2013-06-22 20:51:40
ГлавнаяИстория и историография — Борьба группировок в придворном окружении Николая II



Борьба группировок в придворном окружении Николая II


Содержание

  1. Механизмы влияния придворного окружения Николая II на внутреннюю и внешнюю политику России в начале XX в.
    1. Придворное окружение Николая II: состав и особенности формирования группировок.
    2. Дальневосточный вопрос в его идеологическом и придворно-групповом аспектах.
    3. Борьба придворных группировок по вопросу об определении путей реформирования российского общества.
  2. Паранормальные фигуры (оккультисты, юродивые, «старцы») и придворные интриги.
    1. Русские юродивые и французские оккультисты как инструмент влияния придворных группировок на императорскую семью.
    2. Г. Распутин и придворные интриги.
  3. Группировки в придворном окружении Николая II в годы Первой мировой войны.
    1. Германофильские настроения в высшей придворной среде: реальность и вымысел.
    2. Вопрос о подготовке сепаратного мира.
    3. Замыслы дворцового переворота в 1916 г.: общественная оппозиция и «оппозиция в верхах» Николаю II и Александре Федоровне.
  4. Заключение.

Важно отметить, что еще до борьбы С.Ю. Витте и группы А.М. Безобразова за влияние на русскую дальневосточную политику уже имелся прецедент проведения внешнеполитических акций руками откровенных авантюристов без ведома МИД и других официальных правительственных учреждений. Еще в период царствования Александра III - в 1888 году - казак Н.И. Ашинов с вооруженным отрядом численностью 150 человек высадился на территории французского владения в Эфиопии и поднял российский флаг над укреплением Сагалло. Французские власти пленили отряд Ашинова и депортировали его. МИД России публично открестился от действий Ашинова.

Действительно, Министерство иностранных дел России не было в курсе планирующихся Ашиновым действий. Его покровителем был обер-прокурор Святейшего Синода К.П. Победоносцев, который добился у царя разрешения на получение группой Ашинова оружия и транспортных средств в обход МИД. Сам Ашинов планировал создать на захваченной им территории Русско-Африканскую компанию. А в дальнейшем в удобный момент передать захваченную территорию русскому правительству. Правительство Франции, заинтересованное в союзе с Россией, предпочло не раздувать скандал вокруг действий Ашинова и его высокопоставленных петербургских покровителей.

У А.М. Безобразова и его соратников были также высокопоставленные покровители. Идею захвата экономических позиций в Корее Безобразов представил члену Государственного Совета графу И.И. Воронцову-Дашкову. Надо отметить, что в тот период времени (1900-1903 гг.) И.И. Воронцов-Дашков переживал тяжелый этап своей карьеры. После трагедии на Ходынском поле в 1896 году он был освобожден от должности министра императорского двора и уделов, однако продолжал оставаться членом Государственного совета. В этом качестве он продолжал сохранять определенное влияние при дворе.

Знакомство И.И. Воронцова-Дашкова и А.М. Безобразова относится к началу 80-х годов XX века, когда граф возглавлял охрану вступившего на престол императора Александра III, а Безобразов состоял при Воронцове-Дашкове в качестве офицера.

Другим покровителем Безобразова оказался двоюродный дядя Николая II и муж его сестры Ксении, великий князь Александр Михайлович. Великий князь Александр Михайлович был не просто видным членом императорской семьи и близким родственником царствующего императора, но и важным участником бюрократической борьбы вокруг российского торгового флота и коммерческих портов. Именно благодаря его усилиям в структуре кабинета министров было создано Главное управление торгового флота.

6 декабря 1902 года императорским указом Александр Михайлович был произведен в контр-адмиралы и занял пост начальника Главного управления торгового флота. Создание Главного управления торгового мореплавания привело к конфликту между великим князем и министром финансов С.Ю. Витте. Причиной конфликта стало то, что вновь созданное управление отнимало важную часть полномочий у Министерства финансов. До создания Главного управления торгового флота весь российский коммерческий флот и гражданское портовое хозяйство находилось в ведении Минфина.

С.Ю. Витте начал с Александром Михайловичем «подковерную борьбу». Положение Витте осложнялось тем, что статус члена императорской семьи, который имел начальник Главного управления торгового флота России, не позволял министру финансов открыто атаковать Александра Михайловича. По свидетельству самого великого князя, Витте публично всячески демонстрировал свою крайнюю любезность. Он никогда не противоречил публично великому князю Александру Михайловичу на заседаниях кабинета министров. Однако глава Минфина представлял императору многочисленные доклады о «непосильных тяготах», которые обременяли бюджет для реализации проектов Главного управления торгового флота.

