктаторские полномочия для нормализации общественного порядка. Сразу же после назначения Трепов попытался сгладить негативный эффект от событий 9 января. Для этих целей он организовал визит 19 января (старый стиль) 1905 года делегации рабочих в Царское Село на аудиенцию к императору Николаю И. Состав делегации был подобран из числа «политически благонадежных» рабочих ряда петербургских предприятий.

Однако реальная ситуация требовала более решительных мер, чем приглашение «благонамеренной» рабочей делегации. 18 февраля Николай II направил рескрипт министру внутренних дел А.Г. Булыгину о необходимости привлечения выборных лиц к работе государственных органов власти. За несколько часов до этого были опубликованы манифест и указ Сенату, в которых твердо декларировалась незыблемость самодержавия и фактический откат от ряда положений Указа 12 декабря 1904 года.

По поручению Булыгина разработкой необходимых для реализации рескрипта законодательных инициатив занялся товарищ (заместитель) министра внутренних дел С.Е. Крыжановский, который в своих «Соображениях» высказался за созыв совещательной Государственной думы. Эти «Соображения» были рассмотрены особым совещанием под председательством графа Д.М. Сольского 24 мая 1905 года. 25-28 мая инициативы Крыжановского рассматривались и были одобрены Советом Министров (в тот период времени — совещательным органов министров, собираемым периодически для рассмотрения особо важных вопросов).

«Соображения» Крыжановского исходили из принципа преемственности правительственной политики. Само название нового совещательного представительного органа - Государственная дума — было взято из проектов М.М. Сперанского.

Что же касается состава будущей Государственной думы, то, как вспоминает С.Ю. Витте, «явно выступала следующая тенденция, даже не тенденция, а как бы общее суждение, что единственное, на кого можно положиться при настоящем смутном и революционном состоянии России, есть крестьянство, что крестьяне представляют собою консервативный оплот государства, а потому и выборный закон должен быть основан главным образом на крестьянстве, т.е. чтобы Дума была по преимуществу крестьянской и выражала крестьянские взгляды». Витте утверждает, что крестьянско-консервативный проект Думы отстаивал сам А.Г. Булыгин. Кроме того, такой точки зрения придерживались К.П. Победоносцев и государственный контролер H.Л. Лобко.

В ходе разработки проекта о будущем совещательном выборном органе власти были отвергнуты предложения об увеличении состава Госсовета или формирования Государственной думы за счет привлечения земских и городских органов местного самоуправления. При этом формирование Госдумы с помощью земств могло быть признано особенно опасным, так как это могло привести к созданию единой вертикальной представительной власти.

Для обсуждения вопроса о Государственной Думе император Николай II созвал 19-26 июля 1905 года совещание в Новом Петергофе. В нем приняли участие 49 человек. Среди них - обер-прокурор Синода К.П. Победоносцев, глава МВД А.Г. Булыгин, главноуправляющий императорской канцелярией A.А. Будберг, статс-секретарь Э.В. Фриш, министр иностранных дел В.Н. Ламздорф, военный министр А.Ф. Ридигер, выдающийся российский историк B.О. Ключевский. В совещании также участвовали пять членом императорской фамилии: великие князья Михаил Александрович, Владимир Александрович, Алексей Александрович, Николай Николаевич, Александр Михайлович.

Анализируя ход Петергофского совещания, можно сделать вывод, что основная борьба на нем шла между приверженцами двух политических линий — консервативной и умеренно-либеральной. Сторонниками консервативной линии были К.П. Победоносцев, граф А.П. Игнатьев, граф А.А. Бобринский, государственный контролер Н.П. Лобко, член Императорского Русского Исторического общества Н.М. Павлов и ряд других участников совещания. Умеренно-либеральную линию защищали председатель Государственного Совета граф Д.М. Сольский, член Госсовета Э.В. Фриш, В.О. Ключевский. По ряду вопросов сторонников умеренно-либерального курса поддерживал товарищ (заместитель) министра внутренних дел и генерал-губернатор Д.Ф. Трепов, имевший среди русских либералов репутацию реакционера.

Совещание в Петергофе имело секретный характер. Открывая его, император Николай II предупредил участников совещания о необходимости соблюдения конфиденциальности и попросил не разглашать содержания дискуссии. Более того, император спросил: следует ли вести протокол? Мнения разделились, и часть участников совещания во главе с министром ВД А.Г. Булыгиным высказались против протоколирования. Однако Николай II поручил статс-секретарю Ю.А. Икскуль фон Гильденбрандту вести стенограмму заседания.