Фактически кабинет министров раскололся. По одну сторону находился Александр Михайлович и его Главное управление торгового флота. Великого князя поддерживали руководители военного и морского министерств. Им противостоял Витте и большинство министров, которых глава Минфина перетянул на свою сторону.

Великому князю Александру Михайловичу с трудом удалось добиться от правительства организации новой пароходной линии между южными портами России и Персидским заливом. Кроме того, руководитель Главного управления торгового флота добился выдачи субсидий четырем русским пароходным обществам, ведшим успешную конкурентную борьбу с германскими и английскими пароходствами. Также великий князь Александр Михайлович разработал так называемый «десятилетний план» и приступил к его осуществлению. Согласно этому плану, бюджет Главного управления торгового флота России устанавливался на десять лет вперед.

Таким образом, великий князь Александр Михайлович оказался руководителем ведомства с огромным бюджетом и большими полномочиями.

Но начальник Главного управления торгового флота России вторгался и в другие, области экономики. Александр Михайлович предложил императору Николаю II создать под эгидой правительства общество по эксплуатации Бакинских нефтяных промыслов. При этом прибыль от продажи нефтепродуктов должна была пойти на финансирование широкой программы коммерческого судостроения и модернизации портов и флота.

Эта инициатива вызвала бурную реакцию в кабинете министров. Александра Михайловича обвиняли в стремлении втянуть правительство в спекуляцию, а также в «социализме», «разрушении основ», посягательстве на «священные прерогативы частного предпринимательства» и т.д.

В числе врагов великого князя Александра Михайловича были не только Витте и члены кабинета министров. Морской министр в 1888-1896 гг. адмирал Н.М. Чихачев и генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович (брат Александра III и дядя Николая И) всячески препятствовали созданию Главного управления торгового флота России и реализации проектов великого князя Александра Михайловича. Сам же Александр Михайлович также интриговал против Алексея Александровича и Чихачева.

Итак, с начала царствования Николая II развернулась борьба между Александром Михайловичем, с одной стороны, и Чихачевым и Алексеем Александровичем - с другой. Великий князь Александр Михайлович вместе с близким ему морским чиновником М.И. Кази организовал поток записок, критикующих деятельность морского министерства. В результате морской министр Чихачев вынужден был уйти в отставку.

Еще одной причиной конфликта между великими князьями Алексеем Александровичем и Александром Михайловичем был вопрос о принадлежности так называемого «Добровольного флота», созданного К.П. Победоносцевым под покровительством Александра III. Великий князь Александр Михайлович предложил проект отделения «Добровольного флота» от морского министерства. Но, когда он встретил сопротивление генерал-адъютанта Алексея Александровича, вынужден был отказаться от данного проекта.

После назначения начальником Главного управления торгового флота России великий князь Александр Михайлович сделал своим товарищем (заместителем) контр-адмирала А.М. Абазу, двоюродного брата А.М. Безобразова.

О характере связей А.М. Абазы с великим князем Александром Михайловичем в придворной среде ходили различные слухи. А.В. Богданович отмечает в своем дневнике, что среди сановников и придворных было распространено следующее мнение: Безобразов - лишь честный и не вполне адекватный проводник планов Абазы, а сам Абаза - корыстный и алчный человек, пользующийся покровительством не только Александра Михайловича, но и его жены — великой княгини Ксении Александровны (сестра Николая II) и тещи - вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Якобы Абаза делал Ксении Александровне и Марии Федоровне весьма солидные «подношения» в виде денег и драгоценностей.

По свидетельству той же Богданович, Абаза имел, мягко говоря, неоднозначную репутацию в придворной среде. В записи от 22 января 1908 года она пересказывает свидетельство одного своего высокопоставленного знакомого о жизни А.М. Абазы в Ялте в период его работы заместителем великого князя Александра Михайловича по ведомству торгового мореплавания. Якобы Абаза занимая в лучшей ялтинской гостинице несколько номеров, постоянно устраивал «кутежи». Такой образ жизни вызывал раздражение даже прямого начальника Абазы - великого князя Александра Михайловича.

Абаза и ему подобные персонажи создавали их покровителю - великому князю Александру Михайловичу — репутацию человека неразборчивого в связях и даже коррумпированного. Та же Богданович писала, что «один только вел. кн. Александр Михайлович чего стоит царю и России! Из-за него была японская война, т.е. из-за его протеже Безобразова, который втравил царя в экспедицию на Ялу. Сколько туда денег ушло царских! А затем эта злосчастная война, в которой погибли величие и престиж России. Каких людей ввел к царю вел. кн. Александр Михайлович — просто ужас».