В ходе совещания были обсуждены несколько важнейших вопросов. Первый вопрос - может ли Дума покушаться на самодержавие. Д.Ф. Трепов заявил, что само по себе введение института Государственной думы опасно для самодержавия. На это главноуправляющий земледелием и землеустройством П.Х. Шванебах заявил, что «сам Господь Бог подчиняется законам, которыми его же премудрость управляет вселенной. Ваш закон, вы его и истолкуйте. Мы не допустим, чтобы Дума вас ограничила». В результате дискуссии император заявил, что его самодержавие «остается, как встарь».

Следующий вопрос: куда включать тезис о незыблемости самодержавия - - в Манифест об учреждении Думы или в закон о ее создании? Участники совещания из числа консервативно настроенных сановников - А.П. Игнатьев, Н.П. Лобко, великий князь Николай Николаевич, Д.Ф. Трепов - высказываются за то, чтобы включить упоминание о незыблемости самодержавия в закон о Думе. Против такой меры и за включение тезиса о незыблемости самодержавия в манифест о создании Думы высказались граф Д.М. Сольский и Э.В. Фриш. Император Николай II поддержал консервативную часть совещания, приказав включить данную формулу именно в закон, а не манифест.

Смысл дискуссии о необходимости включения тезиса и о незыблемости самодержавия в закон или манифест о создании Государственной Думы заключался в следующем. Манифест о создании Госдумы - это информационное сообщение для населения Российской империи.

Соответствующий закон имел почти конституционный характер. А значит, включение в него формулы о незыблемости самодержавия было одной из форм ограничения полномочий Думы.

Ограничение полномочий создаваемой Государственной думы и снижение ее возможностей для общения с обществом было одной из целей консервативно настроенных участников совещания. Споры шли буквально за каждую мелочь. Вот, например, член Государственного Совета граф А.П. Игнатьев предложил не пускать на заседание думы корреспондентов газет. С помощью такой меры Игнатьев планировал не пропускать в газеты информацию о демаршах «неблагонадежных элементов» в Думе. Оппонентом Игнатьева выступил Д.Ф. Трепов, который заявил, что лучше допустить корреспондентов, так как запрет на работу журналистов может привести к всплеску оппозиционных настроений в обществе. Кроме того, считал Трепов, любого газетного корреспондента можно будет привлечь к ответственности, если он позволит себе написать в своем отчете «что-нибудь не то».

Особое беспокойство консерваторов вызывал и порядок формирования канцелярии будущей Госдумы. К.П. Победоносцев заявил, что основная опасность заключается в том, что в канцелярии Государственной думы могут оказаться «неблагонадежные элементы» и даже лица, которые находятся под надзором полиции. Аргументируя свою позицию, Победоносцев сослался на опыт земских учреждений. Для предотвращения подобных «эксцессов» Победоносцев предложил ввести в Госдуме «казенную канцелярию», т.е. формируемую не членами Думы, а другими государственными учреждениями. Победоносцева поддержал граф А.П. Игнатьев, заявивший, что канцелярия Думы может быть только «казенной». Оппонентом Игнатьева и Победоносцева выступил граф Д.М. Сольский. Он заявил, что нужен закон о канцелярии Государственной Думы, который следует обсудить отдельно.

Наибольшие споры вызвал вопрос о будущем составе Госдумы и правилах выборов в нее. Консервативная часть членов совещания высказывалась за преобладание дворянского состава Думы и сословный характер выборов. Один из консерваторов, граф А.А. Бобринский, заявил, что в Думе в качестве союзника дворянства должно быть и духовенство. Граф А.П. Игнатьев считал необходимым провести выборы на сословной основе и добиться преобладания в создаваемой Государственной Думе дворянства и крестьянства, которые он считал наиболее консервативными сословиями российского общества. Его поддержал председатель Совета Объединенного дворянства А.А. Нарышкин. Он также высказался от имени группы членов Государственного Совета, в которую входил и А.П. Игнатьев, за лишение избирательных прав некоторых слоев населения.

Нарышкин заявил: «Председатель Комитета Министров (С.Ю. Витте) высказался за дарование избирательных прав довольно многочисленному классу фабрично-заводских рабочих. Выставляют мотивом признаки серьезного брожения между рабочими... Ну и что из этого?.. Не могу не указать, что есть еще один не коренной слой населения, преимущественно городского, который, однако, облекается (по проекту закона) упомянутыми правами. Это интеллигенция, не владеющая имущественным цензом, а платящая только налоги, промысловый и квартирный... Я возражаю против допущения к выборам этих квартиронанимателей, опасаясь, что таким путем проникнут в Думу весьма нежелательные элементы».