В то же время деятельность группы Безобразова не сводится исключительно к экономическому и коррупционному аспектам. Еще один аспект ее - внутриполитический. Как пишут историки Б.В. Ананьич и Р.Ш. Ганелин, покровительство И.И. Воронцова-Дашкова А.М. Безобразову может объясняться «какими-то старыми «дружинными» связями». Б.А. Романов уточняет, что А.М. Безобразов был не просто членом тайной монархической контрреволюционной организации «Священная Дружина» (существовала в 1881-1882 гг.), но и одним из ближайших помощников фактического руководителя «Дружины» И.И. Воронцова-Дашкова.

Кроме того, в числе компаньонов создаваемой А.М. Безобразовым «Восточно-Азиатской компании» были представители весьма консервативной части аристократии: тот же И.И. Воронцов-Дашков, князь Ф.Ф. Юсупов-старший, П.Я. Дашков и ряд других. К числу компаньонов Безобразова принадлежал и один из самых консервативных членов Государственного совета — граф А.П. Игнатьев.

А.М. Безобразов и его компаньоны указывали в качестве цели создания «Восточно-Азиатской компании» объединение «верноподданнических» капиталов для борьбы за «чисто русские интересы» на Дальнем Востоке. Более того, предполагалось, что сам царь должен был вложить свой личный капитал в создаваемую компанию. Важно отметить, что в переписке между двумя главными «безобразовцами» - А.М. Безобразовым и А.М. Абазой - Николай II проходит под кодовым обозначением «Хозяин» (это слово всегда пишется с большой буквы).

Отметим, что с помощью обозначения первого лица государства словом «хозяин» (равно как и иными подобного рода терминами) всегда подчеркивается особая близость участников определенных придворных или сановных групп к правителю страны. Степень этой близости - вопрос отдельный. Но то, что «безобразовцы» позиционировали себя как конфидентов Николая II, а свои коммерческие интересы пытались представить коммерческими интересами императора, - несомненный факт.

Таким образом, целью «безобразовского кружка» было не только проведение российской экспансии в Корее и прилегающих к ней территориях, но также сохранение и приумножение личных состояний целого ряда видных представителей придворной аристократии. И, значит, нарождающаяся российская буржуазия просто не могла не стать конкурентом «безобразовского кружка», опирающегося на лиц из придворного круга.

С.Ю. Витте был, как известно, сторонником постепенной либерализации политической жизни и модернизации российской экономики. Конечно, экономическая модернизация была для Витте важнее политической либерализации. Но он не мог не понимать, что вопросы экономической модернизации и политической либерализации взаимоувязаны. И российская буржуазия была, в определенной степени, союзником Витте.

С.Ю. Витте и великий князь Александр Михайлович олицетворяли противоположные ориентации во внутренней политике России – либерально-консервативную и реакционно-консервативную. При этом великий князь Александр Михайлович был одним из наиболее политически-амбициозных великих князей в семье Романовых. Известный знаток истории масонских лож и мистических орденов, писательница Н.Н. Берберова, утверждает, что великий князь Александр Михайлович был членом мистического ордена филалетов (любителей истины) и заядлым поклонником спиритизма. Как утверждает Берберова, во время одного из спиритических сеансов ему явился дух некоего сирийского средневекового провидца, предсказавшего революцию в России и восшествие на российский престол Александра Михайловича. Данный эпизод якобы имел место в период руководства великим князем Александром Михайловичем Главным Управлением портов и торгового мореплавания.

Орден филалетов не был просто обществом любителей мистики и спиритизма. В материалах Особого отдела Департамента полиции, посвященных масонским и оккультно-мистическим сообществам, утверждается, что орден филалетов (любителей истины) был образован в 1773 году. Филалеты отпочковались от другого мистического ордена - мартинистов (об этом ордене будет рассказано ниже). В 20-х гг. XIX века деятельность филалетов фактически прекратилась. Она была возобновлена лишь в начале XX века в Париже в ложе «Карма».

Специалисты Департамента полиции называли орден филалетов одним из наследников средневекового ордена Розы и Креста (то есть розенкрейцеров). В России своеобразным проводником интересов филалетов стала известная российская феминистка конца XIX-начала XX вв., жена коллежского регистратора В.А. Архангельская-Авчинникова (Овчинникова). Она познакомилась с учением филалетов непосредственно в ложе «Карма» в Париже.

Одним из лиц, с которыми контактировала Архангельская-Авчинникова, был адъютант великого князя Александра Михайловича генерал-майор Н.Н. Беклемишев. В документах Департамента полиции Беклемишев проходил как организатор серии статей о масонстве в российской печати. В этих статьях Беклемишев резко нападал на целый ряд западных масонских лож (в первую очередь, на «Великий Восток Франции»). Но он же доказывал полезность английских масонов как приверженцев консервативно-охранительных принципов. Эксперты Департамента полиции считали публикации Беклемишева скрытой промасонской пропагандой.