Требования Игнатьева и других консервативно настроенных участников совещания вызвали разногласия. Д.М. Сольский заявил, что сословный характер выборов приведет «к весьма неблагоприятным впечатлениям». В.О. Ключевский в своем выступлении также выступил против сословных выборов. Он признал исторические заслуги русского дворянства перед народом и государством. Однако, как заявил Ключевский, в настоящий момент дворянство уже не несет той служивой функции, как в XVI-XVII вв. Поэтому предоставление особых привилегий дворянству при выборах в Государственную думу нежелательно.

Выступление В.О. Ключевского привело к фактическому расколу консервативно настроенных участников совещания. Против сословного и дворянского характера выборов Государственную Думу выступил дядя Николая II - великий князь Владимир Александрович, вступивший при этом в полемику с А.А. Нарышкиным. Вслед за ним министр внутренних дел А.Г. Булыгин заявил, что цель закона о выборах - предоставить как можно больше мест наиболее консервативным слоям населения - дворянству и крестьянству. Но придавать выборам в Государственную думу сословный характер, по мнению Булыгина, не было никакой необходимости.

Аргументация Булыгина была проста: дворянство распадается, многие представители наиболее родовитых дворянских родов придерживаются либеральных взглядов. Городские слои населения (особенно интеллигенция), по мнению главы МВД, также не являются опорой престола. Поэтому наиболее консервативным слоем населения становится крестьянство. И именно крестьяне должны быть проведены в Думу. Неожиданно против лишения избирательных прав евреев выступил Д.Ф. Трепов. Он заявил, что евреям не стоит преграждать путь в Государственную думу, так как это может привести к «брожению» в их среде.

Окончательный раскол в ряды консервативных участников петергофского совещания внесло выступление члена Императорского Русского Исторического Общества Н.М. Павлова. Он заявил, что нужна не Государственная Дума, а Земский Собор на который нужно позвать представителей всех сословий российского общества. В первую очередь - крестьянство. При этом Павлов активно критиковал дворянство как сословие, не проявлявшее лояльности самодержавию в течение последних нескольких десятилетий.

Идея Земского Собора, безусловно, импонировала Николаю II, который ценил политический строй допетровской Руси. Он даже предложил назвать созываемую Думу не Государственной, а Государевой. Однако эта идея была отклонена, встретив оппозицию графа Сольского.

В результате дискуссий 6 августа 1905 года были опубликованы три важнейших документа: манифест об учреждении Государственной думы, закон о Думе и положение о выборах в нее. Согласно положению о выборах, члены Государственной Думы избирались по трем куриям - землевладельческой, городской и крестьянской. К выборам оказались не допущены женщины, мужчины моложе 25 лет, учащиеся, военнослужащие, рабочие, батраки и ремесленники.

Однако «булыгинская Дума» (так назвали современники создаваемый по закону от 6 августа 1905 года орган государственной власти) не была созвана. Причина - такой проект совещательного квази-парламентского органа не удовлетворял никого. Как писал С.Е. Крыжановский, «уже с самого начала поднялся поход против законосовещательной Думы. Политическая незрелость общества проявилась во всей полноте. Самые умеренные кричали едва ли не более всех. Газеты твердили, что такая Дума недостойна общества, что никто в нее не пойдет, и прочее. Шум рос, и голоса благоразумных в нем тонули. Начались забастовки на железных дорогах, и хотя все это была одна лишь оперетка, поражавшая воображение своею новизной...». То есть недовольство общества проектом «булыгинской Думы» было лишь «капризом», которому не нужно было уступать.

Иного мнения придерживался С.Ю. Витте, писавший, что «было бы наивностью думать, что то, что Думе придан совещательный характер при всех других прерогативах парламента, может что-либо изменить. Или совсем не следовало учреждать Думу, или Дума, устроенная на парламентских основаниях, должна была обратиться или в настоящий парламент, или произвести революционную сумятицу. Совещательный парламент - это поистине есть изобретение господ чиновников-скопцов».



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


Правление Октавиана Августа
Конституционные демократы начала 20 века - экономическая и политическая программа
Наркомат юстиции РСФСР в условиях военного коммунизма
К истории исполнительной власти в России
Кризис Римской республики как элемент кризиса полиса
Вернуться к списку публикаций