Беклемишев был не только адъютантом великого князя Александра Михайловича, но и имел статус общественного деятеля. Он был издателем и редактором журнала «Море» и одним из видных представителей (с 1912 года председателем) Лиги обновления флота. Показательно, что сама Лига обновления флота проходила в документах Департамента полиции как околомасонская организация.

На российской почве консервативно-охранительное течение в масонстве представляли великий князь Александр Михайлович и его адъютант Беклемишев. При этом Беклемишев, также как и его шеф - великий князь, посвятил всю свою государственную и общественную деятельность флоту - торговому и военно-морскому. В военно-морских кругах Беклемишев был известен как крупный специалист по минному делу.

Ряд специалистов по масонству (например, эмигрантский историк русского масонства и сам масон В.Л. Вяземский) утверждали, что Беклемишев был членом ложи «Нептун», основанной еще Н.И. Новиковым, деятельность которой будто бы не прерывалась вплоть до начала XX века. Сама же ложа «Нептун» базировалась в Кронштадте. Другие историки (А.И. Серков, B.C. Брачев) считают данное утверждение надуманным.

Отметим, что мистико-оккультные интересы великого князя Александра Михайловича и близкого ему Беклемишева сочетались с их интересом к флоту. Масонская ложа, замаскированная под общество любителей флота, вполне может быть просто собранием любителей оккультизма. Но в определенных обстоятельствах такая организация может играть роль политической структуры, скрывающейся под маской оккультной организации. Орден филалетов в России просто не мог не превратиться в инструмент личных интересов великого князя Александра Михайловича.

Группа Безобразова пыталась влиять не только на дальневосточную политику России. И конфликт «безобразовцев» с Витте касался не только Дальнего Востока. Так, в частности, один из видных «безобразовцев» В.М. Вонлярлярский в 1898 году настаивал на передаче подчиненной Витте как министру финансов Фабричной инспекции в МВД. В 1902-1904 гг. Вонлярлярский в союзе с главой МВД В.К. фон Плеве пытались найти доказательства причастности Витте к «масонскому революционному заговору». Кроме того, интересна и аргументация «безобразовцев», направленная против патронируемого Витте Русско-Китайского банка. Этот банк Вонлярлярский называл «еврейским», противопоставляя ему создаваемую Безобразовым «Восточно-Азиатскую компанию».

Члены «безобразовского кружка» пытались взять под контроль и некоторые промышленные предприятия. Так, служащий Министерства финансов М.О. Альберт был назначен одним из директоров Невского судостроительного завода, являвшегося одним из крупных военно-промышленных заводов Петербурга. Это предприятие в период 1902-1903 гг. находилось под управлением Государственного банка по причине финансовой несостоятельности завода и его владельцев. Безобразов и его соратники также добились присвоения Альберту звания советника коммерции.

Период 1898 -1903 г.г. был для «кружка» А.М. Безобразовцев годами «переменного успеха». В начале в 1898-1899 гг. И.И. Воронцов-Дашков убедил Николая II поддержать «безобразовцев». И император приказал правительственным, органам купить 200 паев создаваемой. «Восточно-Азиатской компании» и оформить эту покупку на имя одного из наиболее влиятельных «безобразовцев» - А.М. Абазы.

В 1898-1899 гг. сторонники А.М. Безобразова совершили две секретные экспедиции в Корею. Их целью было получение концессии на добычу леса на реке Ялу. При этом интересы «безобразовцев» столкнулись с интересами Витте. Члены «безобразовского кружка» пытались перехватить в Маньчжурии и Корее те экономические позиции, которые уже контролировал Витте через свои структуры. В этот период Безобразов и его сторонники поддерживались Николаем II (в частности, финансирование корейских экспедиций осуществлялось за счет средств Кабинета Его Императорского Величества). Однако позиция Витте и примкнувших к нему глав МИД В.Н. Ламздорфа и военного ведомства А.Н. Куропаткина не давала «безобразовцам» полностью осуществить свои планы в Корее. Союзником Витте, Ламздорфа и Куропаткина был и министр императорского двора и уделов граф В.Б. Фредерикс.



← предыдущая страница    следующая страница →
12345678910111213141516171819202122232425
26272829                     




Интересное:


К истории англо-франко-советских переговоров летом 1939 года
Государство и церковь во второй половине XVI-XVIII
Большая общеевропейская война и финансово-экономический потенциал России 19-20 век
Н. Чемберлен и формирование внутренней и внешней политики Великобритании в 1916-1939 годах
Борьба за лидерство в РКП(б) - ВКП(б) и Политическое завещание В.И. Ленина
Вернуться к списку публикаций